Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Социализация и социальная справедливость 1 страница





СТЕРВА

 

Вместо эпиграфа.

Я сидел на палубе небольшого теплохода, который только что отчалил от пристани речного вокзала и двинулся вверх по большой реке. Предстоящий отдых, удобный шезлонг, ровный шелест волны, медленно сменяющие друг друга пейзажи сначала городских окраин, а затем пригородных парков - все это настраивало на элегическое состояние души и тела. Хотелось долго, бездумно сидеть в удобном кресле и, не во что не вмешиваясь, наблюдать за проходящими мимо меня картинами.

Почти на уровне моей головы, параллельно с нашим судном, в воздухе все время парила чайка. Собственно этих птиц было несколько, они сопровождали наше судно, но за чайкой, которая находилась прямо перед моими глазами, я невольно начал наблюдать. Сопровождение корабля для чайки не требовало почти ни каких движений, ее глаза, как мне казалось, ничего не выражали, птица на меня не обращала никакого внимания. Но вот кухонный работник выбросил с камбуза за борт .какие - то отходы от готовящегося обеда и поведение птицы мгновенно изменилось. Она резко изменила траекторию и первой оказалась за кормой и стала быстро насыщаться. Когда ее подруги с криками бросились туда же - там уже ничего не было: половину съедобного успела проглотить моя знакомая спутница, а остальное потонуло в волнах.

А через несколько мгновений я снова увидел эту птицу: она продолжала парить рядом с кораблем на уровне моей головы и " взгляд" ее был по отношению ко мне так же безучастен. Внезапно птица резко взмахнула крыльями и помчалась к берегу. Там на песчаной косе два рыбака после удачного лова готовили себе уху и выбросили рыбьи потроха - моя птица снова оказалась первой на этом пиршестве ... и прежде, чем ее спутницы - конкурентки поняли, в чем дело и с криками и бранью прилетели на косу - там уже почти ничего не осталось.

А теплоход продолжал свое движение, неторопливо вписываясь в поворот реки. И в это время я снова увидел рядом с нами все ту же знакомую мне птицу. Все, что она успела схватить съесть на моих глазах, практически никак не отразилось на ее состоянии и поведении. Она по-прежнему легко парила рядом с теплоходом, и взор ее был также безучастен, потому что я и другие пассажиры палубы ее совершенно не интересовали. Жадная птица все время наблюдала за рекой и ее берегами и каждый раз, когда там появлялись съедобные предметы, она первая на них набрасывалась. Были случаи, что ее пытались опередить, но полет к цели у нее был так стремителен, что в последнюю минуту конкуренты как бы расступались, давая ей дорогу, а тех, кто не догадывался это сделать, она предупреждала грозным криком и била их клювом и крыльями. Это была очень жадная и весьма жизнеспособная птица.



Над рекой между тем появились первые сумерки, и бодрый голос метрдотеля пригласил нас по внутреннему радио в кают-компанию на ужин. И я послушно встал и отвлекся от моих орнитологических наблюдений.

 

I

Инга Савельевна проснулась около семи часов утра на своем супружеском ложе рядом с дремлющим мужем Матвеем и сразу же приказала себе встать. Она деликатно отодвинула протянутую для утренней ласки руку мужа и, подавив в себе легкое чувство утреннего томления и неги и одновременно гордясь собой, поднялась на ноги, приговаривая про себя: " Не расслабляйся, Инга! У тебя сегодня много дел..." На кухне пока закипел чайник, Инга Савельевна сделала легкую зарядку и позавтракала. Несколько минут были потрачены на макияж около зеркала, а лицо Инги Савельевны ей не нравилось, но она приучила себя принимать это лицо, жить с ним, а иногда и использовать его для преодоления затруднительных ситуаций. Дело в том, что целый ряд костей ее черепа обозначавших глазные впадины, скулы и лоб очень ярко прорисовывались под кожей лица и почти не прикрывались мышечными тканями. Иногда, особенно по утрам, даже самой хозяйке этого лица было страшновато смотреть на себя в зеркало. Но она научилась владеть ситуацией. Рассматривала себя, повернувшись на три четверти в профиль, накладывала грим и, когда никто за ней не наблюдал длительное время, тренировала свои "мимические формулы". Ей удалось найти такие позы и такой ракурс и полуулыбку, благодаря которым она становилась для собеседника на некоторые минуты милой и располагающей к себе женщиной.

