Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Институциональные преобразования в современной экономике: локальные и глобальные институциональные изменения


Доверь свою работу кандидату наук!
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Наиболее прочные и социально целесообразные институты фиксируются в традициях, неформальных нормах, а затем в писанном праве.

Понятие «институт» в институционально-эволюционной теории, функции и виды институтов.

Основные положения институционально-эволюционной теории. Понятие, функции и виды институтов

Тема15. Институционализация таможенного дела

Раскрывается сущность современной теории институциализации и проводится ее анализ. Дается определение понятия «институт», а также функции и виды институтов. Описываются ключевые положения институционально-эволюционной теории. Приводятся примеры институциональных преобразований в современной экономике: локальных и глобальных институциональных изменений. Раскрываются особенности таможенной службы как института. Дается определение и анализ возможностей формирования альтернативных моделей института таможенного администрирования.Рассматривается сущность управления развитием таможенного дела на основе институционального подхода.

Вопросы:

1. Основные положения институционально-эволюционной теории. Понятие, функции и виды институтов.

2. Институциональные преобразования в современной экономике: локальные и глобальные институциональные изменения.

3. Особенности таможенной службы как института.

4. Управление развитием таможенного дела на основе институционального подхода.

 

Рекомендуемая литература:

1. Макрусев В.В. Основы системного анализа: Учебник. – М.: РИО РТА, 2006.

2. Дианова В.Ю., Макрусев В.В. Маркетинг таможенных услуг: Учебник. –М.: РИО РТА, 2005.

3. Концепция развития таможенных органов России, утвержденная распоряжением правительства России от № 2225

4. Бренделеева Е.А. Неоинституциональная экономическая теория.- М: Дело и Сервис, 2006.

5. Введение в институциональную экономику: учеб. Пособие / Под ред. Д.С. Львова. – М.: «Издательство «Экономика», 2005.

6. Норт. Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. – М: Фонд экономической книги «Начала», 1997



Институализация таможенного дела России сопровождается рядом трудностей, которые вызваны, в первую очередь, отсутствием адекватного теоретико-методологического инструментария анализа и синтеза таможенных институтов. Здесь особенно актуальной является проблема разработки теории институциализации Федеральной таможенной службы и формирования соответствующей методологии управления такими процессами.

Основу создания соответствующей теоретико-методологической базы составляют современные теории институционального развития. Проанализируем наиболее предпочтительные из них.

В настоящее время одной из наиболее значимых в практическом отношении является школа институционально-эволюционного направления. Она объединяет в своих рядах многих крупных экономистов - лауреатов Нобелевской премии последних лет. Представители современного направления институциализации или неоинституциализации, - это известные американские ученые Д. Белл, Л. Клейн, Д. Норт, О. Тоффлер, Р. Хейлбронер, У. Льюис, В. Репке, шведский экономист Г. Мюрдаль, французские экономисты Ф. Перру и Р. Буайе.

В последнее десятилетие интерес к институциональной теории, и в особенности к ее неоинституциональному направлению значительно возрос. Это связано со стремлением рассмотреть современные социально-экономические (и не только) процессы комплексно и всесторонне. Такая тенденция не обошла стороной и Россию.

Теория общего экономического равновесия, доминирующая в настоящее время как в науке, так и в образовании, не вполне согласуется с реальностью, по крайней мере, в ее классическом варианте. Существуют и другие области, где данная теория не обеспечивает адекватного методологического подхода к исследованию процессов и объектов. Социально-экономические институты – одна из них. Сейчас нет сомнений в том, что они – ключевое понятие для объяснения, происходящего в современной экономике, в частности, в экономиках переходного периода, таких, как российская.

Как возникают социально-экономические институты, как они далее развиваются, по каким законам, что такое институциализация и какова ее сущность – на эти действительно важные и актуальные сегодня вопросы и пытаются ответить как российские, так и западные исследователи, придерживающиеся основных принципов так называемого институционально-эволюционного подхода.

Теория институциализации направлена на совершенствование рыночного хозяйства не путем прямого вмешательства государства в экономику, а через согласованное развитие государственных и экономических институтов, через формирование целостной институциональной структуры общества – в этом состоит ее важное непреходящее значение.

