Студопедия

КАТЕГОРИИ:



Мы поможем в написании ваших работ!

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Мы поможем в написании ваших работ!

Аналогичный метод картирования электрической активности мозга был применен М. Б. Костюниной при распознавании эмо-





О решающей роли функционирования речевых структур головного мозга в феномене сознания свидетельствуют исследования нейрофизиологов. Тщательный анализ восстановления сознания после длительной комы у больных с тяжелой черепно-мозговой травмой показал, что возвращение способности понимания речи совпадает с восстановлением связей между моторно-речевыми зонами левого полушария и другими областями коры. Регистрация пространственной синхронизации электрической активности мозга указывает на ведущее значение в процессе осознания лобно-передних отделов левого полушария, отбирающих только мотивационно-значимую информацию. Полностью осознаваемые процессы сопровождаются устойчивой локализацией фокуса максимальной активности в левой лобной области и в передней речевой области Брока.

Наиболее яркой особенностью левого полушария у правшей является его связь с речью. Судя по нейропсихологическим наблюдениям за больными с органическим поражением различных отделов мозга, образ предмета и его обобщенный символ формируется в правом полушарии, а его звуковое обозначение — в височной области левого полушария. Врожденное и приобретенное зрительное обобщение представлено в правом полушарии, в левом превалирует словесный механизм. Зрительное восприятие служит основой предметного мышления.

Если механизм доминанты повышает предадаптированность субъекта путем рекомбинации хранящихся в памяти следов и расширения ассортимента воспринимаемых внешних сигналов, осуществляя предварительный неосознаваемый отбор на базе доминирующей мотивации, то феноменологию вторичного сознательного отбора естественнее связывать с асимметрией функциональной специализации двух полушарий головного мозга — единственным нейрофизиологическим фактом, позволяющим приблизиться к пониманию диалогичности творческого мышления.

Наличие в центральной нервной системе доминантных очагов повышенной возбудимости не только расширяет репертуар могущих возникнуть ассоциаций, но и ведет к их быстрой фиксации после однократного совпадения стимула с устранением доминантного состояния. Это быстрое замыкание временной связи с событием, вслед за которым происходит устранение или хотя бы ослабление доминантного состояния, чрезвычайно напоминает феномен творческого озарения. Разум открывает то, что душа уже знает — афористично сформулировал суть инсайта писатель Леонид Леонов. Из 232 опрошенных психологами ученых 182 сообщили, что решение научной проблемы пришло к ним внезапно, а не в результате строго логической цепи рассуждений. О мгновенном озарении идеей будущего открытия или литературного произведения рассказывают в своих воспоминаниях математики Гаусс и Пуанкаре, физик Эйнштейн, писатели Чарльз Диккенс и Роберт Стивенсон. Догадка о ядерном распаде пришла в голову Ферми во время послеобеденного отдыха, а Моцарт поведал матери о том, что новые мелодии он чаще всего придумывает, когда едет в карете.



Механизм, существование которого предполагается в приведенных высказываниях Мандельштам и Фромма, мы вслед за К. С. Станиславским назвали сверхсознанием, намеренно противопоставив его бессознательному и подсознательному психоаналитической школы. Сверхсознание — это неосознаваемое рекомбинирование ранее накопленного опыта, которое побуждается и направляется доминирующей потребностью в поиске средств ее удовлетворения. Неосознаваемость этих первоначальных этапов всякого творчества представляет защиту рождающихся гипотез и замыслов от консерватизма сознания, от чрезмерного давления очевидности непосредственных наблюдений, от догматизма прочно усвоенных норм. За сознанием остается функция формулировки проблемы, ее постановки перед познающим умом, а также вторичный отбор порождаемых сверхсознанием гипотез, сперва путем их логической оценки, а затем в горниле экспериментальной, производственной и общественной практики.

Очень важно, что формирование доминантного очага может носить скрытый, не выявляющийся внешне регистрируемыми реакциями характер. Это было многократно показано Р. А. Пав-лыгиной и ее сотрудниками в экспериментах на животных и в опытах с участием человека. После ритмических подпороговых раздражений кожи руки, вызывающих слабое сокращение мышц пальцев, их движение можно получить в ответ на включение света или при разговоре с субъектом. Знаменательно, что осознаются при этом только световые и вербальные стимулы, движений пальцев своей руки субъект не замечает.

