Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Жизнь — хороший учитель 2 страница





Я обнаружил, что на дискретных расстояниях от конкретного человека можно зацепить человека, как на крючок и, например, потянуть на себя, да так, что если это не делать аккуратно, человек может упасть, а если сделать это резко — отлететь в желаемую сторону, как мячик от стенки. Я не доводил, конечно, ситуации до критического уровня, моей задачей не было исследовать возможности нанесения ударов на расстоянии, а изучить возможности дистанционного влияния одного человека на другого (или других). Я изучал методы гипноза, когда человек погружался в гипнотический сон словесным воздействием или только мысленным, или энергетическим воздействием на соответствующие участки мозга, которые я отыскивал сам. Я научился вводить человека в состояние транса без всякого погружения в гипнотический сон, когда человек полностью сохраняет свою индивидуальность, способность адекватно мыслить в отношении всего, за исключением того, что внушалось мысленно или посредством слов. Я не знал, изучал ли кто другой подобное или нет, пришли ли к тем же выводам, что и я — я не знал в то время. Да для меня это и не было важно, для меня было важно разобраться самому, понять природу происходящего для себя.

Возможно, я «открывал» велосипед, возможно, я случайно открыл что-нибудь новое. Для меня это не было важным, важным было только понять, проникнуть и осмыслить суть происходящего. Аналогичное интересовало меня и при лечении людей. Мне было интересно понять, что же из себя представляет живой организм, живая клетка. Как живой организм функционирует, почему и как возникают болезни и как можно восстановить повреждённые органы и ткани до здорового состояния. В результате мне довольно часто удавалось помочь людям в их проблемах со здоровьем. На лечебное воздействие люди реагировали тоже неодинаково. Кто-то реагировал практически мгновенно, кто-то реагировал на следующий день, кто-то — через неделю. Отличалась и скорость протекающих изменений. И опять-таки, скорость восстановительных процессов лежала в довольно широких пределах. И всё это не зависело от того, верит или не верит человек в подобное лечение.



Были случаи, когда человек верил в лечение фанатично, но это не очень ему помогало, и случаи, когда человек был упёртым скептиком и, тем не менее, проблемы «исчезали» без следа. Причём, изменения в организме человека происходили весьма необычные. Например, человек имел многолетнюю хроническую язвенную болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки и... после моей работы исчезала не только «свежая» язва, но и рубцы всех старых язв. После лечения врачи не могли найти никаких следов и симптомов болезни у человека, у которого они наблюдали за развитием болезни порой десятки лет. Атрофированные органы «превращались» в совершенно здоровые. Например, в лёгких больного туберкулёзом, после лечения не обнаруживалось известковых каверн и т.д.

Любопытно то, что известковые образования в лёгких не были частью живого организма, а возникали на месте погибших лёгочных тканей. Мёртвая материя внутри живой исчезает, и погибшие ткани лёгких, погибшие много лет назад, оказываются вновь там, где они должны быть по замыслу природы. Мёртвая материя исчезает и появляется здоровая ткань, причём, никто не мог даже сказать о том, что с лёгкими данного человека когда-либо чтонибудь случалось, тем более, туберкулёз и т.п.

* * *

Иногда происходили вещи, которые мне становились понятными позже. Например, среди моих друзей-сокурсников были и закостенелые скептики, которые старались доказать мне, что я не прав. Однажды мне предложили провести эксперимент, чтобы доказать «ошибочность» моих позиций. Мне предложили определить болезни моего сокурсника Юры Карпенко. Он стал передо мной, мне завязали глаза, и я начал сканирование его организма. Я начал сканирование, описывая те проблемы, которые я мог обнаружить у него. Я чувствовал его органы, его присутствие перед собой. Когда я закончил, мне предложили снять повязку и ... его не было там, где он был до того, как мне завязали глаза. Я был удивлён, так как отчётливо чувствовал его присутствие, в то время когда его там не было. Таким образом, мне пытались доказать ошибочность моих представлений, но почему-то все не обратили внимание на то, что я точно описал все его проблемы. Обратили внимание только на то, что он ушёл с места, где стоял в начале эксперимента, а я продолжал описывать его состояние.

