Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Территориальной геральдики





Краткая история развития белорусской

ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОДГОТОВКИ К ЗАЧЕТУ

1. Первые пожарно-профилактические мероприятия.

2. Начало ведения активной борьбы с огнем.

3. Создание профессиональной пожарной охраны.

4. Петровские реформы в области пожарной охраны.

5. Развитие пожарного дела в 1725-1801 гг.

6. Развитие законодательной базы в области обеспечения пожарной безопасности в XVIII в.

7. Развитие технических средств пожаротушения в XIX в.Появление в России первого парового насоса.

8. Развитие законодательной базы в области обеспечения пожарной безопасности в XIX в.

9. Состояние пожарного дела в начале XX в.

10. Изобретения в области пожаротушения в России в начале XX в.

11. Роль Императорского Российского общества в становлении пожарного дела России.

12. Законодательная база пожарной безопасности после 1917 г.

13. Реорганизация органов пожарной охраны после 1917 г.

14. Техническое оснащение в области пожарной безопасности в 20-30-е гг. XX в.

15. Состояние пожарной охраны накануне Великой Отечественной войны.

16. Пожарная охрана в годы Великой Отечественной войны.

17. Деятельность пожарных в блокадном Ленинграде.

18. Послевоенной восстановление и развитие материальной базы пожарной охраны.

19. Научно-исследовательская работа в области пожарного дела.

20. Развитие пожарной охраны в 1960-70-е гг.

21. Состояние пожарного дела в 80-е гг. XX в.

22. Развитие пожарной охраны в 90-е гг. XX в.

23. Современное состояние пожарной охраны.

24. Становление пожарно-технического образования в России.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

Общие указания………………………………………………………..
Тематический план…………………………………………………….
Содержание дисциплины……………………………………………..
Методические указания по выполнению контрольной работы…
Правила выбора варианта и вопроса контрольной работы……..
Список источников……………………………………………………
Вопросы для подготовки к зачету…………………………………...

 

 

 

Прообразами гербов были символы и эмблемы, которые появились у разных народов задолго до возникновения христианства. В Греции и Риме, у древних персов, египтян, мидян и других народов, встречаются символы, постоянно повторяющиеся на воинских знаках отличия, стягах, атрибутах власти. Например, у Цезаря на печати была размещена вооруженная Венера. Символом Коринфа был избран пегас, у Афин им была сова, у Пелопонеса – черепаха. Широкое разнообразие знаков власти предоставляет для исследователей обширный сфрагистический и нумизматический материал уже со времен античности античности и средневековья. Так, удельныйй князь Новгород-Северского Дмитрий Корибут Ольгердович (ок. 1371–1393) отчеканил монету с изображением якоревидной тамги. На сребрениках Владимира Святославича (980-1015) на реверсе изображен княжеский трезубец. Символ и эмблема довольно тесно связаны. Эта взаимосвязь особенно видна в гербовом или геральдическом знаке, изучением которого и занимается одна из самых старых отраслей исторической науки – геральдика или гербоведение.



Гербоведение – это система знаний о гербах, правилах их составления и использования, а также специальная историческая дисциплина, которая изучает древние гербы (теоретическая геральдика) и создает новые (практическая геральдика). Слово «геральдика» происходит от позднелатинского heraldus и означает «глашатай» или герольд. Слово «герб» в немецком языке писалось как еrbe, в польском – herb, старочешском – erb и означает наследство. Происхождение геральдики, всю ее неповторимость и красоту невозможно понять, не проникнувшись атмосферой того времени и теми обстоятельствами, в которых она складывалась.

Геральдика начала формироваться около тысячи лет назад в Германии, Франции, Англии и других странах Западной Европы и за это время претерпела мало изменений, во всяком случае, сохранила свои основные законы и правила, которыми геральдисты руководствуются и по сегодняшний день.

Период наибольшего расцвета самых разных эмблем в цивилизованном обществе приходится на средние века, эпоху крестовых походов. Попытаемся представить себе 1095 г., когда папа римский Урбан II в г. Оверни (Франция) призвал христиан выступить в поход против неверных. И все верующие, епископы, дворяне и простолюдины и другие, которые присутствовали на Большой Клермонтской площади, поклялись идти освобождать гроб Господний в Иерусалиме. Они облачились в одежду, украшенную красным крестом, от чего и получили свое название крестоносцев. В первых рядах крестоносцев шли рыцари.

Именно такой экстраординарный феномен средневековья, как рыцарство оказал огромное влияние на развитие геральдического искусства и использование гербов. Рыцари того времени отличались так называемыми семью благочестиями – умением ездить верхом, фехтовать, охотиться, стрелять из лука, плавать, танцевать, играть в шашки или шахматы. Их обучали сложению стихов, пению серенад и галантному обхождению с дамами. Подготовка к получению рыцарского звания была длительной. Она начиналась с семи лет, когда мальчик выходил из-под опеки матери и поступал в замок для воспитания. Достигнув двадцати одного года, здорового и хорошо сложенного оруженосца торжественно посвящали в рыцари.

В это время по всей Европе едва ли не на каждом холме стоял замок. Но далеко не все благородные мужи ими владели. Рыцарские роды, не владевшие землями и не имевшие надежды на приобретение военной славы и добычи на родине, охотно поддавались мечтам прославить себя военными подвигами и приобрести независимые владения. Они шли в поход на восток, закованные в стальные латы вместе с конем. Отличить их можно было порой только по знакам-гербам.

Для каждого феодала и его вассала создавались такие отличительные знаки или какие-либо эмблематические сочетания, которые являлись строго индивидуальными и принадлежали, как правило, только одному человеку или одной фамилии. Со временем они становились гербами, переходящими по наследству. Герб на щите занимал немаловажное, если не сказать весьма значительное, место в рыцарских правилах и законах, являясь неотъемлемым атрибутом вооружения. С ним связывались представления о верности рыцарским идеалам, понятия о чести, добродетели, уважении к христианским святыням и к прекрасной даме. На гербах размещали различные знаки и предметы, отражающие подвиги и благородство, смелость и отвагу их владельцев. Герб служил отличительным знаком благородного воина, так как кольчуга и латы того времени совершенно скрывали коня и всадника.

