Студопедия

КАТЕГОРИИ:



Мы поможем в написании ваших работ!

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Мы поможем в написании ваших работ!

Вопрос 34 Общественная мысль об историческом месте и судьбах России. Чаадаев, Герцен, славянофилы и западники в 30-е – 50-е годы. 7 страница


5. Иллюзии и реальность военного коммунизма

5.1 Политико – экономические идеалы большевизма

 

Термин «военный коммунизм» был «изобретен» одним из видных большевиков, постоянно вступавшим в дискуссии с В. Лениным,— А. Богдановым. Он называл «военным коммунизмом» организацию общества, при которой армия безусловно подчиняет себе тыл, создавая «организацию массового паразитизма и истребления». Сам Ленин заговорил о «военном коммунизме» лишь веной 1921 г., связав его с продовольственной разверсткой. Но несомненно, что одним из главных источников той организации, которую начал анализировать Богданов, была идеология большевизма, его воззрения на политико-экономические механизмы общества. В основе этих воззрений лежал лозунг «преодоления частной собственности». Частная собственность напрямую связана с рыночными, товарно-денежными отношениями. Вот почему целью перехода, к социализму большевики считали ликвидацию рынка, ликвидацию денежного обращения, замену их централизованным производством и распределением. Место рынка как регулятора всей хозяйственной жизни должен был занять планово-распределительный механизм. Для этого и требовалась «диктатура пролетариата», иными словами, жесткая централизаторская система, способная довести единую волю центра до самых отдаленных уголков, чтобы контролировать потоки сырья и ресурсов, идущих снизу вверх, а затем — продуктов, идущих сверху вниз. Всё без исключения в идеале должно было быть взято на «учет и контроль». Для этого требовался особо подготовленный и преданный административный аппарат, а также население, принимающее данную систему как единственно возможную и верную. Идеалом было и такое ограничение права собственности, при котором никакие предметы — от участка земли до швейной машинки — не могли бы быть использованы для производства продуктов на продажу с целью получения дохода, не предусмотренного административно-распределительным механизмом.

Помимо идеологических схем, большевики опирались и на своеобразно понимаемую ими экономическую практику других стран, и прежде всего Германии. Именно там наиболее последовательно для общества, .сохранявшего частную собственность, вовремя войны было осуществлено принудительное регулирование производства и потребления. Там были введены трудовая повинность и карточки, отменена свободная торговля, введены твердые цены. Однако Ленин, восторгаясь германской системой, не называл ее «военным социализмом». Он утверждал, что это «военно-государственный монополистический капитализм или, говоря проще и яснее, военная каторга для рабочих». Но, тем не менее он считал, что такая система есть последняя ступень перед настоящим социализмом. Для того чтобы подобно алхимику превратить «каторгу для рабочих» в социализм, нужно только найти «философский камень». А этим «камнем» является создание революционного правительства во главе с партией большевиков, которое отменит частную собственность во всех видах и тем самым «каторга» превратится в благо для всех.



Следует отметить, что Ленин был отнюдь не одинок в своих взглядах. Практика тех лет показывает, что социалисты всех оттенков начала века мыслили так же. И умеренные, и радикальные. Они расходились лишь в сроках, темпах и способах осуществления такого идеала.

Как мы видели, не отставала от этих процессов и Россия. В стране, где доля государственной (казенной) собственности была исключительно велика! по сравнению с Европой, начиная еще с петровских времен, централизация производства и распределения набирала силу.

Но российский административно-управленческий аппарат, не чета немецкому, проваливал все централизаторские планы всех царских и временных правительств. Это давало преимущество большевистским лидерам в их моральном самообосновании борьбы за власть.

Централизация постоянно порождает опасность политической диктатуры и постоянно не выдерживает собственной тяжести. Интересно, что отказ от «военного коммунизма» в России и «военного государственно-монополистического капитализма» в Германии произошел почти одновременно весной 1921 г. Но привычные формы хозяйства (хотя и по разным причинам) притягивали к себе обе страны. Россия на рубеже 20-х и 30-х гг. решительно возвращается к централизованной плановой экономике и устанавливает тоталитарный коммунистический режим. В Германии в 1933 г. пришедшие к власти национал-социалисты также усиливали планово-централизаторские процессы, контроль над распределением, а политический режим стал тоталитарным.