Необходимость в новом подходе к изучению социально-экономических процессов, признающем важную роль социальных, правовых норм, организационно-технологических подходов и исследующем механизмы их трансформации в реально действующую организацию - институт, возникла на рубеже XIX – XX веков. Такой подход был впервые представлен в наиболее известных трудах ее основоположника американского экономиста Т. Веблена (1857-1929): «Почему экономика не эволюционная наука?» (1898 г.), «Теория праздного класса: экономическое исследование об институтах» (1899 г.). Именно Т. Веблен является автором ключевых идей и концепций, образующих современную теорию институционализации.

Характерное для экономистов данного направления стремление изучить внеэкономические явления, включить социальные, политические, психологические и другие влияния в структуру собственно экономического исследования, нашло отражение во введении термина «институт», а рассмотрение процесса формирования организации-института в условиях предыстории дало название всему направлению - институционально-эволюционная теория.

60-80-е годы ХХ века принято считать периодом, когда произошло разделение институциональной доктрины на «старую» и «новую».

Первая, придерживаясь традиций Веблена, рассматривает институты прежде всего как социально-психологические феномены, уделяя большое внимание изучению эволюционных механизмов институциональной динамики и влиянию социально-культурных норм на экономическое и технологическое развитие. Философской основой этой доктрины сегодня служит гносеологическая теория «трансцендентального реализма» (Р. Баскар, Т. Лоусон). Согласно ей, человеческое сознание и поведение являются результатом «подчинения» чувственной эмпирической информации стереотипам и концепциям, которые формируются в сознании каждого человека в ходе процесса социализации и, в конечном счете, определяют, каким образом человек воспринимает чувственную информацию (что им признается, что отбрасывается, какие делаются заключения).



«Новая» институализация (неоинституализация), развиваемая в работах Д. Норта, М. Олсона, Р. Познера, О. Уильямсона, Г. Демсеца, Р. Нельсона, С. Винтера, Дж. Бьюкенена и др., по своей структуре никогда не отличалась внутренней однородностью. Между ее отдельными ветвями обнаруживаются не только терминологические, но и серьезные концептуальные расхождения. В то же время, как считает Р. И. Капелюшников[1], значение этих расхождений не следует переоценивать. Сегодня неоинституализация предстает как целое семейство подходов, объединенных несколькими общими идеями.

Неоинституализация соединила использование неоклассического подхода с традиционным для данного течения интересом к формированию и функционированию общественных институтов. Однако неоинституалисты считают институты не столько культурным или психологическим феноменом, сколько набором правовых норм и неформальных правил, жестко направляющих экономическое поведение индивида и организаций («правила игры», по определению Д. Норта).

Неоинституалисты, как и представители «старой», традиционной институциализации, пытались наладить связи между экономической теорией, правом, теорией организации. Однако между «старыми» (типа Т. Веблена, Дж. Коммонса, Дж. К. Гэлбрейта) и «новыми» институциалистами есть, по крайней мере, три коренных различия.

Во-первых, «старые» институциалисты (например, Дж. Коммонс в «Правовых основах капитализма») шли к социально-экономическому институту от политики и права, пытаясь изучать проблемы современной экономической теории методами других наук об обществе; «новые» же институциалисты идут прямо противоположным путем - изучают политологические, правовые и прочие проблемы методами неоклассической экономической теории, и, прежде всего, с применением аппарата современной микроэкономики, теории игр, исследования операций и др..

Во-вторых, традиционная институциализация основывалась главным образом на индуктивном методе, стремился идти от частных случаев к обобщениям (от частного к целому); «новая» институциализация идет дедуктивным путем – от общесистемных взглядов к объяснению конкретных социально-экономических явлений (от целого к частному).

В-третьих, традиционная институциализация обращала преимущественное внимание на действия коллективов (главным образом, профсоюзов и правительства по защите интересов индивидов), новая же ставит во главу угла независимого индивида, который по своей воле и в соответствии со своими интересами решает, членом каких коллективов ему выгоднее быть[2].

В целом, с учетом общих принципов и подходов, объединяющих «старую» и «новую» доктрины институциализации, оба течения выступают сегодня, как правило, под одним названием - институционально-эволюционная теория.

В основе теории лежит эволюционный подход. Его ключевым моментом является то, что состав действующих в экономике элементов меняется по законам естественного отбора. В длительном процессе эволюции наблюдаются такие явления, которые теория общего экономического равновесия объяснить не может.

Хотя история использования эволюционного подхода восходит еще к А. Смиту и Ч. Дарвину, попытки перенести эволюционные идеи на экономическую почву были неплодотворны до тех пор, пока не была выделен элемент как «единица селекции»: институт - субстанция, обладающая устойчивостью во времени, передающаяся от одних экономических субъектов другим и в то же время способная к изменению.

