Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Участие международных организаций (ООН, ЮНЕСКО) в разрешении конфликтов на постсоветском пространстве

Читайте также:
  1. Акты международных конференций и международных организаций.
  2. Анализ показателей платежеспособности страны при предоставлении международных кредитов
  3. Аудит страховых организаций
  4. Банкротство градообразующих организаций
  5. Банкротство градообразующих организаций.
  6. Банкротство сельскохозяйственных организаций
  7. Банкротство стратегических предприятий и организаций
  8. Банкротство стратегических предприятий и организаций.
  9. Бухгалтерский учет валютных средств в кассе коммерческих организаций
  10. В глобальных (международных) логистических системах
  11. В системе международных отношений
  12. Вексель в международных расчетах

Локальные национальные и религиозные конфликты на пространстве бывшего СССР в 1990-е гг.

3. Российская Федерация в планах международных организаций: военно-политическая конкуренция и экономическое сотрудничество. Планы НАТО в отношении России.

Литература:

1. Деревянко А. П., Шабельникова Н. А. История России: учебное пособие. — 3-е изд., перераб. и доп. — Москва: Проспект, 2012. —Гл.19.

2. Ланцов С.А. Политическая конфликтология: учебное пособие.- СПб: Питер, 2008. – гл. 18.

Вопрос 1. Локальные национальные и религиозные конфликты на пространстве бывшего СССР в 1990-е гг.


Конфликты постсоветского пространства: причины возникновения, тенденции развития и типология

Как часто бывало в мировой истории, распад такого многонациональ­ного государства, как Советский Союз, породил множество проблем и конфликтов на его бывшей территории. Преоб­ладающей причиной международных, а в некоторых случаях и внут­риполитических конфликтов часто являются территориальные споры. Не состав­ляет исключения и постсоветское пространство, на уровень конфликтогенности которого сильное воздействие оказывал территориальный фактор.

Пограничные проблемы, вставшие перед Россией и другими пост­советскими государствамипосле распада Советского Союза, уникаль­ны как по своим масштабам, так и по качественным характеристикам. Так, из 24 новых границ протяженностью более 24 тыс. километ­ров, возникших в результате дезинтеграции Советского Союза, более 11 тыс. километров (45,8 %) приходится на Россию.

Располагая самым мощным экономическим, военно-силовым, де­мографическим и другим потенциалом по сравнению со всеми со­предельными постсоветскими государствами, Россия столкнулась и с наиболее масштабными пограничными проблемами, практически не имеющими аналогов в мировой истории. Для нового пограничья РФ характерно несовпадение государственных границ с ландшафтными, этнокультурными, историческими, геополитическими и другими ру­бежами. В условиях общей нестабильности политической и экономи­ческой ситуации на постсоветском пространстве это обстоятельство повышает его потенциальную конфликтность.

Можно выделить следующие региональные подсистемы в новом российском пограничье:

  1. Прибалтийскую (границы между Россией, Белоруссией, Латвией, Литвой и Эстонией);
  2. Восточнославянскую (границы между Россией, Украиной и Бело­руссией);
  3. Кавказскую (все границы между Россией и государствами Закав­казья);
  4. Каспийскую (проходящие по поверхности Каспийского моря рубе­жи между новыми прикаспийскими государствами);
  5. Центральноазиатскую (границы между новыми государствами Цен­тральной Азии, а также между Россией и Казахстаном).

Особняком стоит Приднестровская (украинско-молдавская) гра­ница, которая хотя территориально и не соотносится с Россией, но иг­рает весьма существенную роль в ее внешней политике.



Несмотря на то, что для каждой из подсистем характерна своя спе­цифика потенциальной конфликтогенности, ключевыми проблема­ми для нового российского и всего постсоветского пограничья стали прозрачность рубежей между подавляющим большинством бывших советских республик и сохраняющаяся в ряде случаев неопределен­ность статуса границ. В предшествующий период эти границы рас­сматривались как формальные разделительные линии, проведенные для удобства административного управления, локальные изменения которых в ряде случаев могли решаться на местном уровне, исходя из хозяйственных нужд.