Многочисленные войны, борьба феодалов за власть, а в перерывах между ними рыцарские турниры, как основное место демонстрации рыцарской доблести, способствовали совершенствованию не только вооружения и ведения боя, но и геральдических эмблем, которые имели исключительно важное предназначение, как для соратников, так и для противников. Следуя четко прописанным ритуалам и правилам, перед началом проведения рыцарского турнира происходил своеобразный суд специально подготовленных людей – герольдов, которые подробнейшим образом рассматривали облачение рыцаря и его герб, трактуя цвет и фигуры в нем.

Первые герольды отчетливо помнили, кому принадлежит тот или иной герб, что означают фигуры, размещенные на нем. И если сначала герольды знали, что скрывается за той или иной эмблемой в гербе армигера, то со временем гербов становилось все больше, а их сочетания заметно усложнялись. С течением времени возникла необходимость письменной фиксации появляющихся во все большем количестве гербов и их владельцев. В каждой стране эти сведения оформлялись в виде богато иллюстрированных гербовников. Одним из древнейших рукописных произведений геральдического содержания во Франции явилось сочинение Якова Бретекса (1285), в котором описываются в стихах турниры и гербы участвующих в них рыцарей. В университете г. Хайдельберг хранится «Свод законов Манессе», датируемый приблизительно 1300 г., с более чем сотней миниатюр с изображением рыцарских гербов, трубадуров и текстами их песен.

На протяжении нескольких веков в Западной Европе из практики повседневной жизни рыцарства, чаще походно-военной, а порой празднично-помпезной, вырабатывались правила составления гербов, особенности их украшений, которые постепенно складывались в систему знаний о них, со временем ставшую наукой.

Славянские народы, находясь в центре Европы, не могли не перенять многие западноевропейские традиции. Постепенно гербы стали проникать в Польшу и далее на восток, на территорию Беларуси, составлявшей часть Великого княжества Литовского.

Геральдика, как одно из ярчайших проявлений европейской традиции, не только органично вошла в нематериальную культуру славян и, в частности белорусского народа, но и получила распространение, а также дальнейшее практическое развитие.

Одним из значительных источников белорусской геральдики была польская, которая через влияние немецкой и чешской во многом восприняла общеевропейские правила и законы составления гербов. Более интенсивное развитие геральдики в Великом княжестве Литовском началось после заключения Городельской унии 1413 г. Согласно ее положениям 47 наиболее знатных родов в государстве получили гербы, которыми до этого времени пользовались представители польской шляхты. Считалось, что шляхтич Великого княжества Литовского, который принял предложенный герб, побратался с владельцем этого герба. Однако и до этого важного исторического события на территории Беларуси уже существовали различные частновладельческие эмблемоподобные символы более древнего происхождения, имеющие различные названия общего характера, например, гмерк, клеймо, клейно, тавро, тамга и др. Они выполняли, в первую очередь, функцию знаков собственности.

Белорусская шляхетская геральдика в результате постепенного синтеза геральдических традиций Востока и Запада, местных символических изображений, берущих свое начало в дохристианской Руси, а также княжеских знаков власти на печатях и знаменах, формировалась в течение несколько веков (до конца XVII в.) и приобретала характерные только для нее черты. По словам известного русского геральдиста А.Б. Лакиера, отличительной особенностью этих геральдических эмблем является их изумительная простота. На гербовых щитах шляхты, как правило, размещено по одной фигуре или одному элементу – оружие, доспехи, древние символы, геральдические цветы, растения или животные. Они так и называются – «Клямры», «Лелива», «Гоздава», «Лебедь», «Уж», «Лев» и т.п.

Воображение и складывавшиеся столетиями традиции в геральдике позволили создать причудливые фигуры фантастических животных. Так, сочетание верхней части орла и нижней льва породило новое существо – грифона. Им пользовались, например, графы Браницкие и некоторые представители могущественного магнатского рода Ходкевичей. Частновладельческий герб «Соколя», в котором совмещены передняя часть кабана и задняя медведя, был у шляхетского рода Антоневичей. В отличие от западноевропейской геральдики, где гербы были различны даже у двух родных братьев, в Беларуси один и тот же герб мог принадлежать многим, иногда более чем сотне шляхетских фамилий. Порой древний родовой знак сопровождала легенда, трактующая фигуры в гербовом поле. Так, Олендские, Дембинские, Заводовские, Мельгуновы и другие владели гербом «Равич». Вот его описание из гербовника: «В золотом поле идущий вправо медведь, на котором сидит девица впрямь, одетая в царскую корону и держащая руки распростертыми наподобие креста. Над шлемом и короною два оленьих рога, между ними виден стоящий на задних лапах, выходящий до половины черный медведь; из передних лап его одна опущена, а другою он держит розу, которую нюхает». Старинная английская легенда гласит, что нéкогда, в стародавние времена, один король завещал перед смертью своему сыну замок и земли, а дочери – все ценности, которые можно забрать с собой, «движимое имущество», как сказали бы мы сегодня. И посоветовали приближенные своему новому королю убить сестру, чтобы не достались ей отцовские богатства. Слуги завели несчастную в лес и посадили в медвежью берлогу, но каково же было их изумление, когда они увидели девушку верхом на медведе, обвязанном вокруг шеи девичьим шарфом.

Зачастую герб сопровождал девиз, как правило, на латыни, раскрывающий жизненное кредо не только его владельца, нескольких поколений одной фамилии. Например, известному роду Гуттен-Чапских, корни которого уходили в Пруссию, девизом служило крылатое латинское изречение «Vitam Patriae honorem nemini» («Жизнь – Отчизне, честь – никому»).

Когда представители двух «благородных» фамилий заключали брачный союз, то объединялись и их гербы. Порой, с течением времени, герб потомков знатных родов был разделен многократно, где каждая часть несла на себе отпечаток старины и родовитости предков. К примеру, герб княгини Барбары Радзивилл, урожденной Завиши (1690-1770), представлял собой два щита, поставленных рядом. В правом золотом – черный орел с лазуревыми лапами. Его грудь украшает щит с тремя черными, украшенными золотом, охотничьими рожками, соединенными в центре поля мундштуками. Это герб ее мужа, князя Николая Фаустина Радзивилла. В левом лазуревом – герб «Лебедь» князей Завишей.