Большой вклад в развитие эволюционной экономики внес Й. Шумпетер, основные труды которого вышли в 30-е гг. ХХ в. Он говорил о многообразии эволюции фирм и их различной роли в общем эволюционном процессе. Он ввел понятие «конструктивного разрушения». Речь идет о механизмах разрушения старого в процессе эволюции и освобождения места для создания и развития нового. По существу, Шумпетер утверждал, что эволюция сама создает такие механизмы, являющиеся в каком-то смысле оптимальными. Слишком быстрое, обвальное разрушение плохо, так как оно доминирует и препятствует созданию нового. Отсутствие разрушающего механизма также плохо, так как старое закрывает дорогу новому. В результате эволюция вырабатывает средний, сбалансированный путь[3].

Что касается современных экономистов – Р. Нельсон и С. Винтер (представители новой институциональной теории) еще в 1982 г. написали книгу «An Evolutionary Theory of Economic Change». Эта книга создала формальную основу для некоторых понятий и идей, сформулированных ранее, но не так четко. Отдельные понятия, использованные в книге, уже вошли в повседневный обиход исследователей, например, «способ поведения» или «рутина»[4]. Согласно Р. Нельсону и С. Винтеру, базовой идеей эволюционной экономики является концепция экономического «естественного отбора», когда «развитие наиболее конкурентоспособных хозяйствующих субъектов происходит за счет вытеснения из экономического пространства других членов популяции хозяйствующих субъектов».[5]

Нельзя не сказать о связи институциализации с социологией. «Согласно Веберу, социология начинается там, где обнаруживается, что экономический человек – слишком упрощенная модель человека».[6] Институциалисты вносят новые краски в портрет экономического человека. В отличие практически от всех остальных направлений экономической теории они не исходят из человеческой природы как из данности, а пытаются изучить закономерности ее формирования и эволюции (точно так же институциалисты относятся и к социально-экономическим системам).

В отличие от классической экономической доктрины, рассматривающей социально-экономическую систему как механическую общность изолированных друг от друга индивидов ("атомизм") и выводящей свойства системы из свойств составляющих ее элементов (индивидов), институциалисты подчеркивают важность связей между элементами для формирования свойств, как самих элементов, так и системы в целом. Этот подход, обозначаемый понятием "холизм" (целостность) или "органицизм", означает преобладание социальных отношений над психофизическими качествами индивидов, что определяет сущностные свойства социально-экономической системы. Современная наука все в большей мере сосредоточивается на изучении взаимодействия между элементами системы, следуя методическому подходу, обоснованному теорией систем и кибернетикой.

Согласно современному научному видению, экономика рассматривается как эволюционирующая открытая система, испытывающая постоянные воздействия внешней среды (культуры, политической обстановки, природы) и реагирующая на них. Поэтому институциализация отрицает важнейший постулат классической теории - стремление экономики к равновесию, рассматривая его как нетипичное и очень кратковременное состояние. Влияние факторов, способствующих приближению системы к равновесию, перекрывается более мощными внешними воздействиями и, что самое главное, эндогенными силами, порождающими в системе состояние "напряженности", бесконечный процесс изменений и развития.

Главный эндогенный механизм такого рода - "кумулятивная причинность" ("cumulative causation"). Это понятие, сформулированное Вебленом, может быть переведено также как "положительная обратная связь". Эффект "кумулятивной причинности" Веблен объяснял тем, что действия, направленные на достижение цели (а такова, в сущности, вся человеческая деятельность), могут в принципе разворачиваться до бесконечности: в процессе деятельности меняется и человек, и цель, к которой он стремится. Подобное наблюдение, утверждал Веблен, применимо и к экономике.

Поэтому «современная наука все в большей мере становится теорией процесса последовательных изменений, понимаемых как изменения самоподдерживающиеся, саморазвивающиеся и не имеющие конечной цели»[7]. Процессы, характеризующиеся положительной обратной связью, присущи открытой системе (с этой точки зрения неоклассическое равновесие - результат процесса с отрицательной обратной связью в закрытой системе; весь маржинализм с его идеей убывания переменных - производительности, рентабельности и др. - также построен на этом принципе).

Но и положительная обратная связь может привести к завершению процесса, если достигнутому результату присущи самоподдерживающиеся свойства и устойчивость (эффект блокировки). Устойчивые социально-экономические организации и становятся тем, что Веблен и его последователи называют "институтом". В качестве иллюстрации эффекта блокировки Веблен приводит политические и экономические структуры Великобритании накануне первой мировой войны, которые сложились еще в начале эпохи промышленной революции. Став устойчивыми и самоорганизующимися, эти институты более не соответствовали требованиям времени и обусловили отставание британской экономики от германской.