Выйдя во двор, Инга Савельевна заметила у другого подъезда дворника "тетю Пашу". Инга Савельевна замедлила походку и немножечко споткнулась, как будто бы под ногу ей что-то попало. На этот звук дворник обернулась и, окликнув Ингу Савельевну, поспешила к ней. Приблизившись, она поздоровалась и хотела что-то сказать, но Инга Савельевна жестом увлекла ее вместе с собой в подворотню и там обе женщины зашептались. Тетя Паша докладывала что "Колька опять запил и опять бил мать". Она хотела рассказать еще что-то про интересных гостей из восемнадцатой квартиры, но Инга Савельевна прервала ее на полуслове, заявив, что сейчас ей слушать некогда, так как она очень спешит. Она действительно спешила на работу в государственное учреждение, где работала социологом. Сведения тети Паши ее порадовали: Оправдывался ее прогноз в отношении одной из "трудных семей", которые она опекала. Инга Савельевна была очень целеустремленным человеком, она все время ставила перед собой и достигала большие и маленькие цели. Сейчас перед ней стояли несколько небольших целей и две главные: получить хорошую квартиру и защитить диссертацию. Все квартиры покупали, тратя на это большие деньги, расходуя огромное количество нервной энергии, и нередко становясь жертвами обмана. Инга Савельевна считала, что для нее такой путь приобретения квартиры совершенно не пригоден. Во-первых, денег было маловато, но главное, денег было жалко. Она считала, что сумеет получить квартиру бесплатно. Как ни странно, на эту мысль ее подвинула поэма Гоголя "Мертвые души". Начало этого бессмертного произведения Инга Савельевна слушала по радио у себя на кухне за ужином. Манипуляции Чичикова ее восхитили и явились катализатором собственных гипотез и умозаключений. "Я ничем не хуже" - сказала она себе: "И если он на мертвых мог создать себе капитал, то я на живых отбросах общества смогу построить себе хорошенькую квартирку". Сейчас Инга Савельевна находилась в самом начале этого "строительства".

 

II

После беседы с дворником Инга Савельевна быстрым шагом вышла из ворот и направилась к остановке автобуса. В это время она заметила далеко впереди идущего ей навстречу человека в форме подполковника милиции. Это был нужный Инге человек, и встретился он в нужное время! Инга остановилась около доски объявлений, бегло окинула взглядом эти объявления, дожидаясь, когда подполковник с ней поравняется. Когда это произошло, она повернулась к нему в ракурсе три четверти и подарила милиционера одной из своих лучших улыбок. Милицейский начальник почтительно козырнул Инге и вежливо спросил, нет ли у нее нескольких минут для делового разговора. Кокетливо помявшись, Инга сказала, что она спешит на заседание (и это была правда), но не откажет собеседнику в нескольких минутах. Дело было в том, что Инга "на общественных началах" согласилась оказывать социологическую помощь местной милиции в решении проблем социальной адаптации "трудных семей". Встреченный ей подполковник, которого звали Иван Петрович, как раз этими проблемами и занимался. В районе таких семей было несколько сотен. И всех их работники милиции хотели переложить на хрупкие Ингины плечи. До сих пор Инге удавалось успешно маневрировать в этих проблемах. Она предлагала выбрать несколько семей для "социологического эксперимента", проведение которого она обещала контролировать. А в случае успешного завершения эксперимента Инга предлагала использованные методы распространить на другие семьи. Сейчас они оживленно обсуждали все эти вопросы с Иваном Петровичем, который начал соглашаться с доводами Инги. Его только беспокоило, как все это будет выглядеть на практике! Инга заверила Ивана Петровича, что она найдет среди своих студентов молодых добровольцев, которые будут опекать трудные семьи, извлекут подростков из подвалов, отучат их от наркотиков, приобщат к труду, бедным покинутым старикам создадут райскую жизнь и сотворят еще много добрых дел. Она говорила так увлеченно, что на суровом челе Ивана Петровича появилась застенчивая улыбка. И он решил напомнить Инге, что за всю эту каторжную работу бедные милицейские органы по - существу ничем не могут заплатить... Ну разве, что небольшие подарки к празднику!? Повернувшись к милицейскому начальнику одним из своих лучших профилей, Инга сказала, что ее молодые помощники готовы работать бесплатно, оказывая помощь людям района. От милиции требуется только создание благоприятных условий! Ну, например, некоторых из молодых людей нужно прописать или, как это теперь называется, отметить в их паспорте факт проживания в той квартире, семью которого они опекают. Иван Петрович замявшись стал говорить, что это не вполне законно, что "трудная семья", опекаемая молодым человеком, может возражать против его поселения на их площади, но Инга перебила его и заверила, что в первых вариантах, которые она предложит, никаких возражений не будет. Все будет хорошо! На этом они расстались и Инга, внутренне радуясь успешному началу дня, вскочила в автобус и поехала на работу. Она работала в секторе "современной социологии города" одного из академических институтов. Сегодня в ее секторе был "присутственный день", на который она немного опаздывала. По дороге она обдумывала, что первой в "квартирном эксперименте" она пропишет благодаря доброму Ивану Петровичу в первую трудную семью свою родную дочь, Людочку. Сначала Людочку нужно прописать, потом приучить всех, что она там живет, а потом последовательно разобраться с каждым членом "вороньей слободки": "Имеет ли он право на это проживание и не следует ли его самого отправить в другое не столь отдаленное место..."

