Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Правовая культура: подходы, определения, основные черты





И.Е. Репин

Глава 20. Правовая культура: понятие, структуры, функции

Анализ обширной отечественной и зарубежной литературы показывает, что правовая культура (далее – ПК) исследована довольно слабо. Большинство сочинений носит умозрительный (описательный, поверхностный и т.п.), а не аналитический и синтетический характер. Между тем культурно-правовые ценности и ценностные ориентации имеют важное значение для отдельных людей, их коллективов и организаций, общества в целом. Именно с коренных преобразований в ПК начинается выход из кризиса, который объективно присущ процессу перехода от одной социальной системы к другой.

Подавляющее большинство авторов констатируют то обстоятельство, что понятие «культура» в том ее смысле, в котором оно сегодня существует в науках (философии, социологии, культурологии, юриспруденции и т.д.) характеризуется многозначностью, неопределенностью, размытостью основных элементов и черт, некорректным использованием в разных сферах познания и жизнедеятельности (см., например, [1. С. 5; 21. С. 73]).

Многие отечественные и зарубежные ученые (философы, социологи и особенно юристы) полагают, что все имеющиеся в науке подходы к культуре сводятся к антропологическому, социологическому и философскому. Эта позиция, сформировавшаяся под влиянием трудов Л.Е. Кертмана в начале 70-х годов прошлого столетия, существует и до сих пор (см., например, [1. С. 5-6; 10. С. 11;. С. 39]).

Приведем некоторые определения культуры, характеризующие указанные направления исследований (подробнее см. [4, 21, 23, 24, 25]).

Суть антропологического подхода заключается в том, что под культурой понимаются все блага, которые созданы человеком (в отличие от природных явлений); в признании самоценности культуры каждого народа, на каком бы этапе своего развития он ни находился, равноценности всех культур на земле, уникальности и неповторимости любой культуры и т.д.

Культура при данном подходе определяется различными авторами по-разному. Это:

– вся полнота деятельности общественного человека (А. Кребер);

– общий образ жизни, специфический способ приспособления человека к его естественному окружению и экономическим потребностям (К. Даусон);

– все, что создано человеком, будь то реальные предметы, внешнее поведение, символическое поведение или социальная организация (Л. Бернард).

При социологическом подходе культура понимается как фактор организации и образования жизни какого-либо общества; культурные ценности создаются некими культуро-творческими «силами» общества, направляющими его жизнь по организованному, а не хаотическому пути развития, определяющие жизнедеятельность людей, их коллективов и организаций, общества в целом.



Культура в соответствии с указанным подходом определяется следующим образом:

– это прочные верования, ценности и нормы поведения, которые организуют социальные связи и делают возможной общую интерпретацию жизненного опыта (У. Бекет);

– наследуемые изобретения, вещи, технические процессы, идеи, обычаи и ценности (В. Малиновский);

– язык, верования, эстетические вкусы, знания, профессиональное мастерство и всякого рода обычаи (А.А. Радклифф-Браун).

Философский подход предполагает проникновение с помощью абстрактного мышления в сущность культуры, ее содержание и формы, причины и закономерности развития, уяснение человеческого способа бытия, его мировоззрения, осмысления отношения к самому себе.

Философское понимание культуры выражается, например, в следующих определениях. Это:

– относительно постоянное, нематериальное содержание, передаваемое в обществе при помощи процесса социализации (Г. Беккер);

– специфический способ организации и развития человеческой жизнедеятельности, представленной в продуктах материального и духовного труда, в системе социальных норм и учреждений, духовных ценностях, в совокупности отношений людей к природе, между собой и к самим себе (Философский энциклопедический словарь. М., 1983);

– совокупность материальных и духовных ценностей, а также способов их создания, умение использовать их для дальнейшего прогресса человечества, передавать от поколения к поколению (А.Г. Спиркин).

Безусловно, что указанные три подхода не должны ограничивать основные направления и весь методологический арсенал, необходимый для познания культуры в целом и ПК в частности. В литературе обращается внимание, например, на важность лингвистического подхода при изучении культуры. Так, в современных европейских языках выделяется четыре основных смысла понятия «культура»: абстрактное обозначение общего процесса интеллектуального, духовного и эстетического развития; указание на состояние общества, основанного на праве, порядке, мягкости нравов и т.д., в этом смысле слово «культура» совпадает с одним из значений слова «цивилизация»; описание особенностей, способов существования или образа жизни, свойственных какому-то обществу в конкретно-исторический период развития; выделение определенных форм и продуктов интеллектуальной и, прежде всего, художественной деятельности (литературы, живописи, театра и т.д.) (подробнее см. [26]).