В то время я ещё не слышал об эффекте Кирлиана, не понимал, что человек, как и любое другое живое существо, оставляет свой отпечаток в том месте, где находился хотя бы в течение секунды. И чем дольше человек находится без движения на одном месте, тем дольше этот отпечаток сохраняется там. Поэтому, если настроиться на место где находился этот человек, можно «снять» любую информацию об этом человеке и не только о состоянии здоровья...

Позже я понял и практически доказал, что можно получить любую информацию о человеке по его фотографии, по голосу, по образу и не только, когда видели или слышали этого человека Вы сами, но и тогда, когда это делал другой человек, который должен был только подумать об этом. Только для меня всегда присутствовала этическая сторона этого вопроса. Подобный просмотр я считал возможным только по просьбе самого человека, за редким исключением. И таким редким исключением, по моим понятиям, может быть только угроза моей жизни, жизни моих близких или любого другого человека. Во всех остальных случаях человек имеет право на неприкосновенность его личной жизни. А пока, вернёмся к последовательности событий...

* * *

В результате своих опытов я обнаружил наличие телепатической передачи информации и даже телепатического управления другим человеком. Ортодоксальная наука полностью отвергала наличие телепатии, как таковой, отрицала само её существование. На личном опыте я убедился в том, что телепатия — реальна. С одной стороны, мне был понятен скептицизм ортодоксальной науки. Очень часто люди, изучающие паранормальные явления, не имели ничего, кроме энтузиазма. Очень часто парапсихологами становились психологи и психиатры, которые или лично на себе испытали паранормальные явления, или были свидетелями оных. Но, тем не менее, они оставались слепцами, идущими вперёд наощупь.



Для экспериментов с телепатией они разработали тесты с картами, которые основывались на статистике и теории вероятностей, которые сами по себе не являются безупречными, с точки зрения истины. Кроме того, скептики при положительных результатах, превышающих вероятность, всегда находили «объяснение» этим фактам. И не важно, что они не правы, важно было то, что их аргументы не было возможности опровергнуть. Поэтому я решил для себя самого провести безупречный эксперимент, подтверждающий существование телепатии. И мне, кажется, удалось это сделать. Я решил ввести человека в глубокий гипнотический сон, когда этот человек мог реагировать только на мой голос и не реагировать на всё остальное. После ввода человека в подобное состояние я становился позади, в десятипятнадцати метрах от него и не двигаясь, не произнося ни одного слова, мысленно приказывал человеку встать и двигаться вперёд, огибая все препятствия на своём пути. Мои глаза стали глазами человека, находящегося в глубоком гипнотическом трансе.

Сигналы моего мозга управляли движением тела этого человека, сначала моё управление телом другого человека было неуклюжим, тело двигалось рывками, не всегда слушалось. Но со временем я научился довольно неплохо управлять телом другого человека. Ощущение этого сопоставимо с обучением вождению автомобиля. Необходимо освоиться с чувствительностью педали газа и тормозов, чтобы машина не дёргалась рывками. Так и при управлении телом другого человека — необходимо подобрать правильные управляющие сигналы. Когда эта задача была решена, я «провёл» человека по схеме, переданной мне на листке бумаги. Мне поставили задачу провести человека между поставленными произвольно стульями, подвести к пианино, посадить на стул, открыть крышку оного и заставить этого человека сыграть что-нибудь. Что я и сделал. Испытуемый, точнее испытуемая, в состоянии транса прошла между расставленными стульями, села и начала играть...

Причём, эта девушка не умела играть на фортепиано (как и я) до входа в это состояние и не могла играть после выхода из оного. Причём, она играла мелодию, которая не была известна никому, из нескольких профессиональных музыкантов, присутствующих на эксперименте. Музыка была близка к классической, чем-то напоминала музыку Бетховена. После вывода из гипнотического транса, эта девушка абсолютно не помнила ничего из того, что она делала. Она помнила только, что закрыла глаза и тут же их открыла. Этот эксперимент проводился несколько раз с тем же самым результатом. Причём, в последующих экспериментах мне не пришлось тратить время на обучение контролю над телом другого человека...

С самого начала изучения своих возможностей и развития оных, я всегда пытался доказать скептикам, что влияние одного человека на другого существует и реально. Мне казалось, что человек просто заблуждается, и ему нужно лишь только помочь открыть глаза, чтобы подарить невероятно интересный мир, который таил в себе разгадки тайн природы. Практически всегда мне это удавалось. Скептик был вынужден признать факты и... ничего от этого не менялось. Очень многие говорили мне: «Докажи всё это мне лично и тогда я поверю!» И я доказывал. Но в результате этого ничего не менялось, эти люди продолжали нести другим ложные представления, в ложности которых они смогли убедиться сами...

