Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Тема 6. Основные парадигмы и теории коммуникации

Читайте также:
  1. I. Основные задачи
  2. I. Основные категории страхования.
  3. I. Основные показатели вариации
  4. I. Основные положения
  5. I. Основные этапы развития знаний об эндокринных железах.
  6. I. Сущность и основные функции перестрахования.
  7. I.3. Основные принципы психологии.
  8. II. Основные задачи и функции
  9. II. Основные направления реформы
  10. II. Основные направления улучшения использования ОФ и производственных мощностей.
  11. II. Основные направления улучшения использования ОФ и производственных мощностей.
  12. II. Первые теории Нового времени.

Понятие парадигмы и метапарадигмы. Семь основных парадигм, повлиявших на современное состояние теории коммуникации. Теории коммуникации (семиотические, лингвистические, когнитивные, интерпретативные, критические, Бихевиористские, философские, социологические, структуралистские, постмодернистские).

 

Основные парадигмы и теории социальной коммуникации. Понятие парадигмы ввел в научный оборот американский философ науки Томас Сэмюэл Кун. В его понимании парадигма означает совокупность убеждений, ценностей и технических средств, принятых научным сообществом и обеспечивающих существование научной традиции. В последние 10 – 15 лет понятие парадигмы по сравнению с трактовкой Куна изменилось. К парадигмам относят теории, концепции, направления, ориентации, течения, движения научной мысли, которые не носят революционного характера, а дают прибавление знания, подчас значительное для развития науки. Под метапарадигмой понимается обобщающая теоретическая характеристика ряда родственных парадигм. Объектом метапарадигмы являются парадигмы и теории, взятые во взаимосвязи.

По мнению Р. Крейга, на современное состояние теории коммуникации повлияли семь основных традиций (парадигм), имеющих истоки в философии, социологии, лингвистике, кибернетике, антропологии, культурологии, психологии, логике:

риторическая: коммуникация рассматривается как практическое искусство ведения беседы;

семиотическая: коммуникация рассматривается как межсубъектное взаимодействие, опосредованное знаками;

феноменологическая: коммуникация рассматривается как проживание иного опыта, диалог;

кибернетическая: коммуникация рассматривается как процесс обработки информации;

социопсихологическая: коммуникация понимается как экспрессия, взаимодействие и влияние;

социокультурная: коммуникация понимается как производство и воспроизводство социального порядка;

критическая: коммуникация понимается как дискурсивная рефлексия, гегемония идеологии, как искажаемая речевая ситуация.

Если совместить эти традиции с именами известных мыслителей в рамках этих же традиций и направлений, то получим следующую картину: риторическая: Платон, Аристотель, Цицерон, М.Ф. Квинтиллиан и др.; семиотическая: Ч.С. Пирс, Ф. де Соссюр, Ч. Моррис, Р.О.Якобсон, Ю.М. Лотман и др.; феноменологическая: К. Ясперс, М. Бубер, Э. Мунье, ГГ. Гадамер, К. Роджерс и др.; кибернетическая: Н. Винер, К. Шеннон и др.; социопсихологическая: П. Лазарсфельд, К. Ховланд и др.; социокультурная: К.Л. Стросс, А. Моль и др.; критическая традиция: теоретики Франкфуртской школы социальной философии. Потенциал теоретических знаний коммуникации может быть реализован не в виде одной или единой теории коммуникации, а на основе диалогически-диалектической дисциплинарной матрицы, что создает возможность для дискуссии между различными традициями коммуникологии.



При анализе и описании парадигм коммуникации необходимо различать: 1) в широком смысле – коммуникацию как одну из основ человеческой деятельности и многообразные формы речеязыковой деятельности; 2) коммуникацию как информационный обмен в технологически организованных системах; 3) мыслекоммуникацию как интеллектуальный процесс, имеющий идеально-содержательный план и связанный с определенными ситуациями социального действия. Мыслекоммуникация связывает идеальную действительность мышления с реальными ситуациями социального действия; 4) экзистенциальную коммуникацию как акт обнаружения Я в Другом, как основу экзистенциального отношения между Я и Ты.

Системные, кибернетические и информационно-процессные теории рассматривают коммуникации как системы, состоящие из элементов, которые образуют структуры с функциональными связями. Эти теории акцентируют внимание на то, что любая коммуникация – это целостная коммуникационная система элементов. Системные теории изучают процессы взаимодействия между отправителями и получателями сообщений как элементами системы. Специфика коммуникационных систем связана с информационно-смысловым обменом (в отличие от материального и других видов обменов). Коммуникации понимаются как информационный процесс передачи и приема информации (сообщений, сигналов). Эффективность коммуникаций рассматривается как оптимальный подбор, кодирование сообщений, точность их восприятия реципиентом.

По мнению Шеннона, основателя информационной теории, преодолевать нужно не сами помехи, а их последствия, т.е. искажения сообщений. Другим вкладом в коммуникативистику Шеннона и Уивера стало выделение дискретных, континуальных и смешанных коммуникационных систем.