В словаре русского языка С.И. Ожегова культура понимается в виде достижения человечества в производственном, общественном и умственном отношении; высокого уровня чего-нибудь. Слово «культурный» означает относящийся к культуре, находящийся на высоком уровне культуры, соответствующий ему (например, культурный человек, культурное общество, культурная обстановка) (см. [27. С. 268]).

Изучение правовой и иных разновидностей культуры невозможно без психологического (психоаналитического и т.п.) подхода, поскольку культура создается конкретными людьми, их коллективами и организациями (они же являются ее распространителями и пользователями), включает правовое мышление (осознанные и неосознанные его аспекты), соответствующие взгляды, представления, идеи, эмоции, навыки, установки и т.д. Поэтому не случайно К. Юнг определял культуру как общий и принятый способ мышления, а Д. Реджер в виде символического выражения, коренящегося в подсознательном и привносимом в общественное сознание, где оно сохраняется и остается в истории (см., например, [24. С. 15 – 19]).

Исторический подход относится к числу главных при исследовании мировых культур: древних цивилизаций (например, культуры античного мира, Древней Индии), западноевропейского средневековья, культуры эпохи Возрождения и Реформации, культуры Нового времени и арабо-мусульманской культуры, модернизма и постмодернизма в XX веке. Для современного этапа развития российского общества, которое характеризуется глубочайшим кризисом во всех сферах духовно-материальной жизни, очень важно исследование культуры древнерусского государства, русского Просвещения, «серебряного века», советской культуры.

Правовая культура – это совокупный личный (знания, навыки, умения, мастерство и т.п.) и внешне выраженный юридический опыт социальных групп, классов, наций, человечества (социально-правовая память), направленные на прогрессивное развитие людей, их коллективов, организаций и общества в целом. Юридический опыт минувших эпох является сверхценным для создания современной ПК. Богатство правовых и иных культур, накопленное человечеством за многие века, неисчерпаемо и ждет своего глубочайшего осмысления в современной культурологии и юриспруденции.

В историческом плане важно проследить не только вопросы преемственности, правового наследия, аккультурации и экспансии, основные направления правового прогресса, но и становление и развитие соответствующих учений о правовой культуре. Например, довольно распространенным является положение о том, что понятие «культура» в современном его значении впервые возникло в XVII веке в трудах выдающегося немецкого юриста С. Пуфендорфа (см., например, [10. С. 60; 24. С. 10; 28. С. 10; 35. С. 45]). Однако анализ исторических источников показывает, что термин «культура» появился уже в латинском языке и обозначал деятельность по возделыванию и обработке чего-либо. Им широко пользовались философы, поэты, государственные деятели, юристы. И впервые более или менее четкое понимание ПК формулируют римские юристы.

Еще в 20-е годы прошлого столетия Е.В. Спекторский правильно указывал на то, что сущность ПК «выражена Ульпианом в двух словах: justiam colimus. Слово colimus при этом употреблено в двояком смысле: культа и культуры. И по сему формула римского юриста означала и «мы чтим справедливость», и «мы ее возделываем». Справедливость для настоящего юриста действительно является предметом почитания. Он верит в нее, верит в ее объективное существование. Он преклоняется перед нею и требует от других, чтобы они тоже преклонялись. Применяя ее, он священнодействует, выполняет как бы таинство, обряд. Недаром у римлян не только древнейшими юристами были жрецы, но и юристы третьего века после Р.Х. устами того же Ульпиана все еще называли себя как бы жрецами (sacerdotes). Поскольку право является предметом почитания, постольку у него есть свой миф (учение об источниках права), свой догмат (юридическая догматика) и свой обряд (процессуальные формы). … Пассивным почитанием справедливости юридическая культура не ограничивается, она еще активно возделывает ее. При этом, как и при всякой культуре, происходит переработка и усовершенствование таких явлений, которые коренятся в самой природе и даны ею.

Таким образом, во время оно юридическая культура уже не только существовала, но и процветала, охватывая не только человеческие, но и божеские дела и вполне оправдывая данное впоследствии Ульпианом определение юриспруденции как познания божеских и человеческих вещей…» [29. С. 203 – 205].

Аксиологический подход, который весьма распространен во всех науках, позволяет относить к культуре в целом и ПК в частности не всю человеческую деятельность и ее результаты, а только то, что является благом, определенной ценностью для индивидов и их общностей. Так, М. Смелзлер считал, что «культурой называется система ценностей, представлений о мире и правил поведения, общих для людей, связанных определенным образом жизни» (см. [10. С. 61]). Причем отечественные философы правильно отмечают, что «ценность – это не любая значимость явления, а его положительная значимость; кроме того, эта значимость своим истоком имеет человека, его коренные цели и идеалы» [52. С. 288]. Не случайно некоторые юристы определяют ПК в виде «меры освоения правовых ценностей, накопленных обществом, и их использования различными субъектами в правовой сфере» [30. С. 13].