Мне было трудно понять, почему люди, называющие себя учёными, не заинтересованы в познании истины?! Лично мне это казалось странным. Вначале я тратил много сил и времени, доказывая подобным людям свою правоту, а потом понял, что многим из них истина не нужна. Она для них даже опасна, так как из-за истины они могут потерять свои тёпленькие места, «научную» репутацию и т.д. Всегда меня возмущало то, что все эти люди ни в школе, ни в институтах-университетах не требовали, чтобы учителя и преподаватели доказывали им лично правильность тех или иных утверждений. Они всё впитывали слепо, без каких-либо возражений. А реальные факты, подтверждающие мои предположения, они отторгали, говоря: «это, конечно, интересно, но я бы хотел на своём личном опыте убедиться в этом». И я доказывал и на их личном опыте, но даже их собственный опыт не изменял их позиций.

Часто после того, как я доказывал что-нибудь этим людям, они просто исчезали с моих горизонтов, часто отрицая даже факт знакомства со мной. Мне было досадно от такой непорядочности, но не более того. Моей задачей было не получение учёных степеней, а познание истины, в первую очередь, для себя самого. Я прекрасно понимал, что пошёл практически против всех в науке. Потому что мои результаты и понятия о природе вещей противоречили большинству господствующих в науке представлений. Но меня это не смущало, я с детства был упёртый и фразой «это так, потому, что это так» заставить меня изменить свои убеждения только потому, что это сказал доктор наук или академик, было просто невозможно. * * *

В невежестве некоторых «учёных» я убедился ещё на втором курсе. Дело в том, что, ещё мальчишкой я придумывал разные устройства и машины. После первого курса университета я задумался над проблемой расходимости лазерного пучка. Во время своих летних каникул мне удалось решить эту проблему. Вместо того чтобы бороться с побочными эффектами, вызывающими расходимость пучка, я решил усилить эти побочные эффекты, довести их до максимума и сделать управляемыми. Благодаря подобному подходу, мне удалось решить проблему и добиться нерасходимости пучка. Я сделал чертежи своей лазерной установки и ряда других устройств и... взял их с собой, возвращаясь к началу занятий. Мне хотелось прояснить некоторые детали, так как я не являлся специалистом по лазерам.

В один прекрасный день, я собрался с духом и пошёл в свой деканат. Добился разговора с деканом и попросил его пригласить кого-нибудь с кафедры квантовой радиофизики нашего факультета. Что он и сделал, наверно, чтобы побыстрей отделаться от меня — пригласил одного из сотрудников с кафедры, и я изложил ему свою идею и показал готовые чертежи. Он минут десять послушал меня, посмотрел чертежи и заявил: «Я не знаю, что здесь не так, но это — неправильно. Это всё — метафизика». Что-то здесь не так — и это всё, что мог сказать один из ведущих специалистов по лазерам?! Если не так, то, что и почему? Мне даже показалось, что он ничего не понял.

Меня это расстроило, но не надолго. Я ещё раз проверил выкладки, сверился с физическими понятиями. Никаких ошибок я так и не обнаружил. Я опять собрался с духом и на переменке подошёл к профессору Третьякову. В течение нескольких минут я объяснил ему мою идею, и он мне ответил: «Молодой человек, поздравляю Вас, Вы открыли нелинейную оптику, но, к сожалению для Вас, её недавно открыли японцы». «Метафизика» оказалась открытием нелинейной оптики. Для меня не имело большого значения, что до меня кто-то уже сделал это открытие. Для меня было важно, что моя идея — правильная и не несёт в себе принципиальных ошибок. К тому же, нелинейная оптика не была основой моей идеи, а только вспомогательным элементом. Просто профессор Третьяков ухватил знакомое в моём бормотании среди гомона перемены. Позже, после распределения по кафедрам, я попал на кафедру теоретической радиофизики, которой он руководил в то время.