Наконец, источником, формировавшим политические идеалы большевиков, стала жестокая реальность, с которой им пришлось столкнуться, придя к управлению страной. Это прежде всего относилось к настроениям масс. Не только крестьяне, но и значительная часть рабочих были настроены антибольшевистски. Они не только в течение 1917—1921 гг. принимали антибольшевистские резолюции, но и активно участвовали в вооруженных антиправительственных выступлениях. Поэтому предстояло создать такую политико-экономическую систему, которая бы позволила рабочим поддержать силы для производства хотя бы на минимальном уровне, но одновременно поставила бы их в жесткую зависимость от властей и администрации, определявших уровень продовольственных норм и норм выработки продукции.

В реальности эти цели достигались лишь при наличии мощного репрессивного аппарата.

 

55 Военный коммунизм» на практике.

Придя к власти, правительство большевиков сразу же начало так называемую «красногвардейскую атаку», на капитал, хаотично национализируя предприятия, служащие и владельцы которых обвинялись в «саботаже и контрреволюции». Однако попытки в соответствии со своими же собственными политическими установками передать предприятия в управление рабочим, фабрично-заводским комитетам натолкнулись на то, что фабзавкомы, представлявшие рабочих, искали лишь личной выгоды, а производство было близко к краху. Как писал один из видных революционеров, Н. Подвойский, весной 1918 г.: «Рабочие и крестьяне, принимавшие самое непосредственное участие в Октябрьской революции, не разобравшись в ее историческом значении, думали использовать ее для удовлетворения своих непосредственных нужд». Такие намерения были объявлены «анархо-синдикализмом», т. е. стремлением противопоставить групповые интересы трудящихся общегосударственным интересам диктатуры пролетариата. 28 июня 1918 г. Ленин подписывает декрет о национализации почти всей крупной промышленности. Формально он был связан с Брестским миром, так как по его условиям приходилось платить выкуп 'за всю национализированную после 30 июля 1918 г. германскую собственность. Немцы списков такой собственности не представили, а советское правительство их также не имело. Было решено объявить о переходе в руки государства всей крупной собственности во всех отраслях промышленности сразу. В ноябре 1920 г. были подвергнуты национализации и мелкие предприятия, являвшиеся кустарными, ремесленными мастерскими. Национализированные или поставленные под государственный контроль предприятия не имели права покупать сырье и продавать продукцию. Но сырьё и топливо не подвозились, оплата за произведенную продукцию не осуществлялась. Производство катастрофически падало, что было следствием не только повсеместных военных действий, но и постоянно усиливавшейся централизации. Рабочие бежали с предприятий.



Еще сложнее обстояло дело в деревне. В соответствии с «Декретом о земле», принятым 25 октября 1917 г., помещичьи, монастырские и иные земли конфисковывались и передавались крестьянам. Советская власть утверждала, что крестьянство в целом получило 150 млн. десятин земли. Но эта цифра никогда не была доказана. Иные подсчеты утверждают, что наоборот — в ходе конфискации было изъято только в 1918 г. не менее 45 млн. десятин крестьянской земли, находившихся на хуторах и отрубах, т. е. полученных крестьянами по земельной реформе Столыпина. «Декрет о земле», составленный эсерами, но проведенный в жизнь Лениным, сводился не только к конфискации земель, но к их фактической национализации, а также к введению уравнительного землепользования, к запрету расширять запашку, арендовать и покупать землю, использовать труд наёмных работников. Эта аграрная революция не была итогом неких вековых мечтаний крестьянства или реализацией большевистской доктрины. Она стала итогом заблуждений, господствовавших в умах «прогрессивной» интеллигенции многие десятилетия. Ее призывы к равенству и идеалистической справедливости были реализованы на практике большевизмом. Но трудящийся крестьянин землю потерял. Была возрождена община, причем даже не в той форме, которая существовала до столыпинских реформ. Она возродилась в самой примитивной форме, характерной для «азиатского способа производства», главным в котором было прямое изъятие продовольствия на условиях коллективной ответственности.