Отличительные геральдические эмблемы закреплялись не только за представителями привилегированного сословия, но получили широкое распространение в цеховых организациях ремесленников, купеческих гильдиях, наконец, в городах.

Белорусская городская геральдика имеет многовековую богатую историю. C XV в. до присоединения территории Беларуси к Российской империи наши города получали магдебургское право от имени великих князей литовских, королей польских. Согласно праву на самоуправление горожане освобождались от феодальных повинностей, им гарантировались свобода занятий ремеслами, торговлей, земледелием, разрешалось выбирать свой орган власти – магистрат, суд, создавать ремесленные объединения – цехи. Непременным атрибутом самоуправления, свидетельством особого правового статуса населенного пункта, показателем его политической и экономической самостоятельности являлся городской герб. Наиболее ранняя, известная исследователям, печать с изображением герба города Полоцка датируется 1499 г.

Городской герб в это время и позднее, в течение еще двух столетий, имел самое широкое применение: изображался на печати города, размещался на здании ратуши или магистрата. Городская печать прилагалась не только к магистратским документам, но и служила, как, например, в Минске, гарантом качества производимых и вывозимых товаров.

В белорусских и зарубежных архивах сохранились «жалованные» грамоты, подписанные от имени верховной власти, документы магистратов, которые являются ценнейшими источниками по истории территориальной геральдики Беларуси. Самые первые городские гербы на территории нашей страны относятся к XVI в. Старейшими являются гербы Полоцка и Каменца (начало XVI в.). Гербы получили Брест, Гомель, Витебск, Гродно, Минск, Волковыск, Высокое, Городок, Дисна, Кобрин, Лида, Мозырь, Новогрудок, Несвиж, Пинск, Пружаны, Слоним, Сураж, Улла. В неспокойный, бурный XVII век символы независимости приобрели Друя, Орша (1620), Кричев, Логишин, Липнишки (1633), Мстиславль, Чаусы (1634), Ружаны (1637), Чериков (1641), Любча (1644), Малеч (1645), Копыль, Клецк, Слуцк (1652), Могилев (1661), Жировичи и другие.

Герб в это время четко выполнял присущие ему две функции, одна из которых – репрезентативная. Городской символ визуально представлял через символический ряд исторические обстоятельства возникновения населенного пункта, географические особенности города, государство в целом. Так, в гербах городов, стоящих на границе Великого княжества Литовского, присутствует оружие: в Кричеве и Витебске – это мечи, в Бресте и Пинске – луки и стрелы. Городские стены Каменца, Любчи и Могилева не раз становились непреодолимым препятствием для неприятеля и, может быть, поэтому в гербах этих мест мы видим различные оборонные сооружения – башни-донжоны, крепостные стены, ворота каменного замка. Гербы Друи, Дисны, Полоцка, Шклова непосредственно отражали хозяйственную деятельность горожан, их основные занятия, торговые связи. Одновременно городской герб выделял и подчеркивал положение своего владельца в феодальной иерархии, тем самым выполняя распознавательную функцию. В данном случае нередко в гербах размещалась частновладельческая геральдика. К примеру, в гербе Ошмян изображен герб Понятовских, из рода которых происходил последний король польский. Слуцк и Несвиж, Клецк и Копыль представляют символы магнатского рода Радзивиллов, герб Слонима отмечен гербовым знаком «Лис» канцлера Великого княжества Литовского Льва Сапеги.

Следует выделить еще один комплекс гербов, в которых нашло отражение, господствующее в это время, религиозное мировоззрение. Одним из распространенных геральдических сюжетов, и не только в белорусской геральдике, но и в европейской в целом, были христианские святые. Св. архангел Михаил изображен в гербах Сиротин (Беларусь) и Неменчине (Литва), св. Казимир – в гербах Пружан (Беларусь), Немунайтис (Литва) и Нетворице (Чехия). Лики и фигуры св.св. Девы Марии, архангела Гавриила, Антония, Иоанна, Стефана, Петра, Павла и других достаточно часто встречаются в геральдике Беларуси и других стран Европы в XVI-XVIII вв.

 

После трех разделов Речи Посполитой, когда территория Беларуси постепенно входила в состав Российской империи, и далее в течение всего XIX в. обретение официальных геральдических символов белорусскими губерниями и городами происходило по общеимперским законам. Гербы учреждались указами российских монархов. Они создавались высокопрофессиональными специалистами Герольдмейстерской конторы, созданной Петром I еще в 1722 г. в Санкт-Петербурге при Правительствующем Сенате. Герольдия была образована как государственный орган, на который возлагалось установление дворянства и дарование гербов, «смотря по заслугам русским и иноземцам, которые, хотя бы происходили и не из дворян, дослужатся до положенных чинов», а также «составление» территориальных гербов. И как результат этой деятельности в последней четверти XVIII в. на территории Беларуси прослеживается уникальное явление: в течение небольшого отрезка времени белорусские города получали гербы от монархов двух государств, и по сути они были выполнены в разновременных и разностилевых традициях.

В 1792 г. последний польский король Станислав Август Понятовский успел пожаловать гербы городам центральной и западной частей Великого княжества Литовского. Различными символическими приемами в них было подчеркнуто стремление к свободе, независимости и суверенитету. Это выражено через религиозные символы в гербах Геранен и Браслава и изображения христианских святых – в Радошковичах, Шерешово и Борисове. Посредством геральдики король позиционировал себя все еще как монарх самостоятельного государства: в привилеи на гербе Перебродья в нижней части, на оконечности имеется надпись «Sztandar Wolności y Jednosci». В этом же году гербы получили литовские города Ретавас и Сударгас с одинаковым девизом «Za naród, króla y wolność». Идея защиты Отечества в символической форме передана в гербах Угорья, Привалки, Липнишек.