 

III

Когда запыхавшаяся Инга вошла в кабинет заведующего сектором, там уже сидели все сотрудники, и их милый заведующий профессор Солодовников говорил о текущих делах. Инга тихонько села на свободный стул около входа и стала слушать. Солодовников говорил, что в связи с трудностями перестройки у страны и родного города появилось очень много проблем, в разрешении которых сотрудники сектора могли бы оказать посильную помощь обществу. Речь в первую очередь идет о так называемых "трудных подростках", их ресоциализации в процессе возвращения к социальной норме поведения. Если перевести вопрос в практическую плоскость, то нужно оказать социологическую помощь детскому дому, воспитательной колонии для несовершеннолетних правонарушителей и некоторым школам...

В голове у Инги моментально заработал маленький компьютер: тема исследований совпадала с темой ее диссертации, в колонии для несовершеннолетних работает психологом очень трудолюбивая девушка Аня, которой можно поручить все это исследование...

Инга благоразумно выдержала затянувшуюся паузу и в полной тишине сказала, что может взять на себя колонию несовершеннолетних, если ее освободят от ряда текущих дел и вообще создадут "режим наибольшего благоприятствования". Профессор Солодовников благосклонно отнесся к предложению Инги и только спросил, не нужны ли ей помощники. Инга храбро заявила, что справится одна.

 

IV

Вечером того же дня Инга сидела у себя на кухне и подводила промежуточные итоги. День прошел чрезвычайно удачно! По главным жизненным целям: приобретение квартиры и подготовка диссертации произошло определенное движение в нужном направлении. Можно было ложиться спать, но Инга решила немножко подождать: во-первых спать еще не очень хотелось, а во-вторых она собиралась привычно уклониться от "исполнения супружеских обязанностей".

К сексуальному воздержанию Инга стала приучать себя и своего супруга. Последние годы Инга сильно охладела к мужу! Это был ее второй брак. С первым мужем она разошлась через полгода совместной жизни. От второго мужа у нее было двое детей: дочь и сын.

С первым мужем Инга разошлась, потому что поняла, что он мешает ей строить свою маленькую стратегию так, как она считала это нужным. Он был довольно открытым, жизнерадостным и немножко безалаберным человеком. Называл в лучшие часы Ингу собакой и заставлял приносить на супружеское ложе папиросы и спиртные напитки. Инга с ним рассталась!

Второй муж Инги и отец ее детей был скромным, склонным к научным исследованиям и застенчивым человеком. И с ним Инга быстро встала к штурвалу их семейного корабля. Муж беспрекословно отдал ей все бразды правления. У него были хорошие лингвистические способности, и он помогал Инге в переводах с английского. Он был удачным спутником, но Инга не любила его, ни в чем не раскрывалась перед ним, а последнее время даже начала тяготиться в их интимной сфере.