Кибернетический подход акцентирует внимание на проблемах управления и возможности регулирования сложных систем (человек, машина, общество) благодаря наличию в них механизмов обратной связи, открытых и исследованных Норбертом Винером, основателем кибернетики – науки о закономерностях управления процессами и системами в технике, живых организмах и общественных организациях. Он отождествлял понятия «коммуникация» и «управление». Даже право он определял «как этический контроль над коммуникацией и языком как каналом коммуникации, особенно в том случае, когда нормативная сторона находится а ведении власти». В структуре коммуникационных процессов сложноорганизованных систем именно Винер объяснил значение механизма обратной связи. Кибернетический подход рассматривает возможности управляемости, целенаправленности коммуникации на основании обратных связей, которые делают коммуникацию не линейной, направленной от коммуникатора к реципиенту, а двусторонним и управляемым процессом, имеющим обратную связь.

Для информационных теорий коммуникации центральным является понятие информации, которое сегодня широко используется в философии, кибернетике, математике, теории коммуникации, социологии массовой коммуникации, теории массовой информации, журналистике, PR, информатике.

Первоначально понятие информации связывалось исключительно с коммуникативной деятельностью в обществе. «Докибернетическое» понятие информации как сведений, сообщений о чем-либо, передаваемых людьми прямо или опосредованно, устным, письменным или другим способом, сохранялось до середины XX в. С середины XX в. информация, ее структура, информационные процессы стали изучаться в связи с понятием отражения материи в кибернетике, философии, а сегодня – в теории коммуникации, журналистике, семиотике (информация как пространство смыслов и значений).

Наряду с кибернетическими, существуют философские понятия информации. Атрибутивисты понимают информацию как неотъемлемое имманентное свойство (атрибут) материи, всех материальных объектов: капля воды, деревянный стол, живая клетка, нейтрино содержат физическую, химическую, биологическую информацию. По мнению «атрибутивистов», информация присуща всем объектам живой и неживой природы. Функционалисты связывают информацию лишь с функционированием самоорганизующихся систем. По их мнению, информация – это условие и результат целесообразной активности, поэтому информация присуща только биологической и социальной формам движения материи. Информация – это «материализованный (в идеале – формализованный) результат сознательного или бессознательного отражения субъектом определенных фрагментов реального или идеального мира, предназначенный для восприятия другим(и) субъектом(ами)». Социальная информация представляет собой актуальные знания, сообщения, сведения о социальном и природном мире, которые необходимы социуму для его полноценного функционирования. Социальная информация отражает отношения людей, их взаимодействия, потребности и интересы; именно в этом качестве она является субстратом коммуникационных процессов социальных систем.

По сферам общественной жизни социальная информация подразделяется на бытовую, экономическую, политическую, правовую, культурную, социологическую, управленческую, историческую, психологическую, военную. По уровню обработки информация бывает первичной, полученной на основе эмпирических исследований, и вторичной, полученной после обработки и анализа первичной. По функциям управления информация подразделяется на статистическую, отчетную, аналитическую, контрольную, нормативную, плановую, итоговую. По степени доступности – на открытую и конфиденциальную (для служебного пользования, секретную, совершенно секретную). По уровню и назначению социальная информация разделяется на массовую, специализированную и личностно-индивидуальную, включающую уникальный, неповторимый личный опыт, знания.

Массовая информация доступна, интересна, полезна для большинства людей и транслируется массовой аудитории; она не имеет функции приращения знаний. Специализированная информация предназначена целевым социальным группам в соответствии с их профессиональными и научными интересами и информационными потребностями.

К пониманию сущности социальной информации можно подходить двояко. Семантический подход предопределяет ее качественные параметры: содержание, смысл, значение. Вероятностно-статистический подход определяет ее количество как измеряемую величину. Семантическая структура информации, которая содержится в журналистском, рекламном, пиаровском текстах, состоит из дескриптивной (описательной, новостной), прескриптивной (предписывающей; сведения, которые содержат представления о желаемом будущем), волюативной (оценочной: хорошо – плохо) и нормативной информации (сведения о способах достижения желаемого будущего). Визуально-образная информация воспринимается как более объективная, чем та, что передается через традиционные каналы коммуникации – газеты или книги.

Дискуссионным остается вопрос о соотношении рационального и иррационального смыслов в информации. В количественной (рациональной) теории информации ценность имеет абсолютно достоверная информация. В семантической теории информации ценность могут иметь любые, даже невероятные сообщения, гипотезы, мнения. Основными проблемами в сфере информационных процессов можно считать следующие: противоречие количественной и качественной сторон информации; проблема искажения смысла при трансляции иррациональной стороны информации; проблемы свободы информационного обмена и защиты информации от несанкционированного «взлома»; нарушения авторских прав и информационная агрессия; недостаток информации и ее избыток; критерии оценки новизны информации и ее достоверности; гипотеза существования объективных информационных полей.