После прекращения существования Союза ССР как субъекта международного права (декабрь 1991 г.) и конституирования Российской Федерации (до апреля 1992 г. — РСФСР) в качест­ве суверенного государства с самостоятельным международно-право­вым статусом, бывшими советскими республиками было произведе­но взаимное признание государственного суверенитета и установлены дипломатические отношения. Политически это квалифицировали как «мирный развод и раздел советского наследства» на основе принципа uti possidetis (владей тем, чем владеешь).

Именно поэтому сегодня на территории бывшего СССР процесс оформления в соответствии с нормами международного права госу­дарственных границ далек от завершения. Нерешенность проблем де­лимитации (делимитация границы (лат. delimitatio — установление границ) — определение общего положения и направления государственной границы между сопредельными государствами путём переговоров) и, как следствие, новых угроз (наркоторговля, неконтро­лируемая миграция, соотношение полномочий в сфере трансгранич­ного взаимодействия между центром и приграничными регионами, влияние процессов глобализации и т. п.), обусловлены, в первую оче­редь спецификой постсоветского периода, наличием целого ряда объ­ективных и субъективных факторов. Если пограничные конфликтыв Средней Азии и на Кавказе зачастую имеют трайбалистскую (англ. tribalism, от лат. tribus - племя, культурно-бытовая, культовая и общественно-политическая племенная обособленность, одно из проявлений межплеменной вражды.) или кла­новую подоплеку, то в Прибалтийской и отчасти в Восточноевропей­ской зонах они имеют ярко выраженный политический характер. Так, делимитация границ России с государствами Балтии ставится в пря­мую зависимость от их недружественной или ярко выраженной анти­российской политики. Например, Договор о российско-литовской границе от 24 октября 1997 г. был ратифицирован Государственной думой РФ только в мае 2003 г., что, по мнению аналитиков, связано с неприятием Россией вступления прибалтийских государств в НАТО и их требованиями о возмещении ущерба, нанесенного в период вхож­дения Прибалтики в состав СССР. Аналогичным образом в 2005 г. бы­ла отозвана подпись Российской Федерации под договором с Эстони­ей о границе, поскольку эстонская сторона в одностороннем порядке включила в текст уже согласованного договора положение о советской оккупации и ответственности России.

Территориальный фактор конфликтогенности постсоветского про­странства тесным образом переплетаетсяс национальным (этниче­ским) фактором. Основой зарождения множества конфликтных си­туаций на территории бывшего СССР является многонациональный состав государства, последствия специфических — «марксистско-ле­нинских» — подходов к решению «национального вопроса», формиро­вание и активизация национальных элит. Одной из весомых при­чин возникновения конфликтовна постсоветском пространстве, стало стремление большинства новых независимых государств формиро­вать государственность на основе прямолинейной реализации прин­ципа о праве наций на самоопределение. Но поскольку все государст­ва СНГ, за исключением Армении, этнически неоднородны, то любая попытка в интересах «титульной нации» нарушить хрупкий баланс между самоопределением титульной нации и интеграцией националь­ных меньшинств с целью создания моноэтничного государства неиз­менно ведет к дестабилизации ситуации.

Источником частых конфликтовв постсоветских государствах ста­новится, например, проблема представительства в государственном управлении так называемых этнических меньшинств — русских, нем­цев, узбеков — и связанные с этим вопросы отношений отдельных ре­гионов с центральной властью.