Деятельностный подход, по сути дела, проявляется во всех научных направлениях и исследованиях культуры. Его суть заключается в том, что ПК рассматривается в виде юридической деятельности и ее результатов, взятых в ценностном отношении. «Статую красит вид, – писал Пифагор, – а человека – деяния его» [57. С. 28].

«Культура человека» с древнейших времен становится предметом этики. Некоторые авторы даже рассматривают «социально-культурные процессы как источник этики права» [31]. Особенно важное значение данный подход приобретает при изучении профессиональной культуры. Суть его заключается в том, что, с одной стороны, особенности культуры на том или ином этапе развития общества анализируются при выработке этических взглядов, представлений, знаний и ценностных отношений человека к своей деятельности и ее результатам, а с другой – представления людей и их общностей о добре и зле, чести и справедливости, долге и т.п. являются сущностными критериями оценки поведения людей в разнообразных сферах общественной жизни.

Отдельные авторы правильно обращают внимание на необходимость семиотического подхода к данной проблеме, формирования семиотической концепции культуры. Так, по мнению Ю.М. Лотмана и Б.А. Успенского культура представляет собой «ненаследственную память коллектива, выражающуюся в определенной системе запретов и предписаний. … Культура по определению есть социальное явление. Это положение не исключает возможности индивидуальной культуры, в случае, когда единица осмысляет себя в качестве представителя коллектива, или же во всех случаях автокоммуникации, при которых одно лицо выполняет – во времени или в пространстве – функции разных членов коллектива и фактически образует группу. Однако в случае индивидуальной культуры неизбежна историческая вторичность. В дальнейшем, поскольку культура есть память, или, иначе говоря, запись памяти уже пережитого коллективом, она неизбежно связана с прошлым историческим опытом. Следовательно, в момент возникновения культура не может быть констатирована как таковая, она осознается лишь post factum.

Вообще определение культуры как памяти коллектива, – продолжают авторы, – ставит вопрос о системе семиотических правил, по которым жизненный опыт человечества претворяется в культуру; эти последние, в свою очередь, и могут трактоваться как программа. Само существование культуры подразумевает построение системы, правил перевода непосредственного опыта в текст» [32. С. 487 – 489].

Культурологический подход как бы объединяет, интегрирует знания о культуре из различных сфер жизнедеятельности людей, их коллективов, организаций и сообществ, взятых на различных этапах развития цивилизации, формирует методологию исследования, понятийный аппарат, общую теорию культуры. Основное внимание в современной культурологии обращается на духовную культуру (литературу, живопись, музыку и т.п.). Нет ни одной работы, в которой были бы рассмотрены те или иные вопросы правовой культуры.

Все указанные выше и иные подходы в качестве методологически исходных должны использоваться и при изучении ПК. Естественно, что в зависимости от целей исследования акцент может быть сделан на философском или антропологическом, аксиологическом или деятельностном, этическом или других направлениях научного поиска. Однако лишь в комплексе, взаимосвязи и взаимодействии они могут дать целостное представление о таком сложном феномене, как ПК, создать научно обоснованную общетеоретическую концепцию ПК и сформулировать положения и рекомендации практически-прикладного значения.

В юридической литературе также существуют различные определения ПК, отражающие не только разнообразные подходы авторов к ее природе, пониманию права, юридической практики и других правовых явлений, но и глубину и всесторонность анализа, цели (научные, учебные и т.д.) исследования. Приведем некоторые из них, начиная с простейших и заканчивая наиболее сложными дефинициями.

Под ПК понимается:

– «качественное состояние правовой жизни общества» (Л.А. Морозова [14. С. 370]);

– «совокупность всех ценностей, созданных человеком в правовой сфере» (В.К. Бабаев, В.М. Баранов, В.А. Толстик [33. С. 63]);

– «достигнутый уровень развития в правовой (и государственно-правовой) организации жизни людей» (В.С. Нерсесянц [16. С. 272]);

– «совокупность знаний и навыков, умение применять их на деле, обеспечить законность» (П.П. Баранов, А.П. Окусов [20. С. 72]);

– «особое социальное явление, которое может быть воспринято как качественное правовое состояние личности, социальной группы, общества в целом» (В.М. Боер [34. С. 18]);

– «система овеществленных и идеальных элементов, относящихся к сфере действия права, и их отражение в сознании и поведении людей» (В.И. Каминская, А.Р. Ратинов [36. С. 19]);