Семиотические, лингвистические, когнитивные, интерпретативные теории коммуникации. В центре внимания этой группы теорий – исследование коммуникации как процесса создания и обмена знаками, оперирование ими, понимание и интерпретация значений реципиентами, выявление факторов, влияющих на понимание сообщений (денотаций, обозначений) и коннотаций (значений), изучение целей и намерений коммуникатора, связей .между мышлением и поведением. В логике изучался непротиворечивый смысл (sense) высказываний, сообщений, внутреннее содержание, идеальное в знаках, постигаемое разумом, в лингвистике –многообразие значений слов, высказываний, текстов, сообщений; значения могут быть неодинаковыми в разных контекстах. К этой группе теорий относятся теории Ч.С. Пирса, Г. Фреге, Ф. де Соссюра, Ч. Морриса, Р.О.Якобсона, Ч. Осгуда, Л. Фестингера, Р. Барта, Ю. Лотмама, Г. Шпета и др.

Когнитивный подход делает акцент на понимании содержания сообщений, а интерпретационный подход – на оперировании личностью субъективными значениями, имеющими для нее индивидуальный ценностный смысл. Семиотический подход нацелен на изучение знаков, их свойств и типов, их влияния на действия людей.

Семиотика – научная дисциплина, изучающая производство, строение и функционирование различных знаковых систем, хранящих и передающих информацию. Семиотика изучает значение знаков в их отношении к объектам и людям. Она базируется на таких понятиях, как: знак, значение, символ, денотация, денотат, коннотация. Семиотика различает два уровня в сообщении: денотативный (фактическое сообщение, денотат) и коннотативный (дополнительное значение, социокультурно обусловленная символическая нагрузка). В рамках семиотического подхода коммуникация рассматривается как образование знаков и значений, их восприятие и понимание, возникновение новых значений у субъектов. Реципиенту здесь отводится более важная роль, чем в информационных теориях.

Знак – это единство объекта и десигната. Знак – это форма существования информации. Это минимальный носитель языковой информации, элементарная единица кода, обеспечивающая соответствие одного значения одной форме. С одной стороны, знак материален, имеет денотат, с другой он является носителем нематериального смысла.

Коммуникационное сообщение имеет две стороны, два плана: идеальный, умопостигаемый план содержания, и материальный, воспринимаемый органами чувств план выражения. Можно назвать следующие основные черты знака: 1) имеет значение; 2) информирует не о себе, а о чем-то, находящемся за пределами; 3) употребляется для хранения и передачи информации; 4) функционирует в знаковой ситуации, т.е. при наличии воспринимающего; 5) значение знака единич­но и устойчиво (в данном контексте); 6) границы знака ясно очерчены, он может быть отделен от других; 7) его форма может сильно изменяться, единственное требование к ней –она должна позволить опознать знак и отличить его от других знаков; 8) форма частично или целиком произвольна по отношению к денотату.

Философское осмысление понятия символ восходит к античности. Платон трактовал его как интуитивно постигаемое указание на высшую идеальную форму объекта. В христианском символизме все сущее мыслилось как символ высшей непознаваемой сущности – Бога. Для романтизма и литературного символизма характерно мистическое, интуитивистское понимание символа. И. В. Гете понимал символ как универсальную форму человеческого творчества, Гегель – как средство человеческой коммуникации, как условный знак. В «философии жизни» (В. Дильтей, Ф. Ницше, отчасти Г, Зиммель) символизация выступает как главное средство культуры. Э. Кассиpep рассматривая язык как одну из символических форм – наряду с религией, мифологией, культурой, наукой. Он считал символ универсальной категорией и рассматривал все формы культуры как иерархию символических форм, адекватной духовному миру человека, определяемого им как «символическое животное». В психоанализе символ рассматривался как порождение индивидуального (3.Фрейд) или коллективного бессознательного, как «архетипический образ» (К. Г. Юнг).

Ю.М. Лотман считал символы важным механизмом памяти культуры, изучал значение знаков-символов в истории культуры, в том числе русской. По его мнению, «культура – это знаковая система, определенным образом организованная»; «единство основного набора доминирующих символов и длительность их культурной жизни в значительной мере определяют национальные и ареальные границы культур». Культура через систему коммуникаций как процесса обмена информацией посредством символов и образов обеспечивает различные формы общения. Культура состоит из закодированных знаков–символов.

Чарльз Моррис выделял такие свойства знаков, как их указательность, оценочность и предписывающий характер. В структуре семиотикион выделял три стороны: семантику; синтактику; прагматику. Он выделял пять главных видов знаков; знаки-идентификаторы – вопрос «где»; знаки-десигнаторы – вопрос «что такое», прескриптивные знаки – вопрос «как», оценочные знаки – вопрос «почему», знаки систематизации – формируют отношения толкователя с иными знаками. Моррис выделял 16 типов дискурса – речевой коммуникации, предполагающей самоценную процессуальность проговаривания всех значимых для участников коммуникации ее аспектов: научный, фантастический, поэтический, политический, теоретический, легальный, моральный, религиозный, грамматический, космологический, критический, пропагандистский, метафизический. Так, психоаналитики изучают символы как «расшифровку» подсознательного в психике человека; рекламисты изучают возможность использования различных культурных символов для формирования ожидаемых ассоциаций потребителей.