Двенадцатью же годами ранее двумя указами Екатерины II от 16 августа и 21 сентября 1781 г. восточная часть белорусских земель, отошедшая по первому разделу Речи Посполитой, также была «высочайше наделена» восемнадцатью гербами. Они «строились» на основе иной геральдической традиции, нежели польско-литовская городская геральдика. Их изография полностью отвечала общей концепции развития «геральдического художества» России конца XVIII в., а именно: в верхней доминирующей части герба размещался либо государственный герб Российской империи либо губернский, в нижней – собственно гербовое воплощение населенного пункта.

Эти гербы были учреждены в период проведения реформы местного управления (1775-1785). Развитие городского герботворчества осуществлялось под руководством и при личном участии князя М.М.Щербатова, который, по словам специалистов, был знатоком практической геральдики. Созданию новых гербов предшествовала работа по сбору сведений из городов, в том числе белорусских, о существующих гербах. Далеко не всегда на запрос Герольдмейстерской конторы о «ранее сочиненных» гербах ответ был положительным. Что касается белорусских земель, то из Могилевской губернии сообщалось, что она герба не имеет. Из бывших Полоцкого, Витебского, Двинского, Оршанского, Мстиславского и Рогачевского воеводств в Герольдию были присланы рисунки с описаниями гербов, которые здесь были юридически закреплены в 1566 г. Статутом Великого княжества Литовского – на коне воин с поднятым мечом (саблей) и щитом. На котором помещен шестиконечный крест. Вооруженный всадник был взят как доминирующий для геральдики всего Полоцкого наместничества. Позже, 20 июля 1852 г., уже другой император – Николай I «высочайше утвердил» герб города Лепеля с аналогичным сюжетом: в верхней части изображен герб Витебский, в нижней, червленой – серебряный скачущий конь с таким же всадником, держащим в правой руке поднятый меч. Герб увенчан городской короной.

Российские геральдисты сохранили некоторые исторические гербы, полученные белорусскими городами от королей Речи Посполитой и великих князей литовских. Хотя, безусловно, произошли значительные замены, что порой встречается в международной геральдической практике. Так, к примеру, сохранены были гербовые сюжеты для Борисова, Волковысска, Минска, Мозыря, Несвижа и других, но были кардинально были изменены гербы Мстиславля, Орши, Чаус. В гербе Бреста, как известно, с XVI в. был изображен лук со стрелой. Но с 30-х гг. XIX в. здесь началось строительство крепости по проекту, утвержденному Николаем I. Для своего времени это было одно из самых мощных укреплений всей Российской империи. Западный, стратегически значимый форпост империи нашел своеобразное отражение и в новом гербе, созданном российскими геральдистами и утвержденном 6 апреля 1845 г. Верхняя его часть представляет изображение зубра – герб Гродненской губернии, а в нижней – место слияния рек Буг и Мухавец, на мысу – вокруг щитов, символизирующих защиту и оборону, возвышается государственный штандарт с двуглавым орлом. Вполне вероятно, что один из элементов этого гербового сюжета (две реки) был заимствован его создателями из одного наиболее раннего брестского герба, который использовался, в частности, на войтовской печати, полученной по привилею 1554 года.

Необходимо отметить, что в XVIII в. искусство в России носило светский характер, приобретая черты европейского классицизма. «Век от Петра до Екатерины» был отмечен многочисленными победами русского оружия, и светская культура, по мнению искусствоведа Т.В.Ильиной, рождалась поистине «под грохот петровских салютов». Дух эпохи в полной мере отразился и в белорусской территориальной геральдике. Проявление этих тенденций ярко вырисовывается в гербах Чаус, Быхова, Бобруйска и других, «высочайше утвержденных» императорами Российской империи. Некоторые историки называют этот период «позднегеральдическим».

Время диктовало свои законы. К XIX в. изменились политические, экономические, социальные и культурные условия развития городов, что нашло свое отражение в их гербовых эмблемах не только в Беларуси, но и на городах всей территории Российской империи. И если в XVI – XVII вв. во многих белорусских территориальных гербах запечатлена религиозная символика, фигуры почитаемых святых (Малеч, Минск, Шерешово, Ружаны, Чаусы и др.), то в век интенсивного развития капитализма преобладают сюжеты, говорящие о победе русского оружия, промышленном развитии городов, характерных занятиях его жителей (Быхов, Вилейка, Сенно).

При проектировании новых гербов для городов, губерний, областей и наместничеств Российской империи, в том числе белорусских, Герольдия руководствовалась так называемыми «регулами», то есть принципами, на основе которых формировался геральдический символ. Их было несколько. Преобладающий исторический принцип в практике Герольдии предполагал изображение в гербе фигур, сооружений или построек, которые бы символизировали важное историческое событие, отражали историю развития города. Например, в гербе Орши 1781 г., заменившем герб XVI в., изображено «пять стрел, потому, что сей город построен еще древними скифами, которые таковыми орудиями похвально действовали». При использовании географического принципа изображались особенности ландшафта местности (горы, реки, моря, степи и т.д.), животные, обитающие на данной территории, а также характерные промыслы, связанные с добычей и переработкой природных богатств. В 1781 г. у Белицы (ныне в границах Гомеля) появился герб с изображением рыси, у Постав – с рыбами, у Копыси – с черным зайцем. Видзы, Игумен (ныне – Червень) и Климовичи пополнили «белорусский геральдический зверинец» пчелами. Наконец, третий принцип заключался в визуальном изображении названия города. Последний принцип воплощен российскими геральдистами в гербах Рогачева (1781) – в золотом поле черный бараний рог и Волковыска (1845) – в голубом поле волк, обращенный в правую сторону.

Что касается гербов с религиозными сюжетами, то они, безусловно, присутствовали в российской геральдике, но не превалировали в ней. Изображения святых, крестов, священных знаков и символов присутствует лишь в тех случаях, где необходимо было подчеркнуть основной идеологический постулат Российской империи – «самодержавие, православие, народность».