– «совокупность правовых ценностей, выработанных человечеством, отражающих прогрессивно-правовое развитие общества» (Н.Н. Вопленко [11. С. 41]);

– «меры освоения правовых ценностей, накопленных обществом, и их использование различными субъектами в правовой сфере» (В.С. Грачев) [30. С. 13]);

– «совокупность всех позитивных компонентов правовой деятельности в ее реальном функционировании, воплотившая достижения правовой мысли, юридической техники и практики» (В.П. Сальников [23. С. 362]);

– «обусловленное всем социальным, духовным, политическим и экономическим строем качественное состояние правовой жизни общества, выражающаяся в достигнутом уровне развития правовой деятельности, юридических актов, правосознания и в целом уровне правового развития субъекта (человека, различных групп, всего населения), а также степени гарантированности государством и гражданским обществом свобод и прав человека» (А.П. Семитко [15. С. 307; 19. С. 341]).

Анализ указанных и некоторых иных определений ПК позволяет выделить основные черты, присущие данному явлению.

1. Правовая культура представляет собой часть (сторону и т.п.) общечеловеческой культуры. ПК тесным образом связана и взаимодействует с экономической и политической, нравственной и другими типами (видами и подвидами) культур. Эти связи бывают настолько тесными, что в отечественной науке нравственно-правовая или политико-правовая культуры рассматриваются как органично целостные компоненты (см., например, [16. С. 272 и след.; 37]).

При всем условном разграничении правовой, нравственной и других разновидностей культур, каждая из них, на наш взгляд, имеет относительно самостоятельное место в обществе. Иначе очень сложно проследить прямые и обратные, существенные и несущественные, внутренние и внешние, необходимые и случайные связи между, например, ПК и иными пластами (видами, аспектами) культуры. Дело в том, что на ПК, с одной стороны, активно воздействуют экономические, политические, нравственные, религиозные культурные ценности, а с другой – сама ПК достаточно эффективно (позитивно либо негативно) влияет на все разновидности культурных проявлений (экономических и т.п.). «Распространить высокую юридическую культуру на все население, – как справедливо отмечает С.С. Алексеев, – значит в условиях демократического общества, сложившегося или формирующегося, значительно поднять общий культурный уровень граждан, утвердить такой компонент ценностной ориентации людей, который затрагивает важнейшие стороны общественной жизни: реализацию начал демократии, справедливости, свободы, высокую организованность, определенность прав и обязанностей, строгий порядок и ответственность, гарантированность прав личности, упорядоченную активность участников общественных отношений. А все это включается в общую культуру поведения людей, является неотъемлемым элементом современного гражданского общества» [9. С. 270 – 271].

ПК в любом обществе детерминирована, обусловлена конкретными объективными и субъективными, экономическими и политическими, социальными и духовными, юридическими и нравственными, организационными и иными факторами, анализ которых позволит более полно и всесторонне раскрыть ее общесоциальную и юридическую природу, закономерности возникновения, развития и функционирования.

Для современной России (ее политических и государственных деятелей, отдельных граждан и населения) особенно актуальным является вывод о том, что любые изменения в экономической и политической системах общества, социальной и духовной среде начинаются как сдвиг внутри культуры в целом и ПК в частности, как результат появления перспективных целей и нерешенных задач, новых ценностей и ценностных ориентаций, как итог действия разнообразных социокультурных тенденций и закономерностей. Кризис в обществе может быть преодолен за счет крутого позитивно-гуманистического «перелома» в правовом мышлении, индивидуальном и массовом правосознании, резкой переориентации на передовые, прогрессивные, общечеловеческие и нравственные культурные ценности. Это положение является методологически исходным при переустройстве любого общества.

2. ПК – это совокупность всех юридических ценностей, образующих продуктивно-позитивный пласт в правовой жизни отдельных людей, их коллективов, классов, слоев, социальных групп и общества в целом. Понятие ценности выражает, таким образом, сущностную сторону ПК. «Приятным каждый называет то, – писал И. Кант, – что доставляет ему наслаждение, прекрасным – то, что ему только нравится, хорошим – то, что он ценит, одобряет, т.е. то, в чем он усматривает объективную ценность» [40. С. 211].

Отношение к праву, юридической практике и другим правовым явлениям всегда носит оценочный характер. Оценки могут быть позитивными, негативными или нейтральными, объективными или субъективными, правильными или ложными, прогрессивными или реакционными и т.д. К правовым ценностям относятся лишь такие позитивные, прогрессивные юридические явления, процессы и состояния, которые можно определить (по Канту) как «хорошие» и «одобряемые», получившие «статус» правовых идеалов, образцов и т.д.