Немецкий логик Г. Фреге предложил логическую модель знака (знак, значение, смысл) и определял знак как зависимость от объективно существующей действительности (денотат) и от представлений об этой действительности (концепт). Луи Ельмслев сущностью знака считал соединение формы выражения и формы содержания знака.

Фердинанд де Соссюр был первым, кто применил понятие знака к описанию языка. Знак – это единство означаемого и означающего. Коммуникационный знак – это социально признанное единство значения (идеального плана содержания, постигается умом) и имени (материального плана выражения, постигается органами чувств). Он разъяснил некоторые существенные стороны внутренней организа­ции языка как системы. По мнению Ф. де Соссюра, язык – социален иконвенционален. Язык – это система знаков, в которой существенным является соединение смысла и акустического образа. Язык это социально признанная система знаков, что позволяет одинаково их понимать. Современные семиотические теории коммуникации представлены в различных версиях постмодернизма.

Когнитивные теории (Л. Фестингер, Ч. Осгуд) рассматривают механизмы и этапы процесса понимания и восприятия сообщений как: выявление значений понятий в сообщениях; понимание намерений коммуникатора; понимание причин поведения получателей сообщений. Леон Фестингер полагал, что когнитивные элементы (знания, убеждения) могут быть взаимосвязанными, т.е. соответствовать (быть консонантными), или не взаимосвязанными, т.е. находиться в противоречии (быть диссонантными). Если между двумя высказываниями нет связи, то они иррелевантны. Консонантные элементы ожидаемо следуют друг за другом. Когнитивный диссонанс (несоответствие) имеет место, когда человек располагает двумя элементами, противоречащими друг другу, что порождает у субъекта желание уменьшить или устранить этот диссонанс.

Чарльз Осгуд определил способы изучения значений в их связи с мышлением и поведением. Он считал, что значения-коннотации возникают не только при восприятии объектов, но и в результате внутренних предпочтений и внутреннего ответа на стимул, т.е. он пытался объяснить возникновение и состав коннотаций как ответную реакцию (экспрессивную оценку) на стимул.

По его мнению, большинство значений ассоциативны и возникают во взаимодействии между сообщением и реципиентом, В 1967 г. Ч. Осгуд предложил метод семантического дифференциала как метод эмпирического измерения значений, метод изучения эмоций, оценок, позиций людей в связи с их социокультурным опытом. Так, например, при изучении восприятия рекламы при помощи метода семантического дифференциала могут оцениваться такие ее свойства, как: цели (ясные – неясные), цвет (яркость – невзрачность), композиция (четкая – хаотичная), оригинальность (креативная – стандартная), информативность (высокая – низкая), эстетичность (красивая – некрасивая), аттрактивность (привлекательная – отталкивающая)2. Используя мешу "Семантического дифференциала по отношению к новостным сообщениям, Осгуд считал, что главные их параметры расшифровываются в трех диалектических противоположностях: хорошее и плохое, сильное и слабое, активное и пассивное. Сотрудник Осгуда Смит показал, что лишь пять факторов выражают вариативность речи: оптимизм – пессимизм; серьезность – легкомысленность; честность – нечестность; наличие ценности – отсутствие ценности; изысканность – обиходность. Эти факторы полезно знать для риторической коммуникации.

Теории интеракционизма и символического интеракционизма. В интеракционизме в большей мере, чем в других теориях коммуникации, выражена попытка установить именно социальные, а не психологические детерминанты человеческого поведения.

Интеракционизм как социологическая по происхождению парадигма, возникшая в США во второй половине XX в. и объясняющая сущность и механизмы социального взаимодействия, имеет своим источником теорию Чарльза Хортона Кули о «зеркальном Я». Согласно этой теории, целостный образ «Я» формируется в результате социального взаимодействия с другими, в процессе которого человек как в зеркале видит, каким его видят другие, усваивает представления о своем «Я» других («представления представлений»). Таким образом, «зеркальное Я» состоит из нескольких «Я» и возникает только в процессе интеракций в малой группе.

Ключевым понятием в интеракционизме является интеракция, или взаимодействие. Суть интерактивного подхода к коммуникации обосновал немецкий социолог Макс Вебер, по мнению которого коммуникативное рождается из интеракции; через нее «общественное» и «человеческое дополняют друг друга. Социальное действие, связанное с поведением других, предполагает взаимодействие как предпосылку всякого коммуникативного акта. Социальное действие – это регулируемое действие, ориентированное на определенные нормы, на ожидаемое поведение соучастников действия и инструментальную рациональность. Социальное пространство упорядочено и организовано через интеракции, социальные связи и социальные институты.

