Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

ТЕМА 8. Международное сотрудничество в области законодательной практики


Говоря о современной законодательной практике — как национальной (в рамках отдельных стран), так и международной, — необходимо отчетливо представлять себе, какие именно процессы и явления оказывают на нее влияние. И здесь сразу же встает перед нами интернационализация современного общества, ее позитивные и, к сожалению, негативные последствия. В числе негативных, как отмечалось в предыдущих темах, — сопровождающая интернационализацию общества соответствующая интернационализация преступности. И эти процессы нашей современной жизни влияют на законодательство, направленное на борьбу с указанной преступностью, причем, весьма ощутимо. О каких же преступлениях, для борьбы с которыми требуется существенная перестройка законодательства, идет речь? О тех, которые в современный период приобрели международный, транснациональный характер.

Первым таким преступлением международного характера является терроризм.

Акты насилия любого характера, направленные против людей и имущества, чтобы запугать население и создать тем самым обстановку неуверенности и страха, известны давно. Однако в современном мире, начиная _с 70-х 'годов нашего столетия, они получили новое развитие. Особенно они усилились в Западной Европе (1).

У виновных в совершении террористических актов могут быть разные побудительные мотивы. Но одна цель у них общая — дестабилизировать общество, существующий политический режим, либо привлечь внимание к своим требованиям, совершенно чуждым тем людям, против которых направлено их насилие. Деятельность террористов, как правило, приобретает интернациональный характер. Действуют они, как представляется, в одиночку или малыми группами, или же являются агентами крупных организованных группировок, которые их систематически готовят и руководят ими.

Давно известна также и торговля наркотиками. Она также в значительной мере интернационализировалась и свирепствует во всем мире.

Несомненно, что торговля наркотиками, требующая огромных финансовых ресурсов, практикуется и поддерживается мощными организациями. Кроме того, такая торговля, несомненно, получает поддержку некоторых государств, имеющих в ней крупные интересы. В связи с этим даже там, где пытаются выкорчевать этот корень зла, он постоянно прорастает снова, и новые партии товара в любой момент могут быть выброшены на рынок.



Противозаконные спекуляции также нельзя отнести к новым явлениям, поскольку они существовали во многих прежних обществах. Но правонарушения в экономической области, иначе — «деловая преступность», приняли совершенно новые формы по причине возможностей, открывшихся в связи с интернационализацией отношений и созданием экономических альянсов между государствами. Создание национальных и особенно мульти-национальных компаний способствует распространению преступного бизнеса.

Близкие к этим преступлениям, по крайней мере, по своим причинам и характеру, правонарушения в области экологии, все посягательства на качество жизни, последствия которых усугубляются вследствие широкого развития современной технологии и технических средств. Эти преступления часто диктуются желанием получить прибыль или добиться экономии, что позволяет, в частности, бороться против конкуренции других государств. Кроме того, правонарушения, совершенные в одном государстве, могут иметь последствия в других государствах, если речь идет, например, о загрязнении морских или речных вод и воздуха. Отсюда возникает необходимость относить их к числу преступлений, обусловленных интернационализацией современных обществ. Даже не относящиеся к числу преступлений аварии в ядерной области наглядно показывают, насколько в наше время государства зависят друг от друга в этой сфере.

Нельзя также не учитывать и такие «обычные» преступления, хотя они, как правило, не несут с собой такого опустошения, как указанные выше правонарушения — грабежи, воровство и вымогательство, которые совершаются людьми, нередко применяющими оружие или угрожающими им.

Рост числа подобных преступлений зачастую превышает все мыслимые масштабы.

Преступления подобного рода не обязательно приобретают международный характер. Однако современные условия связей между государствами облегчают бегство виновных и позволяют им, покинув одну страну, действовать в других, где они могут укрыться, не привлекая к себе особого внимания.

Преступления международного характера относятся, прежде всего, к разряду тяжких, наносящих ущерб либо жизни граждан, их физической или психической неприкосновенности, либо государственной экономике. Они могут нанести ущерб всем гражданам и касаться всего общества в целом. И главная их опасность не столько в содержании преступных акций, сколько в самих масштабах их распространенности в мире.

Естественно, что подобная интернационализация криминальных явлений требует более тесного сотрудничества между государствами в целях борьбы с преступностью.