Единственным мужчиной, который оставил след в душе Инги был психиатр Роберт Ланчевский, с которым она познакомилась, работая в одной из комиссий, занятых комплексными исследованиями.

Роберт был умным и циничным человеком и сочетание этих двух свойств привели его к алкоголю, которым он последние годы злоупотреблял.

 

V

Инга вспомнила немногих мужчин, с которыми была интимно близка и решила, что она мужчин не любила и не любит. Но они ей были нужны... Первый муж Инги был и ее первым мужчиной. Она сама подавила возникавшее у нее в первые месяцы брака теплое чувство. Это был достаточно безалаберный неорганизованный, но жизнерадостный молодой человек. Все жизненные процессы и отправления протекали в нем с естественной простотой, и этот стиль он в первые дни и ночи брака предложил молодой жене.

Когда однажды в одну из их первых ночей, когда немного утомленная мужскими ласками Инга впервые почувствовала их подлинную сладость, ее партнер, прервав состояние томительной неги, велел ей быстренько сбегать на кухню, достать из холодильника две бутылки пива и один стакан, найти и принести его папиросы и зажигалку и все это расположить на ночном столике возле их брачного ложа. Пока он неторопливо смаковал холодное пиво, покуривал папиросу, посыпая пепел вокруг, брошенная, как ей показалось, Инга лежала около стены и чувство злобы буквально подкатывало к ее горлу.

Ее возмущало хамское поведение в постели молодого супруга... Но еще больше ее возмущало состояние эмоциональной зависимости от него, этого молодого самца, который несколько минут тому назад грубо взял ее на этой постели и в то же время одарил ее несколькими секундами яркого состояния счастья. Об этом состоянии она мечтала, как мечтает почти каждая девушка и вот теперь ее потрясало, что за эти краткие мгновения, которыми небрежно одарил ее муж, она мгновенно превращается в его покорную служанку...

Через два месяца Инга рассталась с первым мужем

Вскоре она познакомилась и после небольшого периода ухаживания вторично вышла замуж. Второй муж Инги не пил, не курил и не хамил. Это был тихий весьма деликатный и застенчивый человек.

При исполнении супружеских обязанностей он отличался такой деликатностью и скромностью, что Инга просто не чувствовала в нем мужчину. Вначале это ее сильно разочаровало, однако она научилась извлекать из этого для себя пользу... Чувствуя, что муж страдает комплексом неполноценности, Инга быстро захватила власть и порой третировала своего спутника. Для такой роли он оказался весьма пригодным: был терпелив, тих и необидчив. А когда появились дети, муж очень много с ними возился, изливая на них свою ласку и теплоту.

Были еще две-три коротких интимных связи, которые практически ничем не обогатили Ингу.

Первый муж довольно долго напоминал Инге о себе. Он оказывается не мог ее забыть, не понимал причины их разрыва, и узнав, что Инга вторично вышла замуж, несколько раз недвусмысленно предлагал ей продолжать интимные встречи. Инга уклонялась от его предложений, но они льстили ее самолюбию и порой рождали у нее бурные порывы, которые она в себе подавляла.

И был, наконец, Роберт... С этим человеком Инга познакомилась, работая социологом в одной из комиссий по комплексному обследованию городской молодежи.

Роберт в течение десяти лет работал психиатром. Он был умным человеком и алкоголиком. Все это сделало его циником. Вначале Ингу привлекли в нем парадоксальный, ироничный ум, скептический взгляд на окружающую жизнь, черный юмор.

Встречались они обычно у него дома . Роберт жил один в очень большой комнате, чрезвычайно захламленной комнате в старой коммунальной квартире. Любовником Роберт был плохим. Развивающаяся у него вторая стадия алкоголизма весьма ослабила потенцию, но он обладал весьма своеобразным умом и на начальной стадии выпивки выглядел весьма ярко, был остроумен и находчив. Это привлекало Ингу, однако захламленный извилистый коридор комуналки, по которому предстоял путь в ванную и туалет, встреченные соседи, грязное белье в комнате любовника и, наконец, он сам довольно быстро приводивший себя в безобразное состояние - все это отвратило Ингу. Она вернулась к мужу, тихому и деликатному, и решила больше не испытывать судьбу.

