Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Уровни анализа, данные и методы исследования в мировой политике и международных отношений

Читайте также:
  1. I. Предмет и методы статистической науки
  2. II Графоаналитические методы
  3. II. Специальные методы исследования пациентов с заболеваниями сосудов нижних конечностей.
  4. III. Методы исследования в области теории исторической науки
  5. III. Речь Посполитая в системе внешнеполитических отношений (середина XVI-середина XVII вв.).
  6. III. Экономико-математические методы изучения межотраслевых связей.
  7. III.4. Уровни живого
  8. IV. Наглядные методы
  9. V) Закон объемных отношений.
  10. А- методы регулирования.
  11. А. Входные данные усилителя
  12. А. Неэкспериментальные психологические методы



ОТЛИЧИЕ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ ОТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

 

Во-первых, до сих пор такое отличие, как считает ряд исследователей, довольно условно, и оба понятия нередко в политической литературе используются в качестве синонимов, хотя для нас они представляют самостоятельные объекты познания.

Во-вторых, при изучении международных отношений внимание преимущественно концентрируется на взаимоотношениях государств. Центральным предметом исследований международных отношений были (и в значительной степени остаются) суверенные государства, которые, согласно метафоре А. Уолферса, сталкиваются на мировой арене наподобие бильярдных шаров.

В мировой политике изучается более широкий круг акторов и проблем (государства, правительственные и неправительственные организации, регионы, транснациональные корпорации, индивиды). «Очевидно, что предмет исследования мировой политики гораздо обширнее, разнороднее и сложнее, чем тот, которым занимаются традиционные международные отношения», — читаем мы в одной из научных публикаций.

В-третьих, в большинстве современных исследований международные отношения выступают как часть мировой политики. Мировая политика рассматривается как ядро, как база международных отношений.

В-четвёртых, ещё одно из принципиальных отличий мировой политики как научного направления от международных отношений заключается в том, что мировая политика исторически возникла позже международных отношений.

Исходя из вышеизложенного, после выяснения сути мировой политики и международных отношений, их особенностей и отличительных черт можно теперь дать определение предмета «Мировой политики и международных отношений»: «Мировая политика и международные отношения» есть самостоятельная учебная и научная дисциплина изучающая теорию и практику, закономерности взаимодействия, сотрудничества, как отдельных государств, так и межправительственных организаций, международных неправительственных организаций, транснациональных корпораций, регионов, индивидов, и других участников мирового политического процесса в экономической, политической, правовой, дипломатической, военной, гуманитарной, культурной и иных сферах.

 

 

 

Как уже было отмечено, мировая политика и международные отношения охватывают очень широкий круг проблем и участников международного общения и взаимодействия. Перед исследователем всегда стоит вопрос: как объяснить то или иное мировое явление или событие, обусловленное целым рядом факторов, имеющее к тому же множество аспектов? В связи с этим возникает методологический вопрос о том, как выявлять причинно-следственные связи, дать глубокий и содержательный анализ мировой политике, международным отношениям, явлениям и событиям, входящих в мировой процесс.



В качестве иллюстрации к только что сказанному, воспользуемся примером англичанина Барри Бузана, кото­рый пишет, что причины начала Второй мировой войны можно искать и в стремлении к реваншу Германии, и в слабости Фран­ции, и в личностных особенностях Сталина или Гитлера, и в не­стабильности системы международных отношений конца 1930-х годов в целом. Иными словами, объяснение любому событию в международной жизни может быть найдено на уровне и отдельных политических деятелей, и государств, и всей мировой системы.

В конце 1950-х гг. под влиянием сциентизма (от лат. scientia — наука; «сциентизм» — абсолютизация роли науки в системе культуры, в духовной жизни общества) в международных исследованиях возникла идея о необходимости ввести понятие уровней анализа.

Термин «уровни анализа» стал широко использоваться благодаря статье американ­ского исследователя Дж. Д. Сингера «Проблема уров­ней анализа в международных отношениях», опубликованной в 1961 г. Он вы­делил два уровня анализа — международную систему в целом и уровень отдельного государства.

Естественно, что данный методологический подход к поиску закономерностей развития мировой политики международных отношений все эти годы совершенствовался.

В настоящее время, как правило, различают и используют три уровня анализа:

уровень индивида;

уровень отдельного государства;

глобальный уровень.