Мне хотелось бы сказать несколько хороших слов об этом человеке. По моим представлениям он был настоящим учёным. К сожалению, я не часто имел возможность поговорить с ним. Он был очень занят и вёл курсовые и дипломные работы других студентов. Несколько раз мы беседовали, в том числе и о моих личных исследованиях возможностей человека. У него не было скептицизма, он был открыт для нового. Один раз в беседе по проблемам физики он сказал мне фразу, которую я помню до сих пор: «Никогда не становись на “рельсы” той или иной теории. Их создатели не были дураками и выжали из своей идеи всё, что смогли. Если не хочешь подбирать “крохи” от их идей — всегда находись не “внутри” их идей, а вне их, только тогда ты сможешь увидеть их упущения и, может быть, пройти дальше их». Эти слова я запомнил навсегда, они полностью резонировали с моими собственными представлениями и подсознательно я им следовал всегда, даже, когда не осознавал этого... * * *

По мере того, как я переходил с курса на курс, сдавая экзамены на «отлично» или с одной четвёркой, я так и не получил ответы от классической науки на вопросы, которые появились у меня ещё в средней школе. С третьего курса университета я начал свой собственный поиск истины. На четвёртом и пятом курсах я для себя лично убедился в правильности выбранного мной пути. За неполные три года мне удалось самому найти ответы на некоторые вопросы, которые не давали мне покоя с детства. У меня ещё не сложилась цельная «картинка», но я чувствовал, что я на верном пути. Я продолжал свой поиск истины, через познание своих собственных возможностей.

Мне иногда приходилось участвовать и в «слепых» экспериментах. В одном из таких слепых экспериментов меня попросили определить неизвестно что, находящееся в комнате. Я стал сканировать рукой и почувствовал какую-то энергию. Я чувствовал границы перепадов и т.д. Через несколько минут мне сообщили, что я совершенно точно определил магнитные линии маленького магнита, помещённого под сиденьем дивана. Так неожиданно для себя я узнал о том, что могу чувствовать магнитное поле, а следовательно, электромагнитное и электрическое. До этого все считали, что человек их чувствовать не может, а уж, тем более, так чётко выделять силовые линии. Всё больше и больше «кусочков» мозаики складывалось в единую картину, но я ещё не «созрел» полностью.

Между всем этим, подошла пора защиты диплома, на некоторое время я отложил свои исследования в сторону и занялся своим дипломом. В основном моя дипломная работа базировалась на формулах математической физики, я не чувствовал истину в математических играх ума. Но делал то, что требовалось для защиты диплома. На пятом курсе мне предложили защитить ещё и диплом по экономике. Преподаватели экономического факультета увидели искорку в моих рассуждениях по экономике. Когда же я выяснил, что мне надо досдать несколько дополнительных экзаменов по дисциплинам, которые мы не изучали по программе нашего факультета, я решил отказаться. Мне было просто лень тратить время на изучение и сдачу дополнительных экзаменов. За пять лет нам и так пришлось сдать около пятидесяти экзаменов и примерно столько же зачётов. Иногда я жалею, что не принял предложение и не защитил диплом по экономике.

Так или иначе, я подготовил свою дипломную работу, сдал на «отлично» экзамен по научному коммунизму, за дипломную работу мне поставили «хорошо», хотя, я не думаю, что я её подготовил хуже других. Не могли же всем на нашей кафедре поставить «отлично», да и не очень меня любили в нашем деканате. Уж очень много головной боли я принёс им своими дотошными вопросами, да и все знали о моих экспериментах и их результатах, так как я ничего ни от кого не скрывал, и о моих результатах «гудел» весь университет.

Да, кстати, об экспериментах, хотелось бы отметить некоторые явления, с которыми мне пришлось столкнуться в студенческую пору... Как я уже писал ранее, весь первый курс университета я прожил в студенческом общежитии, куда меня определили, как иногороднего. Перейдя на второй курс, я решил уйти на квартиру, так как жизнь в общежитии не «резонировала» со мной. И хотя я добился определённого порядка — в комнате на троих, где я жил, свет выключался ровно в 23.00 — тем не менее, у меня не было возможности (да и права) требовать от всех соблюдения режима дня и тишины хотя бы ночью.

