Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Верхний лагерь 2 страница




Но когда в Долине Гейзеров Семена и Юстину атаковал монстр, ей показалось, что она ощущала его движение и даже его самого. В конце концов во всем живом тоже происходят электромагнитные процессы. Но ментальный удар тогда был таким мощным и болезненным, да и эмоционально всех ввергли в сильнейший шок, что после она ни в чем до конца не была уверена. А вот сейчас стоило сделать попытку проверить, и шанс подходящий, и толк должен быть. Вдруг удастся…

Но донастроиться ей не дала Настя.

– Здесь вблизи точно никого подходящего нет. Антон Олегович, давайте двинемся по кругу. Потихоньку нас ведите.

– Хорошо, – кивнул Антон Олегович, также сосредоточенный на сканировании поверхности и того, что под ней. Их воздушный плот неспешно поплыл по часовой стрелке, держась примерно на одном удалении от стада, скрывавшего сейчас группу их товарищей.

Серена не сразу поняла, что держит плот в воздухе и ведет его Антон Олегович, у которого это никак не желало получаться прежде. Глянула на Настю, та улыбнулась глазами и приложила палец к губам. Серена хмыкнула понимающе и принялась настраивать себя на поиск электричества.

Наконец пыль, поднимаемая стадом, засветилась бледно‑бледно‑голубым. Видимо, это было электричество, вызванное трением частиц пыли друг о друга и о почву. Но это чахлое свечение перебило много более яркое, шедшее глубоко из‑под земли. Серена насторожилась, но, во‑первых, это было в самом деле очень глубоко, а во‑вторых, этот объект представлял собой голубую ленту, извивающуюся и уходящую невероятно далеко в одну сторону и столь же невероятно глубоко в другую сторону. Может, какой‑то подземный ручей, хотя Серена не была уверена, что вода способна создавать электричество хоть в каком‑то его проявлении. К тому же недалеко от этой реки обнаружился новый источник энергии, красновато‑бурого, можно сказать, зловещего оттенка. Серена крепко сомневалась в мысли, мелькнувшей у нее в голове, что это место, где две огромные горы столкнулись друг с другом, и из‑за этого может произойти землетрясение. Она отвлеклась на это размышление глобального характера и едва не пропустила что‑то не столь масштабное, но может быть, более важное – россыпь желтых шариков прямо под ними и очень близко к поверхности, обычно так светились живые существа, богатые электричеством. Электрические скаты, например, или каменная кусачка. Серена догадалась глянуть в ту сторону и обычным образом, просто своими глазами и разочарованно вздохнула, увидев купу кустиков‑молний, хищных полурастений, парализующих своих некрупных жертв разрядом тока.



– Это что, я ковром‑самолетом управляю? – удивился Антон Олегович. – Оказывается, довольно просто. Только больше не экспериментируйте этак, Анастасия Никитична. Я вот собрался глянуть на все сверху, и кто его знает, что вышло бы, не сообрази я…

– Так высота всего ничего, – пожала плечами Настя.

– Давайте я сверху посмотрю, – предложила Серена и, не дожидаясь ответа, выпрыгнула из себя метров на пятьдесят вверх.

И сразу увидела то, что они искали. Глазам – или чему там? – поверила не сразу, но увидела в первый же миг. Да и сложно было не увидеть огромное пятно желто‑коричневого цвета с пятнами разной степени яркости, двигавшееся им навстречу, разве что намного ближе к стаду. Хотя огромное для этого живого существа не совсем подходящее слово. Вытянутое пятно растянулось на несколько сот шагов в длину, да еще за всем этим волочились несколько неодинаковой длины хвостов. Ширина была разной, в самом толстом месте метров под двадцать, наверное. Самой яркой частью был выступ на длинной шее, взятый отдельно, он очень напоминал рыбу‑молот. Все это тысячетонное хозяйство неведомо каким способом продвигалось под землей на глубине пары метров, никак не больше. И при этом поверхность не ходила ходуном. Молоту до встречи с кругом, образованным бегающим стадом, оставались считаные метры и недолгие пара минут.

– Настя!

– Спасибо, – Настя увидела происходящее глазами Серены. – Ты побудь пока там, наверху.

– Хорошо.