Первый уровень — уровень индивида, предполагает анализ индивидуальных особенностей людей, вовлеченных в политический процесс на мировой арене. Большинство исследований в этой области ведется в рамках поли­тической психологии, где нередко выделяются два подуровня: по­литической элиты и масс.

На втором уровне ― отдельных государств ― исследуются, напри­мер, процессы принятия политических решений, но уже с точки зрения не психологических особенностей того или иного индивида, а того, каков в той или иной стране механизм принятия политических решений решений в сфере международной жизни.

Так, в исследованиях американского автора Р.Н. Лебоу обнаружено, что давление внутреннего фактора может заставлять политических де­ятелей основывать свое видение внешней политики на предполо­жениях и ожиданиях, которые далеки от действительности. Как показали другие исследования, важным также оказывается то, ка­кую роль в принятии решения международного характера играют военные и гражданские лица. Данный уровень анализа предполагает рассмотрение экономических, военных, внут­риполитических и других вопросов, которые обусловливают формиро­вание внешнеполитического курса и влияют на общемировые процессы.

Глобальный уровень анализа мировой политики и международных отношений является, пожалуй, наиболее слож­ным. Он предполагает изучение как взаимодействий государств, так и негосударственных участников мировой политической сис­темы. Выявляется роль отдельных структурных элементов в формирова­нии и функционировании этой системы, исследуются вопро­сы сотрудничества и конкуренции различных акторов, определя­ются тенденции развития самой системы.

Другими важными компонен­тами проводимых международных исследований являются данные и выбор метода.

Принято различать первичные и вторичные данные. К первич­ным обычно относят такие, как заявления и выступления полити­ческих деятелей, официальные документы и прочие источники информации: статистические данные, исторические факты и т.п. К вторичным данным принадлежат материалы, основанные на первичных данных и отраженные в научных публикациях.

Методы исследования (приёмы, способы познания), используемые в мировой политике, а также в междуна­родных отношениях подразделяют на две большие группы: каче­ственные и количественные.

Качественные методы: историко-социологический, наблюдение, сравнение, изучение документов и т.п.

Качественные методы предполагают использование аналитических процедур для изучения тех или иных фактов, про­цессов и т.п. Ранее эти методы ча­сто назывались историко-описательными, предполагающими обра­щение к историческому знанию, а также интуитивно-логическими, т.е. ориентированными на научный труд в виде эссе. Сегодня они довольно широко используются при изучении мировой полити­ки и международных отношениий.

Количественные методы появились в международных исследо­ваниях позднее качественных (по этой причине ученых, которые пользовались ими, называли модернистами) и предназначались для выявления тех или иных числовых параметров. Их применение было особенно популярно в 1960-е годы. В то время к исследованию об­щественных наук и международных отношений, в частности, было привлечено много математиков: тогда казалось, что такой подход позволит избежать субъективизма в исследовании.

Особое внимание исследователи, которые используют количе­ственные методы, обращают на такой критерий, как валидность, т.е. определение того, действительно ли метод позволяет получить ту информацию, которая необходима. Еще одним значимым пара­метром при выборе метода является его надежность. Она предпо­лагает, что и при использовании этого метода другим исследова­телем будут получены аналогичные результаты.

Базовые методики качественного анализа: контент-анализ, ивент-анализ, когнитивное картирование. Их ещё называют экспликативными методами.

Наиболее распространен среди количественных методов иссле­дования контент-анализ (анализ содержания), а также и ивент-анализ (анализ событий).

Первый, введенный американским поли­тологом Г. Лассуэлом, представляет собой изучение текста с точки зрения частоты появления в нем тех или иных клю­чевых слов и словосочетаний. Например, проанализировав таким образом ста­тьи, опубликованные в одной из газет, Г. Лассуэл показал ее про­фашистскую ориентацию, что послужило поводом для судебного разбирательства вопроса о закрытии газеты.

При использовании контент-анализа важен правильный вы­бор ключевых слов. Ограничение на использование контент-ана­лиза накладывает проблема контекста. Если статья, выступление, документ и тому подобные тексты написаны на так называемыо эзо­повом языке, где значимы не столько сами слова, сколько кон­текст, то они сложно поддаются исследованию с помощью кон­тент-анализа.