Теории символического интеракционизма разработали Джордж Герберт Мид, Герберт Блумер и др. В этих теориях коммуникация характеризуется как интеракции (взаимодействия) с помощью языка и символов, в процессе которого между людьми устанавливаются общие значения и правила взаимодействия. Значения изменяются в зависимости от типа социальных групп и ситуаций. Взаимодействие между людьми рассматривалось как символическое взаимодействие (термин Г. Блумера), в котором действия человека опосредованы системой общих значений. Символическое, или социальное взаимодействие – это первичный процесс, в ходе которого вырабатываются, поддерживаются и изменяются символические значения. Коммуникативное действие состоит из трех частей: 1) инициативная информация от одного коммуникатора; 2) ответная информация от другого коммуникатора; 3) рождение общего значения как результат, побуждающий к действию. Взаимодействия – это источник возникновения сознания, социального (а не психологического) «Я» в личности, общественных структур; это процесс, благодаря которому происходит социализация личности. Само общество понимается как процесс, как множественность систем взаимодействия (в семье, группе, организации, в подсистемах экономики, культуры, политики). Вот почему эта теория иногда называется теорией символического, или социального взаимодействия.

По мнению Дж.Г. Мида, целостная структура личностисостоит из I + Me. I – это импульсивное Я, элемент спонтанного и бессознательного в индивиде (эмоции, чувства, образы и представления о самом себе и отчасти бессознательная часть в структуре личности). Me – это интернализованная точка зрения группы; это сознательное, коллективное представление личности о себе, которое появляется только в результате интеракций в группах. Именно в группах происходит усвоение и далее «присвоение» (интериоризация) различных социальных ролей индивида.

Социальные роли устанавливают границы поведения человека. Личность, «самость», Self в различных интеракциях формируется под влиянием двух потоков сообщений: своего я (1) и коллективного представления обо мне (Me). Личность является продуктом социума, а важнейшим механизмом ее формирования являются ролевые взаимодействия. Личность, ее внутренний мир формируется в результате социализации. Таким образом, происхождение «Я» целиком социально. Его главной характеристикой является способность становиться объектом для самого себя; при этом внешний социальный контроль преобразуется в самоконтроль.

Взаимодействия (символические интеракции) опосредованы знаками, символами, т.е. языком (словами) и жестами. Символы (знаки) рождаются в процессе взаимодействия в социальной группе. Главный символический посредник – это язык, имеющий конвенциональную и социальную природу. Становление социального индивида, по Дж. Миду, опосредуется языком. В социальной интеракции люди усваивают значение общих символов. Именно слова дают людям возможность формировать общие представления о ситуациях, общее видение объектов, делающие возможным систематичес­кие социальные взаимодействия. В то же время люди интерпретируют значение символов, «примеряя» их на себя. Поэтому язык – это также средство выражения индивидуальности. Коммуникация в символическом интеракционизме понимается как общение на основе «языка и жеста». Таким образом, социально-коммуникативный подход к пониманию символов получил научное развитие именно в символическом интеракционизме.

Критические теории коммуникации. Название «критическая теория общества» предложил Герберт Маркузе, а термин «критическая теория» ввел Макс Хоркхаймер. Начиная с 1940-х гг. они критиковали коммерциализацию культуры, «сдвиг» контента и функций СМК и СМИ от культурно-просветительских к развлекательным.

Критические социальные теории разрабатывали Луи Альтюссер, теоретики Франкфуртской школы социальной философии – М. Хоркхаимер, Теодор Адорно, Г. Маркузе. Эти ученые критиковали инструментальные ценности массовой культуры потребительского общества («иметь, а не быть»), отмечали тенденцию утраты свободного диалогического общения в условиях культурной индустрии, доминирование в массовых коммуникациях отношений вещной зависимости по сравнению с личной зависимостью. Их основные идеи базировались на критике проекта Просвещения, основанного на вере в человеческий разум и научный прогресс, поскольку это не только не принесло людям свободу, но и обернулось кошмаром фашизма. Эффекты воздействия массовой коммуникации заключаются в том, что она способна формировать конформизм, удерживать реакции потребителя в инфантильном состоянии, манипулировать его установками с помощью ложных образов и обещаний удовлетворения базовых потребностей. Общее воздействие массовой культуры, гарантирующей устойчивость капитализма, является, по мнению Т. Адорно, антипросвещенческим, так как она основана на массовом обмане и порабощении сознания1.