Серена перевела взгляд на их транспортное средство, Настя показывала рукой, куда смотреть. Услышала мысленный вскрик ореольца, чертыхание Антона Олеговича и спокойное‑спокойное, едва не умиротворяющее Настино объяснение ситуации Беркуту.

– Понял. Противник применил против нас подземную лодку типа «Трайдент». Помощь звать станем?

– Сами должны справиться, – не согласился Антон Олегович. – Все же это не настоящая подводная лодка с титановым корпусом и баллистическими ракетами. Хотя Алена говорит, что очень похоже. На титановый корпус.

– Доложить я все равно обязан.

– Докладывай, но передай командиру, чтобы раньше времени суету не поднимал, все равно основная наша огневая мощь уже на месте. Нужно лишь решить, чем атакуем, и согласовать действия. Оставлять эту штуковину у себя под боком… боком выйдет. Серена, твои предложения?

– Собираю заряд побольше. Пусть высунется…

– Ясно.

– Я не договорила. Можно еще попытаться его собственные батареи закоротить на внутренние органы. Еще за ним целая армада обычных червей ползет, наверное, падальщики вроде рыбы‑прилипалы за акулой. Если Алена или Настя смогут их натравить, я скажу, где нужно прогрызать.

– Принято. Алена не против. Шатун?

– Предлагаю задушить его. Создам в районе шеи избыточное давление.

– Настя?

– Секунду. Серена, сумеешь определить, где у него мозг?

– Их скорее всего несколько. Могу и с какой‑нибудь печенью перепутать.

– Печень тоже подойдет. Сколько у него самых активных точек?

– Семь.

– Вот по ним я и ударю, но мне тоже нужно знать, где они будут находиться.

– Подскажу.

– Алена? Слышишь меня? – спросил Антон Олегович. – Буду повторять за тобой для тех, кто не слышит, так что не спеши. Понял тебя, – сказал он после продолжительной паузы. – Если коротко, Алена готова натравить червей. Говорит, проверила, они ей подчинятся. А еще Алекс нас поддержит, его оружие одно из самых эффективных для поражения подземных целей. Но правильнее всего сочетать удары Насти и Саши по активным центрам. Слишком уж велик объект. Я, в свою очередь, как минимум смогу его располовинить. Вот это да!

Последнее восклицание относилось к тому, что произошло в эту секунду на их глазах. Земля содрогнулась, как от взрыва большой авиабомбы, взметнулся вверх фонтан комьев глины и песка, из воронки рядом со стадом вывалилась из земли пасть размером с двухэтажный дом. Животных все это не заставило изменить свое поведение, они продолжали бессмысленный бег по кругу. Пасть дернулась правее, расшвыряла и раздавила подвернувшихся рогачей и улеглась прямо на их пути. И те устремились в нее, не сбавляя скорости бега.

– Шатун, тебе не кажется, что мы немного ошиблись? – спросил Костин. – То, что мы полагали головой на длинной шее, скорее всего лопата этого кротика. Но все равно ты ее постарайся оторвать. А затем как сможешь хвосты прищеми, вызывают они у меня опасения… Все готовы?

Серена уже пару минут назад задала всем ориентиры, на поверхности под которыми находились важные или во всяком случае наиболее активно себя проявляющие органы, а сейчас, когда зверь окончательно остановился, стала, как говорят военные, вводить поправки.

– Готова! – доложила Алена. – Черви начали его прогрызать.

За ней подтвердили о готовности все остальные.

– Ешкин кот! – пробормотал себе под нос Беркут. – Он уже добрую сотню сожрал! И не поперхнулся. Похлеще прапорщика Лозко будет.

Уточнять, кто такой прапорщик Лозко, никто не стал.

– Огонь из всех орудий на счет десять. Беркут, считай!

– Один, два, три…

– Червей не повредите, они сейчас под синим кустом, – попросила Алена.

– Наши цели далеко, – успокоила Серена, уже окончательно перестав понимать, кто как с кем разговаривает и почему она, к примеру, прекрасно слышит Сережу Беркута.

– Восемь, девять…

– Ух! – ухнул Алекс, видимо, стараясь держать в кулаке аккумулированные им силы.

– Десять!