Все мужчины слабаки и ничтожества и не стоит на них тратить время и силы - решила Инга. Буду жить по собственному сценарию! И всего добьюсь сама и научу этому дочь. А для этого надо быть очень зубастой и очень увертливой.

 

VI

Мужа Инги звали Матвеем, это был тихий, очень скромный и талантливый человек. Но он был неудачником. Дело в том, что Матвею было свойственно ставить себя или помещать в такую ситуацию, дальнейшее развитие которой с неизбежностью приводило его к неудаче. Когда Матвей и Инга познакомились, она очень быстро определила основные свойства нового знакомого и решила сделать его своим мужем. Борьба за новое замужество вдохновила Ингу. Она подтянулась, помолодела, похорошела и, занимаясь с Матвеем легким флиртом, открыла в новом знакомом массу достоинств. За это она увлеклась им и некоторое время ей даже казалось, что может его полюбить. Во время их свиданий и прогулок вдвоем Инга постоянно рассказывала Матвею, какой он славный, добрый и хороший человек. Да при том еще и умный человек! Все это было правдой, и Матвею все больше нравилась Инга.

Довольно скоро, именно в то время, когда Инга и предполагала, Матвей предложил ей выйти за него замуж, и она дала согласие.

Первые тучки на их семейном небосклоне появились еще в день свадьбы, когда Инга познакомилась со своей свекровью - матерью Матвея. Приехала она на свадьбу единственного сына из маленького провинциального городка, где всю жизнь проживала. Муж ее оставил и ушел к другой женщине, когда Матвею было пять лет, она растила сына одна и отдала ему все что могла. Все это она кратко рассказала невестке сидя с ней за свадебным столом, когда в застолье был объявлен перерыв, и часть гостей вышла потанцевать, а другая часть вышла покурить...

От тоски одинокой провинциальной жизни последних лет, свекровь позволяла себе иногда выпить пару рюмочек... Позволила она это и теперь. После третьей рюмки на глаза ее набежала легкая слеза, и с умилением глядя на невестку, она стала говорить какой Матвей хороший и добрый мальчик, и как ей хочется, чтобы бог ему послал счастья в любви.

"Вот, что маманя!" - прервала ее невестка "Хочу вас предупредить раз и навсегда.... помогать вам ни я, ни Матвей в ближайшие годы не сможем. Он теперь мой! И картошку копать и окучивать на вашем огороде я Матвея не пущу. Ясно вам?!" На этом краткий монолог Инги прервали гости, которые вернулись, стали рассаживаться за столом, тамада произнес вступительный тост, послышались крики горько и посвежевшая от разговора со свекровью Инга, повернулась к гостям так, чтобы скрыть от них выступающие кости своего лица и, нежно прильнув к Матвею, подставила губы для поцелуя.

Когда через некоторое время некоторые гости стали расходиться, Матвей подсел к матери, и тихо спросил ее как ей понравилась невестка. Мать повернула к нему заплаканное и внезапно побелевшее лицо и тихим шепотом спросила: "Сыночек! Да где же ты ее себе достал?... Да ведь она же стерва!"

Эта материнская сентенция сильно испортила настроение впечатлительному Матвею и в свою очередь помешала ему успешному выполнению супружеских обязанностей в первую брачную ночь.

"Ты не мужчина... Ты - кролик!" - услышал Матвей от Инги в середине ночи. Фразу эту Инга вычитала в каком - то старом романе, и она ей очень понравилась. И она давно ждала случая, чтобы употребить ее в качестве приговора в отношении кого - нибудь из своих партнеров.

В течение медового месяца Матвей сильно переживал свою, как ему казалось, мужскую неполноценность. Он был очень ласков, постоянно ухаживал за женой, и Инге вся эта игра очень нравилась.