Уже давно, когда государства столкнулись с некоторыми преступными проблемами международного характера, они попытались решить их путем более тесного сотрудничества в законодательной сфере и координации своего законодательства. Эти вопросы рассматривались на различных форумах и находили в конечном итоге свое выражение в более или менее эффективных конвенциях и соглашениях.

Различные договоры о работорговле (от парижского 1814 г. до брюссельского 1890 г.), Конвенция относительно рабства, подписанная в Женеве 25 сентября 1926 г., с одной стороны, и международный договор от 18 мая 1904 г. о борьбе с торговлей белыми рабынями, а также парижская конвенция от 4 мая 1910 г. о борьбе с торговлей белыми рабынями, с другой, — оказались в той или иной степени эффективными документами в борьбе против этих двух бедствий. Для успешного применения положений этих международных документов национальные законодательства должны были быть, разумеется, соответствующим образом изменены.

Результаты действия конвенций по этим двум проблемам оказались, к тому же, неодинаковыми. Если можно сказать, что борьба с рабством ознаменовалась успехом, то этого нельзя сказать о борьбе с торговлей женщинами. В первом случае проявилось истинное согласие большинства государств, определенное изменение мышления. Что касается второго явления, то, здесь, напротив, согласие не было столь единодушным, и противоречивые интересы сторон препятствовали обеспечению достаточной эффективности международных конвенций.



Эти два примера наглядно свидетельствуют о том значении, которое приобретает законодательная практика, направленная на борьбу с современными криминальными явлениями международного характера.

После второй мировой войны правовое сотрудничество между государствами значительно усилилось.

Договоры связывают государства как во всемирном, так и в региональном масштабах. Примеры этого — лондонская конвенция от 2 ноября 1973 г. по предупреждению загрязнения морей с судов, парижская конвенция от 4 июня 1974 г. по предупреждению загрязнения морей теллуровыми отходами, вашингтонская конвенция от 3 марта 1973 г. о международной торговле образцами дикой фауны и флоры, грозящей их исчезновением.

Вспомним также, что цели Организации Объединенных Наций, сформулированные в ее Уставе, заключаются не только в поддержании международного мира и безопасности, но и в том, чтобы «осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера и в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии» (ст. 1, п. З).

В период с 1912 по 1953 г. было подписано несколько международных договоров по торговле опиумом и другими наркотиками, и только под эгидой ООН 30 мая 1961 г. в Нью-Йорке была подписана Единая конвенция о наркотических средствах (вступила в силу в 1964 г.), а 25 марта 1972 г. в Женеве — протокол, содержащий поправки и дополнения к этой конвенции (вступил в силу в 1975 г.).

Эти международные акты предусматривают, в частности, что подписавшие их стороны предпримут необходимые законодательные, административные и судебные меры:

а) для выполнения положений конвенции на их территории;

б) для сотрудничества с другими государствами по выполнению положений конвенции;

в) при условии соблюдения положений конвенции ограничивать исключительно медицинскими и научными целями добычу, производство, распространение, торговлю, применение и хранение наркотиков.

Государства-участники создают международные органы контроля, которые должны ежегодно представлять отчеты о своей работе и требовать от заинтересованных правительств принятия необходимых мер, обеспечивающих выполнение положений конвенции.

Как уже отмечалось, с 1955 г. ООН, в соответствии с резолюцией 415 (V) Генеральной Ассамблеи от 1 декабря 1950 г., проводит раз в пять лет конгрессы по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Эти конгрессы вырабатывают соответствующие рекомендации и заключения.

Так, седьмой конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями предложил, в частности, государствам — членам ООН применительно к борьбе с организованной преступностью «модернизировать национальные законодательства в области выдачи преступников», создать «национальные организации типа национальных комиссий или советов по преступности, наделенных достаточной властью, учреждения, имеющие право проведения расследования и сбора свидетельских показаний для уголовного преследования главных заправил организованной преступной деятельности» и усиления борьбы, ведущейся против организованной преступности. Речь идет, в частности, о присоединении к соответствующим многосторонним договорам, а также заключении двусторонних договоров о выдаче преступников и о судебной взаимопомощи.