Устойчивость системы, возникающая вследствие эффекта блокировки, время от времени нарушается, когда внутренние и внешние факторы подрывают совместимость и взаимную "сцепленность" институтов. Одним из главных факторов экономических изменений - причем в отличие от оклассической школы не экзогенных, а эндогенных - институциалисты считают технологическое развитие. После этого наступает период радикальных изменений в обществе, в социально-экономических институтах и в экономике, запускается механизм институционализации, формируется новая институциональная целостность, составляющая институциональную матрицу общества и государства.

Таким образом, социально-экономический институт - центральный элемент анализа в институционально-эволюционной теории.

Необходимо отметить, что институционально-эволюционная теория значительно шире, чем неоклассическая, и по объекту анализа (социально-экономические и социально-психологические основания экономической деятельности), и по методологии (изучение институтов в процессе их эволюционного развития).

Дж. Сильверберг и Б. Верспаген сравнивают неоклассическую теорию с ньютоновской физикой, отмечая, что эволюционизм представляет более широкую картину экономической жизни, в которой присутствует элемент случайности[8]. Такое сравнение вполне оправданно, особенно если учесть, как много идей и представлений вобрала в себя современная институционально-эволюционная теория из биологии, кибернетики, теории систем и других наук. Еще более определенно высказался Дж. Ходжсон: "Неоклассическую экономику можно рассматривать как особый и частный случай "старой" институциональной экономики. Институциалисты способны достичь более высокого уровня теоретического обобщения"[9].

Сам термин "эволюция" понимается как процесс изменения институтов и не содержит оценочного суждения о быстроте или постепенности этих изменений. Выбор того или иного подхода к изменениям в экономической и политической практике определяется конкретными социально-экономическими условиями.

Существенным отличием институционально-экономической теории является признание path dependence (зависимости от прошлого) как преобладающего типа эволюции сочетается с вниманием и интересом к многочисленным проявлениям действия эволюционных механизмов, которые укрепляют остановившиеся в своем развитии институты и тем самым подталкивают общество к решительным социально-экономическим изменениям. Об этом пишет Дж. Ходжсон; он разделяет точку зрения "нового" институциалиста М. Олсона о том, что все охватывающие радикальные перемены в прошлом помогли обеспечить экономический рост путем преодоления инерции "окостеневших, мешающих развитию институтов". Научный анализ, продолжает Ходжсон, приводит к выводу, что "требуются радикальные решения глубоко укоренившихся проблем, которые угрожают многим из ведущих индустриальных стран"[10].

Особенно важным является то, что институциализация поддерживает активную роль государства в рыночной экономике. Это обосновывается, в частности, принципом неоднородности, связывающим жизнеспособность системы с наличием в ней элементов различной природы. Но роль государства понимается не в кейнсианском и тем более не в марксистском смысле. Государство должно активно влиять на институциональную среду в экономике, потому что спонтанная селекция институтов, как убедительно показывает эволюционная теория, далеко не всегда отбирает лучшие, оптимальные варианты. Напротив, она может укрепить такие институты, которые, противоречат интересам общества. Именно отсюда вытекает необходимость управления институализацией, ее развитием.

Институциональная экономика не может строить свой методологический инструментарий, опираясь исключительно на неоклассическую теорию, поскольку инструментарий последней довольно ограничен и пригоден только для анализа равновесных экономических ситуаций; все остальное пространство хозяйственной жизни, а также исторический аспект формирования того или иного явления, остается вне поля зрения указанной теории.[11]. Методология неоинституционального подхода в этом аспекте отличается довольно существенно. В ее рамках отсутствуют построения идеальных экономических систем, а существующие институты сопоставляются по своей действительности не с идеалом, а друг с другом.

Следует выделить три методологических принципа, которыми руководствуются все институциалисты, начиная с Веблена.

Первый – междисциплинарный подход, предполагающий связь с другими обществоведческими дисциплинами – социологией, политологией, историей, математический и др.

Другой методологический принцип – это принцип историзма. Он выражается в стремлении выявить движущие силы и факторы развития, основные тенденции общественной эволюции, а также обосновать целенаправленное воздействие на перспективы общественного развития.