Я снял комнату у одной старушки, у которой были больные ноги. У неё, из-за плохой циркуляции, были незаживающие язвы на ногах. Эти язвы доставляли ей много неприятностей и болели, ко всему прочему. Обычно человек всегда говорит о своих болячках, тем более, когда они постоянно не дают забыть о своём существовании и напоминают о себе болью. Но постоянно слушать об этом, не было для меня «целью» жизни. Поэтому, послушав несколько десятков раз столь замечательную и столь «познавательную» историю от первого лица, я настолько «проникся» глобальностью проблемы, что решил не смотреть со стороны на происходящее. Я вспомнил о том, что сам всегда использовал при порезах, ожогах, которые не были редкостью в моей жизни мальчишки. Моя мама смазывала мои «геройские» раны салицилово-цинковой мазью, после чего оные поразительно быстро заживали.

Итак, «проникнувшись» глобальностью проблемы, я вспомнил о чудодейственной мази и предложил моей квартирной хозяйке испытать все возможности этой мази на себе. Старая женщина когда узнала, что баночка этой мази стоит 5 копеек, выразила недоверие по поводу её способности совершать чудеса. Она сказала мне, что испробовала все мази, которые ей прописывал доктор, и ни одна из них не смогла ей помочь, хотя многие из них стоили по 3-5 рублей за баночку. Мне, с одной стороны, хотелось ей помочь, а с другой стороны — избавиться от столь «поучительных» повествований. Поэтому я предложил всё-таки попробовать, так как хуже быть уже не может. Сказано — сделано. Чтобы не откладывать столь важное дело в долгий ящик, я отправился сам в «экспедицию» в аптеку. Посетив несколько аптек, я всё-таки нашёл эту «чудесную» мазь. После непродолжительного применения этой мази, у неё исчезли все язвы, к превеликой моей радости. Кроме этого, вернулась подвижность.

Старушка стала даже сама ходить по магазинам, что мне было только на руку. После этого случая я стал всем рекомендовать эту мазь, как чудодейственное средство, но «почемуто» она не оказывала своего «чудотворного» действия. Некоторое время, к моей радости — недолгой, я не мог понять, в чём же тут дело. Только через пару лет, когда я занялся своими «метафизическими» исследованиями, мне стало понятно, что дело — не в мази, а во мне. Моё неосознанное (в то время) желание, чтобы язвы на ногах этой старой женщины затянулись и исчезли, было достаточным, чтобы произошёл заряд мази моей энергией с этой программой. Только я по своему невежеству связал этот эффект с действием мази, а не с самим собой. Данное заблуждение было вызвано тем, что в моих собственных случаях использования этой мази происходило быстрое заживление. Просто, когда моя мама, смазывала этой мазью мои «боевые раны» и говорила мне, что теперь всё быстро заживёт и будет лучше чем было, я верил этому, думал об этом, и «чудо» происходило. Только тогда я никоим образом не связывал это «чудо» с самим собой или воздействием своей матери. Я только видел результат и связывал его с действием мази. Откуда мне было знать, что ничего подобного с другими пользователями этой мази не происходило?! А так как я этого не знал, вполне естественно, происходящее со мной приписывал действию мази.

Этот пример наглядно показывает, как отсутствие полной информации приводит к неправильным умозаключениям и выводам.

Мне повезло, что довольно-таки быстро мне удалось прояснить ситуацию с действием мази и понять, что действовала не мазь, а я сам, мои мысли о восстановлении и заживлении тканей преображали мазь, делали её носителем лечебной программы. Но в то время я всего этого не понимал и был весьма доволен тем, что мазь «вылечила» хозяйку моей квартиры. Я ещё после исцеления говорил ей о том, что иногда пятикопеечная мазь помогает, а пятирублёвая оказывается бесполезной. Не всегда цена определяет эффективность. Я заблуждался сам и вводил в заблуждение других, без всякого злого умысла, а по неразумению (это касается действенности мази).

Доволен «чудесным» исцелением я был ещё и по другой причине. До избавления от язв, закупка и доставка продуктов питания для моей квартирной хозяйки лежали полностью на моих плечах, в прямом и переносном смысле. Мне это не доставляло особых проблем, я так или иначе делал закупки продовольствия для самого себя. Иногда мне просто приходилось специально отправляться за чем-то только для неё. А кто ещё помнит советские времена с их дефицитом и огромными очередями — тот меня хорошо поймёт...