В отличие от российских, многие белорусские города уже на протяжении нескольких веков имели старые «польские» гербы как символы вольности. Часть из них была заменена на новые. Но гербы, в которых присутствовало изображение христианских святых, равно почитаемых в католической и православной конфессиях, были оставлены. Они были «высочайше утверждены» заново, но с непременным включением в них элементов, подчеркивающих принадлежность к Российской империи. Так, в гербах Борисова (1796) и Новогрудка (1845) в верхней части размещен герб г. Минска, дарованный королем Сигизмундом двумя веками ранее – в 1591 г. Но и сам минский губернский герб (1796), созданный по правилам Герольдии, имеет характерные особенности – он расположен на груди двуглавого российского орла, увенчанного тремя императорскими коронами.

 

После 1917 г. практика получения городами официальных гербов прекратилась. Декретом ВЦИК СНК от 11 (24) ноября 1917 г. в России были отменены все сословия и гражданские чины. Однако закона об отмене дворянской геральдики не последовало.

Официальная символика призвана была отражать «идеалы строителей коммунизма». Государственные гербы союзных республик имели в своей основе единый сюжет с незначительными характерными особенностями для каждой республики: в Армении – это гора Арарат, Узбекистане – ветка с коробочкой хлопка, Латвии – берег Балтийского моря.

Начиная с 60-х гг. ХХ в., в Советском Союзе была сделана попытка возродить институт городского герба. В сложившихся политических и идеологических условиях при создании городских символов правила и законы геральдического искусства в целом не принимались во внимание. Авторы и художники советской территориальной эмблематики призваны были создавать принципиально новые символы, отражать наиболее значимые аспекты современного развития населенного пункта, включавшие в себя изображения орудий труда, средств транспорта, представителей флоры и фауны, советских государственных наград, символики СССР и т.д.

Данные эмблемоподобные изображения утверждались только постановлениями городских исполнительных комитетов. Общей регистрации городских символов в республике не велось. 7 августа 1968 г. был принят первый городской герб на территории Беларуси, относящийся к советскому периоду. В нем прослеживается стремление объединить древний символ Полотчины – всадника с хоругвью, с новыми – стальной шестерней, нефтеперегонной ретортой. Нашли свое отражение и географические особенности расположения города, через включение изломанных голубых линий, символизирующих слияние Западной Двины и Полоты, а также его название (вверху) и дата первого упоминания в летописи (внизу).

Стремление сочетать дореволюционную геральдику с производственными механизмами, машинами и игнорирование классических законов геральдики приводило к созданию городских эмблем, лишенных гармонии и первозданности. Наиболее часто встречающийся символ в городской символике второй половины ХХ в. – шестерня. Этот элемент промышленного оборудования призван был символизировать и индустриальное развитие вообще, и конкретные предприятия города, даже если таковые отсутствовали. Так, в гербе Волковыска (1979) волк опирается четырьмя лапами не только на цифры, означающие дату основания города, но и на шестерню, расположенную в нижней части поля. В гербе Пинска (1980) в верхней части расположен лук с натянутой тетивой и стрелой, направленной вверх, а в нижней – символы всех наиболее значимых предприятий и организаций города. Теплоход и вода символизируют судостроение и портовый город, бобина пряжи – легкую промышленность, дренажная труба – мелиорацию, и опять же шестерня – промышленность, связанную с металлообработкой. Шестерни были изображены также в гербах Баранович (1981) и Бобруйска (1988). Характерным для символики этого периода было попытка соединения традиционных геральдических фигур с советской символикой и игнорирование наиболее значимых принципов построения гербов. В гербе Кобрина (1987) изображение аиста, как символа белорусского Полесья, дополняет серп и молот. В гербе Лунинца птица лунь в верхней части дополнена изображением рельсов, паровоза, колосьев и датой основания города.

Тем не менее, учитывая эпоху создания этих символов, можно говорить об определенной тенденции, которая формировалась в сознании людей на протяжении многих лет в послевоенные годы. Она проявлялась в тяге к познанию и возрождению своего прошлого, в интересе к истории своего народа, в поиске наиболее красноречивого самовыражения. Один из выразительных способов проявления его – создание городской символики. Стремление ярко и неповторимо выразить позитивные грани существования выражались в фигурах и знаках общего гуманистического характера. Размещенная на гербе Светлогорска фигура Прометея (1991) символизировала именно образ, который известен со времен древних греков – упорное сопротивление творческого мыслителя неблагоприятной судьбе, дарование огня и света людям для жизни и созидания. Герб Молодечно (1988), в котором изображен золотой лист папоротника, воплощает белорусское происхождение, национальное предназначение. Поиск цветка папоротника в белорусской мифологии означает веру и стремление человека к счастью, познанию окружающего мира, земных тайн. Считается, что человек, нашедший этот необычайный цветок, преодолев сложнейшие препятствия и противодействия, становится мудрым, просвещенным, знает прошлое, настоящее и будущее. Он источает любовь и добродетель.

Проявление эклектики в геральдике характерно для гербов всех регионов на территории Советского Союза. Попытка сочетать исторические символы-образы, имеющие наиболее нейтральный характер, и добавление к ним советской символики прослеживается повсеместно. В гербе Гродно (1988) оленя святого Губерта, которого лишили креста между рогов, венчает пятиконечная звезда. Так же и для создателей советского герба Львова было важно оставить относящийся к XVI в. исторический символ города – золотого льва, но действительность диктовала присовокупить к нему непременно еще и символ союза рабочих и крестьян – серп и молот. Этот же, повсеместно тиражируемый знак дополняет и герб Ялты, основной элемент которого – две золотые ветви, лавровая и виноградная, горожанам хорошо были знакомы с 1844 года. Подмена исторических символов прослеживается и в работах создателей литовской геральдики советского периода. Максимально сохраняя древние символы, они, тем не менее, не могли сохранить их полностью. Так, например герб Шауляя, относящийся к 1791 г., был, естественно, лишен геральдической великокняжеской короны, а «всевидящее око» в треугольнике заменено на круг (1968).

В настоящее время проявляется большой интерес к изучению символики этих десятилетий. В жизни большого государства советский период был важным и значимым, и символика соответствовала своему времени. Никакой другой она быть и не могла. Она имела свои характерные особенности, выполняя, в первую очередь, идеологические функции. Отрицать феномен советской символики и эмблематики значит игнорировать реально существовавшие социально-политические и культурно-идеологические явления недавнего прошлого.