Все это вместе и привело к ужасающему падению уровня аграрного производства. В январе 1919 г. была официально введена продовольственная разверстка. На этот раз, в отличие от царского и временных правительств, за невыполнение заданий по сдаче продовольствия вводились суровые карательные санкции. Они стали главным способом добывания продовольствия. Но и это не помогало. Нарастал стихийный обмен, еще быстрее, чем прежде развивался -«черный рынок». Чтобы не допустить поездок горожан в деревню, а крестьян в город и пресечь «буржуазную» стихию, крупные города были окружены заградительными отрядами. Население городов или вымирало, или бежало. С 1917 по 1921 г. население, например, Петрограда сократилось с 2,5 млн. человек до 700 тыс. человек. В отдельные месяцы смертность от голода была такой же, как и в критические недели ленинградской блокады. Фактически лишь «черный рынок» помогал выжить тем, кто не имел возможности получить улучшенное снабжение, работая в партийно-государственном аппарате.

Исчезали продукты, люди, рабочая сила. Выход виделся в ускорении милитаризации труда, ибо энтузиазм отдельных фанатиков никогда не мог заменить нормального функционирования экономики. Вместо этого создавались новые «трудовые армии», работавшие на заготовке дров, ремонте дорог и т. п. Централизованное планирование порождало все новые учреждения типа Главкрахмал, Главшвейма-шина, Главспичка, Главкость или Чеквалап — Чрезвычайная комиссия по заготовке валенок и лаптей. Но разрастание такого рода учреждений имело и иную причину: их наличие позволяло устроить на работу и получить карточки для родных, знакомых, друзей. Способ же обосновать необходимость открытия новой «конторы» находился всегда. Именно в годы «военного коммунизма» сложилась извращенная антирыночная централизованная экономика, зачатки которой обнаруживаются и в конце XX века.

Всеобщая нехватка товаров, сопровождавшаяся антирыночной риторикой, неизбежно вела к «коммунизации» быта. Отменялась плата за воду, газ, электричество, тем более что вода не шла, газ не горел, электролампочки не светились. Бесплатный проезд в городском транспорте был обусловлен тем, что транспорт остановился. Отмена квартплаты проводилась после того, когда путем «уплотнения» в «буржуйские» квартиры вселялось несколько семей, не имевших возможности оплатить ее. Итогом «военного коммунизма» стало полное разрушение хозяйства, массовый голод и деградация. Но советская власть удержалась.

 

56.Кризис

Именно так назвал Владимир Ильич статью, напечатанную в

январе 1921 г. «Партия больна. Партию треплет лихорадка». Что

же произошло?! Всего несколько месяцев назад не было никаких

проблем. Единая, сплоченная организация — и вдруг возникают

разногласия о роли профсоюзов в коммунистическом

строительстве. Дискуссия охватила всю страну. Сложились

девять различных точек зрения. В ЦК представлены разные

позиции. К февралю

ситуация обострилась настолько, что Ленин заявил: «Еще один

шаг в дискуссии, и мы не партия».

На Якорной площади Кронштадта 1 марта 1921 г. было шум-

но. Собралось не менее 12 тыс. человек. Ждали, что скажет

председатель ВЦИК М. И. Калинин, приехавший через покрытый

подтаявшим льдом залив. Вчера на общем собрании команды

линкора «Петропавловск» приняли резолюцию за перевыборы в

Советы, но без коммунистов, за свободу торговли. Резолюцию

поддержали команда второго линкора — «Севастополь» — и весь

гарнизон крепости.

Однако недолго слушали военморы речь председателя ВЦИК.

«Кончай старые песни!», «Хлеба давай!» — орали тысячи глоток.

Голоснули еще раз и приняли резолюцию за свободу всех левых

партий, политическую амнистию, выборы в новые Советы,

против борьбы со спекуляцией. А Калинин кричал в толпу:

«Ваши сыновья будут стыдиться вас! Они никогда не простят вам

сегодняшний день, этот час, когда вы по собственной воле

предали рабочий класс!»