Серена, скакнув в себя, весь собранный заряд смертоносной молнией всадила в пасть. Называть это головой не имело смысла, так, место, где обре́зали кусок гигантской трубы, без глаз, без носа, вообще ничем не выделяющийся. Пасть схлопнулась, карусель животных сбилась в кучу, начала затаптывать друг друга, по‑прежнему подчиняясь чужой воле.

Ударили одновременно в одну точку Настя и Алекс. От атаки Алекса по земле прокатилась волна. У Насти спецэффекты оказались разнообразнее. Для начала засветился холодным зеленым светом воздух над местом, под которым располагался один из органов, который можно было принять за мозг. Затем засветилась, но уже бледно‑оранжевым почва и растаяла, растеклась, словно лед. В образовавшейся луже все забулькало, забурлило, взметнулись грязно‑желтые фонтанчики. Все это кипящее месиво внезапно провалилось вниз, образовалась воронка, и из нее словно ракету выпустили – высоко‑высоко с грозным гулом взлетел огромный сгусток.

– Саша, добавь туда же! – крикнула Настя.

Вновь по земле прокатилась волна, заставляя рогатых зверей валиться с ног, взрывать землю копытами.

– Эй, в том месте у него все погасло, – засмеялась Серена. – И черви, похоже, добрались до своей цели.

– Мы его буквально с грязью смешали! – прокричала Настя. – Алекс, бьем по цели два, как будешь готов.

– Понял. Дай мне две минуты.

Серена успела подумать, что заметить результаты работы Шатуна и Антона Олеговича никак не получается, как перед тем местом, где торчала сейчас пасть, с резким как выстрел звуком осела земля и в воздухе прокатился не уловимый ухом звуковой удар. Вроде как у Алекса, но намного сильнее. Это вокруг «шейки» земля сжалась, в единое мгновение став плотнее в десятки, а то и сотни раз. Шею Серена видеть перестала. Да и сама «лопата» потихоньку начала тускнеть.

Тут же проявило себя оружие Антона Олеговича. В самом центре туши словно включился огромный роторный экскаватор. Только сам экскаватор был невидимый, зато ротор у него вращался быстрее самолетного пропеллера. Землю отбрасывало на сотни метров в сторону, а вскоре полетели и ошметки самого подземного монстра. Его тушу распилили надвое.

Происходило все это почти одновременно, и Серене было удивительно, как она все эти события видела и слышала, при этом умудрялась еще «видеть», что происходит под землей, и собирать энергию для нового удара.

– Это Войцек, – услышала она Кисконнена. – Мы подлетели ближе. Сейчас я могу попробовать вытянуть этого кита наружу.

– Он сотни тонн весит. Если не тысячу.

– Да? – отчего‑то удивился финн. – Тогда выкопаю над ним яму.

– Давай, Войцек, раскопай его, а то у меня от электричества волосы дыбом стоят. Разрешите, Антон Олегович?

– Пока мы перезаряжаемся, пусть копает, – согласился Костин. – Как понимаю, нам тоже нужно приблизиться к той же точке?

– Или подняться выше, – подсказала Серена.

– Настя. Без тебя не управлюсь.

– Поняла.

– Войцек, правее разреза раскапывай. От тебя правее.

– Начинаю.

Войцек принялся поднимать из земли почти идеально круглую пробку. Едва она открыла образовавшуюся дыру, Серена ударила в нее. Возможно, подземный кит в тот же миг выстрелил навстречу своим разрядом, может, по другой причине, но треск раздался оглушающий, да и двойная вспышка ударила в глаза. Да нет, не в глаза, Серена, как и все, успела отвернуться. А вот ее способность видеть электричество на некоторое время исчезла. Пришлось пока смотреть настоящим зрением.

 

 

– Что с монстром? – спросил Антон Олегович.

– Я сейчас не вижу, в глазах пятна сплошные.

– Алена?

– Я вижу, что обе части живы, хоть повреждения у него серьезные.

– Настя.

– По‑моему, он делится.

– То есть?

– Каждая его половина делится на четыре части.

– Так и есть, – подтвердила Алена. – Теперь и мне видно, что он начал распадаться на восемь частей.

– Шатун, оставь пока хвосты в покое. Раздавишь восьмушку?