 

Современный этап развития геральдики Республики Беларусь.

 

С начала 90-х гг. ХХ в. в Республике Беларусь вопросы территориальной геральдики впервые после 1917 г. были возведены в ранг государственной политики. 22 февраля 1994 г. Совет Министров Республики Беларусь принял постановление № 89 «Об утверждении Положения о Гербовом матрикуле Республики Беларусь». Данным нормативным правовым документом регламентировался порядок утверждения и регистрации городских гербов Беларуси, а также ведение Гербового матрикула – официального государственного реестра, в котором хранились изображения территориальных гербов и документы к ним. Внесению в регистр подлежали как исторические гербы, так и вновь созданные геральдические символы тех населенных пунктов, которые не имели их в прошлом. Местные органы власти своими решениями утверждали изображение герба и положение о нем. Комитет по архивам и делопроизводству при Совете Министров координировал деятельность государственных органов и организаций, связанную с созданием и использованием государственной, в том числе территориальной, геральдики в Беларуси. Активизации работы и целенаправленной деятельности в этой области способствовало принятие всеми областными исполнительными комитетами специальных решений по вопросам воссоздания исторических и создания новых гербов городов и городских поселков.

До 2002 г. рассмотрение проектов символики по территориальной геральдике, присылаемых с мест, а во многом и создание новых гербов осуществлялось в Комитете по архивам и делопроизводству. В результате этой целенаправленной работы в Гербовом матрикуле были зарегистрированы гербы 97 городов и городских поселков нашей республики. Среди них было 39 возрожденных исторических гербов, полученных белорусскими городами в прошлом. Вместе с тем, в Гербовый матрикул были внесены также первые флаги некоторых населенных пунктов. Однако они не имели официального статуса, отдельно не регистрировались, а включались в качестве приложений к гербам. Всего было взято на учет 43 флага, в основном населенных пунктов Гомельской области.

Геральдика и символика, начиная с государственного флага, герба и гимна, на всех этапах исторического развития имеет большое идеологическое значение, так как является одним из атрибутов суверенного государства. С целью проведения единой государственной политики в этой области был издан Указ Президента Республики Беларусь от 7 августа 2002 г. № 441 «Об образовании Геральдического совета при Президенте Республики Беларусь и некоторых мерах по совершенствованию порядка учреждения и государственной регистрации орденов, медалей и официальных геральдических символов». Указ впервые системно и комплексно регламентирует порядок учреждения и единой государственной регистрации различных видов символики. Геральдический совет призван обеспечивать методическое руководство деятельностью по созданию, учреждению и использованию официальных геральдических символов, проводить их обязательную геральдическую экспертизу. Указом определены его функции, цели и задачи. Для централизованного учета официальных геральдических символов и создания единой базы данных о них в Департаменте по архивам и делопроизводству Министерства юстиции ведется Государственный геральдический регистр Республики Беларусь, составной частью которого стал бывший Гербовый матрикул. В настоящее время официальные геральдические символы – гербы и флаги административно-территориальных и территориальных единиц – учреждаются Указами Президента Республики Беларусь.

Одной из основных задач Геральдического совета является всемерное содействие развитию государственной геральдики и символики в Республики Беларусь, которая базируется на богатом историческом прошлом белорусского народа с целью воспитания молодого поколения в духе патриотизма и любви к Родине. Для проведения этой многоплановой работы к работе совета привлекаются ведущие ученые из Национальной академии наук, вузов страны, специалисты в области специальных исторических дисциплин, дизайнеры, художники, юристы. Местные исполкомы и Советы депутатов одобряют весь пакет документов по избранному гербу.

Геральдический совет дает заключения о соответствии тех или иных символов историческим традициям, правилам геральдики, о возможности или нецелесообразности их учреждения и утверждения либо о необходимости доработки, вносит в установленном законодательством порядке предложения о разработке проектов нормативных правовых актов, касающихся совершенствования порядка учреждения и использования официальных геральдических символов.

Все виды символики после положительного экспертного заключения Геральдического совета и учреждения их в законодательном порядке вносятся в Государственный геральдический регистр Республики Беларусь.

В понятие «официальные геральдические символы», помимо орденов и медалей, включен целый ряд различных видов символики:

– гербы, флаги и знамена административно-территориальных и территориальных единиц Республики Беларусь;

– символика государственных органов и иных государственных организаций, в первую очередь военных: флаги, знамена, эмблемы, штандарты, нагрудные и опознавательные знаки;

– символика политических партий, профессиональных союзов и других общественных объединений: флаги, эмблемы, нагрудные и опознавательные знаки;

– форменная одежда работников государственных органов и иных государственных организаций.

В своей работе члены Геральдического совета при рассмотрении представляемых гербов и флагов руководствуются абсолютной исторической объективностью и научным подходом. Все исторические гербы, прошедшие экспертизу в Геральдическом совете, получили не только одобрение специалистов, но и внесены в Государственный геральдический регистр, являющийся информационным ресурсом Республики Беларусь.

Первым нормативным правовым актом, касающимся учреждения гербов и флагов административно-территориальных и территориальных единиц нашей страны, явился Указ Президента Республики Беларусь от 9 февраля 2004 г. № 60 «Об учреждении официальных геральдических символов административно-территориальных единиц Витебской области». Этот документ возродил общеевропейскую историческую традицию получения населенными пунктами гербов от главы государства. Ведь белорусская городская геральдика, которая прошла несколько этапов в своем развитии, имеет глубокие корни. Поэтому Указ явился по своей сути официальным подтверждением исторических гербов, существующих уже несколько столетий, и гербов, созданных современными геральдистами. К сентябрю 2011 г. Глава государства подписал 21 указ, касающихся учреждения территориальной символики во всех областях Беларуси.

Наиболее значимую часть современной геральдики составляют исторические гербы, официально учрежденные Указами Президента, ведь они являются объектами нематериального историко-культурного наследия Беларуси. Такие гербы присутствуют в каждой из шести областей и всего их пока 66. Мероприятия по воссозданию и учреждению известных исторических гербов осуществляют местные исполнительные и распорядительные органы, а поиском новых документов и артефактов, подтверждающих существование в минувших столетиях геральдических символов в городах и местечках Беларуси, занимаются все заинтересованные – краеведы, учителя, журналисты, но, в первую очередь, конечно, ученые-историки.