Но уже не слушали Михаила Ивановича. В ответ раздавался

оглушительный свист. Председатель ВЦИК уехал, а 2 марта

мятежники арестовали руководителей Кронштадтского Совета и

около 200 коммунистов, в том числе и комиссара Балтфлота Н. Н.

Кузьмина. Первоклассная крепость, прикрывавшая подступы к

Петрограду, оказалась в руках восставших.

Почему же взбунтовались матросы, которые всегда были

верной опорой революции? Может быть, им действительно не

хватало хлеба? Вот нормы краснофлотского пайка зимы 1921 г.:

600-800 г хлеба, по 100 г мяса, рыбы и крупы, 60-80 г сахара. И

все на один день! Питерский рабочий имел в два раза меньше, а в

Москве за самый тяжелый физический труд рабочие получали в

день 225 г хлеба, 7 г мяса или рыбы и 10 г сахара.

Поддались моряки на агитацию эсеров, анархистов и просто

белогвардейцев? Не случайно же в крепости все больше власти

забирали командующий артиллерией бывший генерал А. Н.

Козловский и бывший подполковник Б. А. Арканпиков,

возглавивший штаб обороны. Но почему раньше матросы освис-

тывали антибольшевистскую агитацию? Да и начальник

политотдела флота сообщал: «Влияние правых эсеров и

меньшевиков ничтожно».

Видимо, дело в другом. На флот и в армию в годы войны при-

шли крестьяне. Они несли с собой и свою крестьянскую думу —

жить свободно на свободной земле. Это значит еще и свободно

торговать. Но этого как раз и нет! Недовольство крестьянства

экономической политикой Советской власти грозило охватить

всю армию. Владимир Ильич так оценивал ситуацию: «Эконо-

мика весны 1921 г. превратилась в политику: „Кронштадт»».

А ВОПРОС. Экономические корни недовольства ясны, поду-

май теперь над политической стороной кризиса. Какие

последствия могла повлечь отсрочка с его разрешением?

Зимой 1920-1921 гг. обострилась нехватка продовольствия,

топлива, сырья. Лишь в Питере закрыли 93 предприятия. Во

многих городах царили тревога и недовольство. В Петрограде,

Москве, Иваново-Вознесенске, Туле прошли забастовки на

предприятиях. Если вспомнить материал о политике военного

коммунизма, то нетрудно определить причины недовольства

рабочих. Другие ты найдешь ниже.

Страшная, нечеловеческая усталость навалилась на людей,

изголодавшихся, промерзших, ждавших почти шесть лет мира и

надеявшихся, что, как только он наступит, придет и

незамедлительное улучшение жизни. Никаких улучшений не

произошло...

Был бесплатным паек (вспомни его размер), с конца

двадцатого года бесплатными стали транспорт, коммунальные

услуги, отменили квартплату. Зато фунт ржаного хлеба в

сентябре 1920 г. на питерских рынках стоил 370 рублей, а в марте

следующего — 2625 рублей!

И что же дала Советская власть рабочим, если при

самодержавии они имели возможность есть белый хлеб, а при

своей власти и черного не хватало? Что надо сделать, чтобы

коренным образом улучшить положение пролетариата после

окончания кровавой войны?

В ночь перед открытием Х съезда партии предпринята

попытка взять штурмом Кронштадт. Реввоенсовет Республики во

главе с Л. Д. Троцким, командарм Тухачевский спешили

захватить крепость, так как через неделю лед мог окончательно

растаять и Кронштадт стал бы неприступен. Съезд открывался в

чрезвычайно накаленной обстановке.

Необычно вел себя Ленин. Сохранилась его фотография во

время одного из выступлений: непривычный полувоенный

костюм, жесткий взгляд. Вот что писал в своих воспоминаниях

делегат съезда К. X. Данишевский:

Владимир Ильич был повсюду: он быстро неожиданно появлялся

в президиуме съезда, брал вне очереди слово, когда замечал, что

съезд может принять неправильное решение, не засиживался в

президиуме, куда-то уходил... выступал в комиссиях по

оргвыводам, относящимся к «рабочей оппозиции», совещался с

товарищами, ближайшими друзьями, руководителями отдельных

делегаций. Владимир Ильич был веса в движении, быстр, иногда

даже нервен, зол, резок.