Американский антрополог А. Кребер, на наш взгляд, сформулировал очень важное понятие «культурного образца», которое применимо и при анализе ПК (см. [43. С. 293]). Совокупность ценностных «правовых образцов» и составляет ядро ПК.

Поэтому вряд ли можно согласиться с теми авторами (философами, социологами, юристами и т.п.), которые под ценностью понимают «определение того или иного объекта материальной или духовной реальности, высвечивающее его положительное или отрицательное значение для человека и человечества» [17. С. 764].

3. Ученые-юристы большое внимание уделяют деятельностной характеристике ПК. Потенциал исследований данного аспекта проблемы, на наш взгляд, является неисчерпаемым. Еще П.А. Флоренский писал, что «в основу понимания культуры кладется исторически активная, творческая деятельность человека и, следовательно, развитие самого человека в качестве субъекта деятельности. Развитие культуры при таком подходе совпадает с развитием личности … в любой области общественной деятельности» (подробнее см. [50]). Свободная, активная, насыщенная, творческая, социально-преобразующая юридическая деятельность, способы ее осуществления и позитивные результаты считаются в науке фундаментальными, сущностными ее (ПК) свойствами (нередко, правда, эта деятельность не совсем верно ограничивается сферами правотворчества и правоприменения).

Не возражая в целом против данного положения, нам бы хотелось расширить рамки исследования данного аспекта проблемы и вести речь о юридической практике, которая включает юридическую деятельность с конкретными элементами содержания и формы, а также юридический опыт с соответствующими элементами (подробнее «культурные срезы» в юридической практике мы рассмотрим при анализе структур ПК).

4. Подавляющее большинство отечественных авторов (Н.Л. Гранат, А.А. Молчанов и др.) полагают, что ПК представляет собой разновидность духовной культуры (см., например, [10. С. 67; 38. С. 6 и след.; 39. С. 71]). Это положение заимствовано из философской, социологической, психологической литературы и культурологии, где оно является аксиоматичным.

На наш взгляд, ПК представляет собой единство материальных и духовных, идеальных и овеществленных, внутренних и внешних, объективных и субъективных, индивидуальных и надындивидуальных, нормативных и ненормативнх ее сторон. Во-первых, сам ее творец (носитель, агент и т.п.) – человек – биологическое создание, обладающее определенным уровнем правового мышления и социальными качествами, живущее в природной и социальной среде, использующее в разнообразных правовых ситуациях не только различные духовные (понятия, идеи, теории и т.п.), но и материальные и технические средства (например, законодатели всех уровней применяют машинописную и компьютерную технику; следователи и оперативные работники – технические средства наблюдения и связи, сигнально-охранные устройства, криминалистическую технику и т.п. с целью обнаружения, изъятия, фиксации и хранения доказательств). Между прочим, и сами эти средства, эффективность и качество их использования следует рассматривать как соответствующие элементы ПК.

Во-вторых, результаты творчества в различных правовых сферах также можно относить к материальным, овеществленным элементам культуры (например, законы и иные нормативно-правовые, правоприменительные, интерпретационные и т.п. акты и другие официальные юридические документы). В этом плане универсальным материальным элементом ПК является юридический язык (язык права и т.п.), т.е. система знаков, в которой объективируется индивидуальное и общественное правосознание, правовое мышление, служащее специфическим социальным и материальным средством правового общения, выражения, хранения и передачи юридической информации, правового регулирования общественных отношений и управления правовым поведением людей, их коллективов и организаций. Благодаря юридическому языку осуществляется формирование и передача социально-правового опыта (социально-правовой памяти), правовых ценностей (знаний, норм, навыков, умений, традиций и т.д.), осуществляется правовое наследие, юридическая экспансия и аккультурация, преемственность от одного поколения к другому.

В отечественной науке совершенно справедливо подчеркивается тот факт, что «к использованию слова в юридическом языке необходимо относиться с особой осторожностью. Нельзя забывать, что через слово и законодатель, и правоприменитель получают доступ к специфическим механизмам управления мышлением и убеждениями людей, к власти над общественным сознанием. От того, какими способами законодатель конструирует правовые понятия, зависит интенсивность информационного влияния права и эффективность правового регулирования в целом» [41. С. 27].

5. В ПК органично сочетаются нормативная и ненормативная ее стороны. Нормативный характер находит выражение в том, что ее содержание образуют ценностные нормативно-правовые предписания (нормы и принципы права, легальные юридические дефиниции и другие нестандартные веления и т.п.), юридические цели и задачи, планы и прогнозы, средства (техника), способы и методы (тактика), закладывающие нормативно-правовые программы действия субъектов в социально-культурном пространстве и соответствующих социально-правовых ситуациях.

