Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Духовная безопасность

Читайте также:
  1. Авиационная безопасность
  2. Безопасность автоматизированных информационных систем
  3. БЕЗОПАСНОСТЬ В СПОРТИВНОМ ТУРИЗМЕ И ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ ВИДАХ ОТДЫХА
  4. БЕЗОПАСНОСТЬ ГРУЗА И ЗАЩИТА ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
  5. БЕЗОПАСНОСТЬ МЕЖДУНАРОДНОГО ТУРИЗМА КАК ГЛАВНЕЙШЕЕ ЕГО УСЛОВИЕ
  6. Безопасность на водном транспорте
  7. БЕЗОПАСНОСТЬ РАБОТЫ НА ПЕРСОНАЛЬНЫХ ЭЛЕКТРОННО-ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫХ МАШИНАХ
  8. Безопасность эксплуатации компрессорных установок
  9. Верования и духовная культура
  10. Духовная жизнь восточных славян IX-XII вв. Принятие христианства и распространение письменности
  11. Защита информации и информационная безопасность

Понятие «духовная безопасность». Духовная безопасность – 1) Система отношений между субъектами общественной жизни, которая обеспечивает благоприятные условия для созидательной духовной жизни и правильного духовного развития; 2) Состояние защищенности жизненно важных духовных интересов и потребностей личности, общества и государства; 3) Способность личности, общества и государства сохранять и развивать позитивную созидательную духовность. Для достижения духовной безопасности необходимо гармоничное развитие всех трех указанных в данном определении направлений) специфическая составная часть национальной безопасности, «включенная» во все ее виды. Состояние личности, общества и властных структур, обеспечивающее их нормальное взаимоувязанное функционирование, а также созидательное культурно-цивилизационное развитие сложившегося или складывающегося национального образа жизни. С другой стороны, – это процесс сохранения и позитивного видоизменения идей, идеалов, ценностей, норм и традиций, господствующих в обществе, разделяемых массами людей и властными структурами в целях социального воспроизводства, гарантирующего устойчивость вектора, преемственность и динамику общественного развития.

«Духовная безопасность» связана с идеалами, прежде всего, духовного и нравственно-этического порядка. Они определяют не только ценностные приоритеты жизни всего общества, но и закрепленные позитивные формы их репродукции, транслирования и сохранения как святыни во всех проявлениях жизни народа. Духовная безопасность предполагает, прежде всего, сохранение жизни людей в их человеческом, а не животном, качестве.

Если исходить из содержания второй статьи Конституции Российской Федерации, то мы живем в государстве, где человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Эта правовая норма полностью совпадает с двухтысячелетним православным пониманием ценности личности. В социальном плане требуется сосредоточение общественного внимания и концентрации всех усилий на обеспечении всесторонней безопасности личности. Государственные интересы в сфере безопасности неизменно должны находиться в гармоничном соотношении с интересами человека.

Безопасность человека столь важна, что не сводима только к его личным правам и свободам, она превосходит даже право на жизнь, она есть главная задача всего общества. Безопасность государства фактически начинается с безопасности личности. Но, с другой стороны, не допустимо извращение духовно-мотивационной сферы личности, не может индивидуалистическая и материальная выгода преобладать над высшими духовными ценностями. В идеале необходимо стремиться к согласному равновесию всех аспектов безопасности.



Угроз безопасности человеку много: войны, революции, политический авантюризм, преступность, геноцид, психическая агрессия, духовная агрессия, псевдонаучные изыски, болезни, необратимые физиологические и биологические процессы, природно-космические катаклизмы и иные. Среди важнейших составляющих в безопасности можно выделить витальную, физическую, психическую, генетическую, репродуктивную, духовную, интеллектуально-когнитивную и другие. Например, опасным итогом витальной составляющей является физическая гибель человека. Основными сферами укрепления безопасности можно назвать духовно-мировоззренческую, производственно-экономическую, семейную, воспитательную, образовательную, юридическую, политическую, военную, культурно-досуговую, религиозно-обрядовую и иные.

Феномен «духовная безопасность» – неотъемлемый компонент национальной безопасности, потому что религиозные установки, в частности, выступают как источники права и стратегических политических целей. Все существующие правовые системы возникли на базе тех или иных вероучений. Религиозные установки населения явно или скрытно воздействуют в нынешней России на социальные процессы, культуру (в том числе политическую), правосознание, правопорядок, семейный уклад и статус человека.