– На пределе, но должен справиться. Через три минуты.

– Правый кусок передней части твой. Левый – мой. Настя и Алекс, возьмете по целому куску?

– Берем.

– Серена, тебе начинать заднюю половину. Дальше Алена. За ней Беркут.

– Спасибо за доверие, командир.

– Мне, как я понял, достался зад? – спросил Войцек со вздохом, заставив всех улыбнуться.

– Верно понял.

– Очень хорошо, – еще раз вздохнул Войцек.

– Минута до атаки.

Но этой минуты на подготовку нового удара монстр им не дал.

В доли секунды сквозь землю выскочили на поверхность, возникли буквально из ниоткуда несколько серых шаров с небольшой домик в три этажа размером, появились так быстро и неожиданно, что Серена решила – это морок, но тут докатились несколько ударных волн, вызванных их сверхбыстрым появлением. Шары без паузы едва уловимо для глаз перетекли в подобие цилиндров, отрастили по четыре пары ног и нечто, что с натяжкой можно назвать головой. Без глаз, без пасти, но с целой короной мощных рогов и целой копной длинных щупалец в том месте, где обычно размещается нос. Рассмотреть детали никто не успел. Пришел первый ментальный удар. Он не был сильным, доводилось в разы сильней испытывать. Но уж больно тягучим вышел, словно зубная боль сразу в каждом зубе.

Восьминогие мастодонты с шевелящимися пучками щупалец вместо хоботов сделали первый шаг в их сторону. Все восемь в сторону Серены, как ей показалось, из‑за чего противно засосало под ложечкой. Шестьдесят четыре ноги переступили, оставляя немалые ямы в плотной глинистой почве, по равнине потек непрерывный глухой рокот – туши, каждая в несколько десятков тонн, стали медленно надвигаться.

– То‑то он на части разделился, – послышался голос Лиса из переговорного устройства. – Целиком он только ползком смог бы продвигаться, да и то утонул бы до брюха.

– Ему бы и целому того же количества лап достало, – возразил Беркут. – Но маневренность была б не та.

– Ну да, эти вон какие шустрые, любую черепаху обгонят.

– Беркут, Лис, хватит трепать языками, – одернул Антон Олегович. – Для начала короткими очередями огонь по крайней левой от меня цели.

Гильзы полетели в сторону Серены, пришлось чуть подвинуться.

– Что слону прищепка, – сообщил Лис. – Это я о результате стрельбы. У меня три попадания, поначалу раны начали расползаться, потом вдруг затянулись.

– У Беркута та же ерунда, – скрипнул зубами Антон Олегович. – Вам отставить стрельбу. Остальным – огонь по готовности.

– Щиты, – крикнул Алекс, и под брюхом третьего справа мастодонта рвануло так, что тушу подбросило вверх и разорвало на добрую дюжину кусков. Множество осколков камня и плоти увязли в щитах. Когда Настя щит сняла, чтобы дать возможность для удара Серене, на земле образовался заметный вал из камней.

– Ура! – закричал с той стороны Сашка, и его крик подхватила вся его команда.

– Лис, куски шевелятся, добивай одиночными или короткими очередями, – приказал Костин.

– Вас понял.

– Я готова, – доложила Серена.

– Огонь.

– Глаза, – проревела Серена. И, наверное, никто, кроме нее самой, не видел, как ярчайшая вспышка растеклась по поверхности, не причинив чудовищу ни малейшего вреда. У Серены аж слезы на глаза навернулись, от вспышки, а больше от обиды, но тут зверь споткнулся, с его бока на землю стек слой трухи, затем следующий, и в боку образовалась существенная прореха. Так и шагал он, при каждом шаге рассыпаясь все больше, пока окончательно не растекся струйками песка.

– Серена, готовь новый заряд, – попросила Настя. – Похоже, у него самого было нечто вроде щита. Мне без тебя не пробиться, тебе без меня смысла нет атаковать.

– Откуда ты все знаешь? – скрипнула Серена зубами, но стала готовить новую атаку.

– Кто следующий?

– Мы с Войцеком новую мину готовим, только камень подходящий издалека тащить нужно, – сообщил Алекс.

– То‑то я смотрю, вроде не было тут камней, – хмыкнул Беркут. – Тем более взрывающихся.