Ненормативный характер ПК выражен в совокупности индивидуально-правовых предписаний (правоприменительных, праворазъяснительных, договорных, субъективных правах и обязанностях, конкретных правомочиях и т.п.), природных, технических и общесоциальных (экономических, политических, национальных, экологических, демографических и т.п.) явлениях ненормативного характера, персонифицированных и индивидуально-конкретных интересах и условиях жизнедеятельности субъектов права. Природные, технические и общесоциальные явления, процессы, состояния включаются в содержание ПК в том случае, если они имеют определенную юридическую значимость в соответствующих разновидностях юридической практики и социально-правовых ситуациях (например, в правотворческой практике выступают в качестве ratio legis, «данности права», социального ее субстрата, фактических оснований и т.п.).

Нормативные и ненормативные свойства ПК выступают не только в виде позитивных результатов юридической деятельности, но и, в первую очередь, служат социально-правовыми ориентирами в поведении людей, их коллективов и организаций.

6. ПК – это объективно-субъективный феномен. Ее творцами, носителями, агентами выступают отдельные люди, их общности, обладающие определенным уровнем правового мышления (характеризуется единством осознанных и неосознанных элементов), который выражается во внешне наблюдаемой системе действий и объективированных результатах. В процессе любой юридической деятельности происходит осмысление и оценка реальной действительности, принятие самых разнообразных рациональных и эмоциональных решений. Субъекты осознают стоящие перед ними цели и задачи, необходимость конструктивного соблюдения юридических процедур, предвосхищают ценность осуществляемых ими юридических операций, интуитивно или рационально выбирают и используют средства юридической техники и тактические приемы, осознают меры юридической ответственности за свои действия и принятые решения. Как верно отмечают современные философы, труд, знания, умения, физические, умственные, нравственные и иные (в том числе правовые) силы людей – единственные творцы всякого богатства в обществе (см., например, [17. С. 559]).

Субъективные черты ПК, естественно, отражаются в определенных особенностях социально-преобразующей деятельности людей, ее результатах и создаваемых ими правовых ценностях. Последние (ценностные результаты) в определенной степени уже не зависят от сознания и воли своих творцов, носят относительно самостоятельный, объективный характер. Кроме того, объективная сторона ПК выражается в правовой активности людей и их общностей, которая задана уже существующими объективными условиями их жизнедеятельности, накопленным ранее правовым опытом, являющимся кристаллизацией предшествующей юридической практики, юридических знаний, представлений, понятий, умений, навыков и т.п., которые формируются, как известно, в ходе усвоения уже существующих правовых ценностей.

7. В ПК диалектически сочетаются индивидуальные и надындивидуальные ее «пласты» (данное свойство ПК тесным образом связано с предыдущими ее признаками). Эти мысли применительно к русской культуре очень хорошо выражены П.А. Флоренским. Он писал: «Мы нужны миру столько же, сколько и он нам; вселенная от века заинтересована в сохранении, развитии и увековечивании всего положительного и достойного в нашей индивидуальности, и нам остается только принимать возможно более сознательное и деятельное участие в общем историческом процессе – для самих себя и для всех других нераздельно» (цит. по [42. С. 67]).

Современные философы также обращают внимание на это свойство культуры, которое характеризует и правовую культуру. Так, А.Г. Спиркин отмечает, что «культура реально существует как исторически сложившаяся разноуровневая система, обладающая своими вещными формами, своей символикой, традициями, идеалами, установками, ценностными ориентациями и, наконец, образом мысли и жизни – этой центрирующей силой, живой душой культуры. И в этом смысле бытие культуры обретает сверхиндивидуальный характер, существуя вместе с тем как глубоко личный опыт индивида» [17. С. 769].

Аналогичные положения мы находим и в трудах некоторых ученых-юристов, считающих, что ПК выражается в достигнутом уровне развития правовой деятельности, правосознания и правовой системы в целом, а также уровне правового развития субъектов (индивидов, различных групп, всего населения), степени свободы поведения людей, взаимной ответственности государства и гражданина (см., например, работы В.П. Сальникова, А.П. Семитко, Н.Л. Гранат, Н.Н. Вопленко и др.).

8. ПК занимает особое место в правовой системе общества. В рамках структурно-функционального анализа Т. Парсонс и Р.К. Мертон использовали понятие культуры для обозначения системы ценностей как органической части социальной системы, определяющей степень стабильности, равновесия, устойчивости, упорядоченности и управляемости общественных отношений (см., например [43. С. 293, 659]). Однако в данном случае нельзя не замечать и другой тенденции, когда культура, в том числе и правовая, является источником «внутренних» и «внешних» конфликтов.