Деятельность религиозных объединений предполагает обеспечение духовной безопасности, усиление созидательных процессов в обществе. В правовой сфере для российских граждан немаловажное значение имеет реальная позиция государства по отношению к духовности. Для граждан и государственных служащих важно помнить, что качества духовности определяют, каковы будут правосознание и нравственность людей.

За последние 10-12 лет в России наблюдается резкое увеличение количества зарегистрированных религиозных нетрадиционных объединений, хотя, как правило, численность адептов в каждом из них невелика. Среди них много деструктивных. Термин «секта» можно считать сложившимся устойчивым наименованием деструктивных культов, который имеет применение и в официальной юридической практике. В христианском смысле сектой называется всякий культ, отсекающий себя от полноты и законности общения с Богом и Его Церковью, создавший, развивающий и распространяющий свое самовольное (то есть, незаконное – например, 2 Тим. 2, 5) толкование этих отношений, поэтому находящийся вне благодати Божией.

Одной из характерных черт сект является установка на исключительность собственных «ценностей», убеждение в некоем «избранничестве Божьем», проявление оппозиционности и непримиримости к «инакомыслящим», социальная и бытовая агрессивность к иноверцам и нескрываемый прозелитизм. Источники и стимулы безнравственности и правонарушений в среде псевдорелигиозных движений двояки. Это могут быть какие-либо личные поводы, интересы отдельных адептов или групп. Правонарушители такого рода периодически появляются в любых социальных слоях. Но глубинные, стратегические по последствиям, антисоциальные особенности деструктивных культов кроются в их вероучениях (а не в официальных уставах и иных документах). Известно, что сознательно верующий человек весьма сильно отличается от того, который считает себя неверующим. Адепты культа, идентифицируя себя с его учением, легко становятся фанатичными исполнителями всяких экстремистских положений. Мотивация последователей деструктивных культов, как правило, сильна и устойчива. Неизбежным следствием указанного разрушительного подхода становится искажение бытия секты и ее адептов в мире, захват этим искажением всех ее сторонников, проявление различных форм внешней и внутренней деструктивности, в том числе и явного экстремизма.

Деструктивным культам свойственен прозелитизм. В настоящее время под прозелитизмом преимущественно понимается обращение из одного вероисповедания в другое с использованием методов и средств, противоречащих принципам, духу христианской любви и свободы личности. Например, православное миссионерство признает только те методы и средства, которые дозволяются христианской нравственностью, правилами и канонами православной церкви, и не приводят к нарушению светского законодательства.

Необходимо обращать внимание не только на явно деструктивные секты типа сатанистских. Как показывает практика, и внешне благопристойные деструктивные культы, в результате конъюнктурной маскировки под традиционные формы религиозности, духовно разлагают многих добропорядочных людей, имеющих здоровую естественную нравственность. Более того, конъюнктурная подмена в названии, как правило, влечет за собой и ложное мнение о том, что, скажем, все движения христианской ориентации вместе есть некое «древо» с равноценными ветвями. Тоже можно отметить в отношении ислама и буддизма.

Современная религиозная жизнь в России весьма многообразна. Велико зарубежное вмешательство в духовную и религиозную жизнь нашей страны. Четко различаются созидательные и деструктивные религиозные течения. Все это указывает на важность механизма взаимодействия государства и религиозных объединений.

В Белгородской области также отмечается деятельность различных сект местного и иностранного происхождения. Кроме того, осложняющим фактором в ней являются интенсивные миграционные процессы людей нетрадиционных религиозных склонностей, а также соседство Украины, в которой религиозная ситуация весьма напряженна и неустойчива.

Особенно важна проблема экстремизма и терроризма, нередко вырастающих на религиозной почве. Религиозные экстремисты отдают свои и чужие жизни для достижения целей своих лидеров. В современном мире кровавые религиозные конфликты весьма часты. Поэтому в средствах массовой информации и среди специалистов постоянно обсуждается тема религиозных и псевдорелигиозных деструктивных сект, которые все без исключения пытаются влиять на сознание граждан.

