Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

СЕВЕРНАЯ АФРИКА 3 страница




Читайте также:
  1. A) +Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 1 страница
  2. A) +Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 2 страница
  3. A) 100 мм 1 страница
  4. A) 100 мм 2 страница
  5. A) 100 мм 3 страница
  6. A) Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 1 страница
  7. A) Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 2 страница
  8. A) Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 3 страница
  9. A.Меридиан торы. 1 страница
  10. A.Меридиан торы. 2 страница
  11. A.Меридиан торы. 3 страница
  12. A.Меридиан торы. 4 страница

- Прости меня, Муна, моя прекрасная, я просто потерял рассудок от вида твоих прелестей. - Он начал сосать ее грудь, время от времени цокая языком и осведомляясь, не оставит ли он синяки на ее нежной коже.

"О Боже! - подумала Скай. - Для него я всего лишь вещь! Он чувствует лишь потребность во владении мной, только желание насытить свою страсть!"

Рука Кедара вернулась к исследованию ее тела, он начал поглаживать ее трепещущий живот. Его прикосновение обжигало Скай, как огнем, но его страстная ласка возбуждала в ней только страх. "Знал ли Осман, что за человек его племянник?" - подумала она. Он не удовлетворится ее телом, он пожелает пойти дальше, он захочет ее. Ее душу и ее разум вместе с ее телом. Сумеет ли она противостоять ему? Ее тело уже начинало предательски отвечать на его прикосновения.

Его пальцы двинулись к началу расщелины внизу живота, они медленно двигались вверх и вниз, очень нежно, но настойчиво. "Нет, я не должна допустить этого", - мелькнула в ее голове мысль, но ее ноги стали словно ватными, и тут он спросил:

- Скажи мне. Мука, как это было впервые? Он был нежен? Тебе понравилось?

- О господин... - Ее стыдливость была потрясена этим вопросом, и она почти зарыдала, вспомнив Найла и как он это сделал с ней впервые.

- Скажи! - прошептал он ей на ухо. Его язык осторожно прикасался к внутренности ушной раковины, а пальцы проникали все глубже в ее пещеру, стремясь извлечь мед из потаенных глубин ее разгоряченного тела.

- Д-да.., он был нежен, - прошептала она в ответ, - да, мне понравилось.

- Он был хорошим любовником, моя прекрасная Муна?

- О господин, я была девушкой, когда вышла замуж. У меня был только один мужчина. Откуда же мне знать? - Это соответствовало легенде, которую сочинил Осман, и ей следовало придерживаться ее в деталях, иначе Найл погиб.

Кедар, довольный, улыбнулся. Это он и хотел услышать, ему не хотелось иметь дело с ветреницей, каковы большинство замужних европеек. И хорошо, что ее муж был нежным и ласковым любовником, к тому же единственным ее мужчиной. Значит, она не боится секса, это хорошо. А если ее муж и был хорошим любовником, это не важно - Кедар все равно лучше. К рассвету у нее будет с чем сравнивать - и он уверен, что ее предыдущий повелитель от этого сравнения проиграет.

От его ласки она уже оказалась в полубессознательном состоянии, так что ему пришлось взять ее на руки и, поднеся к кушетке, положить на нее. Прикрыв глаза ресницами, она смотрела за тем, как он освобождается от своего белого одеяния. Она оценивала его мужские достоинства точно так же, как и он оценивал ее перед этим. Он был выше ее примерно на десять сантиметров, но у него была мощная грудь, узкая талия и крепкие ноги. Кожа бледная, и он был почти безволос. Его мужское достоинство было гораздо крупнее того, что можно было бы ожидать. В полувозбужденном состоянии оно оказалось очень длинным, и она с трепетом заметила, какое оно толстое. Его толстый розовый обрезанный наконечник напомнил ей конец тарана.