Впервые эта гипотеза была выдвинута проф. Гарвардского университета С. Хантингтоном (подробнее см. [35. С. 94 и след.]). Действительно, люди, представители различных цивилизаций и культур, по-разному оценивают отношения между Богом и человеком, мужчиной и женщиной, личностью и государством, имеют разнообразные представления о правах и обязанностях, равенстве и справедливости, свободе и ответственности, законности и правопорядке, гуманизме и т.д. Эти оценки могут носить локальный и фундаментальный характер, проявляться в семейных, трудовых, религиозных, национальных и иных формах, получать конкретное выражение в виде споров, ссор, погромов, войн и т.д.

Специфика, универсальность ПК заключается в том, что она не представляет собой относительно самостоятельного компонента правовой системы, а служит лишь одной из фундаментальных ценностных характеристик гармоничного развития и функционирования права, юридической практики, правосознания и правовой системы общества. Как верно подчеркивает подавляющее большинство отечественных ученых-юристов, ПК – это особое, качественное состояние правовой системы, отражающее уровень зрелости, ценности и полезности соответствующих юридических явлений и процессов, способствующих «расцвету» личности, прогрессивному развитию социальных групп, слоев, народностей, наций, общества и человечества в целом. Поэтому в ПК не могут быть включены правонарушения и иные негативные и репродуктивные юридические явления, процессы и состояния, которые выступают в качестве регрессивных факторов, препятствующих нормальному развитию личности и общества. Это уже элементы юридической антикультуры.

Правовая, как никакая иная культура, призвана обеспечивать стабильность, упорядоченность и управляемость поведения людей, их коллективов и организаций в обществе, направлена на предупреждение, урегулирование и устранение разнообразных конфликтов. «Народ, – отмечает Гераклит, – должен сражаться за попираемый закон, как за стену города» [57. С. 40]. Для него, Сократа, Платона и других мыслителей ценность истинного закона не просто высокая, а абсолютная.

Таким образом, чтобы понять природу культуры в целом и ПК в частности, нужно рассматривать их в развитии, «роковой диалектике» (Н.А. Бердяев), единстве и противоречивости различных тенденций и процессов, происходящих в социо-культурном пространстве.

9. Одним из важнейших показателей (свойств) культуры в целом и ПК в частности многие мыслители прошлого и современные авторы (философы, историки, социологи, культурологи, юристы и др.) считают приоритетное значение прав и свобод человека и гражданина в обществе (указанные положения находят отражение и в законодательстве, например, в ст. 2 Конституции РФ, где записано, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью»). Так, В.С. Нерсесянц пишет: «По своей сути и основной идее она представляет собой культуру признания, защиты и осуществления прав и свобод человека и гражданина в качестве высших ценностей» [16. С. 374].

В далеком прошлом и современных условиях подобные тезисы стали уже аксиоматичными и не подвергаются сомнению, а главное – глубокому осмыслению («Человек – мера всех вещей», «Права и свободы человека и гражданина – превыше всего» и т.п.). Между тем еще Н.Н. Алексеев (1879 – 1964 гг.) в изданной в Праге книге «Основы философии права» (1924 г.) писал по этому поводу следующее: «С тех пор, как римские юристы ввели в обиход понятие persona, обозначая им не только человеческую личность, но и другие стоящие под охраной права ценности, идея личности в праве стала настолько привычной, что отказ от нее может казаться своеобразной юридической ересью. Мировоззрение правоведения до сих пор, по крайней мере, было персоналистическим, – и в идее лица философия права как бы наталкивалась на последнюю свою ценность.

По существу своему личность, как начало объединения всех возможных актов, может быть носителем и положительных, и отрицательных ценностей – и добра, и зла – так же как и различных ценностных модальностей, чувственных и духовных, нравственных и эстетических. Отсюда видно, с какой осторожностью мы должны отнестись к известному утверждению, что личность сама по себе есть ценность и даже высшая из ценностей. Положение это в такой безусловной форме является просто необоснованным. Не выходя из пределов взгляда на личность, как на носителя возможных актов, мы вправе сказать, что она не есть, но только может быть носительницей высших ценностей» [18. С. 112-114].

