Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Историческая судьба марксизма





Создавая свою теорию, Маркс не избежал целого ряда серьезных ошибок в своих выводах относительно перспектив развития социальной действительности. Однако отдельные ошибочные выводы с лихвой перекрываются достоинствами марксистского учения о закономерностях функционирования общества и тенденциях его развития, что подтверждается самыми последовательными критиками марксизма.

Итак, сначала о некоторых недостатках марксистской теории. Прежде всего, следует отметить отрицательное отношение основоположников марксизма к наличию товарного хозяйства, денег и рынка при социализме. И это при том, что сам Маркс определял рынок как универсальное средство выявления количества воплощенного в товаре общественно необходимого труда. Является ли такой подход ошибкой? Конечно. Но Маркс вместе с тем видел недостатки и ограниченность рыночной экономики, а практика капитализма показала, что рынок является хорошим регулятором экономики только тогда, когда сам поставлен под жесткий контроль государства. На ограниченность рынка как инструмента организации экономической деятельности указывает один из авторов концепции постиндустриального общества О. Тоффлер: «Рынок не является ни капиталистическим, ни социалистическим. Он является прямым, неизбежным последствием отделенности производителя от потребителя. Там, где имеет место эта разделенность, возникает рынок. Там же, где разрыв между производителем и потребителем сужается, функции, роль и власть рынка оказываются под вопросом».

Второй момент связан с абсолютизацией революционно-преобразующей роли пролетариата в прогрессивном развитии общества. Авангардная роль пролетариата обосновывалась его нищенским существованием, разрушающим его человеческую сущность. Как разрушитель старого мира пролетариат действительно являлся главной движущей силой социалистической революции, но Маркс полагал, что в этой революции пролетариат сможет «сбросить с себя всю старую мерзость и стать способным создать новую основу общества». Однако практика показала, что далеко не каждого человека облагораживает участие в обновлении мира. Некоторые прошедшие через горнило революционных бурь не только не стали чище и добрее, а напротив, стали злее, разучились уважать честь и достоинство другого человека. Да и как мог человек, доведенный условиями жизни до животного состояния, едва умеющий читать и писать, понять сущность и задачи социалистической революции и стать во главе строительства неведомого ему коммунизма. Такое «строительство» неизбежно должно было выразиться в извращении и опошлении марксизма, что вообще то и произошло в странах, ставших на путь строительства социализма.



Ошибкой следует считать преувеличение роли революции как средства перехода от одной стадии развития общества к другой. Но здесь надо иметь в виду два существенных обстоятельства. Во-1-х, XIX в. был веком революций, с помощью которых пытались решить насущные социальные проблемы. В одной Франции их было целых три. И иного способа решения важнейших социальных проблем в отсутствии демократического общества и демократических свобод в распоряжении революционных сил просто не было. Во-2-х, это положение было абсолютизировано в «советском марксизме», для которого действительно не было другого средства объяснения перехода общества от одной формации к другой.

Между тем Маркс и Энгельс на основе тщательного изучения опыта европейских революций постоянно совершенствовали основные положения своей теории социалистической революции, развивая их в соответствии с меняющимися конкретными историческими условиями. Об этом свидетельствуют следующие моменты, внесенные ими в свою теорию: 1) меняется соотношение революции и эволюции; придается все больше значения роли реформ в общественном развитии; вводится в оборот понятие революции «сверху»; 2) анализ восходящей линии развития революции дополняется анализом нисходящей линии; высказывается идея о забегании революции вперед, дальше возможного предела, диктуемого объективными условиями; 3) все больше внимания уделяется мирному пути развития революции; 4) обосновывается необходимость союза пролетариата с другими классами и слоями общества; 5) все дальше отодвигаются сроки революции, а сама она начинает рассматриваться как длительный исторический период; появляется понятие «эпоха социальной революции».

Можно назвать и другие положения теории Маркса, не подтвержденные общественной практикой, такие, как абсолютизация классового подхода к анализу общественных отношений или закон об абсолютном обнищании пролетариата при капитализме и др. Но это ни в коей мере не снижает значения сделанных им открытий.

Все критики и противники Маркса признают его первенство в открытии материалистического понимания истории. Один из крупнейших философов XX в. М. Хайдеггер писал: «Марксистское понимание истории превосходит всякую иную историософию».

Другим выдающимся научным открытием Маркса было создание теории прибавочной стоимости. К. Поппер считал разработку теории прибавочной стоимости первоклассным результатом, благодаря которому Маркс «дал теоретическое объяснение эксплуатации, а также того, почему заработная плата рабочих колеблется вокруг прожиточного (нищенского) минимального уровня. Однако самый большой успех Маркса заключается в том, что он мог теперь, в соответствии со своей экономической теорией, объяснить особенности правовой системы капитализма и причины того, почему капиталистический способ производства стремится предстать под правовой маской либерализма».