Возвращение исторических гербов путем их официального учреждения – распространенная практика на постсоветском пространстве. В Российской Федерации большое количество городов вернулись к своим историческим гербам, пожалованным им еще в XVIII - XIX вв. Возрождены, к примеру, гербы Орла (1781) «в голубом поле белый город, на воротах которого черный одноглавый орел с золотой короной на голове», Архангельска (1781) – «в золотом поле летящий архангел с мечом и щитом, поражающий поверженного дьявола», Ярославля (1778) – «в серебряном щите медведь, держащий золотую секиру», Самары (1851) – «в голубом поле стоящая в траве белая дикая коза» и многих других.

Сегодня в Литве получили новую жизнь гербы, относящиеся к концу XVIII в. Впервые они были пожалованы привилеями Станислава Августа Понятовского также, как и гербы белорусским городам. На основе этих исторических сюжетов в наши дни сконструированы флаги городов, районов и областей.

В Беларуси исторические гербы воссоздают на основе изображений гербов, внесенных в полное собрание законов Российской империи на 1900 г., а также по имеющимся историческим источникам – сохранившимся печатям, музейным экспонатам, но, в первую очередь, архивным документам. В некоторых случаях, с целью отразить современное видение исторической символики, по желанию жителей и местного исполкома в герб привносятся некоторые дополнения или изменения (гербы Могилевской области, Кобринского района), либо статус герба как официального символа административно-территориальной единицы расширяется до территории района (Городокский, Сенненский, Шумилинский и некоторые другие).

Новая городская геральдика – это творческий союз специалистов в области геральдики – историков, архивистов, художников, а также широкого круга общественности на местах. Стремление иметь идентификационный знак своего населенного пункта, каковым является герб, и выбор его изографического содержания складываются постепенно – после изучения всех материалов, касающихся историко-географического и социально-культурного развития города. Идея создания нового герба исходит, как правило, от городских исполнительных комитетов. Общий лейтмотив диалога с создателями территориальной геральдики и членами Геральдического совета заключался в следующих словах: «Нам бы хотелось иметь герб с изображением природных особенностей края (или значимых исторических событий, или родовой геральдики бывших владельцев и т.д.), а все остальное – пусть решают профессионалы». К примеру, в 2002 г. Березовский горисполком Лидского района обратился с просьбой создать герб для города белорусских мастеров-стеклодувов. В результате работы из предложенных вариантов был выбран наиболее удачный. В гербе геральдическими приемами переданы и река, давшая название главному предприятию, и орудия производства, и кредо рабочих стеклозавода «Неман» путем введения девизной ленты с латинским крылатым выражением. Интересно, что в геральдике одно и то же явление, идея или объект могут передаваться различными гербовыми сюжетами. Как неповторимы города, так не похожи друг на друга и гербы с различными тинктурами и фигурами. Так, в городе Можга (Удмуртия) градообразующее предприятие – тоже стеклозавод, основанный еще в 1835 г. елабужским купцом Ф.Г.Черновым. В его гербе (1980) тоже отражены реки Сюгаилка и Сюга, на которых стоит город, но, в отличие от герба Березовки (три волнистых пояса), они переданы косым поясом, делящим герб по диагонали. В гербе Можги изображены также ель, шестерня, стеклянная капля и центральная фигура рабочего со стеклодувной трубкой в руках – символ нескольких поколений рабочих – жителей города.

В белорусской современной геральдике стараются избегать большого набора символов в одном гербе. Традиционно существует несколько принципов составления гербов. Одним из них является «исторический», при котором в гербе отражается какое-либо важное событие из прошлого города путем передачи как графически точной фигуры, напрямую связанной с конкретным историческим событием, так и неких абстрактных символов, передающих дух и атмосферу времени, особенности исторической эпохи. Примером первого могут служить герб и флаг города Славгорода и Славгородского района, городского поселка Свислочь, в которых запечатлены известные архитектурный памятник и историческое здание. В гербе и флаге города Осиповичи изображен старинный паровоз – символ железной дороги и начала интенсивного развития города, воссозданный художником по музейным экспонатам конца XIX в. Что же касается исторической абстракции, то ее можно проследить по гербам и флагам, например, городов Глубокое, Скидель, Чашники, Яновичи. В этих гербах мечи передают мужество и стойкость горожан в военное время и при охране порядка в городе в мирное, ворота и лошадь – торговлю и ярмарки, замок – заслон, рубеж, защиту от неприятеля, а весы – развитие торговли на всем протяжении XVI –XVIII веков. Использование в геральдике искусственных, так называемых негеральдических фигур, известно с самого начала формирования геральдического искусства.

Следующий принцип составления гербов – «географический». Обычно о Беларуси говорят, что это – страна лесов и озер. Действительно, они –национальное богатство страны, ее природные ландшафты, животный и растительный мир поражают своим разнообразием. Естественно, что это не могло не найти своего яркого отражения в геральдике. Характерные представители флоры и фауны, особенности рельефа местности (возвышенности, водоемы и т.д.) использовались при создании территориальных гербов геральдистами и в прошлом, и ныне. В белорусской геральдике присутствуют крупные представители животного мира – зубры, медведи, олени, лоси, рыси и более мелкие – заяц, белка, а также пернатые – орлы, журавли, аисты, голуби, лебеди и, наконец, ужи, пчелы и рыбы. Несколько веков назад в белорусских гербах появились волки (Волковыск, XVI в., Логишин, 1633 г.), лось (Городная, 1792 г.), бобр (Волпа, 1792 г.). Помимо изображения животных в их «естественном» виде, в них можно обнаружить «дополнения», применяемые только в геральдике. Так, в гербе Гродно и Цирина видим оленя с золотым крестом между рогами. С ним связана легенда о встрече этого красивого животного с охотником Губертом. В гербе Пружан уж в золотой короне держит в пасти младенца, а в гербе Парич лев держит в лапе меч. Некоторые животные, изображенные в гербах, относятся к так называемым мифическим существам: в Слуцке – пегас, Гольшанах и Старых Дорогах – гипоцентавр, Логишине – волк на лосиных ногах, Красносельском – грифон.