Три вопроса находились в центре внимания съезда: итоги

дискуссии о профсоюзах, единство партии, изменения

экономической политики.

Вопрос о профсоюзах. В глазах ^рабочей оппозиции» и

Троцкий, и Ленин, и Зиновьев оставались представителями одной

и той же группы бывших милитаризаторов хозяйства.

Лидеры «рабочей оппозиции» А. Шляпников и А. Коллонтай

не были случайными людьми в партии. И если дочь генерала

долго искала пути к большевикам, вступив в партию в годы

войны, то Шляпников стал ее членом в 1901 г., рабочий-

металлист, один из руководителей Февральской революции. Оба

• наркомы первого Советского правительства, талантливые ораторы... Дело, впрочем, не в ораторских способностях. Суть позиции Шляпникова и Коллонтай заключалась вот в чем» раз в стране произошла пролетарская революция, то и политическая власть и рычаги экономического управления должны принадлежать всему пролетариату, организованному поголовно в профсоюзы. Ленин не соглашался: «Диктатуру пролетариата через его поголовную организацию осуществить нельзя... Дик-татуру может осуществлять только тот авангард, который вобрал в себя революционную энергию масс».

Но тогда, возражала «рабочая оппозиция», получается диктатура

не класса, а партии. Для более прочной связи с массами

необходимо тех, кто длительное время находился на партийной и

советской работе, направлять «к станка и плугу» — в обычные

условия жизни. Эти предложения вызвали насмешки, а тре-

бование о передаче управления экономикой Всероссийскому

съезду производителей, объединенных в профсоюзы,

перечеркивало, по мнению Ленина, все положительное в

платформе «рабочей оппозиции».

Как бы то ни было, на съезде неоднократно раздавались

голоса: «Мы Кронштадта в партии не потерпим», а с

«нарушающими партийное единство, разлагающими партию

необходимо говорить винтовкой и пулеметом». Дело в том, что

поскольку в годы гражданской войны произошло, как считал

Ленин, своеобразное забегание революции дальше возможного и

экономически обоснованного рубежа (военный коммунизм), то

«требовалось отступить». По это предполагало соблюдение

строжайшей дисциплины, тем более в условиях весны 1921 г.

И ОБРАТИ ВНИМАНИЕ. Поэтому на съезде принимается

очень важное решение — резолюция ”О единстве партии”

Идеальная модель — абстракция, наиболее полно воплощаю-

щая в себе черты какого-нибудь явления. В таком смысле

«идеальный нэп» — самый последовательный отказ от военного

коммунизма, системы всеобъемлющей государственной

регуляции и монополизма.

В экономическом отношении идеальная модель предполагает

смешанное многоукладное хозяйство, т. е. экономику рыночную,

саморегулирующуюся. Государство ограничивается мягким

контролем, помощью. Функционирование такой экономики

происходит на основе объективных законов, при равноправии

укладов, сращивающихся и взаимодополняющих друг друга.

Государственный уклад становится одним из многих.

Следовательно, государство «отказывается» от монополии на

собственность. Отсюда — множественность ее форм и самих

собственников.

В рамках такой системы только и возможно формирование

гражданского общества (поищи определение самостоятельно) и

существование правового государства, в котором главенствует

закон, одинаковый для всех, а человек свободен

потому, что должен подчиняться не другому человеку, но закону.

При этом закон регулирует не все, однако ограничивает сферу

действия властей. Бюрократия становится подчиненным звеном,

утрачивает монополию принятия решений. (А почему?)

Но подзаконной должна стать и деятельность большевистской

партии, которая превратится в одну из многих. Следовательно, и

в политической сфере наступит плюрализм, а значит,

многопартийная система, предполагающая отделение любой

партии от государственного управления, утрату ею монополии на

политическую власть.

Система органов власти — это скорее всего уже не «Советы

для трудящихся», а может быть, и вовсе не Советы, строившиеся

на единстве законодательной, исполнительной и «контрольной»

функций. Гражданская война показала нежизнеспособность

подобного варианта.