Мотивация творчества — фактор, в огромной мере определяющий его продуктивность. Ведь подсказка, аналогия, служа-


щая толчком для возникновения гипотезы — это всегда отклик мотивационной доминанты на событие, безразличное для тысяч наблюдавших его людей. Сколько из них раскладывали пасьянс, как Менделеев, видели обезьян, сцепившихся хвостами, как Ке-куле, или падающее яблоко, как Ньютон, но никому эти впечатления не подсказали ни периодической таблицы, ни формулы бензола, ни закона всемирного тяготения. Случай благоприятствует подготовленному — это правило творческой деятельности мозга подтверждалось множество раз.

Интуиция всегда «работает» на удовлетворение потребности, устойчиво доминирующей в иерархии мотивов данной личности. Утверждение о том, что «гений и злодейство — две вещи несовместные» справедливо только по отношению к творчеству в сфере науки, искусства и создания новых этических норм, где абсолютным императивом является доминирование духовных потребностей познания и альтруизма. По мнению Н. Я. Мандельштам, все виды духовной деятельности человека имеют один источник и одну основу — познавательную способность. Человек, лишенный известной любви к науке, не может добиться успеха, так как он не в состоянии сделать правильный выбор. Не менее обязательная черта таланта — это стремление к мастерству, потребность в вооруженности знаниями и навыками, необходимыми для воплощения своего творческого замысла (competence drive no терминологии англоязычных авторов).

Представители творческих профессий — изобретатели, ученые, писатели — много раз отмечали, что ответственнейшие этапы их деятельности не осознаются, не контролируются сознанием и волей. Я мог бы очень долго рассказывать о ремесленной стороне своего труда, — признается Федерико Феллини, — но обычно это никого не интересует. Меня предпочитают допрашивать о «вдохновении», о «значении», о «смысле» образов, как будто я




сам в этом что-то понимаю. Неосознаваемость определенных этапов творчества много раз рассматривали как деятельность бессознательного по 3. Фрейду. Однако далеко не все исследователи согласны с таким подходом. Сошлюсь еще раз на Н. Я. Мандельштам. «Тайноелышанье и тайновиденье, если они существуют, отнюдь не продукт подсознательного ... Объясняя такие явления подсознательным, мы подменяем высшие сферы человека несравненно более примитивными ... никакое искусство и никакая познавательная деятельность не является результатом сублимации» (Мандельштам. 1993. С. 146). Близкую мысль мы находим у Эриха Фромма. Рассматривая язык символов, с помощью которого внутренние переживания, чувства и мысли приобретают форму явственно осязаемых образов внешнего мира (в снах, сказках и мифах), Фромм считает, что в этих образах проявляется не только низменное, первобытное, запретное, но и лучшее, благородное, ориентированное в будущее человеческого рода.

Деятельность сверхсознания отнюдь не сводится к чисто случайному рекомбинированию хранящихся в памяти следов. Работая по принципу доминанты, сверхсознание трижды канализировано доминирующей потребностью, ранее накопленным опытом, включая опыт предшествующих поколений, и проблемной ситуацией. «Бесплодные комбинации, — утверждал математик А. Пуанкаре, — даже не придут в голову изобретателю. В поле зрения его сознания попадают лишь действительно полезные


комбинации и некоторые другие, имеющие признаки полезных, которые затем он отбросит» (Адомар. 1970. С. 138).

Для того, чтобы изобретать, надо быть в двух лицах, — утверждал Поль Валери. — Один образует сочетания, другой выбирает то, что соответствует его желанию и что он считает важным из того, что произвел первый. То, что называют «гением», является не столько заслугой того, кто комбинирует, сколько характеризует способность второго оценивать только что произведенную продукцию и использовать ее. Аналогичного мнения придерживается и биолог П. Медавар. «На любом уровне научное понимание начинается с образной, предвзятой идеи о том, что может быть истиной... На любом уровне научное рассуждение представляет собой взаимодействие двух аспектов мысли,


диалог двух голосов — фантазирующего и критического, — диалог, если хотите, возможного и действительного» (Медавар. 1979. С. 109). Кто-то диктует, а я записываю, — таким представляется процесс сочинения музыки композитору А. Шнитке.