Аналогичным образом, применительно к противозаконному распространению наркотиков, конгресс призвал все страны-члены ООН:

а) усовершенствовать средства и методы борьбы с незаконным распространением наркотиков, а также принять или усовершенствовать законодательные акты по борьбе с организованной преступностью, на международном или транснациональном уровне, с учетом маршрутов движения наркотиков;

б) разработать и усовершенствовать, с учетом особенностей каждого национального законодательства, правовые акты, регулирующие действия по расследованию средств осуществления и поиску предметов противозаконной торговли, обеспечить ее локализацию и пресечение;

в) принять все необходимые меры для максимального развития сотрудничества между государствами в области расследования источников прибылей от противозаконных операций и наложения на них ареста;

г) предусмотреть при необходимости новые категории правонарушений, охватывающие приобретение, хранение, употребление и «отмывание» противозаконных прибылей — в целях расширения возможностей проведения расследований по указанным прибылям и их аресту.

Конгресс настоятельно призвал государства, которые до сих пор не ратифицировали действующие международные соглашения по противозаконной торговле наркотиками, сделать это, рекомендовал странам—членам ООН и компетентным органам предусмотреть приоритетную разработку нового международного документа, направленного на борьбу с противозаконной торговлей наркотиками.

В резолюциях седьмого конгресса высказано также пожелание, чтобы в новом международном соглашении по борьбе со спекуляцией наркотиками были усилены международно-правовые санкции и предусмотрено, в частности, применение эффективных санкций, учитывающих тяжесть преступлений, связанных со спекуляцией наркотиками, возможность выдачи преступников по этим правонарушениям и разработку средств международного контроля за тем, чтобы ответчик был представлен для следствия или выдачи (2).

Обращает на себя внимание тот факт, что эти рекомендации не выходят за рамки пожеланий, приглашений и не принимают во внимание национальное законодательство, регулирующее принятие соответствующих решений.

При решении вопросов борьбы с преступностью документы ООН исходят из того, что признание достоинства, присущего всем членам человеческого общества, а также их равных и неотъемлемых прав является основой свободы, справедливости и мира во всем мире, т.е. утверждают неразделимость целей обеспечения международной безопасности и защиты прав человека (3).

Первый конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями принял комплекс минимальных правил по обращению с преступниками (4).

В предварительных замечаниях к правилам указывается, что они не имеют целью детальное описание модели пенитенциарной системы. Они призваны лишь установить, на основе общепринятых современных концепций и практики, принципы и правила надлежащей пенитенциарной организации и обращения с преступниками. Указано также, что даже если эти правила и не могут быть применены в любом месте и в любое время с учетом многообразия юридических, социальных, экономических и географических условий, они должны стимулировать постоянные усилия для их реализации, ибо в них представлены минимальные условия, одобренные ООН.

В рассматриваемой области существует также региональное сотрудничество между государствами, имеющими сходные и близкие интересы. Таким образом, различные группы государств выступают как бы от имени всего мира. Поскольку такое сотрудничество обычно направлено на защиту политических и экономических интересов, в его сферу включены и проблемы борьбы против международной преступности.

Так, в статье 1 Устава Совета Европы (подписан в Лондоне 5 мая 1949 г.), записано: «Целью Совета Европы является осуществление более тесного союза между его членами для защиты и продвижения идеалов и принципов, являющихся их общим наследием, и содействовать их экономическому и социальному прогрессу» (5).

Совет Европы объединяет 21 государство: Австрию, Бельгию, Кипр, Данию, Францию, Германию, Грецию, Ирландию, Исландию, Италию, Лихтенштейн, Люксембург, Мальту, Нидерланды, Норвегию, Португалию, Испанию, Швецию, Швейцарию, Турцию и Великобританию.

Как и ООН, Совет Европы начал свою деятельность с принятия правил защиты личности.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, подписанная в Риме 4 ноября 1950 г., была достаточно быстро одобрена странами-членами Совета, поскольку положения, касающиеся защиты личности, являются частью их внутреннего права (6). Применение и толкование норм этой Конвенции относятся к компетенции Европейского Суда по правам человека, состоящего из судей, число которых равно числу членов Совета Европы.

Европейская комиссия по правам человека должна провести предварительное изучение, а Суд может принять дело к рассмотрению, только если Комиссия не достигла мирного урегулирования, как это определено в Конвенции (ст. 28).