Он заметил ее испуг и, ложась на кушетку рядом с ней, прошептал:

- Не бойся, Муна, твои сладостные ножны воспримут меня целиком и пожелают о большем, клянусь тебе! - Он начал осыпать ее лицо: виски, закрытые веки, круглые щеки, упрямый подбородок, уголки дрожащих губ - сотнями мелких поцелуев. Руками он крепко прижимал ее к бархатному покрывалу кушетки. В них чувствовалась такая сила, что она поняла: он может переломить ее, если захочет. Теперь он целовал ее в губы, и его поцелуи требовали ответа, который, как она знала, ей придется дать, и единственным способом правильно сделать это, было отдаться страсти. "Найл! - вскрикнуло ее измученное сердце. - Прости меня, дорогой! Но я должна это сделать, чтобы спасти и вернуть тебя ко мне, к нашим детям!"

И она поцеловала Кедара. Поначалу робкий, постепенно ее поцелуй становился все настойчивее.

- Муна, Муна, - пробормотал он, почти не отрывая своих губ от ее, и низкий тембр его голоса заставил ее содрогнуться. Она раскрыла губы, и его язык быстро пробежал по ним. Ее дыхание прерывалось легкими стонами, когда его язык скользил по ее щекам, по стройной шее. Когда его губы нащупали пульсирующую впадину на ее горле, он зарылся в нее, рыча, и снова напомнил ей этим дикого кота. Он начинал пугать ее: это было животное, сильное, хищное и полностью уверенное в себе и своей мощи, источающее свой мужской аромат.

Внезапно его язык оказался внутри ее рта, осторожно исследуя его внутренность. Скай простонала, стараясь ускользнуть от пламени его страсти, но он крепко держал ее. Да, битва между ними должна длиться бесконечно, и предчувствие этого действовало на Кедара как возбуждающее средство. Ее язык стремился избежать его, но он поймал и начал сосать этот лакомый кусочек. Его рука снова нашла ее извилину, два пальца скользнули вниз и начали двигаться там вперед и взад, пока она не вскрикнула слегка, ощутив свой первый оргазм. Усмехнувшись, он вынул свои пальцы и прижал один из них к ее губам:

- Попробуй, моя прекрасная Муна, попробуй свой собственный мед. - Она повиновалась, слизнув соленую влагу с его пальца, и зачарованно следила, как он начал облизывать второй палец. Затем он медленно провел обоими влажными пальцами по ложбинке между грудей, гипнотизируя ее своими карими глазами. - Скажи, что тебе это приятно, - потребовал он.

Скай притворилась смущенной.

- О господин, - тихо сказала она, - женщины в банях учили меня, что самое важное не то, что прият но мне а что приятно тебе. Меня учили, что долг женщины - удовлетворять мужчину, делать все для его удовольствия. Это ведь верно?

- Для некоторых - да, - улыбаясь, ответил он. - Но я думаю, что мужчине приятней победить женщину. Иногда я буду разрешать тебе, моя прекрасная Муна, услаждать меня, но только когда я захочу этого. Не опасайся, моя прекрасная, что ты разочаруешь меня. - Его пальцы медленно поднялись вверх по ложбинке. Сегодня, - сказал он, - я хочу узнать тебя. Что тебе приятно, что тебя возбуждает, как реагирует на ласки твое тело. Скажи мне, что делал твой последний господин, когда вы любили друг друга.

- Мы.., мы просто занимались любовью, - ответила она робко, решив, что ее непросвещенность в этой области порадует его.

- Он касался тебя?

- Да.

- Твоей груди? Он возбуждал тебя?

- Д-да...

- А еще?

- Что может быть еще, мой господин? - Голубые глаза Скай были так невинны, но внутри она сжалась - до чего он может дойти в своих расспросах? Нормален ли он или же из тех, кто получает наслаждение, причиняя боль?

Лицо Кедара осветилось довольной улыбкой.

- Еще многое, очень многое, моя прекрасная рабыня, чем то малое, что ты поведала мне. Я могу открыть тебе целый новый мир, и я сделаю это!