Мой бюджет состоял из моей стипендии и, хотя она и была больше чем у большинства студентов того времени, которые получали стипендию в сорок рублей (повышенная — сорок пять), в то время, как на нашем радиофизическом факультете обычная стипендия была пятьдесят пять рублей, а я, к тому же, получал повышенную стипендию — аж в шестьдесят три рубля на начальных курсах, а на старших курсах — аж шестьдесят восемь, тем не менее, я не мог себе позволить покупать все продукты на чёрном рынке. В силу практического отсутствия мяса в советских магазинах с парадного входа и отсутствия у меня блата среди тогдашней «элиты» — мясников и им подобных «товарищей» для покупки продуктов питания через «чёрный ход» — я два-три раза в месяц делал закупки мяса, подсолнечного масла и всего необходимого для варки борща на Благовещенском рынке славного города Харькова. Эти торгово-денежные операции наносили довольно серьёзный ущерб моему финансовому состоянию. Так или иначе, «социалистическое» планирование бюджета приносило свои «плоды» — я никогда не оказывался на «мели».

Безусловно, мои родители могли бы высылать мне деньги, но это было неприемлемо для меня самого. Я считал себя взрослым человеком, мужчиной и был убеждён, что не родители должны мне помогать, а я им. И хотя в то время я не мог помогать им деньгами, но и не собирался «сидеть у них на шее». Чтобы заработать немного денег, я после первого курса отправился в студенческий стройотряд. Когда я решил уйти из общежития на квартиру, я хотел пойти работать на полставки на кафедру, и только после довольно напряжённых дебатов с родителями, особенно с мамой, я согласился не делать этого, и с тем, чтобы они присылали мне деньги на квартиру, сначала 25 руб., а позже 30 руб. Это был большой компромисс для меня, что может подтвердить любой, кто хоть немного знал меня. Позже, если мне нужны были деньги, я подрабатывал, сначала используя свои навыки работы с деревом, металлом, а потом и лечением.

Большинство моих пациентов в мои студенческие годы за лечение мне не платили. Особенно в начале моей лечебной практики. Моими пациентами становились мои знакомые, знакомые знакомых и родственники оных. Обычно, стоило мне начать работать с кем-то из семьи, как практически все остальные оной обычно обращались ко мне со своими проблемами тоже. Мне всегда было неловко говорить о деньгах, я думал, что человек сам должен предложить столько, сколько он в состоянии заплатить. Я думал, что каждый прекрасно понимает ценность спасённой жизни или возвращённого здоровья и должен сам оценить сделанное мною и отблагодарить по своим возможностям максимально. Я так думал, и это было бы правильно, если бы люди эволюционно доросли до такого уровня сознания, но... к сожалению, подобных людей почти не было. Те немногие, кто понимал это, и составляли контингент тех, кто мне платил за мою работу. И хотя мне было порой и обидно от того, как вели себя люди после того, как получали от меня что хотели, для меня всегда вопрос об оплате моего лечения был тяжёлым. Мне было просто неловко спрашивать о деньгах.

Но, что интересно, люди, которые мне не заплатили и копейки, были наиболее привередливыми. Когда им было нужно что-нибудь от меня, то их не волновало — уставший я или нет, или ел я что-нибудь в тот день или нет, есть ли у меня время или нет. Им было нужно — и это было для них самое главное. Ничто другое их просто не интересовало и не волновало, а мне неловко было им отказать. Однако, в один прекрасный день, именно подобный эгоизм помог мне. По просьбе одной преподавательницы из университета, которую я знал по своим делам в Студенческом клубе, я приехал к ней домой. У её сына была высокая температура и довольно сильные боли от камней в жёлчном пузыре. Я раздробил камень до мелкого песка, затем расширил жёлчные протоки и вывел всю эту массу в двенадцатиперстную кишку. Молодой человек почувствовал, как что-то горячее потекло в кишечник. У него ещё несколько дней после этого продержалась температура по причине царапин, волей-неволей возникших из-за того, что песок, возникший после дробления жёлчного камня, всё-таки имел острые края и при своём движении через жёлчные протоки поцарапал их стенки.