9 января 1973 г. Советом Министров стран-членов Совета Европы были утверждены минимальные правила по обращению преступниками, преследующие те же цели, что и положения, одобренные первым конгрессом ООН.

Среди конвенций, принятых Советом Европы, необходимо отметить Европейскую конвенцию по осуждению терроризма, подписанную в Страсбурге 27 июня 1977 г.

В ст.1 этой конвенции записано:

«В целях выдачи преступников странами—участницами никакое из указанных ниже правонарушений не будет рассматриваться как правонарушение политическое, как нарушение, связанное с политическим правонарушением, или как правонарушение, вызванное политическими причинами:

а) нарушения, входящие в сферу применения Конвенции в части осуждения противозаконного захвата воздушных судов, подписанной в Гааге 16 декабря 1970 г.;

б) нарушения, входящие в сферу применения Конвенции в части осуждения противозаконных актов, направленных против безопасности гражданской авиации, подписанной в Монреале 23сентября 1971 г.;

в) тяжкие правонарушения, заключающиеся в посягательстве на жизнь, здоровье или свободу лиц, имеющих право на международную защиту, включая дипломатических работников;

г) нарушения, включающие похищение и захват заложников, а также незаконное лишение свободы лиц;

д) нарушения, связанные с применением бомб, гранат, взрывателей (возможно, и реактивных снарядов), автоматического оружия, а также писем или посылок-ловушек в той мере, в какой их применение представляет опасность для людей;

е) попытка совершить одно из вышеуказанных нарушений или участие в качестве соучастников лица, которое совершает или пытается совершить такое правонарушение».

Кроме того, согласно ст.2:

«1. При необходимости выдачи преступников между государствами-участниками какое-либо государство может и не рассматривать как политическое нарушение, как нарушение, связанное с политическим нарушением, или как нарушение, вызванное политическими причинами, любой акт насилия, не предусмотренный в ст.1 и направленный против жизни, личной неприкосновенности или свободы лиц.

То же самое относится и к любому тяжкому посягательству на имущество, за исключением указанного в ст.1, если оно создает коллективную опасность для людей.

То же самое относится к попыткам совершить одно из вышеуказанных нарушений и к участию в качестве соисполнителя или пособника лица, которое совершает или пытается совершить такое правонарушение».

Гибкая формулировка ст.2 предоставляет запрашиваемому государству три возможных действия в случае запроса о выдаче:

рассматривать правонарушение как «политическое» в смысле ст. 2 и выдать требуемое лицо;

не рассматривать правонарушение как «политическое» и при этом отказать в выдаче по иным мотивам;

рассматривать правонарушение как «политическое» и отказать в выдаче.

Таким образом, даже в случае одобрения положений Конвенции государства сохраняют значительную свободу в своих оценках.

Следует также заметить, что ст.7 требует от запрашиваемого государства, отказавшего в выдаче, обязательной передачи дела своим компетентным органам для решения вопроса о применении наказания, если подозреваемое лицо было обнаружено на его территории и если государство получило запрос о выдаче от государства, подписавшего Конвенцию, компетенция которого в уголовном преследовании основана на нормах или на компетенции суда, закрепленных в его собственном законодательстве.

Наконец, ст.8 Конвенции предусматривает, что подписавшие ее государства согласны на значительно более широкую судебную взаимопомощь в сфере наказания в любой процедуре, касающейся нарушений, указанных в ст.1 или 2, и тем самым подчеркивает существенные принципы права.

Общие правила судебной взаимопомощи в уголовно-правовой области были утверждены в Конвенции о судебной взаимопомощи в этой сфере, подписанной в Страсбурге 20 апреля 1959 г., которые применяются в отношениях между многими государствами, входящими в Совет Европы.

Эта конвенция предусматривает, в частности, возможность поручения одного судебного учреждения другому выполнение 1ктов расследования или передачу вещественных доказательств, Дел и документов, а также производство обыска и изъятия предметов, передачу процессуальных актов и судебных решений, обеспечение явки в суд свидетелей, экспертов, других лиц.