Но брошенные Ингой слова о кролике рождали в Матвее щемящее беспокойство и он отправился на консультацию к врачу-сексологу. Выслушав и расспросив его, относительно основных характеристик интимной сферы, сексолог сказал, что основания для беспокойства пока нет. Сексуальный дебют, по его мнению, у многих супругов проходит именно таким образом. Причина же беспокойства у Матвея находится в основном в нем самом - он слишком большую ответственность возлагает на себя как на супруга. А молодой жене он советует поскорее забеременеть и родить, и тогда, скорее всего... Матвей прервал сексолога и спросил, не может ли он оказать помощь их супружескому счастью сейчас? Тот сочувственно посмотрел на Матвея и назначил ему новый прием, и велел приходить вместе с женой. Матвею с трудом удалось уговорить Ингу пойти к врачу. Все это ей очень не понравилось. Особенно насторожило Ингу продолжение их визита к врачу. Выполняя его советы и указания, добросовестный и ответственный супруг достиг значительных успехов на брачном ложе! И когда перед молодыми забрезжил первый луч совместного интимного счастья и обрадованный этим Матвей из скромного и затюканного, закомплексованного человечка на несколько минут превратился в смелого и щедрого человека - эта метаморфоза испугала и насторожила Ингу. Она сказала, что больше к сексологу никогда не пойдет, потому, что... осматривая ее наедине, он вел себя якобы бестактно и даже приставал к ней. И Матвею нечего там делать. Пускай все идет, как идет!

И Матвей вновь стал тихим, постоянно чувствующим какую - то вину человеком. И такой порядок вполне устраивал Ингу.

Когда у них появились дети, Матвей всю свою любовь перенес на них. Он очень много нянчился с ними, не спал по ночам, когда дети болели, а когда дети подросли, стал водить их в музеи, зоопарк, занимался с ними иностранными языками.

В первые годы перестройки Матвей написал и представил к защите диссертацию, посвященную экологическим проблемам.

И целую главу своей диссертации Матвей почему-то посвятил критическому анализу текущих социальных реформ в России. Такой поворот темы явно уводил ее за пределы задач, которые были поставлены автором в диссертации. Больше того! Матвей писал, что реформы проводились в России слишком поспешно, что очень часто она носили деструктивный характер, что законодательство о природопользовании косвенно способствовало расхищению народных богатств, ну и так далее. Этой главой Матвей подставил под удар критики и свою работу и себя самого. Уже на стадии подготовки к защите были получены на нее четыре отрицательных отзыва - от одного из официальных оппонентов, от ведущей организации, и еще из двух очень солидных научных институтов. Матвей очень тяжело переживал случившееся. И за пять дней до срока по собственной инициативе снял свою работу с защиты. Но он продолжал интересоваться развитием современной науки. Он свободно владел английским и немецким языками и просматривал огромное количество литературы, издаваемой за рубежом и по Интернету. И когда Инга надумала писать диссертацию, Матвей с радостью согласился ей помогать. Я буду твоим негласным тренером - сказал он.

 

VII

Последние годы Инга провела ряд социологических исследований, одновременно подготовила к защите диссертацию, написала и опубликовала несколько статей в научных журналах, подготовила к опубликованию популярные брошюры ...

Но при всем этом делать большую и сложную работу Инга не любила. Когда возникала необходимость, Инга научилась вовлекать в свою орбиту достаточно компетентных, ответственных и трудолюбивых людей и делегировала им свои цели. И люди за нее делали то, что должна была сделать она сама.

Постепенно у Инги выработались целая система приемов вовлечения необходимого человека в орбиту решения целей и задач, которые перед ней стояли. Для нее это была увлекательная игра! Это немного походило на вовлечение свежего адепта в лоно тоталитарной религиозной секты, а отчасти, это же напоминало сеанс ворожбы, проводимый опытной цыганкой...

Когда Инге необходимо было что-нибудь сделать из того, что она сама делать и не умела и не хотела, она отправлялась "на охоту". Так она про себя называла первый и самый сложный для нее этап поиска и вовлечения новых людей. Для этого необходимо было на некоторое время погрузиться в "ареал обитания" нужных человеков.

Когда Инге понадобилось подготовить диссертацию, она стала регулярно ходить на заседание ученых советов по защите аналогичных диссертаций. Там она внимательно слушала, еще внимательней смотрела, запоминала и отбирала. В кулуарах, во время перерывов Инга не скупилась на комплименты абитуриентам и особенно их руководителям

Ее внимание привлек профессор Здравомыслов. Понравилась эта фамилия и особенно тем, что профессор по складу своего характера и поведения этой фамилии соответствовал. Выяснив, когда он бывает на кафедре, Инга приоткрыла дверь его кабинета и, увидев, что профессор сидит один, смело переступила порог. Переступив порог, Инга сразу же стала скромной и застенчивой молодой женщиной, но при всем том говорила она четко и мысли свои для профессора излагала ясно. Она просит извинения за неожиданное вторжение, она хорошо знает, как занят хозяин кабинета и сколько важных дел лежат на его плечах. Она просит только совета и моральной поддержки, если только она правильно выбрала тему для своей диссертации. При этом Инга повернулась к профессору одним из лучших своих ракурсов, глаза ее блестели восхищением.