Чреваты конфликтами сфера применения языка и связанная с нею сфера образования (как школьного, так и высшего). Так, например, в Казахстане принят один государственный язык — казахский, хотя доля казахов среди населения составляет лишь половину, а этниче­ских русских, по данным государственной переписи 1999 г., насчиты­вается около 30 %. Несмотря на то, что законом о языке определено, что «в местах компактного проживания национальных групп могут быть использованы их языки», в регионах вводятся в действие про­граммы функционирования и развития языков, ориентированных именно на усиление роли казахского языка. Например, в Восточно-Казахстанской области, где проживает 70 % русскоязычного населе­ния, программа языкового развития целиком ориентирована на казах­ский язык. В Молдовелингвистический фактор стал одной из причин возникновения Приднестровского конфликта. Новый всплеск обост­рения отношений с Ригой, пришедшийся на зиму 2004 г., был связан с реформой образования в Латвии, предусматривавшей перевод средне­го образования исключительно на латышский язык. Такая инициатива государства сплотила разрозненные прежде русскоязычные группы и способствовала радикализации их настроения, что едва не привело си­туацию в Латвии к этническому конфликту и крайне отрицательно повлияло на ее отношения с Россией.

В целом проблема русскоязычного населения — одна из наиболее конфликтогенных на постсоветском пространстве. Всего после распа­да Советского Союза за пределами России (с учетом стран Балтии) оказалось свыше 25 млн. россиян, что составило 17,4 % от общего насе­ления Российской Федерации. Проведение большинством правительств стран СНГ курса на приоритетное развитие титульных наций, неоди­наковый уровень их социально-политического развития, отсутствие внутриполитической стабильности, развитых демократических ин­ститутов и гарантий безопасности граждан — все это вызывает межэт­ническую напряженность и осложняет положение соотечественников, которые до сих пор сталкиваются с проявлениями бытового национа­лизма, кадровой дискриминации, страдают от произвола администра­тивных, правоохранительных и судебных властей на местах. Особенно острые формы конфликт принял в таких государствах, как Эстония и Латвия, отказавших большинству русскоязычного населения в пре­доставлении гражданства.

Однако, несмотря на то, что в последние годы было принято значи­тельное количество законодательных актов, различных постановлений, несмотря на ратификацию ряда международных договоров РФ, в Рос­сии до сих пор не сложилось единства мнений, терминологических и концептуальных подходов к «русскому вопросу», а политика в отно­шении соотечественников пока отличается непоследовательностью.

Наибольшее количество постсоветских конфликтов связано с этнотерриториальным фактором. Все множество причин территориаль­но-этнических притязаний и конфликтов на постсоветском простран­стве исследователи объединяют в шесть основных групп:

  1. Спорность линий границ, связанная с ее изменениями, а соответст­венно, и с изменениями национально-государственной принадлеж­ности территории
  2. Спорность принадлежности и статуса территориальной единицы, связанная с их изменениями, а также с упразднением или слияни­ем автономий;
  3. Отсутствие автономии у отдельных этнических групп, имеющих го­сударственность на других территориях или не имеющих ее во­обще;
  4. Этническая неоднородность национально-государственных образо­ваний (например, национальных автономий);
  5. Этническая, историческая, конфессиональная, культурная, эконо­мическая общность территорий, разделенных национально-поли­тическими границами, либо, напротив, своеобразие какой-либо час­ти территории по упомянутым признакам;
  6. Невозможность проживания народа на данной территории (как следствие депортаций, заявлений об исключительности прав одно­го этноса на его «исконные» территории и т. д.).

В одном только Среднеазиатском регионе насчитывалось более 50 территориально-этнических спорных вопросов, что связано с этни­ческой и культурной мозаичностью населения региона, молодостью существующих национальных государств, несовпадением ареалов расселения этносов в прошлом и настоящем. Наиболее значимые из них — спор между Таджикистаном и Кыргызстаном относительно гра­ницы между Исфаринским и Баткенским районамисоответствующих республик, так как правительство Таджикистанасчитает изменение границы в пользу Киргизии, осуществленное в 1958 г., нелигитимным актом. Оспариваемые территории имеют преимущественно сельско­хозяйственное, овцеводческое значение. «Официальный» характер приобрели также стремления каракалпаков к независимости и бадах-шанский сепаратизм на ПамиреТаджикистане). Кроме того, зафик­сированы требования политической автономии со стороны представи­телей некоторых этнических меньшинств (уйгуров в Казахстане, нем­цев в Казахстане и Киргизии, корейцев в Узбекистане и Казахстане, русских в Северном Казахстане, курдов в Туркменистане).