В качестве третьего принципа можно выделить внимание институционалистов к общественным противоречиям. Обратившись к изучению реальной экономической жизни, институциалисты особое внимание уделяют проблемам экономической власти, связанным с процессами монополизации и возрастанием вмешательства государства в социально-экономические процессы.

В рамках институционально-эволюционной теории существует целый ряд определения институтов. Веблен, например, называл институтами «привычки и стереотипы мышления, разделяемые большим числом членов общества»[12], а Д. Норт понимает под институтами формализованные правила, механизмы, обеспечивающие их выполнение, и неформализованные нормы поведения, которые структурируют повторяющиеся взаимодействия между людьми.[13]

В целом, все определения институтов подчеркивают признак привычности, устойчивости и распространенности. Институты первоначально возникают на базе человеческих инстинктов и простейших потребностей; способствуя их удовлетворению, они приобретают самоподдерживающийся характер и, по принципу обратной связи, формируют стереотипы мышления.

Хотя институты могут устаревать, в целом они создают ту социально-культурную ткань, без которой деятельность человека невозможна: институты формируют связи между людьми, стирают различия в индивидуальном поведении и, что самое главное, делают поведение индивида понятным и предсказуемым для других.[14]

В центре внимания неоинституциалистов – анализ структуры, правления и поведения таких институтов, как собственность, фирма, государство, государственные институты. Институциональная система представляет собой, по их мнению, как бы внутреннюю структурную часть общества (институциональную матрицу общества), на которую постоянно оказывают влияние различные внешние факторы, такие как научно-технический прогресс, демографические, природные процессы, сеть правовых и политических структур, социальные институты (семья, религия, общественные организации и пр.), международные отношения, духовные влияния.

Неоинституциалисты полагают, что между этими факторами существует динамическая противоречивая взаимосвязь, реализация которой обусловливает механизм социальной эволюции. Так, в этом контексте для Д. Норта важным представляется различение институтов (как норм, правил), и организаций (как институтов)[15]. Организации включают в себя политические структуры (политические партии, Сенат, городской совет и т.д.), социальные структуры (церкви, клубы, профсоюзы, спортивные ассоциации) и, наконец, образовательные структуры (школы, университеты, центры переподготовки). Организации, по мнению ученого, представляют собой группы, состоящие из отдельных людей, связанных общими интересами для достижения цели. Для него особый смысл имеет анализ связи, существующей между ними. Он приходит к выводу, что организации играют роль своего рода медиаторов институциональных изменений.

Возникновение, эволюция организаций находятся под глубоким влиянием норм и правил. В свою очередь, сами организации оказывают влияние на правовые институты. Заслугой исследователя явилось доказательство того, что именно социально-экономические институты и перемены, происходящие в них, ответственны за широкую дивергенцию траекторий исторических изменений у разных наций, государств и экономик.

Следует признать, что доминирующее место в осмыслении феномена социально-экономического института занимает его характеристика с точки зрения феноменологических, чисто внешних проявлений. Прежде всего, институт видится как группа людей, объединенная целью для выполнения социально значимой функции. Такая широкая трактовка института дает основание рассматривать в качестве данного общественного образования любое сообщество людей. Подобная трактовка института близка к пониманию его как организации или учреждения, она встречается у социологов[16], историков[17], политологов[18]. Для юристов по-прежнему характерным остается понимание института как комплекса правовых норм, обеспечивающих регулирование данной разновидности отношений [19].

Вместе с тем в последние годы в отечественных экономических и социальных науках все более заметно стремление к изучению внутренней структуры института, анализу специфики содержания конкретного общественного образования. Так, в “Российской социологической энциклопедии” отмечается, что понятие “институт” “подразумевает возможность обобщения абстрагированных из многообразных действий людей наиболее существенных типов деятельности и социальных отношений путем соотнесения их с фундаментальными целями и потребностями социально-экономической системы”[20].

Другие ученые выделяют, прежде всего, такие структурные компоненты социально-экономического института, как определенный набор целесообразно ориентированных стандартов поведения определенных лиц в конкретных ситуациях, социальные статусы, социальные роли и нормы (включая законы, обычаи, традиции), которые легитимируют их деятельность и формализуют отношения между ними[21].