Живописный ряд исторических гербов с животными, в наши дни продолжили герб Брестской области с изображением зубра – царя Беловежской пущи и в целом животного мира Беларуси. В гербе Гомельской области изображен орел – символ королевской власти, но здесь он олицетворяет не мир пернатых, а является отражением одного из исторических гербов Гомельской области – города Мозыря и связан с именами Радзивиллов и Стефана Батория.

Во вновь создаваемом официальном геральдическом символе каждый элемент имеет свое место и обоснование, поэтому и число фигур, включенных в герб подчинено строгой композиции. Непременным условием в геральдике, как несколько веков назад, так и сегодня, является его неповторимость и оригинальность. На сегодняшний день четыре белорусских города в своих гербах имеют изображение «царя зверей» – льва. В символике они главенствуют среди мира животных и птиц, являются символом силы, гордости и мужества, но все –разные! В конце XVI в. гербы со львами получили Лида и Слоним; несколько лет назад обнаружен еще один городской герб Казимировской Слободы со львом. Последний раз лев использован в гербе и флаге Воронова и Вороновского района. Безусловно, в геральдике, как и любой иной области художественного творчества, существует понятие моды. В разное время один и тот же гербовый сюжет мог передаваться по-разному. Современный художник иначе изобразит животное или замок нежели мастер, резчик городских печатей XVIII в.

В наши время в творческой работе по созданию новых гербов для городов и городских поселков Беларуси находит отражение весь опыт, накопленный геральдистами за прошлые столетия. Это в полной мере касается и гербовых сюжетов, связанных с животным и растительным миром Беларуси. Вот несколько примеров «технологии» создания новых гербов. В гербе Хойников в своеобразной форме отражена природа лесного Полесского края. В геральдических символах Ветрино Витебской области и Жабинки Брестской области зашифровано название населенного пункта: в первом случае через золотую мельницу, символизирующую ветер, воздух, во втором – через цветы жабника c зелеными листьями. Природное разнообразие представлено в гербах г.Россоны Витебской области («в зеленом поле золотой лось»), г.Миоры Витебской области («в голубом поле серебряный лебедь»). Водная стихия рек и озер Витебщины передана в гербе г.п.Подсвилье

Одним из наиболее эффективных методов при создании современной городской символики является использование в ней дворянской геральдики – гербов бывших владельцев городов. Этот прием предусматривает строгое научное историко-геральдическое обоснование, подтверждаемое документами. Причем, следует подчеркнуть, что в отечественных гербах присутствуют знаки и символы как хорошо известных белорусских магнатских и шляхетских фамилий, так и западноевропейских родов, пустивших глубокие генеалогические корни на белорусской земле.

Традиция использования знаков и эмблем владельцев городов и местечек имеет глубокие и давние традиции. Так, один из древнейших белорусских гербов – герб Несвижа (1586) с черным гербовым орлом князей Радзивиллов. Родовой их герб «Трубы», имеющий целый ряд отличий в зависимости от конкретного представителя рода, вообще чрезвычайно популярен, и в гербах использовались самые различные его элементы (Барань, Жодино, Клецк, Копыль, Мир, Скидель Слуцк, Сморгонь).

В современных официальных символах городов и городских поселков гербы бывших владельцев используются полностью либо частично, как и расположение в поле щита основных фигур, сочетание металлов и эмалей. К примеру, в гербе г. Слонима 1591 г. золотой лев держит в лапах родовой знак «Лис» канцлера Великого княжества Литовского Льва Сапеги. В Коссовском гербе на центральном портале замка размещен «Одровонж» – герб рода Хрептовичей. Сочетанием нескольких родовых гербов передается богатая история Брагина. За последнее время геральдисты восстановили частновладельческую символику во многих городских гербах. В Государственный регистр внесены официальные геральдические символы Наровли с изображением герба «Побог» Горватов, Лагойска – с «Леливой» Тышкевичей, Кормы – с «Абшланк» или «Лопотов» Быковских, Копаткевичей – с «Корчак» Еленских, Житкович – с «Сестренец» Кучуков, Воложина и Ветки – с «Абданк», Озарич – с «Дрыей» Козариных. При полном одобрении местных органов власти на гербе г.Ивацевичи размещена «Гоздава» Пацев. У Дрибина на щите, имеющим стенчатое деление – это «Домброва» рода Цехановецких. В Лиозно герб «Агинец» Огинских, Ивенце – половина золотого льва из герба Сологубов, Освеи – родовой герб Гильзенов.

Из последних, учрежденных Главой государства, следует, пожалуй, выделить гербы г.п. Болбасово Оршанского района, деревень Вороцевичи и Молодово Ивановского и Чернавчицы Брестского районов. В них частновладельческая геральдика органично вплетена в современный символ. Благодаря внесению родовой геральдики в городские гербы, как в прошлом, так и в настоящем, получили известность геральдические символы многих, как правило, титулованных родов, живших на территории Беларуси. До последнего времени только очень узкий круг специалистов-историков, соприкасавшихся с архивными документами и польскими гербовниками, был знаком с белорусской шляхетской геральдикой. А ведь родовой герб – непременный атрибут дворянского сословия, который в символической форме красноречиво повествует о древности рода, национальном происхождении и личных заслугах того или иного его представителя. Родовой герб является историческим источником, своеобразным «свидетелем» исторического явления, графически в нем зафиксированного.

Таким образом, использование дворянской геральдики является очень продуктивным приемом, который позволяет расширить геральдическую символику и, вместе с тем, возродить исторические шляхетские гербы, то есть отдать своеобразную дань тем, кто жил раньше на этой земле и внес значительный вклад в ее развитие.

В соответствии с нормативными правовыми актами герб может иметь статус городского, районного или деревенского. Поскольку зачастую город и район составляют одну административно-территориальную единицу, использование герба может распространяться как на город – центр района, так и на всю территорию района.

 





Дата добавления: 2014-01-04; Просмотров: 501; Нарушение авторских прав?


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2020) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.017 сек.