Здесь надо отметить, что при вовлечении нужного человека, Инга на первом этапе всегда использовала метод "бомбардировки любовью". Все ее чувства, весь ее могучий, нерастраченный темперамент она смело обрушивала на собеседника. При этом она искренне верила, что любит этого человека, желает ему всяческих благ. И это почти всегда безотказно действовало. Людей подкупало также, что до этого незнакомая им или почти незнакомая им молодая женщина, начинала разговор не о себе и не о своих проблемах ... Она говорила собеседнику, какой он хороший человек, как она счастлива, что судьба ее свела с ним и далее она немножко завидует тем, кто ежедневно с ним встречается, имеет счастье работать под его руководством и так далее.

Здавомыслов был достаточно искушенным профессором и привык, что его все время о чем-нибудь просили: написать рецензию, выступить в качестве оппонента и всякое прочее. Но тут молодая женщина в течение пятнадцати минут говорила ему, какой он большой ученый, хороший и добрый человек, а для себя просила только совета. Говоря все это Инга обошла профессорский стол и, приблизившись к нему, положила на стол краткую аннотацию своей предполагаемой работы. Профессор пытался вникнуть в суть предлагаемой аннотации, а собеседница все расточала и расточала ему комплименты. Довольно гибкая талия Инги раскачивалась в такт ее словам около правой руки профессора, и тот вместо чтения невольно положил руку Инге на талию и чуть-чуть опустил ее на плавный изгиб бедра.

"Рыбка-то взяла наживку!" - подумала Инга и тот час изменила весь стиль диалога. Она положила свою руку на руку профессора, какие-то доли секунды задержала ее, а затем мужественным движением вернула профессора к прозе жизни. Далее профессор выслушал, что он очень нравится Ирге не только как большой ученый, но как замечательный и очень мужественный человек... Инга чувствует себя слабой и маленькой в его присутствии. Она слышала, что профессор любит свою жену и она очень рада этому. Говорят, что жена профессора - замечательная женщина! Инга немножко завидует ей, но она очень рада, что у профессора такая замечательная спутница.

Здравомыслов зачем-то потер свои вески и обещал Инге помочь советом. Легкой тенью Инга выскользнула из кабинета именно в тот момент, когда в него собирался войти очередной посетитель.

В тот же вечер профессор за ужином рассказал жене о необыкновенной посетительнице, которая хвалила ее саму и буквально благоговела перед их союзом. Жене Здравомыслова все это очень понравилось. И когда через три дня она стала готовиться к ежегодному приему учеников профессора, то посоветовала мужу пригласить на этот прием Ингу... Так Инга попала в профессорский дом и очень быстро оказалась там весьма кстати. Скоро профессорше стало казаться, что Инга единственный человек, который ее по настоящему понимает... И вот уже жена советовала мужу помочь "этой очень приятной молодой женщине подготовить диссертацию". Когда наскоро смонтированная Ингой и ее мужем рукопись с диссертацией легла на стол Здравомыслова, профессор был поражен во-первых скоростью ее создания, а во-вторых... Инга "скачала" все материалы из Интернета. Но она так преданно, буквально собачьими глазами глядела в глаза профессора, что он не выдержал и усадив "непутевую бабенку" за компьютер в своем кабинете быстро набросал основные тезисы предполагаемой к защите работы и объяснил как их следует развить. С этими указаниями Инга шла к преданному мужу, от него возвращалась к доброжелательному профессору и в течение двух месяцев, коллективными усилиями был создан труд. Здравомыслов же подобрал Инге оппонентов и ведущую организацию и вообще опытной рукой направил утлый кораблик диссертации в нужную ему гавань. Так Инга стала кандидатом наук.





Дата добавления: 2014-12-08; Просмотров: 335; Нарушение авторских прав?


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2020) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.008 сек.