Согласно Ф. М. Достоевскому, творчество поэта начинается с сильного впечатления. Душа поэта «...есть тот самый рудник, который зарождает алмазы и без которого их нигде не найти. Затем уже следует второе дело поэта, уже не такое глубокое и таинственное, а только как художника: это, получив алмаз, обделать и оправить его» (Достоевский. 1956. С. 39). По мнению О. Мандельштама, эти две стороны творческого процесса — спонтанность дара и труд по превращению замысла в законченное произведение — Пушкин абстрагировал в образах Моцарта и Сальери.

Литература, посвященная функциональной специализации больших полушарий мозга человека, столь обширна, что мы упомянем только о тех данных, которые имеют непосредственное отношение к нашей теме. Правое и левое полушария различно вписаны в координату времени. Деятельность правого преимущественно связана с опорой на события, имевшие место в прошлом. Левое полушарие ориентируется на будущее и вовлекается в деятельность каждый раз, когда требуется анализ новой ситуации и поиск оптимальных в этой ситуации решений. Для понимания нейрофизиологических основ творчества особый интерес представляют функции лобных долей. Нарушения их деятельности сопровождается утратой активности речи и мышления, снижением инициативы и повышенной отвлекаемостью на малозначимые события. Одной из наиболее важных функций передних отделов новой коры является их участие в прогнозировании предстоящих событий. При этом левое полушарие выделяет высоковероятные события и формулирует закономерность появления сигналов, а правое оценивает неопределенность среды и прогнозирует маловероятные события.


Методом позитронно-эмиссионной томографии показано, что вербальные стимулы активируют обмен веществ в левом полушарии, причем оценка их семантики связана преимущественно с левой лобной зоной. Музыка активирует правое полушарие, задания, требующие запоминания, — глубинные височные образования. Спектрально-корреляционный анализ электроэнцефалограммы свидетельствует о том, что первичная обработка эмоционально окрашенных зрительных впечатлений связана с правой височной корой, откуда импульсы возбуждения распространяются через миндалину в лобную долю.

Модели осознания решения мыслительской задачи в результате предварительного отбора возможных вариантов были использованы в лаборатории А. М. Иваницкого с целью изучения взаимодействия двух полушарий. И. Р. Ильюченок предлагала здоровым праворуким субъектам решать анаграммы — слова, зашифрованные путем перестановки букв. Участие в этом процессе левого и правого полушарий мозга оценивалось методом картирования внутрикоркового взаимодействия — регистрации точного совпадения частотных пиков в разных отведениях электроэнцефалограммы, свидетельствующего о синхронизации биоэлектрической активности корковых зон, т. е. о наличии связей между ними. Оказалось, что при успешном решении задачи фокусы взаимодействия в альфа-диапазоне частот выявляются во фронтальных и левой центрально-височной областях коры. В случае неудачи центры интеграции расположены в право-височной, лево-париетальной и затылочных областях.


циональных состояний на фотографиях человеческих лиц. В случае, когда эмоции опознавались, центры интеграции в альфа-диапазоне частот выявлялись преимущественно в теменно-височно-за-тылочных областях коры левого полушария. Если эмоции не опознавались, центры интеграции были локализованы в лобных отделах полушарий и в правой теменной зоне коры. Электрофизиологические данные М. Б. Костюниной, с одной стороны, еще раз подтверждают наблюдения нейропсихологов о важной роли правого полушария в распознавании эмоциональной экспрессии, а с другой стороны, совпадают с выводом В. Д. Глезера о локализации механизма инвариантного опознания образов в левом полушарии мозга.





Дата добавления: 2014-01-04; Просмотров: 503; Нарушение авторских прав?; Мы поможем в написании вашей работы!


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2021) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.003 сек.