В углу дивана покоилась квадратная плетеная золотая корзина без ручки, в которой стояло несколько сосудов из разноцветного мрамора и алебастра. Не глядя он достал один из них, узкогорлую бутыль с серебряной пробкой. Он открыл его, и Скай почувствовала сильный, смутно знакомый запах.

- Мускусная роза, - сказал он, заметив, ее любопытство. - Это особый состав для кожи. Ляг на живот, и дай мне намазать тебя.

Скай перевернулась и легла, напряженно ожидая его прикосновений. Они оказались нежными, но сильными. Он согревал жидкость в своих руках, чтобы не причинить ее чувствительной коже неприятных ощущений, а потом уверенными, широкими движениями наносил на ее спину, начиная от ягодиц и до шеи, разминая по пути мышцы. Его прикосновения были странно успокаивающими, так что она даже начала чувствовать себя комфортно. "Какой он странный", - подумала она. Она думала, что, возбудившись, он сразу оседлает ее и насытит свое желание. Вместо этого он нежно массировал и, казалось, вовсе не торопил ее. Да, пожалуй, не столь уж страшно побыть его рабыней несколько недель, пока она не найдет Найла и не разработает с Гамалем план бегства из Феса.

- Тебе нравится это, Муна? - прошептал он ей на ухо. Потом, откинув ее длинные волосы, нежно пощипал ей губами шею.

- Да, господин, очень приятно, - ответила она.

Он тихо рассмеялся и начал массировать ее ноги.

- Однажды у меня была рабыня из Китая, - сказал он, - показавшая мне чувствительные места на стопе. - Его пальцы погрузились в плоть ее пятки, и внезапно тело Скай пронизала волна наслаждения. Она раскрыла рот от изумления, и Кедар снова рассмеялся:

- Да, моя прекрасная Скай, именно здесь. - Он перешел к другой ноге. - Перевернись, о восхитительная, - приказал он, и она подчинилась.

- А что случилось с этой рабыней? - спросила Скай.

- Она умерла под плетьми, - как бы равнодушно сказал он.

- Почему? - в ужасе спросила Скай.

- Она попалась с одним моим охранником. Его заставили присутствовать при экзекуции, а как раз перед тем как она потеряла сознание, мой старший евнух обезглавил его. Тогда я приказал покончить и с ней. Никто не смеет пользоваться моей собственностью!

- Ты приказал убить ее, - прошептала Скай, - о Боже!

Он вылил очередную порцию жидкости из алебастрового сосуда на руку и начал массировать ее грудь и живот.

- Это не должно тревожить тебя, моя прекрасная Муна. Я не столь уж жестокий хозяин, но ты должна понять: я не могу позволить своим рабыням избегнуть жестокого наказания за столь неразумное поведение.

- Разве нельзя было продать ее?

- Кому? Кому нужна неверная рабыня? Кроме того, не могу же я перенести такой позор, если все узнают, что та, кому я присвоил титул любимицы, наставляла мне рога! - Он уселся на ее ноги, и его гибкие кисти принялись растирать влагу по ее дрожащей груди и животу. Его глаза, в которых горели крошечные золотые огоньки, не отрывались от ее голубых глаз. - Скажи, что ты сейчас чувствуешь, Муна?

Скай попыталась отделаться от мысли о той несчастной, которую так легко убил Кедар. Она вдруг начала осознавать, что ее тело под его руками становится как-то странно, непривычно горячим. Она нервно вздрогнула.

- Странно, - прошептала она, - мне горячо, я немного... - Она колебалась, следует ли давать ему преимущество. - Немного испугана, - наконец закончила она, не в состоянии подобрать другое слово.

- Я этого совсем не хочу, - успокоил он ее, - я хочу сделать тебе приятно. - Он потянулся к золотой корзине и достал оттуда маленькую хрустальную фляжку, открыл и поднес к ее губам.

- Открой рот, - приказал он. Она приоткрыла рот и почувствовала на своих губах холодную жидкость с абрикосовым привкусом. Она проглотила ее и спросила:

- Что это, господин?