Теоретики Франкфуртской школы исходили из признания в обществе неравенства, идеологичности содержания коммуникаций, конфликта информационных интересов, что приводит к появлению новой идеологии, к господству медиакратии и новых форм идеологии. Идеи господствующего класса в массовых коммуникациях выдаются за общие. Так, Л. Альтюссер понимал идеологию очень широко – как «представление, образ воображаемых отношений индивидов к их реальным условиям существования». Идеология – это идеи, определяющие положение группы или организации в обществе, система представлений или значений, с помощью которых индивиды или группы смотрят на мир, т.е. их мировоззрение. Технологии массового производства культурных форм предполагают унификацию индивидуальных особенностей, ценностей и вкусов. В результате в обществе появляется «одномерное сознание», формируется «одномерный человек» (термин Г. Маркузе), усиливается изоляция людей. По мнению Т. Адорно, идеология – это ложное сознание не из-за его классового смысла, а вследствие той социальной действительности, из которой идеология «конструируется». Идеология проявляется в новой форме массовой культуры, которая распространяется по новым каналам пропаганды (новым СМК и СМИ), формирует вкусы, потребности, образ мысли «человека массы» и является средством управления мышлением и поведением людей.

Бихевиоризм и необихевиоризм. Его теоретиками в США были Джон Уотсон, Беррес Скиннер, Эдвард Торндайк, а в России – физиологи и психологи И.П. Павлов, В.М. Бехтерев, социологи неопозитивизма А С. Звониц-кая, Т.П. Зеленый. Бихевиористы «переносили» методы изучения психики животных на объяснение причин и механизмов поведения человека, которое они пытались объяснить по схеме: стимул — реакция (S — R). Психику они трактовали как совокупность ответов-реакций, т.е. ожидаемое поведение на стимулы внешней среды. В конечном счете теории бихевиоризма на практике использовались для управления установками (аттитюдамы), мотивами, влияющими на поведение человека, которого можно «дрессировать» с помощью стимулов. По мнению бихевиористов, основой коммуникации является не язык как система знаков, а непосредственные речевые сигналы, манипулируя которыми коммуникатор в соответствии со своими целями может воспитать человека с любыми установками. Формула S – R, которая широко использовалась в массовых коммуникационных процессах, обретала следующий вид: стимул – реакция реципиентов на эти стимулы в виде соответствующих изменений аттитюдов. При этом коммуникатору отводилась роль активного побудителя ожидаемого поведения.

На принципах необихевиоризма основаны концепции убеждающей коммуникации, разработанные представителями Йельской школы убеждающей коммуникации Карлом Ховландом, Ирвингом Джанисом, Гарольдом Келли, Уолтором Вассом и др., а также теория социального научения А. Бандуры.

С их точки зрения, убеждение – это «процесс получения от людей согласия действовать определенным образом или защищать позиции с помощью рациональных или эмоциональных апелляций. Убеждение можно рассматривать как один из способен уменьшения несоответствия между когнициями и связанного с ним напряжения». Ховланд и его последователи доказали, что повторение сообщения приводит к возрастанию степени его воздействия; что использование большого количества разнообразных и конкретных аргументов, ярких эпитетов, а также быстрый темп речи способствуют большей убедительности сообщения; что чем более значима для людей та или иная тема, тем тяжелее изменить их аттитюды по отношению к ней. Изучая убеждаемость как личностную характеристику, Ховланд и Джанис доказали, что она связана с интеллектом, самооценкой, вовлеченностью в проблему и осведомленностью в ней, потребностью в осмыслении информации, настроением, наличием определенных побуждений, сходством позиций коммуникатора и аудитории, опытом взаимодействия с объектом аттитюда и полом. На практике все эти рекомендации теоретиков Йельской школы способствуют убеждающей речи и критическому осмыслению полученной информации. В соответствии с теорией формирования и изменения установок Ховланда было установлено, что установки приобретаются таким же образом, как и другие привычки.

По существу, схема убеждающей коммуникации Йельской школы – это расширенный вариант пятичленной модели СМИ Г. Лассуэлла за счет включения в нее психологических переменных. Ключевыми понятиями теории социального научения, которую разработал Альберт Бандура в 1960-е гг., являются научение путем наблюдения и моделирования (подражания): наблюдая поведение других и последствия этого поведения, индивиды могут подражать и тем самым обучаться моделям определенного поведения, т.е. моделировать свое поведение.

Философские концепции коммуникации, экзистенциализм и персонализм.Неклассическая парадигма, в которой сакральность коммуникации рассматривается как единство «Я» и «Ты» – в «Мы», пред­ставлена в различных версиях философских концепций экзистенци­ализма и персонализма. Только коммуникация дарит человеку его подлинную сущность, только благодаря свободной, т.е. экзистенциальной коммуникации, человек может обрести себя самого, свою «самость». «Самость» лежит в основе экзистенциальных отношений между «Я» и «Ты», в которых есть возможность «быть услышанным». Подлинное человеческое бытие, т.е. экзистенция, и есть свобода, «самость» (от слова «сам»). Она может быть только «прояснена», а не познана научными методами. «Самость» соотнесена с бытием других людей посредством экзистенциальной коммуникации – глубинного общения, в котором проявляется самое сокровенное в человеке. Экзистенциальную коммуникацию он понимает как обнаружение себя в другом, что и есть проявление своей «самости», «самим-собой-бытия», взаимодействия Я с Ты, в результате которого формируется Мы. Экзистенциальная коммуникация – это гуманистическая, свободная, субъект-субъектная коммуникация.