Вполне естественно, что каждый институт характеризуется специфическими, только ему присущими функциями. Однако можно выделить ряд функций, присущих всем социально-экономическим институтам. Это, во-первых, регулятивная функция. Находясь под влиянием структурного функционализма, отечественные экономисты, социологи и философы часто отождествляют социально-экономические институты с функцией контроля, полагая, что именно таким образом регулируются отношения в государстве и обществе. По мнению ряда исследователей, регулятивная функция является главной в ряду других, так как остальные функции прямо обусловлены ее действием: координируя и направляя деятельность людей, социально-экономические институты способствуют сохранению как своей целостности, так и целостности и стабильности всего общества[22]. Среди функций, общих для всех социально-экономических институтов, называется также функция трансляции, обеспечивающая преемственность в использовании культурных ценностей, передачу навыков и норм поведения от поколения к поколению. Общей функцией социально-экономического института можно считать интегрирующую функцию: в рамках института индивиды объединяются и взаимодействуют с целью достижения своих интересов, интересов государства и общества. И, наконец, отметим коммуникативную функцию, обеспечивающую в рамках института передачу информации, которая может передаваться от субъекта к институту, от института к институциональной среде, и наоборот.

Институты отличаются друг от друга своими функциональными качествами.

1. Политические и государственные институты – государство и его институты (государственные учреждения, структуры), партии, профсоюзы и другого рода общественные организации, преследующие политические цели, направленные на установление и поддержание определенной формы политической власти. Их совокупность составляет политическую систему общества. Политические институты обеспечивают воспроизводство и устойчивое сохранение идеологических ценностей, стабилизируют доминирующие в обществе социально-классовые структуры.

2. Социально-экономические институты - собственность, обмен, деньги, банки, хозяйственные объединения различном типа - обеспечивают всю совокупность производства и распределения общественного богатства соединяя, вместе с тем, экономическую жизнь с другими сферами социальной жизни.

3. Социокультурные и воспитательные институты ставят целью освоение и последующее воспроизводство культурных и социальных ценностей, включение индивидов в определенную субкультуру, а также социализацию индивидов через усвоение устойчивых социокультурных стандартов поведения и, наконец, защиту определенных ценностей и норм.

4. Нормативно-ориентирующие - механизмы морально-этической ориентации и регуляции поведения индивидов. Их цель - придать поведению и мотивации нравственную аргументацию, этическую основу. Эти институты утверждают в сообществе императивные общечеловеческие ценности, специальные кодексы и этику поведения.

5. Нормативно-санкционирующие - общественно-социальную регуляцию поведения на основе норм, правил и предписаний, закрепленных в юридических и административных актах. Обязательность норм обеспечивается принудительной силой государства и системой соответствующих санкций.

6. Церемониально-символические и ситуационно-конвенциональные институты. Эти институты основаны на более или менее длительном принятии конвенциональных (по договору) норм, их официальном и неофициальном закреплении. Эти нормы регулируют повседневные контакты, разнообразные акты группового и межгруппового поведения. Они определяют порядок и способ взаимного поведения, регламентируют методы передачи и обмена информацией, приветствия, обращения и т.д., регламент собраний, заседаний, деятельность каких-то объединений.

 

Природа социально-экономических институтов такова, что они постоянно меняются в зависимости от условий. Такие изменения бывают разные по уровню, масштабности и продолжительности. Обычно выделяют два типа институциональных изменений: эволюционные и революционные. Особое внимание в работах исследователей уделяется эволюционным изменениям, так они более распространены и значимы в развитых экономиках, не испытывающих серьезных потрясений, доля которых на мировом рынке является преобладающей. В переходной экономике (каковой является экономика России) более приемлемо говорить о локальных и глобальных институциональных изменениях, так как подобное обозначение изменений более полно характеризует степень охвата и значение тех или иных институциональных перемен.

Локальные институциональные изменения носят инкрементный и непрерывный характер. Оценить подобные предельные институциональные изменения очень сложно.

Институциональное изменение возникает в условиях противоречия института и реальной практики, когда меняется восприятие окружающего мира.

Институциональные изменения могут возникать спонтанно, за счет стихийного взаимодействия отдельных хозяйствующих субъектов. Тогда начинают меняться неформальные правила игры, и сознательно, под влиянием государства, изменяются те или иные формальные нормы. При этом формальные и неформальные нормы должны соответствовать друг другу и их изменениям («конгруэнтность»). Чего порой достичь очень сложно, так как либо новые формальные институты противоречат устоявшимся традициям, имеющим вековые корни, либо новые неформальные институты не находят основы и поддержки в устаревших формальных конструкциях.