Первостепенной является проблема повышения эффективности прогнозирования, оценки, регулирования духовных и религиозных процессов на базе основополагающих правовых и нравственных принципов. В международном и российском законодательстве имеется достаточно много правовых норм, позволяющих решать эти проблемы. Однако реальная действенность их крайне мала. Это связано, прежде всего, со слабой подготовкой в этой сфере многих представителей властных структур и большей части населения нашей страны. Не достаточно определенно выражена и политика государства в это деликатной сфере. Кроме того, правовой механизм регулирования духовных процессов не доработан до необходимого для практики состояния: не хватает соответствующих специалистов, инструкций, методик, положений и т.п. в ведомствах и учреждениях. Особенно это касается правоохранительной, воспитательной и образовательной сфер.

Однако, к примеру, в документе, подготовленном Министерством образования и науки Российской Федерации: «Стратегия государственной молодежной политики в Российской Федерации, Москва, 2006» наблюдается забвение духовности, понятие «духовность» вообще отсутствует, а о нравственности упоминается лишь в единственном кратком перечне, да и то в последнюю очередь: «Основными задачами являются интеллектуальное, культурное, физическое и нравственное развитие обучающихся, их адаптация к жизни в обществе, создание основы для подготовки несовершеннолетних граждан к служению Отечеству на гражданском и военном поприще». Откуда и какая нравственность возникнет у молодежи, что конкретно является основой этой нравственности, остается неясным. О какой гражданственности и ответственности, о каком патриотизме и честности, иных важных человеческих качествах у молодежи можно говорить при таком подходе?

Схожая ситуация просматривается в Концепции безопасности Москвы в редакции от 02.12.2003 г. В этой концепции отражены проблемы безопасности Москвы, жизненно важные интересы города, его населения и каждого гражданина, основные виды угроз этим интересам, сформулированы цели, принципы и основные направления деятельности по обеспечению безопасности Москвы. В концепции констатируется, что «усиление конфронтационности в экономических, политических, духовно-нравственных, межнациональных областях делают ситуацию в Москве чреватой возможными крупными поворотами и чрезвычайными ситуациями». В ней указано, что «значимость угроз усиливается тем, что Москва исторически является духовным центром русской земли». Тем не менее, при ознакомлении с ней бросается в глаза очевидно недостаточное внимание к духовной безопасности и отсутствие конкретных предложений в этой сфере. Несмотря на признание особой духовной роли Москвы, духовные угрозы в концепции не выделены в самостоятельную группу.

В ходе решения проблем, связанных с духовной безопасностью, полезно учитывать рекомендации расширенного заседания Совета руководителей Центрального федерального округа (проведенного 21 июля 2004 г. в г. Курске), обсудившего вопрос: «Духовно-нравственное возрождение регионов: опыт взаимодействия с Русской Православной Церковью». Указанные рекомендации приведены в приложении №1.

Помимо традиционных созидательных религий в России действуют сотни таких религиозных объединений, которые выдумали собственные сомнительные варианты вероучений и духовных практик. Они имеют неодинаковые, но часто опасные, взгляды на право, государственность, власть, нравственность, ценность и статус человека. Приход к власти сторонников таких религиозных взглядов чреват конкретными последствиями (зачастую весьма неожиданными) для социальной жизни. Ведь правовосознание, нравственность, да и вся культура в значительной степени зависят от того, какие вероучения и как реально влияют на общество и его институты, на отдельные личности. Поэтому, помимо абстрактных соображений о «свободе совести», необходимо оценивать религиозные объединения по их подлинному отношению к социальным и духовным ценностям.

Среди самочинных религиозных объединений, к каковым относится, к примеру, так называемая организация «Свидетели Иеговы», встречаются весьма деструктивные культы (секты). Кстати, по поводу термина «секта» в обществе идут споры. Напомним, что можно определять понятие «секта», используя разные научные направления: психологические, политологические, социологические, правовые, философские, культурологические, аксиологические, теологические и иные. В духовно-религиозном понимании к секте относится любое вероучительное объединение, отсекающее себя от полноты общения с первоначально выбранным объектом поклонения (например, в случае монотеистических религий, ‒ с Богом), создавшее, развивающее и культивирующее свое самовольное толкование этих отношений, в том числе самовольное понимание священных книг и священной практики. Под деструктивным культом (сектой) обычно понимается разновидность религиозного культа, разрушительная по отношению к естественному гармоническому состоянию: духовному, психическому и физическому личности (внутренняя деструктивность), а также к созидательным традициям и нормам, сложившимся социальным структурам, культуре, порядку и обществу в целом (внешняя деструктивность).