В национальных отношениях множественность должна

означать распад унитарного государства — Российской империи.

Военный коммунизм не продвинулся дальше национально-

культурных автономий

в составе России. Теперь же ей «следовало» отказаться от своей

монополии на право решать судьбы других народов. Возможна

свободная конфедерация равноправных республик, но вхождение

в нее — дело добровольное, процесс длительный.

В отношении к внешнему миру идеальная модель

предполагает полную открытость. Поэтому не только

разоружение, невмешательство, мирное сосуществование. Для

начала двадцатых годов наиболее актуален отказ от реализации

идеи мировой революции, во-первых, и признание

России одной из многих, равноправной с другими странами, во-

вторых. Она включается в Мир, а не отделяется и не отдаляется

от него, отказывается от монопольного права на роль «светоча и

надежды всего человечества».

Учти, что в 1921 г. у большевиков (даже у вождей) никаких

«моделей» нэпа не существовало. Практика, как обычно,

обгоняла теорию. А что же было? Посмотрим, а ты решай,

сумели большевики демонтировать военный коммунизм или нет.

ПОДВЕДЕМ ИТОГИ, ПОСТАВИМ ВОПРОСЫ

Итак, мы познакомились с двумя волнами российской

социальной революции: 1905-1907 гг. и 1917-1921 гг. Эти

революции - политические, они должны обеспечить... Впрочем,

это ты додумаешь самостоятельно.

• ОБРАТИ ВНИМАНИЕ. Социальная революция в любой стране охватывает длительную эпоху. Например, в Англии, начавшись в XVII в., она закончилась к середине XIX в. Вот известные тебе даты Французской революции:

1789-1794 гг., 1830 г., 1848 г., 1870-1871 гг. Как видишь,

действительно эпоха.

То же с российской революцией. Начавшись в 186S г., она,

судя по всему, не завершилась. Можно назвать, забегая вперед,

еще по крайней мере две волны: 1929 г.—середина 30-х гг. и

вторая половина 80-х гг.

Но чтобы понять, в чем суть российской революции,

необходимо вспомнить, чем она была вызвана.

Далее. Обе политические революции — лишь частный случай

революции социальной. Однако при общей их основе, может

быть, имелись и различия? Придется тебе сравнить две

революции и сделать выводы. Самостоятельно наметь линии

анализа.

Немаловажна и такая проблема:

какую роль сыграли в российских революциях политические

партии и их вожди? Можно вопрос поставить иначе. Произошла

бы в России революция 1917-1921 гг., не будь, например,

Ленина? Или окажись на месте Николая П император масштаба

Петра I? Почему революция потерпела поражение в 1907 г. и

победила в 1917 г.? Была ли эта победа неизбежной?

Герберт Уэллс, побывавший в России в 1920 г., был уверен,

что единственно возможная в то время власть — это

большевистская диктатура. Следует ли с ним согласиться? А

зачем вообще нужна диктатура которую большевики называли

пролетарской или большевистской, не проводя особых различий?

Кстати, а есть ли они на самом деле?

Вот одна из задач., сформулированных для революционной

диктатуры В. И. Лениным:

Пролетариат должен сначала низвергнуть буржуазию и завоевать

себе государственную власть, а потом эту государственную

власть, то есть диктатуру пролетариата, использовать как орудие

своею класса в целях приобретения сочувствия большинства

трудящихся..

Между прочим, в 1918 г. он полагал, что диктатура

пролетариата направлена против меньшинства —

эксплуататоров. Подтвердил ли это опыт 1957-1921 IT.?

Подумай, сбылось ли пророчество М. А. Бакунина. Если все

получилось так, как предсказывалось, то что же, собственно,

произошло в России в 1917-5921 гг.? Кто кого и почему победил?

М А Бакунин: «Если есть государство, то непременно есть

господство, следовательно, и рабство; государство без рабства..