Маркс обосновал идею о превращении науки в непосредственную производительную силу, что делает производство общественного богатства менее зависимым от рабочего времени и количества заключенного в нем физического труда. Работник перестает быть звеном производственного процесса, а становится его контролером. По словам Г. Маркузе, «почти за столетие до того, как автоматизация стала реальностью, Маркс сумел разглядеть ее преобразующие возможности».

Исследуя экономические процессы современной ему Европы, Маркс открыл законы функционирования общества и правильно определил основные тенденции его развития. Лауреат Нобелевской премии, экономист В. Леонтьев (США) в связи с этим пишет: «Как не велико воздействие технических средств при развитии экономической теории, при нынешней оценке достижений Маркса оно затмевается его блестящим анализом долговременных тенденций капиталистической системы».



История ведущих стран Запада убедительно доказывает, что концепция социализма не утопия и не выдумка Маркса, а объективная потребность общественного развития. В этих странах обнаруживается тенденции социалистического характера, формируются элементы и даже целые блоки социалистических отношений: 1) отлаженная система общественного регулирования производства; 2) механизм перераспределения национального дохода; 3) система социального обеспечения и защиты; 4) общественные фонды; 5) участие трудящихся в управлении; 6) расширение демократии для всех слоев населения.

Преобразования, происходящие в современном западном обществе, наглядно подтверждают марксистскую идею об исторически преходящем характере частной собственности и неизбежной ее замене общественной собственностью. Один из основоположников экзистенциализма К. Ясперс, никогда не питавший особых симпатий к марксизму, тем не менее, утверждал: «Социализм – это универсальная тенденция современного общества, направленная на то, чтобы создать такую организацию труда и такое распределение продуктов труда, которые обеспечили бы свободу всех людей. В этом смысле сегодня едва ли не каждый человек социалист. Социалистические требования присутствуют в программах всех партий. Социализма – основная черта нашего времени».

Марксизм насчитывает более полутора столетий своего существования и в течение всего этого времени держал нелегкий экзамен на выживание в борьбе с другими социальными теориями и давлением политических сил, стремящихся его устранения с исторической сцены. Сейчас марксизм переживает наиболее сложный период своей истории в связи с сокрушительным поражением идеи строительства социализма в ряде стран Европы и Азии. Однако среди западных социологов, философов, экономистов сохранилось умеренно-критическое уважительное отношение к Марксу и его теории. Один из последовательных противников марксистской теории К. Поппер пишет о марксизме следующее: «Чтобы справедливо судить о марксизме, следует признать его искренность. Широта кругозора, чувство фактов, недоверие к пустой и особенно морализирующей болтовне сделали Маркса одним из наиболее влиятельных в мире борцов против лицемерия и фарисейства. Он на многое открыл нам глаза и обострил наше зрение. Возвращение к домарксистской общественной науке уже немыслимо». В том же духе высказывается английский социолог Б. Мэги: «Маркс является самым влиятельным философом, который когда-либо жил в мире. Невозможно понять мир, в котором мы живем сегодня без его учения».

Что же касается отечественных критиков, многие из которых в недалеком прошлом были ярыми сторонниками марксистской теории и провозглашали ее единственно верным социальным учением, то они подвергают критике чаще всего советский ортодоксальный марксизм, имея дело с которым пытаются убедить общественное мнение в том, что марксистское учение есть отклонение от магистрального пути движения общественной мысли, тупиковое направление в ее развитии. А между тем именно извращение марксизма, по мнению американского социолога Д. Лоулера, привело к триумфу в СССР немарксистской концепции социализма. В результате марксистское понимание коммунизма как реального движения нового общества, в ходе которого преобразуется настоящее, было отброшено. Коммунизм стал рассматриваться как определенная цель, к которой движется общество, а Н.С. Хрущев даже заявил, что коммунизм в Советском Союзе будет построен в 1980 г.

По мнению Д. Лоулера, «современное крушение этой формы социализма, так же как и интерпретация марксизма иногда в духе оправдания его, не означает, что мы сейчас находимся в постмарксистской эпохе. Это означает лишь, что сегодня есть у нас возможность развивать марксизм в духе самого Маркса как руководство по преодолению углубляющихся проблем современной эпохи, созданию общества, в котором человеческие ценности и человеческая свобода обеспечиваются в первую очередь… Точка зрения марксизма, для которого коммунизм есть реальное движение существующего мира, стала более очевидной и необходимой в конце XX в., чем это было в XIX в.».





Дата добавления: 2014-01-07; Просмотров: 290; Нарушение авторских прав?; Мы поможем в написании вашей работы!


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2021) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.003 сек.