В целом только за период с 1988 по 1991 г. на этнической почве в бывших советских республиках произошло более 150 конфликтов, в том числе около 20 — повлекших человеческие жертвы. Кроме того, начиная с конца 1980-х гг. на территории бывшего СССР зафиксиро­вано шесть региональных вооруженных конфликтов с участием регу­лярных войск и использованием тяжелого вооружения:

1) Карабахский (армяно-азербайджанский) 1988-1994 гг.,

2) Грузино-югоосетинский 1991-1992 гг.,

3) Грузино-абхазский 1992-1994 гг.,

4) Приднестровский 1992 г.,

5) Чеченский 1994-1996 гг. и 1999-2001 гг.,

6) Конфликты и граж­данская война в Таджикистане 1992-1996 гг., а также около двадцати кратковременных вооруженных столкновений, приведших к жертвам среди мирного населения (наиболее значительный — осетино-ингуш­ский конфликт 1992 г.).

Наиболее существенными отличительными чертами таких конфликтов являются высокая скоротечность латент­ной фазы (конфликт латентный (скрытый) – начальная, латентная фаза в развитии конфликта, которая характеризуется отсутствием внешних (открытых) действий оппонентов друг против друга) и стремительный выход на вооруженный уровень развития. Такой индикатор не просто ставит постсоветские конфликты в один ряд с приблизительно тридцатью крупнейшими вооруженными кон­фликтами, имевшими место в «остальном мире» на рубеже 1980 -­ 1990 гг., но, и ввиду их повышенной интенсивности (примерно 15 % вооруженных конфликтов на 6 % населения) позволяет считать терри­торию СНГ одним из самых значительных узлов опасности и неста­бильности в мире.

Тяжелейшими последствиями вооруженных конфликтов стали человеческие и материальные потери. По далеко не полным данным, вследствие эскалации конфликтов на территории бывшего Союза по­гибли и пропали без вести свыше 100 тыс. человек. Экономический ущерб в зонах конфликтов вообще с трудом поддается оценке. По са­мым приблизительным подсчетам, только прямые материальные по­тери в зонах конфликтов составляют около 13 млрд. долларов. Не сле­дует забывать, что экономические последствия конфликта сказываются в течение долгого периода после его разрешения. Так, лишь на содер­жание миротворцев в зонах конфликтов Россия затрачивает почти 20 млн. долларов ежегодно.

Массовые перемещения людей, спасавшихся от войны и этниче­ских чисток, кардинально изменили этнический состав ряда терри­торий, порождая здесь различные конфликтные ситуации. За годы карабахского конфликта Азербайджан покинули не менее 600 тыс. граждан нетитульной национальности. В результате этих миграцион­ных процессов сегодня более 90 % из 7,6 млн. жителей республики со­ставляют азербайджанцы. Заметно изменился и состав этнических меньшинств: если прежде второй по численности этнической груп­пой после азербайджанцев в республике были русские и армяне, то теперь их места заняли лезгины, талыши и курды. Резко изменился и религиозный состав: более 95 % — мусульмане и около 4%—христиане.