– Антон, я готов, – как‑то равнодушно доложил Шатун.

– Давай, Шатун. Я следующий.

Их плот пятился назад, чудовища надвигались, плот Войцека двигался за ними. Задача стала выглядеть простенькой. Не получится у кого‑то одного, добьют все вместе.

Но тут монстр сделал ответный ход. Оставшиеся пять штук мастодонтов прямо на ходу разделились на две части, вместо мерной неторопливой поступи побежали со скоростью приличной лошади и в считаные секунды сомкнули кольцо вокруг висящего на уровне их животов плота. Настя, готовившаяся добивать, едва нанесет свой удар Серена, прозевала этот момент, не успела отвести их транспорт из окружения. Шатун нанес свой удар, но поймал «в прицел» уже не целого восьминогого, а его половину. Хлопок ударил по ушам, и четырехногий попросту исчез. Но тут монстр синхронно ударил «всеми своими калибрами», раз уж его сравнивали с кораблем.

С кончиков рогов сыпанули молнии, от повторной ментальной атаки в головах словно тысячи ледяных иголочек образовались. Этот лед выстуживал все мысли, а заодно заставлял скручиваться судорогами мышцы, все, что находилось внутри, взрывалось болью. У Антона Олеговича хлынула из носа кровь. Серена облизала свои пересохшие губы и тоже почувствовала на языке соленое.

К тому же кольцо чудовищ подернулось бурой дымкой, и та начала смыкаться.

Настя дернулась было поднять плот выше, но поняла, что над кольцом осады им не пройти, а силы она на это растратит.

– Настя, Шатун! – просипел Антон Олегович. – Купол. Замыкаем в сферу.

Ничего подобного им делать не доводилось, но это было единственное решение: закрыться со всех сторон, собраться с силами и надеяться, что у ребят на втором плоту дела обстоят чуть лучше.

Мощь тройной защитной сферы чуть ослабила ментальное давление, полностью защитила от ударов электричества, остановила бурую дымку. Но монстр не собирался этим ограничиваться и начал самый настоящий обстрел. В сферу врезались одно за другим несколько каменных ядер. Каким образом чудовища это делали и откуда брали свои снаряды, увидеть не получалось, для глаз все сейчас было скрыто сгустившейся бурой пеленой, а смотреть иначе не было сил.

Следующие каменные снаряды прилетели не вразнобой, во всяком случае несколько из них ударили практически в одну точку. Серена почувствовала, что если следующая атака будет хотя бы такой же мощи, защита не выстоит, и подключилась к ее поддержке, изо всех сил стараясь не выплеснуть ненароком внутри защитной оболочки накопленное для атаки электричество.

– Словно роботы… – тяжело дыша, произнес Шатун.

– Очень похоже, – согласился Антон Олегович и кашлянул сгустком крови. – Нужно вычислить, откуда эта армада управляется, и ударить туда, со всеми силами. Иначе… ничего хорошего.

– Неплохо бы ударить с Алениной группой вместе, – подсказала Настя.

– Ты ее слышишь?

– Нет.

– Я слышу Лиса, – почти весело отрапортовал Беркут. – Радио работает. Для голоса сильные помехи, слов не разберешь. Но если азбукой Морзе…

– Давай, Сережа.

Беркут откинул какую‑то крышечку на гарнитурке, и его палец задергался на кнопке, отправляя сигнал точками и тире.

– Отвечают, что у них терпимо и они задачей поиска центра управления уже занялись, сами догадались. Просят продержаться.

– Ответь, что продержимся сколько нужно. Кстати, это не означает для нас сидеть и ждать. Приказываю думать.

Антон Олегович растер ладонью кровь по лицу. Серена повторила его движение, не смущаясь, вытерла испачканную кровью ладошку о штанину комбинезона. И вдруг хмыкнула.

– Кто говорил, что его хвосты смущают, мистер Антон? Их было три, и в каждом по одной из самых активных точек. Мне как‑то в голову не приходило, что мозги могут оказаться в заднице.

– Беркут?

– Слышал. Передаю.

За куполом стало хоть что‑то видно, не очень сильный смерч, созданный Аленкой, сумел рассеять застилавшую все вокруг пелену. Ну и светлее стало, а то только пара крохотных лампочек на шлеме Беркута и была источником света.