- Не бойся, Муна, это успокоит твои нервы и прогонит страх, - объяснил он. Сунув во фляжку палец, натер жидкостью один из ее сосков, а затем, наклонившись, начал сосать его.

Внутри ее словно разорвалась бомба. Все тело охватило пламя, она сгорала от желания любить и быть любимой. Скай простонала, приподнимая грудь, чтобы она глубже вошла в его рот, начала гладить его спину и плечи, слегка царапая его кожу ногтями. Он разразился смехом, освободил ее сосок и пролил немного жидкости на ее пупок. Затем принялся слизывать ее, следуя языком по влажной дорожке, ведущей от впадины пупка по животу вниз, к венерину холму над ее расщелиной, которая, подобно розовой раковине, раскрылась навстречу его языку. Он, как стрела купидона, поражал то одно, то другое чувствительное местечко в ее раковине, так что через несколько секунд Скай начала извиваться, сжигаемая желанием.

Он снова рассмеялся и, подняв голову, сказал:

- Теперь ты должна сделать то же самое для меня, моя прекрасная рабыня. - Он лег на спину и пролил несколько капель жидкости на свой живот. - Ну, Муна, ублажай своего хозяина!

Скай перевернулась на живот: тело ее было странно слабым и жаждало только сексуального удовлетворения. Она пристроилась так, чтобы голова оказалась над его животом, и принялась лизать его, опускаясь все ниже и ниже, пока не столкнулась с напряженным органом его мужественности. Тут она на мгновение задержалась, но его рука прижала ее голову, и он приказал:

- Возьми меня в рот, прекрасная Муна. Она подчинилась, одновременно поражаясь той легкости, с какой она это сделала, а с другой - испытывая странное наслаждение в этом акте. За те несколько секунд, пока ее рассудок не захлестнула стихия страсти, Скай поняла, что и жидкость, которой он натирал ее сначала, и абрикосовый напиток - это они воспламенили ее. Но сразу за этой мыслью ее охватила страсть, и она, уже не понимая, что делает, сжигаемая желанием, начала то целовать пурпурный наконечник его огромного копья, то проводить языком по всей его длине медленными, нежными движениями, то нежить его в теплой пещере своего рта, пока не ощутила первые соленые капли его семени. В этот момент он ухватил ее за волосы и, откинув в сторону, прорычал:

- Хватит, хури! Ты лишишь меня мужественности! Скай что-то протестующе пискнула, но Кедар уже приготовился взять ее и вовсе не собирался лишаться того, что было гораздо большим наслаждением. Потом, потом он научит ее разным тонкостям, которые принесут ему большее наслаждение, потом он позволит ей высосать его до конца, но не сейчас. Положив ее на спину, он оказался сверху и одним быстрым, движением проник внутрь ее влажных, ожидающих его меч ножен. Его возбуждение только усилилось от слабого вскрика наслаждения-боли. Она оказалась очень узкой, и он понял, что его первый приступ был для нее немного болезненным, но скоро это кончится. Он начал двигаться взад и вперед, сквозь полуприкрытые ресницы наблюдая за каждым ее движением, прислушиваясь к ее стонам. Опытный любовник, он знал, как довести ее до предела наслаждения.

"О Господи, как плотно наполняет он меня!" - подумала она. Сперва огромное орудие Кедара причинило ей боль, и на какое-то мгновение она даже пыталась увернуться от него. Но теперь первоначальное напряжение прошло, и она раскрылась навстречу ему. Она чувствовала, как он касается дальней стенки влагалища, матки, чувствовала, как возжигаемое им пламя грозит сжечь ее.

- Дддаа, дддаа! - умоляла она его хрипло. - Не останавливайся, господин мой! О, не останавливайся! - Она была близка к смерти, но это не волновало ее, пусть она умрет! И вдруг сознание взорвалось, рассыпавшись на миллион искр, и наступила тьма.