немыслимо [Марксисты] под управлением народным разумеют

управление народа посредством небольшого числа

представителей, избранных народом. [За этим] кроется деспотизм

управляющего меньшинства... Народ неучен, значит, он целиком

будет освобожден от забот управления, целиком будет включен в

управляемое стадо Никакая диктатура не может иметь другой

цели, к-роме увековечения себя, и.. она способна породить и

воспитать в народе, сносящем ее, только рабство».

Один из факторов биографии Н. А. Бердяева для нас особенно

важен, В 1922 г. вместе с группой философов, ученых, деятелей

культуры его выслали из Советской России Вот что он писал:

«Принятие истории есть принятие и революции, принятие ее

смысла, как катастрофической прерывности в судьбах греховного

мира .,

Если бы не было войны, то в России революция все-таки в

конце кондов была бы, но, вероятно, позже и была бы иной».

«Революция в значительной степени есть расплата за грехи

прошлого, есть знак того, что не было творческих духовных сил

для реформирования общества. Поэтому нельзя ждать от

революции явления нового человека. Мститель за зло прошлого

не есть новый человек, это еще старый человек».

Ты спросит»,- а где же итоги? Но, только разобравшись во

всем, что здесь сформулировано в виде вопросов и проблем,

можно подвести «итоги». Никто этого за тебя не сделает

 

 

57 НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА (НЭП) КПСС и Сов. гос-ва в переходный от капитализма к социализму период; наз. новой, в отличие от политики «воен. коммунизма»; основы разработаны В.И.Лениным. Начала осуществляться в 1921 по решению 10-го съезда партии, завершилась во 2-й пол.30-х гг. Мероприятия: замена продразверстки продналогом, разрешение частной торговли, мелких капиталистич. пр-тий, допущение гос. капитализма в виде концессий, аренды мелких пром. пр-тий и земли под строгим контролем гос-ва; перевод гос. пром-сти на хозрасчёт, замена натур. зарплаты денежной по количеству и качеству труда и т. п. Укрепляла на экон. основе союз рабочего класса с крестьянством для вовлечения его в стр-во социализма, развивала связи социалмстич. пром-сти с мелкотоварным крест, х-вом, используя товарно-ден. отношения, экон. рычаги управления нар, х-вом. допускала нек-рое развитие капоталистич. элементов при сохранении Сов. гос-вом командных высот в нар. х-ве. Обеспечила быстрое восстановление нар, х-ва и его социалистич. перестройку.

К объективным причинам свертывания НЭПа относится непропорциональное развитие сельского хозяйства и промышленности (в отношении 60% к 40%), которое необходимо было менять. Другой причиной являются социальные контрасты в обществе. Финансовые ресурсы перекочевали в руки нэпманов, а рабочие по-прежнему жили впроголодь. Увеличивались масштабы безработицы. Рабочие существовали в тяжелых условиях: в то время как зарплата у текстильщиц составляла 93 коп. за см, пуд хлеба стоил 3,5 руб.

Субъективными причинами свертывания НЭПа являются

режде всего кризис хлебозаготовок, произошедший в связи с переходом к золотому рублю. Крестьяне быстро утрачивали интерес к поставкам зерна на рынок, к продаже его хлебозаготовителям, так как на вырученные деньги не могли купить промышленных товаров.

. Под угрозой голода остались города и армия. На строительство индустриальных гигантов, а не заводов и фабрик, производящих товары народного потребления.

В итоге на рубеже 1927-1928 гг. государственные закрома после закупок крестьянской продукции остались пустыми

Из-за нехватки промышленных товаров государство устанавливало низкие закупочные цены на хлеб. Ведь все материальные средства

Кроме того, произошли стихийные деформации НЭПа и проникновение административно-командных методов во многие отрасли хозяйства. Вся торговля находилась в руках государства, которое и устанавливало цены.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Вопрос 34 Общественная мысль об историческом месте и судьбах России. Чаадаев, Герцен, славянофилы и западники в 30-е – 50-е годы. 6 страница | Вопрос 34 Общественная мысль об историческом месте и судьбах России. Чаадаев, Герцен, славянофилы и западники в 30-е – 50-е годы. 8 страница

Дата добавления: 2014-01-04; Просмотров: 189; Нарушение авторских прав?; Мы поможем в написании вашей работы!


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2021) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.051 сек.