Европейская конвенция об экстрадиции была подписана в Париже 13 декабря 1957 г. Как и многие другие европейские конвенции (подобно, например, Конвенции об осуждении терроризма) она не была одобрена всеми подписавшими ее странами (7). Согласно ее ст.1, договаривающиеся стороны обязуются на взаимной основе осуществлять выдачу лиц, которые разыскиваются за преступления или в целях осуществления приговора или других мер безопасности судебными властями требующей стороны. Право на экстрадицию возникает, если по законам требующей либо запрашиваемой стороны данное лицо приговорено к наказанию в виде лишения свободы на срок не менее одного года.

В отношении лиц, совершивших политические преступления или связанные с ними общеуголовные преступления, не возникает обязательства осуществить экстрадицию. Таким образом, договаривающиеся стороны вполне могут отказать в выдаче своих подданных, но в этом случае должны, по требованию запрашивающей стороны, передать дело на рассмотрение компетентных органов, чтобы судебный иск мог быть удовлетворен. В настоящее время существует целая система (Двусторонних соглашений об экстрадиции. При отсутствии специальных соглашений об экстрадиции государства должны соблюдать принцип всеобщей ответственности за преступления международного характера — типа работорговли, торговли женщинами и детьми, фальшивомонетничества, спекуляции наркотиками, некоторых актов терроризма, загрязнения морей нефтепродуктами. Этот принцип разрешает преследование иностранцев, совершивших правонарушения, предусмотренные международными конвенциями, независимо от действующих положений в том месте, где преступление было совершено.

Из региональных конвенций, можно отметить договор между странами Бенилюкса - Бельгией, Нидерландами и Люксембургом.

Договор об экстрадиции и судебной взаимопомощи в уголовно-правовой сфере был подписан 27 июня 1962 г. и вступил в силу 11 декабря 1967 г. Подобно европейской конвенции об экстрадиции этот договор дает ограничительный перечень правонарушений, допускающих выдачу преступников, причем преступления также определяются в соответствии с тяжестью санкций («лишение свободы»), которые, однако, зафиксированы на более низком уровне, чем в европейской конвенции;

таким образом, экстрадицию можно осуществить даже в отношении лиц, совершивших относительно малозначительные правонарушения.

Что касается других аспектов, в частности, процедуры экстрадиции и актов полицейского сотрудничества, то в договоре подчеркивается, что чем ближе страны как территориально, так и в смысле социальных, экономических и политических условий, тем более гибкими могут быть принимаемые процедуры.

Упомянутые европейские конвенции были рассмотрены лишь в качестве примеров, число которых, естественно, можно было бы умножить. На этих примерах хотелось бы показать, что существование региональных органов, обусловливающих более тесное и постоянное сотрудничество между государствами, значительно облегчает разработку и применение международных соглашений.

Однако на пути решения этих задач стоят такие препятствия, как понятые на национальном уровне интересы отдельных государств. Трудности возникают уже на стадии разработки соглашений и рекомендаций. Рекомендации упомянутого выше седьмого конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями воспринимаются иногда именно как настоятельный призыв ко всем странам предпринять эффективные действия против международной преступности.

Но главные трудности, повторяем, существуют на национальном уровне, хотя они иногда облегчаются за счет сотрудничества в рамках региональных органов, при применении конвенций, подписываемых в результате такого сотрудничества.

Взаимопомощь полицейских и судебных органов призвана облегчить выявление преступлений и их виновников и таким образом способствовать более эффективной борьбе с преступностью. Совершенствование правил экстрадиции призвано улучшить и деятельность правосудия при возбуждении и рассмотрении дел в стране, где совершено нарушение, или в стране, гражданином которой является преступник.

Что касается установления эффективных санкций, учитывающих тяжесть преступлений, связанных со спекуляцией наркотиками или другими тяжкими правонарушениями, то здесь можно лишь предполагать, каким образом можно повысить эффективность этих санкций. В настоящее время речь идет, прежде всего, о предусмотренных законом сроках тюремного заключения. Есть ли другие эффективные санкции, кроме заключения в тюрьму, с того момента, как с полным правом была отменена смертная казнь — санкция по-человечески недопустимая? Может ли лишение свободы, примененное в отношении некоторых террористов, предотвратить совершение новых террористических актов с целью, например, добиться освобождения первых?

Мы видим, что между надеждами и пожеланиями, с одной стороны, и реальностью, с другой, находится пропасть, которую весьма трудно преодолеть.