Неизбежным следствием указанного разрушительного подхода становится искажение бытия секты и ее адептов в мире, захват этим искажением всех ее сторонников, проявление различных форм внешней и внутренней деструктивности, в том числе и явного экстремизма. А это означает, что на первое место выходит духовная безопасность личности, семьи, общества и государства. Поэтому во многих международных и российских правовых документах раскрывается значимость духовной безопасности. Например, ряд международных организаций уделяет большое внимание проблеме сект, что видно из приводимых далее официальных документов. Обращаем внимание читателя на систематическое использование в этих документах термина «секта».

Резолюция Европейского парламента («Berliner Dialog», 1996, № 3) однозначно определила, что нелегальная деятельность сект в европейском союзе должна быть ограничена и пресечена и что свобода религий не оправдывает нарушений прав человека. Далее приводятся выдержки:

«... – основываясь на рекомендации 1178 (1992) Совета Европы о сектах и новых религиозных движениях, ...

A) подтверждая свою приверженность основным принципам демократического правового государства, таким, как терпимость, свобода совести и религии, свобода мнений, свобода союзов и собраний;

C) принимая во внимание, что деятельность таких групп, как секты, сектоподобные союзы, превратилась в постоянно расширяющийся феномен, который в различных формах можно наблюдать по всему миру;

E) принимая во внимание, что, определенные секты, организационные структуры которых не ограничиваются отдельной страной и которые действуют во всем Европейском Союзе, постоянно нарушают права человека и совершают преступные деяния, как то: жестокое обращение с людьми, сексуальные домогательства, незаконное лишение свободы, торговля людьми, подстрекательство к насилию, распространение расистских воззрений, уклонение от уплаты налогов, незаконное перемещение капиталов, торговля оружием и наркотиками, нарушение трудового законодательства, незаконная врачебная деятельность; ...

1) подтверждает право на свободу мнений, совести и религии, а также на свободу союзов в границах, которые определяются необходимостью принимать во внимание свободу и частную жизнь личности, а также необходимостью защиты от таких деяний, как истязания, бесчеловечное и унижающее человеческое достоинство обращение, обращение в рабство и т. п.;

2) призывает государства-члены позаботиться о том, чтобы суды и полицейские власти действенно использовали существующие на национальном уровне правовые акты и инструменты, а также активно и более тесно сотрудничали между собой, особенно в рамках Европола, для того чтобы противостоять нарушениям основных прав, ответственность за которые несут секты;

3) призывает государства-члены проверить, являются ли действующие у них налоговые, уголовные и судебно-процессуальные законы достаточными, чтобы предотвратить возможность совершения такими группами противоправных действий;

4) призывает правительства стран-членов не предоставлять статус религиозной организации автоматически, а в случаях, когда речь идет о сектах, которые замешаны в незаконных или преступных деяниях, обдумать возможность лишения их статуса религиозного объединения, который гарантирует им налоговые льготы и определенную правовую защиту;

5) призывает в этой связи государства-члены усилить взаимный обмен информацией, для того, чтобы объединить сведения о феномене сектантства;

6) предлагает Совету разработать, предложить и возглавить проведение всех мероприятий, которые следуют из действенного применения предусмотренного разделом 6 договора о Европейском Сообществе инструментария, а также существующих правовых норм для того, чтобы ограничить и пресечь незаконную деятельность сект в Союзе: призывает Совет стимулировать сотрудничество между государствами ‒ членами Союза и третьими странами с целью организации поисков пропавших людей и облегчения их возвращения в общество;

7) призывает Европейскую Комиссию и государства-члены быть бдительными, для того, чтобы предотвратить возможность получения сектами государственной помощи;

8) уполномочивает собственный комитет по Основным свободам и внутренним делам предложить соответствующим комитетам национальных парламентов посвятить следующее совместное заседание проблеме сект; таким образом мог бы состояться обмен информацией об организациях, методах работы, отношении к сектам в отдельных государствах-членах, а также выявлены лучшие методы по ограничению нежелательной деятельности этих сект, а также стратегии информирования населения о них; результаты этого заседания должны быть представлены Пленуму в форме доклада; ...