Ивент-анализ ориентирован на выявление частоты появления определенных событий. Как и в случае с контент-анализом, пер­воначально определяют критерии, по которым учитываются и клас­сифицируются события. Иными словами, выявляются некие ана­логи «ключевых слов», характеризующие частоту, интенсивность, продолжительность события (например, конфликтных отношений). Далее определяют динамику развития процесса. Используя ивент-анализ, можно, в частности, проследить динамику уступок на пере­говорах, определить, с какой скоростью они делаются, кто из участ­ников первым идет на компромиссные решения и т.п. Метод ивент-анализа получил развитие в работах Э. Азара, Л. Блюмфильда, а также некоторых других авторов и предполагает создание довольно большого банка событийных данных.

Менее распространено, по сравнению с предыдущими мето­дами, когнитивное картирование. Этот метод использовался в рабо­тах О. Холсти, P. Аксельрода и др. В его осно­ве лежат представления когнитивных психологов, согласно кото­рым для понимания поведения крайне важно знать, как человек воспринимает и организует полученную информацию. В междуна­родных исследованиях данный метод ориентирован на изучение так называемой «естественной логики», прежде всего политичес­ких деятелей. Суть заключается в том, что на основании текстов выступлений выявляются ключевые категории, которые использу­ет тот или иной политик, и между ними определяются причинно-следственные связи. Так, американские исследователи М. Бонэм и М. Шапиро, проанализировав тексты выступлений политических деятелей, сделали прогноз относительно их поведения в ближневосточном конфликте.

Количественные методы довольно трудоемки. Это с самого на­чала ограничивало их применение. Внимание к количественным методам вновь было привлечено в связи с широким внедрением компьютерной техники, позволяющей до определенной степени решить проблему трудоемкости работ и дать быструю количествен­ную оценку. Например, компьютерная обработка текста позволяет оперативно проводить контент-анализ. Одновременно исследова­тели стали больше внимания обращать на проблему интерпрета­ции полученных данных.

Тем временем в русле качественных методов стали внедряться процедуры, предусматривающие некие формализованные момен­ты, но с точки зрения не столько количественных оценок, сколь­ко организации исследования. При его проведении в ряде случае стали учитываться требования, предъявляемые к организации ра­боты, формулированию, обоснованию гипотезы, что типично для естественных наук.

Развитие получили также ситуационные анализы, представляю­щие собой семинары экспертов, на которых делается анализ ситу­ации, выявляются ключевые моменты, а также составляются прогнозы относительно возможных сценариев дальнейшего развития. Ситуационные анализы нашли широкое распространение, осо­бенно в научно-практических организациях и учреждениях.

Кроме того, стали использоваться и такие аналитические про­цедуры, как анализ конкретных ситуаций (англ.: case study). Они предусматривают применение теоретических положений при ис­следовании конкретных событий на мировой арене. Все это сдела­ло понятия «логико-описательного» и «историко-интуитивного» подходов устаревшими.

В настоящее время дихотомия методов «количественные — ка­чественные» в целом в международных исследованиях снята. Соот­ветственно и разделение исследователей на модернистов и тради­ционалистов также осталось в прошлом. На данный факт обраща­ют внимание многие авторы, в том числе российские. Например, П.А. Цыганков справедливо указывает на неправомерность проти­вопоставления количественных и качественных методов, которые не только не исключают, а, напротив, дополняют друг друга.

Преимущества и недостатки различных методов, необходимость их сочетания и относительность.

 

Сделаем следующие выводы по лекции:

 

1. Мировая политика и международные отношения могут рассматриваться как процесс, как деятельность, как наука и учебная дисциплина.

2. «Мировая политика и международные отношения» есть самостоятельная учебная и научная дисциплина изучающая теорию и практику, закономерности взаимодействия, сотрудничества, как отдельных государств, так и межправительственных организаций, международных неправительственных организаций, транснациональных корпораций, регионов, индивидов, и других участников мирового политического процесса в экономической, политической, правовой, дипломатической, военной, гуманитарной, культурной и иных сферах.

3. «Мировая политика и международные отношения» предполагает использование различных уровней анализа, данных и методов исследования.

 

 





Дата добавления: 2014-01-07; Просмотров: 2435; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.161.91.76
Генерация страницы за: 0.009 сек.