В такой специфической области как международная экономическая преступность предусмотрены специальные санкции против юридических лиц, под прикрытием которых часто действуют преступники. Эффективность таких санкций определяется как раз тем, что эти юридические лица представляют собой искусственные объединения лиц физических и, поскольку такие организации легко моделировать и трансформировать, именно к ним необходимо применять меры воздействия.

Эти санкции не обязательно должны носить карательный характер. Они могут принимать форму превентивных мер безопасности, административных санкций и даже своеобразных санкций sui generis.

Среди этих санкций отметим судебное предписание, цель которого заключается исключительно в том, чтобы положить конец неестественной или даже опасной ситуации, а также поручительство, возмещение причиненного ущерба, лишение прав и привилегий, закрытие заведения и сходные санкции типа наложения секвестра, лишения прав юридического лица, публикаций в прессе и др. (10).

Что касается защиты прав личности, то на международном уровне эта задача реализуется путем принятия общих конвенций о правах человека, формирования минимальных стандартных правил, применимых к преступникам, а также мер в защиту жертв преступлений.

Помимо применения механизма уголовной или гражданской юстиции во многих странах практикуется возмещение государством ущерба жертвам тяжких преступлений, когда нет иного способа обеспечения компенсации (например, когда виновник неплатежеспособен или неизвестен). Преступлениями, допускающими такое вмешательство, являются в общем случае преступления против физических лиц или преступления, совершаемые с применением насилия и причинившие значительный ущерб (11).

Примечания

1. О ситуации до 1980 г. см.: Screvens R. La crminalite dans les grands centers. Revue de science criminelle et de droit penal compare. 1981, pp. 43 et 48.

2. Rapport du VII Congres des Nations Unies pour la prevention du crime et letraitement des delinquents, pp.75 — 80.

3. cm. Cots J.P., Pellet A. La Charte des Nations Unies. Paris, Economica, et Bruxelles, Bruylant, 1985. Pr6ambule, p. 13.

4. Droits de 1'homme. Recueil d'instruments internationaux. Nations Unies, N.Y.,1983 (ST/HR/1) Rev.2, pp.81 et ss.

5. Устав Совета Европы опубликован в издании: Международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1993, с. 120 — 131.

6. Текст на русском языке опубликован в: СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1989, с. 159 — 179.

7. К конвенции еще не присоединились Бельгия, Исландия, Мальта и Великобритания.

8. См., в частности: Screvens R. Collaboration en matiere penale et tentatives d'harmonisation du droit penal dans certains groupes d'Etats; in: Droit penaleuropeen, Presses Universitaires de Bruxelles, 1970, p.599 et ss.

9. В 1970 г. отмечалось: «При отсутствии стремления прийти к унификации наказаний, которой всегда представлялась нереальной главным образом по причине особых позиций у каждого государства, было бы желательно хотя бы снизить некоторые. расхождения в национальных законодательствах с тем, чтобы упростить проблемы, возникающие, в частности, при применении принципа двойного обвинения (что происходит еще довольно часто) и принципа непременного выполнения функций. В этой области прогресс еще мало заметен». Можно ли сегодня сказать иначе?

10. Sсгеvens R. Les sanctions applicables aux personnes morales, in: Les sanctions en matiere de delinquance economique, Fondation Internationale p6nale et penitentiaire, Actes des journees de Kristiansand, 10 — 13 sep Wmbre 1983 pp. 32; Les sanctions applicables aux personnes morales, in: Revue de droit p6nale et de crimionologie, 1980, pp. 163 — 190; et in: La responsabili la penale delle persone giuridiche in diretto comunitario, Milan, A. Gioffre, pp.165 — 194.

11. Rapport du VII Congres des Nations Unies, pp.160 et ss.; Rapport de la III Commission de 1'Union Internationale des Magistrate, reunie au Liechtenstein du 7 au 11 octobre 1984. Revue de droit penal et de criminologie, 1985, no 8, pp.154 et ss.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ТЕМА 7. Международное сотрудничество в рамках юридических неправительственных организаций ООН | Вынесение приговора в сфере уголовного права

Дата добавления: 2014-01-04; Просмотров: 179; Нарушение авторских прав?; Мы поможем в написании вашей работы!


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2021) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.014 сек.