Сигналами к изменениям могут быть[23]:

· низкое качество института, отрицательно влияющего на международную конкурентоспособность государства;

· институт неконгруэнтен изменившимся неформальным институтам в самом государстве;

· институт не удовлетворяет тенденции, появившейся вследствие глобализации, к увеличению скорости институциональных изменений, излишне ригиден, консервативен;

· институт неконгруэнтен изменившимся внешним условиям (направлениям международного развития, изменениям в институциональной структуре соседних стран и стран-партнеров).

Свойства институциональных изменений:

1. Кумулятивность – означает их зависимость от прошлой траектории развития: изменения, начавшиеся в некотором направлении, будут продолжаться в будущем все с большей силой;

2. Эволюционность – постепенность, медленность;

3. Прогрессивная эволюция – целенаправленность, управляемость

Источник институциональных перемен – изменение мировосприятия людей, которое отражается в корректировке относительных ценностей и/или предпочтений.

Действующая сила изменений – предприниматель, хозяйствующий субъект, экономический агент.

Главными факторами институционального развития выступает государство и его институты, формирующие институциональные условия функционирования субъектов экономики

Механизм институциональных изменений запускается путем объединения внешний изменений и внутренних накоплений знаний.

Направленность изменений большей частью определяется траекторией развития. Политические и экономические организации, которые образовались вследствие существования институциональной матрицы, стремятся сохранить институциональную структуру. Таким образом, существующие организации «подстраивают» изменения в сторону реализации собственных интересов.

Если институциональная структура находится в стадии формирования или изменения, то институты, конструирующие ее, будут возникать и закрепляться в зависимости от сравнительной эффективности способов координации хозяйственной деятельности.

Большинство стран мира, осуществляющие те или иные реформы, сталкиваются с проблемой траектории предшествующего развития, которая концентрирует развитие общества и экономики в одном направлении. Траекторию развития можно изменить, если начать инвестировать в те знания, которые принесут максимальный выигрыш в будущей, более прогрессивной институциональной системе. Но институциональные изменения бывают и достаточно фундаментальными, когда формируется новая основа всего общества.

Глобальные институциональные изменения становятся результатом формирования неразрешимой ситуации, возникшей вследствие отсутствия общественных институтов, которые могли бы позволить конфликтующим сторонам достигнуть компромисса и получить какие-то выгоды от потенциального обмена[24]. Из всего комплекса институтов, образующих систему, изменениям поддаются быстрее всего те, которые относятся к внешнему, поверхностному уровню, тогда как глубинные, сущностные институты проявляют наибольшую устойчивость.

Главной внутренней причиной институциональных изменений служит усложнение реальности, в которой существует и развивается государство[25]. Такое усложнение включает в себя:

● развитие материально-технологической среды общества;

● увеличение масштабов производства;

● вовлечение новых ресурсов в хозяйственную деятельность;

● развитие новых технологий;

● рост экологических и иных ограничений, диктующих более совершенные и изощренные способы решения проблем и т.д.

Новая реальность характеризуется также расширением социальных потребностей и культурных запросов проживающего на территории государства населения как вследствие личностного роста, так и в ходе процессов социального сравнения, когда население знакомится с иными, более совершенными культурными нормами и пытается их достичь.

В обществе система базовых институтов и соответствующая ей институциональная среда формируются многообразными институциональными формами, различными организациями и учреждениями, законодательными документами, юридическими нормами и т.д. Эта институциональная структура должна быть достаточно развитой и сложной, соответствовать потребностям экономического, политического и социального развития страны.

Помимо внутренних существуют также внешние факторы глобальных институциональных изменений. Они проявляются в тех случаях, когда какое либо государство попадает в сферу влияния более развитой страны. Происходит навязывание более слабому государству тех институциональных моделей, которые привычны и характерны для более сильного государства. В основе этого лежит естественное стремление сильной стороны к унификации политического, экономического и социального пространства, поскольку это позволяет ей с большей эффективностью реализовывать собственные задачи в поле своего влияния.

С точки зрения институциональной матрицы процесс создания новых институтов явно или латентно соотносится с сущностью институциональной матрицы общества. Соответствующие институты приживаются, действуют и развиваются, а не соответствующие имеют, как правило, переходящий и временный характер.

Содержание процесса институциональных изменений, осуществляемых государством при переходе к новому состоянию общества, составляет создание собственных модернизированных дополнительных институтов и внедрение модифицированных институциональных форм из альтернативной среды.

В теории институциональных матриц критерием успешности институциональных заимствований является встраивание институциональных дополнительных норм в хозяйственную, политическую и идеологическою среду, которое не противоречит природе институциональной матрицы государства. Это означает, что при внедрении новых форм необходимо "сохранение опор", приоритета матричных институциональных структур, задающих направление эволюции страны.