Снаружи мало что изменилось. Разве что не досчитались еще одного монстра, наверное, ребята из второй группы сумели пришибить. Но оставшиеся сомкнули строй и вновь стояли с пугающе равными интервалами. И вполсилы долбили по сфере то электрическими разрядами, то каменными ядрами. Проследить их траектории было нетрудно. Все начинались между рогов того или иного четырехногого. Но как они там возникали, оставалось загадкой. Ментальное давление никуда не исчезло, но ослабело. Да и они чуть притерпелись, наверное, уже подобие иммунитета стало вырабатываться. Хотя Беркут здесь совсем недавно, а держится хорошо. Но он солдат и закаленный человек.

– Как пить дать, новую пакость готовит, – проворчал Антон Олегович.

– А ты сомневался? – хмыкнул Шатун.

– Эх, даже не приоткрыться.

– Потерпи. Глянь туда. Что‑то крупное движется над вон тем со сломанным рогом. Интересно, это они для нас готовят главный калибр или…

– Или. Войцек прицеливается.

Огромная глыба, зависшая над одним из монстров, сорвалась, словно обрезали веревочку, ее державшую. Бац. Камень отскочил вправо, монстр завалился налево и замер.

– Снайпер! – похвалил Беркут. – Но с тактической точки без особого смысла. Или?

– Или, или! – вскрикнула Серена. – Я теперь вижу! Правее упавшего монстра, совсем неглубоко. Точно хвост!

– И я вижу. Но прямо позади нас, – сказала Настя чуть удивленно.

– Так хвостов было сколько? – спросил Антон Олегович и сам же ответил: – Три. Ищите третий. Войцек заставил настоящего монстра проявить активность, а то он слишком хорошо замаскировался. Но боюсь, ненадолго все это.

– Все, – разочарованно выдохнула Серена. – Ничего не вижу. Опять зашифровались.

– Я тоже не вижу, – подтвердила Настя. – Но мы же успели их засечь!

– Алена сумела засечь только одного. К сожалению, того же, что и Серенка, – сказал Беркут, выслушав морзянку. – При этом второй для их удара не доступен, и мы его закрываем, и кольцо этих слонопотамов.

– Давайте Шатуна освободим от защиты, – предложила Настя. – Может, он сумеет…

– Сумею, – кивнул ей Шатун. – Учтите, после снятия купола мне будет нужна секунда, не меньше. Кто знает, какая у него реакция и что он успеет сделать, пока мы будем беззащитны. Это еще полагая, что Алекс с Аленой не промахнутся. Ну и про третий хвост не стоит забывать.

– Если тот, что сзади нас, неглубоко, то я его слегка поджарю, – пообещала Серена. – Я тут уже не знаю, куда электрозапасы девать, мне все равно как можно быстрее нужно их сбросить. Заодно отвлеку хоть одного.

Антон Олегович кивнул.

– Сережа!

– Передаю уже. Алена говорит, что у них примерно такой же план, Алекс бьет первым, она подстраховывает.

– Пусть Войцек свой отвлекающий маневр повторит. Но не такой глыбой, главное, быстро и хотя бы немного отвлечь. Его удар и будет сигналом.

– Отвечают, что готовы. Смотреть на синий куст.

На чудовище, стоящее на фоне синего куста, свалилась каменюка, заставив его взбрыкнуть и начать перетаптываться.

– Защиту! – крикнул Антон Олегович, и их сфера растаяла.

Серена с облегчением всадила весь свой запас в полуметре от точки, под которой прятался один из хвостов, оказавшийся на деле немаловажной конечностью, а главной частью монстра‑гиганта. Разряд ушел в землю по наклонной, она увидела, как задергался под землей их враг. А через секунду там все погасло и по почве пошла волна, закачавшая оказавшихся на ее пути четырехногов. Глубина, на которой прятался один из их главных врагов, на этот раз была совсем небольшой, поэтому образовалась и воздушная волна, сильно тряхнувшая и накренившая их плот.

 

 





Дата добавления: 2014-11-26; Просмотров: 86; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.163.209.109
Генерация страницы за: 0.016 сек.