В философских теориях персонализма (Н.А. Бердяев, Э. Мунье, М. Бубер и др.) коммуникация рассматривалась как «внутрен­няя метафизическая способность личности открывать в себе чувство другого», когда каждый индивид «имеет цель в себе и в то же время во всех», когда встреча «Ты» и «Я» — в «Мы» создает особый персональный опыт — коммуникацию душ». Н.А. Бердяев различает понятия «сообщение» (коммуникация) – внешнее общество, «разъединяющее» и «разобщающее», ролевые отношения, «символизация и объективация» – и истинное «общение», или «коммунион». Общение свободно, экзистенциально, оно принадлежит Царству духа. Высший уровень общения – в религии, которая есть «не только моя связь и соединение с Богом, но и моя связь и соединение с ближними». «Коммунион» есть «Мы», «Общъ», «общность».

По мнению французского католического философа Эмманюэля Мунье, основоположника «личностной философии», если «первой задачей индивидуализма является сосредоточение индивида на себе, то первичной заботой персонализма является «рассредоточение» в смысле открытости личности. Истоки этой открытости – открытие себя в другом. Первичный опыт личности есть опыт второй личности; Ты и в нем Мы предшествуют Я. Когда коммуникация ослабевает или нарушается, я теряю самого себя. Все безумия происходят из неудачи отношений с другим, тогда alter становится alienus, а я становлюсь чужим самому себе, отчужденным. Я существую лишь в той мере, в какой я существую для другого». Персоналистическая коммуникация предполагает следующие акты: выйти за пределы самого себя, что предполагает «аскезу отказа от себя»; понять точку зрения другого; брать на себя ответственность; отдавать «в великодушии и бескорыстии»; быть верным от рождения до смерти в преданности, любви и дружбе. С точки зрения Мунье, «диалектика личностного обмена способствует утверждению бытия каждого партнера». «Неудачи коммуникации – это отношение к другому как к объекту, как к отсутствующему, как к набору полезных сведений, как сопротивление стремлению к взаимности, как эгоцентризм».

Персоналистическая («личностная») философия, интерпретации экзистенциональной и персоналистической коммуникации предвосхитили антисциентистские, антирационалистические, «антипотребительские» идеи и гуманистические идеи современной философии, антропологии, социологии, коммуникологии и демократической журналистики.

Интерпретации теории информационного общества.

Спектр трактовок теории информационного общества обобщил профессор университета Ланкастер (Англия) Фрэнк Уэбстер. Этот спектр включает: постиндустриальное общество (Д. Белл), постфордизм и информационная инфраструктура (Р. Райх), информационный капитализм и сетевое предпринимательство (М. Кастельс), корпоративный и потребительский капитализм (Г. Шиллер), управление с помощью информации (Ю. Хабермас), общество организации, наблюдения и контроля (Э. Гидденс), общество потребления, в том числе информационного (Ж. Бодрийяр), индивидуализированное общество (3. Бауман).

Так, по мнению М. Кастельса, информационный капитализм, возникший в 1970 гг., характеризуется развитием электронных сетей, сохранением основных форм капиталистических отношений – частной собственности, рынка; однако главным источником производительности труда становится информация и знания, ИКТ (информационно-компьютерные технологии). Определяющим фактором в таком обществе становится участие в информационных сетях.

Эпистемы «коммуникативного общества» и «информационного общества» – это символы различия понятий «коммуникативное» и «информационное», противостояния естественного и искусственного, природного и социального, техно­логического и человеческого, человеческого и общественного. «Информационное» (технологии) по природе предназначено «массовому» пользователю, оно эгалитарно, массово. Коммуникативное по своей сути – это всегда привилегия общения, рациональный дискурс, оно личностно и осознанно. Сегодня собственно глубинных связей, взаимодействий между людьми нет, есть их иллюзия, складывающаяся под влиянием общности эмоций у телеэкрана, на стадионе. СМИ формируют вектор общественных эмоций, настроений, «виртуальную реальность» и «симулякры». Публика-аудитория, как ее определял Габриэль Тард, имеющая общие ценностные предпочтения, превратилась в «символическую публику», возникающую в результате информационных влияний. Коммуникативное становится сложным выбором для того, кто имеет представление о ценности и самоценности как личности.

Структурализм и постструктурализм о коммуникации. В рамках структурализма был предложен метод объяснения противоречивого содержания информации, структурированной из бинарных оппозиций.

Общими теоретико-методологическими положениями структурализма являются следующие: представление о культуре как совокупности знаковых систем и культурных текстов; представление о культурном творчестве как о символическом; представление о наличии универсальных инвариантных психических структур, определяющих механизм реакции человека на весь комплекс воздействия внешней среды (культурной и природной); задача выявления структурного единства, стоящего за знаковым и смысловым многообразием текстов. Структурное единство порождается универсальными для человека правилами образования, конструирования символических объектов.