Важно отметить наличие общих черт институциональных изменений, выделенных всеми исследователями. Их точнее всего сформулировал Дуглас Норт:

· постоянное взаимодействие институтов и организаций в условиях экономической конкуренции - ключ к институциональным изменениям;

· конкуренция заставляет организации в борьбе за выживание постоянно инвестировать знания. Характер и направленность знаний, получаемых индивидами, и, соответственно, их организациями будут определять восприятие возможностей и, соответственно, выборов, которые будут влиять на постепенное изменение существующих институтов;

· институциональное окружение диктует тип и направленность знаний, получаемых индивидом, с точки зрения максимизации ожидаемого выигрыша в заданных институциональных условиях;

· восприятие - производная от ментальных, умственных конструкций (mental constructs) игроков;

· экономия от масштаба, комплиментарность, сетевые внешние эффекты (тесная взаимосвязь) институциональной матрицы делают институциональные изменения в подавляющем большинстве случаев постепенным и зависимым от предыдущей траектории развития.

К свойствам институциональных изменений можно также отнести то, что траектория предшествующего развития может быть преодолена, если начать поддерживать и инвестировать в те виды знаний, которые способны изменить ход развития общества. Эти знания должны охватывать все основные подсистемы общества без исключения. Также существенные институциональные противоречия, препятствующие развитию общества способны преодолеть только глобальные изменения, которые формируют совсем иную внутреннюю структуру (институциональную матрицу).

Таким образом, все институциональные изменения в обществе классифицируются на локальные и глобальные. Первые означают процесс совершенствования дополнительных институтов в направлениях, задаваемых институциональной матрицей. Основной внутренней причиной институциональных изменений служит усложнение реальности. В условиях постоянного ухудшения параметров развития общества осуществляются глобальные институциональные изменения, которые формируют иную институциональную структуру экономики и общества в целом.

Понятие «институт» тесно связано с другим ключевым понятием институционально-эволюционной теории – «институциализации». Термин «институциализация» также как и «институт» не имеет однозначной трактовки у различных авторов. Согласно воззрениям Парсонса, институциализация представляет собой процесс, благодаря которому складывается и сохраняется социальная структура.

Капелюшников Р. И. институциализацию определяет как процесс, посредством которого правила, нормы и в конечном итоге процедуры (т.е. некоторые политические акты) приобретают устойчивость и воспринимаются основными субъектами политического процесса как единственно допустимые (хотя и не единственно возможные)[26].

Экономический словарь дает определение «институциализации» - как процесса формирования, складывания, учреждения каких-либо новых государственных и общественных институтов как устойчивых форм организации деятельности людей; процесса определения и закрепления социальных норм, правил, статусов и ролей, приведение их в организацию, которая способна действовать в направлении удовлетворения некоторой общественной потребности.

В контексте данного исследования целесообразно определить «институциализацию» как сложный многоаспектный процесс, объединяющий:

· процесс формирования, складывания, учреждения каких-либо новых социально-экономических институтов как устойчивых форм организации деятельности людей в обществе (институты как организации, учреждения);

· процесс определения и закрепления норм, правил, социальных статусов и ролей, приведение их в систему, которая способна действовать в направлении удовлетворения некоторой общественной потребности (институты как правила и нормы).

Иначе говоря, институционализация означает замену спонтанного и экспериментального поведения на предсказуемое поведение, которое ожидается, моделируется и регулируется.

Процесс институционализации, т.е. образования института, состоит из нескольких последовательных этапов:

· возникновение потребности, удовлетворение которой требует совместных организованных действий;

· формирование общих целей;

· появление в ходе моделирования взаимодействия будущих институтов социальных норм и правил, а также связанных с ними процедур;

· институционализация норм и правил, процедур, т.е. их принятие;

· практическое применение; установление системы санкций для поддержания норм и правил, дифференцированность их применения в отдельных случаях;

· создание проекта организации как института;

· реализация проекта организации.

Итак, финалом процесса институциализации можно считать создание в соответствии с нормами и правилами организации как института, полностью соответствующего предъявляемым к нему требованиям со стороны внешнего окружения, наряду с учетом внутренних потребностей.

 

Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой
<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Цвет осадочных пород | Основы менеджмента

Дата добавления: 2013-12-13; Просмотров: 1582; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2022) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление




Генерация страницы за: 0.096 сек.