Единогласное решение Совета Европы: запрос о создании организации помощи жертвам деструктивных культов (Агентство DPA. Страсбург, 22 июня 1999 г.):

Официальный пресс-релиз Совета Европы от 22 июня 1999 г.

Парламентская ассамблея Совета Европы сегодня единогласно приняла рекомендацию, заявляющую о чрезвычайной важности работы по предотвращению распространения опасных сект. «Серьезная законодательная инициатива относительно сект нежелательна», – заявила Ассамблея во время дебатов, развернувшихся в ходе ее летней сессии.

Рекомендация, которая была принята после дискуссии, указывает на то, что серьезная законодательная инициатива в этой области может вступить в противоречие со свободой совести и религии, гарантированной в 9-й статье Европейской конвенции о правах человека.

Тем не менее, серьезные инциденты, произошедшие в последние годы, заставили настоятельно потребовать, чтобы деятельность групп, обычно называемых сектами должна проходить в согласии с принципами демократических обществ.

Поэтому жизненно необходимо иметь доступ к надежной и объективной информации об этих группах, направленной в первую очередь к подросткам и преподаваемой в рамках школьной учебной программы, а также к детям последователей различных групп религиозного, эзотерического или спиритистского типа.

Исходя из этого, Ассамблея призывает правительства государств-членов:

-поддерживать создание независимых государственных или региональных информационных центров о сектах;

-включать информацию об истории и философии важных школ мысли и традиционных религиях в общую школьную программу;

-использовать нормальные процедуры уголовного и гражданского права против незаконной деятельности, осуществляемой этими группами;

-поддерживать создание неправительственных организаций для защиты жертв сектантства,

Ассамблея также заявила в Комитет министров Совета Европы о необходимости создания европейской организации для наблюдения за группами религиозного, эзотерического или спиритистского толка, что значительно облегчило бы обмен информацией между соответствующими центрами государств-членов. Совет Европы также должен предпринять действия для поощрения создания информационных центров в странах Центральной и Восточной Европы.

В Российском законодательстве также имеются правовые нормы, направленные на ограничение и запрет деятельности сект. Например:

В Концепции национальной безопасности Российской Федерации пишется о необходимости нейтрализации «религиозного экстремизма», о снижении «духовно-нравственного потенциала общества», об «экономической, демографической и культурно-религиозной экспансии сопредельных государств на российскую территорию». В ней указано, что обеспечение национальной безопасности Российской Федерации включает защиту культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни, сохранение культурного достояния всех народов России, формирование государственной политики в области духовного и нравственного воспитания населения противодействие негативному влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров.

Военная доктрина Российской Федерации обращает внимание на религиозный экстремизм, на противоправную деятельность религиозных движений, организаций, структур, направленную на нарушение единства и территориальной целостности Российской Федерации, дестабилизацию внутриполитической обстановки в стране.

В Доктрине информационной безопасности Российской Федерации в разделе «В сфере духовной жизни» указывается на наиболее опасные угрозы информационной безопасности в этой сфере, в частности: на возможность нарушения общественной стабильности, нанесение вреда здоровью и жизни граждан вследствие деятельности религиозных объединений, проповедующих религиозный фундаментализм, а также тоталитарных религиозных сект. В качестве основных направлений обеспечения информационной безопасности Российской Федерации в сфере духовной жизни указываются, в частности:

-выработка цивилизованных форм и способов общественного контроля за формированием в обществе духовных ценностей, отвечающих национальным интересам страны, воспитанием патриотизма и гражданской ответственности за ее судьбу;

-формирование правовых и организационных механизмов обеспечения конституционных прав и свобод граждан, повышение их правовой культуры в интересах противодействия сознательному или непреднамеренному нарушению этих конституционных прав и свобод в сфере духовной жизни.

Федеральный Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Статья 14. Приостановление деятельности религиозного объединения, ликвидация религиозной организации и запрет на деятельность религиозного объединения в случае нарушения ими законодательства.