Антрополог К. Леви-Стросс рассматривал общество как полиморфную систему коммуникаций (противоположных полов, имуществ, лингвистических знаков, имеющих фундаментальное означаемое в форме бинарных оппозиций, т.е. взаимоисключающих категорий). На основе бинарных оппозиций в структуре мифов и культурных форм традиционных обществ он выделял богов и людей, природное и культурное, мужское и женское, темное и светлое, жизнь и смерть, своих и чужих и т.д. Таким образом, в структурализме был предложен метод объяснения понимания противоречивого содержания любой информации. Структуралисты выделяли из знаковых систем и культурных текстов сходные черты: ориентацию на определенные коммуникативные ситуации, имеющие наличие внутренней структуры; выразительные средства; однотипность транслируемой информации; пары оппозиционных концептов.

Постструктурализм – направление, представленное теоретиками социологии и социолингвистики, которые рассматривали возрастающую динамичность социального мира как определенный текст, под которым имеются в виду связанные содержанием и смыслом коды, характерные для конкретной культуры. Передаваемое от адресанта к адресату сообщение представляет собой текст. Он может передаваться любыми знаками: устной или письменной речью, графикой, музыкой и любыми звуками, жестами, комбинацией раз­личных знаковых систем. Представителями постструктураяизма были семиотик Р. Барт, философы М. Фуко, Ж. Деррида и др. Постструктурализм явился предвестником пост­модернистских теорий.

Постмодернистские представления о коммуникации. Постмодернизм предполагает возникновение новых форм порядка и хаоса, что проявляется как освобождение науки от истины, освобождение общества от идеологии, освобождение личности от ответственности под предлогом абсолютной свободы индивидуального выбора, осмысления структуры в аспекте синхронии (пространства) и диахронии (времени), сущности социальности, центра и периферии в геополитике и геоэкономике.

Именно в постмодернизме культурная парадигма современности имеет следующие черты: неопределенность, открытость и незавершенность; фрагментарность, тяготение к деконструкции; отказ от канонов и авторитетов, многовариантное толкование истины вплоть до ее отрицания и утверждение, что есть только версии истины; ироничность и пародия как формы разрушения; размывание идентичности «Я»; утрата глубины и восхваление поверхностности; интерес к эзотерическом и пограничным ситуациям – в перформансных коммуникациях, в трактовках телесности; эстетизация удовольствия и девиантных чувственных впечатлений; карнавализация, маргинальность; конструктивизм, в котором используется иносказание; метанарратив – сосуществование множества концепций. претендующих на универсальность.

Постмодернисты подвергают сомнению ценности и обычаи Нового времени, предпосылку Просвещения о познаваемости мира, отвергают любые претензии на «истинность» доказательств и выводов. Они не приемлют «тотальные объяснения», так как, по их мнению, существуют только версии и интерпретации истины, абсолютность индивидуального выбора. Они не принимают стремление к аутентичности («подлинности», осмысленности), не принимают стремление к уточнению смысла, поскольку смыслов – великое мно­жество, что делает безнадежным сам поиск смысла. Они признают «существование творческого начала и игры воображения у обычного человека и основанное на этом пренебрежение детерминистскими теориями человеческого поведения. Тезис постмодернистов: «все, что мы знаем о мире, мы знаем через посредство языка» –изменил традиционное понимание информации. По мнению постмодерниста Мишеля Фуко, язык, а не информация как сведения, сообщения о чем-либо – это и есть единственная реальность, с которой мы имеем дело.

В постмодернистском понимании коммуникации «просвещенческий» дискурс убеждения (доказательства), который опирался на познающего субъекта, сменяется бессубъ­ектным дискурсом повторения (умножения) и внушения. «Постмодернизм обеспечивает избыток означающих, т.е. возможность интерпретации любых концептов. Дискурс постсовременности" характеризуется преобладанием расколотого типа мышления с множественностью параллельных интерпретаций одних и тех же явлений. Причем эти интерпретации никак не ранжируются и не дифференцируются, так как отсутствует общий „идеологический" критерий оценки. Они просто сосуществуют». Постмодерн связан с количественной интенсификацией информационных потоков и общественных процессов. Вместо научного «общества знания», каким оно замышлялось модерном, «информационное общество» является сегодня лишь его электронно-развлекательно-потребительским эрзацем.

Н.Л. Полякова на основании анализа работ постмодернистов Ж-Ф. Лиотара и Ж. Бодрийяра формулирует пять тезисов, характеризующих социологию постмодернизма: 1) изменение природы и функций научного знания; 2) конец индивида и приход «молчаливого большинства»; 3) постмодерн как конец прогресса, «прекращение событий», «конец истории»; 4) конец интеллектуалов; 5) фрагментация модерна, мульти культу рация.

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Тема 5. Модели коммуикации | Стратегический подход к управлению маркетинговыми коммуникациями

Дата добавления: 2014-01-13; Просмотров: 11669; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2019) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.01 сек.