Так вот, в тот день я был очень сильно утомлён — много занятий, мои эксперименты, лечение и т.д. Эксперименты и лечение вначале забирали очень много сил, после них я чувствовал себя выжатым, как лимон, хотя всегда довольно легко переносил большие физические нагрузки. И это — не для красного словца, я всегда был выносливым и отличался «завидным» упрямством, о чём многие знали, и лучше всех — мои родные. С детства я не подозревал того, что обладаю необычной выносливостью. И обнаружил я наличие у себя необычной выносливости совершенно случайно. Точнее, обнаружил мой отец. А дело было так. Один сосед-старичок по Кисловодску как-то подарил мне пару трёхкилограммовых гантелей. Они пролежали несколько лет без дела, пока как-то летом, когда делать было нечего, я не наткнулся на них и не решил заняться физическими упражнениями для укрепления своего тела и духа. Как говорят, Бог (в чём я лично сильно сомневаюсь) меня силой не обидел, как и большинство мужчин в роду Левашовых, но специально упражнения для физического развития я никогда не делал. И вот я решил наверстать упущенное во время своих летних каникул.

Благо для этого от меня не требовалось особых «жертв». Я взял эти трёхкилограммовые гантели и стал выполнять с ними несколько упражнений, одно из которых заключалось в поднятии гантелей от пояса до плеч и далее вверх до полного распрямления рук. В первый день я выполнил каждое упражнение по сто раз без перерыва, на второй — по двести раз и так далее. На десятый день я выполнял каждое упражнение по тысяче раз и примерно за то же самое время, что и в первый день. Короче, мне стало лень «махать» гантелями по тысяче раз и я решил обратиться к отцу, с просьбой найти для меня что-нибудь потяжелее. Когда я обратился к нему с этим вопросом, он объявил меня лжецом, сообщив мне, что сказанное мной полная фантазия, и подобное просто невозможно и при этом, попросил меня не говорить об этом никому, чтобы его не позорить.

Меня его заявление сильно обидело, я вообще по характеру был очень обидчивый (по секрету скажу — так же, как и сейчас, только научился не показывать свою обидчивость). Причина подобной его реакции основывалась на том, что он был убеждён в том, что даже взрослый мужчина, постоянно занимающийся тяжёлым физическим трудом, не в состоянии поднять простой молоток в полкилограмма весом даже сто раз! А тут вдруг мальчишка заявляет о том, что он поднимает по тысяче раз без перерыва трёхкилограммовые гантели. Естественно, я на него обиделся и потребовал у него возможности доказать ему, что я ничего не придумывал. Надо отдать ему должное, он мне такую возможность предоставил, и я ему благодарен за это. Я посадил его на диван и с оскорблённой физиономией на его глазах проделал свои упражнения по тысяче раз. После чего он извинился передо мной — пацаном — за свою неправоту.

Через много лет один мой знакомый в США в году 1997 или 1998, когда я рассказал ему эту историю с моим отцом, тоже заявил мне, что подобное невозможно. И что, если бы он не знал меня лично, то поставил бы деньги на кон, чтобы доказать ложность подобного заявления. Дело в том, что он был профессиональным тяжелоатлетом и мастером спорта СССР. И, как профессионал, считал подобное невозможным. Я попросил у него несколько дней, взял гантели по восемь фунтов (около четырёх килограммов) и где-то через две недели на его глазах поднял без перерыва эти гантели тысячу сто раз в течение получаса (общий вес составил 17,600 фунтов или порядка девяти тон).

Сообщил я эту историю не для того, чтобы показать, какой я «могучий» и «сильный», а для того, чтобы показать, что я получил в наследство от своих предков весьма выносливое тело, что не является моей заслугой... Так вот, при всей своей выносливости, в тот памятный день я был вымотан до предела. Но, тем не менее, согласился приехать и заняться жёлчным камнем, о чём я уже писал. После этого я буквально валился с ног и только усилиями своей воли не позволял себе вырубиться тут же. Для этого я подошёл к окну и сделал вид, что любуюсь видами из окна. Мне очень не хотелось, чтобы кто-нибудь увидел, как я борюсь сам с собой. Но моё «созерцательное» наблюдение за «красотами» природы заднего двора многоквартирного дома было неожиданно прервано просьбой поработать и с самой хозяйкой квартиры. Отказаться я посчитал неудобным и, собрав всю свою волю, начал лечение. Первые несколько минут было невероятно тяжело, но в один момент что-то произошло, внутри меня как бы что-то переключилось, и мне стало очень легко. Измождение исчезло, появилась чёткость и ясность мысли, лечение стало идти легко.

Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой




Дата добавления: 2014-11-29; Просмотров: 348; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2022) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление




Генерация страницы за: 0.025 сек.