Значительно уменьшились диаспорные общности вследствие гра­жданской войны в Таджикистане. С 1989 по 1996 г. удельный вес рус­ских в составе населения уменьшился с 7,6 до 3,2 %, украинцев — с 0,8 до 0,4 %, татар — с 16 до 0,7 %, туркмен — с 0,4 до 0,3 %, казахов — с 0,2 до 0,1 %, белорусов — с 0,2 до 0,1 %. Сократилось число граждан и дру­гих национальностей. За это же время удельный вес таджиков возрос с 62,3 до 68,4 %, узбеков — с 23,5 до 24,8 %. На повышение доли корен­ных национальностей повлияли и более высокие темпы естественного прироста. Одновременно возросли темпы внутренней миграции пред­ставителей нетитульной национальности (узбеков, кыпчаков и дру­гих тюркских кочевых и полукочевых этнических групп), расселен­ных в годы советской власти в новых местах проживания и возвра­щающихся на старые места. Эти процессы имеют последствия в виде конкуренции за землю и воду среди реэмигрантов и местного населе­ния, что зачастую приводит к конфликтным ситуациям.

Вследствие различий в интенсивности, характере проявления и сред­ствах урегулирования, в литературе не сформировалось единой точки зрения на типологию постсоветских конфликтов. Пожалуй, единст­венное, в чем сходятся все исследователи, это мнение о том, что меж­государственный конфликт классического типа для постсоветского пространства не характерен. Гораздо большую опасность представляет интернационализация внутренних этнополитических конфликтов, которые имеют наибольшее распространение на территории бывшего Советского Союза.

Типологию постсоветских межнациональных конфликтов можно представить следующим образом:

1.Территориальные конфликты, часто тесно связанные с воссоедине­нием раздробленных в прошлом этносов, источником которых слу­жат внутриполитические, нередко вооруженные столкновения ме­жду правительством и национальными движениями или сепаратистскими группировками, пользующимися военно-полити­ческой поддержкой соседних государств (Нагорный Карабах, отчас­ти Южная Осетия, северо-восточные районы Казахстана, Южный Дагестан и др.).

2.Конфликты, порожденные стремлением этнического меньшинства реализовать право на самоопределение в форме создания неза­висимого государственного образования (грузино-абхазский кон­фликт).

3. Конфликты, в основе которых лежат притязания того или иного государства на часть территории соседнего государства (стремле­ние Эстонии и Латвии присоединить к себе ряд районов Псков­ской области).

4.Конфликты, источниками которых служат последствия произволь­ных территориальных изменений, осуществляемых в советский пе­риод (проблема Крыма, Северный Казахстан).

5.Конфликты как следствие столкновений экономических интере­сов (чеченский конфликт).

6. Конфликты, в основе которых лежат факторы исторического ха­рактера, обусловленные традициями многолетней национально-освободительной борьбы против метрополии (например, конфрон­тация между Конфедерацией народов Кавказа и российскими вла­стями).

7.Конфликты, связанные с восстановлением территориальных прав депортированных народов или порожденные многолетним пребы­ванием депортированных народов на территориях других респуб­лик (турки-месхетинцы в Узбекистане, чеченцы в Казахстане).

8.Этнокультурные и лингвистические конфликты (Приднестровье, Казахстан).

9. Конфликты, вызванные дискриминацией русскоязычного населе­ния в ряде государств СНГ и Балтии.

10. Конфликты, связанные с абсолютизацией и противопоставлением принципов права наций на самоопределение и территориальную целостность государств, со стремлением легитимации социально-политического превосходства титульной нации данного государст­ва над другими народами.

Конечно, в чистом виде трудно вычленить каждый из этих типов конфликтов. Зачастую конфликтывозникают в результате целого ком­плекса противоречий: этнических, территориальных, политических, эко­номических, религиозных.


В постсоветских республиках можно выделить три типа вооружен­ных конфликтов:

а) конфликты, вызванные стремлением националь­ных меньшинств реализовать свое право на самоопределение;

б) кон­фликты, вызванные разделением бывшего союзного наследства;

в) кон­фликты как гражданские войны.

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
| Участие международных организаций (ООН, ЮНЕСКО) в разрешении конфликтов на постсоветском пространстве

Дата добавления: 2014-01-05; Просмотров: 8364; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.92.141.211
Генерация страницы за: 0.011 сек.