10. ПК является необходимым условием и предпосылкой создания цивилизованного гражданского общества (правового государства и т.п.). Они тесным образом связаны и взаимообусловлены, формируются постепенно в ходе преемственности и существенной переработки правового наследия, передачи юридических ценностей от одного поколения к другому путем заимствования, рецепции, правовой аккультурации, вбирая тем самым юридический опыт и ценности всего человечества. ПК служит своеобразной фундаментальной основой перехода от одной цивилизации (этапа ее развития) к другой. Поэтому понятия «культура» и «цивилизация» в отечественной и зарубежной науке нередко воспринимаются как синонимы, т.е. под культурой (цивилизацией) подразумевается все то, что создано человеком, в том числе и в юридической сфере. Но ведь совершенно ясно, что люди, их социальные общности могут творить не только полезные, но и бесполезные, вредные «вещи» (например, совершать убийства, кражи и другие преступления). Все это тоже «плоды» цивилизации, они являются антикультурными, деструктивными, пагубными феноменами для общества в целом, отдельных людей, их коллективов и организаций.

Проблемы соотношения указанных понятий впервые гениально просто разрешил еще И. Кант. Он определял культуру как то и только то, что служит благу людей или что по своей сущности гуманистично: вне гуманизма и духовности нет истинной культуры (см., например, [17. С. 766 – 767]).

В ПК, таким образом, могут быть включены только те юридические явления, процессы и состояния соответствующей цивилизации, которые отражают идеи (идеалы) свободы и ответственности, гуманизма и справедливости, личной и общественной безопасности, законности и правопорядка.

11. Как и любое ценностное образование, ПК по своей природе одновременно диалогична (это связано прежде всего с ее преемственностью, процессами наследия, рецепции, правовой аккультурации и т.п.), динамична (постоянно находится в движении, что обусловлено развитием экономической и политической, социальной и правовой систем общества, духовной среды, межкультурными связями и взаимодействиями), статична и консервативна (в правовой сфере, как ни в какой иной, нужны стабильность в праве, законодательстве, правовом регулировании поведения людей, осуществлении правосудия и юридической практики в целом), плюралистична (существуют разнообразные приемы, средства, способы и т.п. ее формирования, выражения и хранения, понимания права, его юридического содержания и форм выражения, функционирования юридической практики, реализации субъективных прав и юридических обязанностей участниками правоотношений исходя из уровня их правового мышления, вариативности принимаемых решений и т.п.).

12. В литературе обращается внимание на коммуникативную и символическую природу ПК. Так, А.В. Поляков понимает в данном случае ее как «правовую среду обитания людей. Это, – пишет он, – совокупность текстов когда-либо легитимированных как правовые, и механизм по их созданию, хранению и трансляции» [45. С. 450].

С одной стороны, с указанными положениями нельзя не согласиться, а с другой – необходимо заметить, что в данном контексте явно преувеличена роль правовых текстов и принижено значение других юридических символов в ПК (подробнее о понятии, видах и месте правовых символов в ПК см., например, [46]).

13. В качестве относительно самостоятельного нужно, видимо, выделить интегративное свойство ПК. Во-первых, она представляет, как мы уже отмечали, органическое единство личных и общественных, индивидуальных и надындивидуальных, материальных и духовных, субъективных и объективных, нормативных и ненормативных, внутренних и внешних начал. Во-вторых, ПК является воплощением накопленного социально-правового опыта, объединяя в единое целое наиболее ценные и полезные стороны прошлых и разнообразных типов современных культур. В-третьих, ПК обеспечивает не только общение, коммуникацию, но и солидарность между людьми, их коллективами и организациями, в том числе в обеспечении законности и правопорядка, борьбе с терроризмом (социальной чумой цивилизации), преступностью и другими социально-правовыми отклонениями в обществе. В-четвертых, ПК в определенной степени объединяет многие иные ценности (экономические, политические, религиозные, нравственные и др.), которые являются юридически значимыми и полезными в определенных социально-правовых ситуациях.

В литературе выделяются и другие черты ПК, которые в своей совокупности позволяют уяснить ее природу, показать место и роль в любом обществе, сформулировать разнообразные ее дефиниции. Не претендуя на полноту, совершенство и какую-либо завершенность, мы считаем целесообразным дать следующее синтетическое (охватывающее и личностный, и общественный ее аспекты) определение ПК. Правовая культура – это исторически сложившаяся относительно самостоятельная разновидность духовно-материальной культуры, которая представляет собой совокупность юридических ценностей, отражает качественное состояние правовой системы (степень совершенства и эффективности права, правосознания и юридической практики), уровень правового развития личности (ее представлений, идей, убеждений, знаний, установок, умений, навыков, действий и т.п.), обеспечивает юридическую коммуникативность, упорядоченность и управляемость общественных отношений, законность и правопорядок, прогрессивно влияет на формирование всех сфер жизнедеятельности общества, отдельных индивидов, их коллективов, организаций, всего населения.





Дата добавления: 2014-12-07; Просмотров: 859; Нарушение авторских прав?


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2020) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.011 сек.