1. Религиозные организации могут быть ликвидированы:

по решению суда в случае неоднократных или грубых нарушений норм Конституции Российской Федерации, настоящего Федерального закона и иных федеральных законов либо в случае систематического осуществления религиозной организацией деятельности, противоречащей целям ее создания (уставным целям);

2. Основаниями для ликвидации религиозной организации и запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке являются:

- нарушение общественной безопасности и общественного порядка;

- действия, направленные на осуществление экстремистской деятельности;

- принуждение к разрушению семьи;

- посягательство на личность, права и свободы граждан;

- нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий;

- склонение к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии;

- воспрепятствование получению обязательного образования;

- принуждение членов и последователей религиозного объединения и иных лиц к отчуждению принадлежащего им имущества в пользу религиозного объединения;

- воспрепятствование угрозой причинения вреда жизни, здоровью, имуществу, если есть опасность реального ее исполнения, или применения насильственного воздействия, другими противоправными действиями выходу гражданина из религиозного объединения;

- побуждение граждан к отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей и совершению иных противоправных действий.

Конституционный суд Российской Федерации

Постановление от 23 ноября 1999 г. N 16-п

По делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 года «О свободе совести и о религиозных объединениях» в связи с жалобами религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения «Христианская церковь прославления»

Именем Российской Федерации

4. В демократическом обществе с присущим ему религиозным плюрализмом, как следует из статей 17 (часть 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им положений статьи 18 (пункты 2 и 3) Международного пакта о гражданских и политических правах, а также статьи 9 (пункт 2) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подобного рода ограничения могут быть предусмотрены законом, если это необходимо в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности или для защиты прав и свобод других лиц. Государство вправе предусмотреть определенные преграды, с тем, чтобы не предоставлять статус религиозной организации автоматически, не допускать легализации сект, нарушающих права человека и совершающих незаконные и преступные деяния, а также воспрепятствовать миссионерской деятельности (в том числе в связи с проблемой прозелитизма), если она несовместима с уважением к свободе мысли, совести и религии других и к иным конституционным правам и свободам, а именно сопровождается предложением материальных или социальных выгод с целью вербовки новых членов в церковь, неправомерным воздействием на людей, находящихся в нужде или в бедственном положении, психологическим давлением или угрозой применения насилия и т.п. На это, в частности, обращается внимание в Постановлении Европейского парламента от 12 февраля 1996 года «О сектах в Европе» и в рекомендации Совета Европы N 1178 (1992) «О сектах и новых религиозных движениях», а также в Постановлениях Европейского суда по правам человека от 25 мая 1993 года (Series А N 260-А) и от 26 сентября 1996 года (Reports of Judgments and Decisions, 1996-IV), разъяснивших характер и масштаб обязательств государства, вытекающих из статьи 9 названной Конвенции.

 

Вопросы для повторения:

1. Православие и другие религиозные движения, проблемы диалога

2. Понятие термина экуменизм.

3. «Христианский» и нехристианский экуменизм.

4. Православное объяснение неопознанных летающих объектов (НЛО).

5. Духовная безопасность и ее краткая характеристика

Резюме по теме:

В заключительной главе своего фундаментального труда «Пути русского богословия», вышедшего в 1937 году, протоиерей Георгий Флоровский писал: «Наступает время, когда богословие перестает быть личным или «частным делом», которым каждый волен заниматься или не заниматься, в зависимости от своей одаренности, влечений, вдохновения. В нынешний лукавый и судный день богословие вновь становится каким-то «общим делом», становится всеобщим и кафолическим призванием... Вновь открывается богословская эпоха... Наше время вновь призвано к богословию...» (Прот. Георгий Флоровский. Пути русского богословия. Париж, 1937. С. 517).

Там же он наметил основные «мотивы и элементы», из которых, по его мнению, складывается «творческий постулат русского богословия в обстановке современности», а именно: «молитвенное воцерковление—апокалиптическая верность—возвращение к Отцам—свободная встреча с Западом».

Как бы мы ни относились к той жесткой оценке русского богословия, которая была дана отцом Георгием в его книге, нельзя, однако, пройти мимо поднятых им вопросов. И это, прежде всего, касается 4-х положений его постулата. Поэтому мне хотелось бы предложить для дискуссии и вопрос о том, в какой мере православное богословие XX века следовало этому постулату, и каково его значение для нас сегодня?

Представляется, что, оглядываясь на путь, пройденный православным богословием за прошедшие десятилетия, можно сказать, что в целом оно стремилось следовать «творческому постулату», о котором говорил выдающийся русский патролог и богослов. И вот каким образом.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
| Духовная безопасность

Дата добавления: 2013-12-13; Просмотров: 1349; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.167.250.64
Генерация страницы за: 0.011 сек.