Кедар отклонился, чтобы получше рассмотреть лежащую под ним женщину. Она испытала только первый оргазм - и уже потеряла сознание. Однако сам он еще не был готов отдаться страсти. Он мог еще подождать. Он знал, что отличается от других мужчин - может сохранять эрекцию долгое время. Кедар сделал несколько глубоких вдохов, чтобы расчистить сознание, наслаждаясь содроганиями ее тела, поглотившего его огромное орудие. Он стал ласкать ее круглые груди, наслаждаясь шелковистостью кожи, пощипывать ее розовые соски, сознательно причиняя ей боль, и она застонала, но так и не пришла в себя. Он знал, что иногда боль способна приносить наслаждение. "Не из таких ли она?" - подумал он, но отказался от этой мысли. Для женщины она была восхитительно невинной, и это чудесное сочетание возбуждало его еще больше. С легкой улыбкой он подумал, что наслаждение, достигаемое через боль, - еще одно небольшое средство разнообразия, которое они испробуют как-нибудь вместе. Наконец изменившееся дыхание женщины сказало ему, что она пришла в себя.

- Муна, открой свои прекрасные глаза.

Все еще находящаяся под властью его любовных зелий, Скай покорно исполнила его приказание Ее собственная воля не существовала более, но сознание оставалось необыкновенно ясным.

- Ты все еще во мне, о мой повелитель, - прошептала она.

- Мы только начали, моя прелесть, - сказал он, возобновляя свои ритмичные движения, сводившие ее с ума.

Ее глаза начали закрываться, но его резкий окрик заставил ее раскрыть их снова:

- Нет! Теперь, Муна, ты должна смотреть мне прямо в глаза, пока я беру тебя.

- Я не могу, - прошептала она.

- Ты должна! - последовал не терпящий возражений ответ. Он начал снова двигаться, но, когда ее глаза опять начали закрываться, он остановил наслаждение.

- О нет! - всхлипнула она. - Не останавливайся, господин мой!

- Открой глаза, Муна! Я не остановлюсь до тех пор, пока открыты твои прекрасные голубые глаза!

Это было страшное испытание, но Скай удалось оставить глаза открытыми, позволяя ему читать в них, какое наслаждение она получала от его любви. Кедар торжествующе рассмеялся.

- Пожалуйста, - умоляла она его, ибо сексуальные стимуляторы делали ее беспомощной перед ним и ее собственной похотью.

Он медленно возобновил эротический ритм, о котором она молила его. Она, послушная его воле, не опускала глаз. Казалось, она была готова раствориться в его яростном взоре, зная, что не принадлежит себе в эти минуты. Внезапно его движения снова прекратились, и она взмолилась опять:

- Нет, не останавливайся, господин мой Кедар! Нет!

- Сейчас, сейчас, - успокоил он ее, - но прежде чем я предоставлю тебе наслаждение, ты кое-что должна сделать для меня, Муна.

- Все что угодно, - всхлипнула она, и на его губах появилась жестокая улыбка.

- Повторяй за мной, - тихо сказал он, - я рабыня моего господина Кедара.

- Я рабыня моего господина Кедара, - быстро сказала она, умоляюще глядя ему в глаза, ища одобрения.

Он снова улыбнулся:

- Я существую только для его удовольствия.

- Нет! - всхлипнула она, так как часть ее сознания, не подчинившаяся еще ему, возмутилась против этого.

- Повтори! Повтори: "Я существую только для его наслаждения", или же я выйду из тебя. - Он сделал несколько медленных движений, чтобы лишить ее воли, и она застонала, - Повтори!

- Я.., я существую.., только для его.., наслаждения.

- Хорошо, моя прекрасная рабыня, - одобрил он своим мурлыкающим голосом и только тогда доставил ей то наслаждение, о котором она молила. Его стройные бедра вдвигали его орудие все глубже в нее, пока ее чувства не взорвались. И тут, к его удивлению, его собственное семя излилось из него внутри ее влагалища, заливая разожженный им пожар. Со стоном, наполовину вызванным удивлением, он скатился с нее, пораженный тем, что утратил контроль над собой. Она, сама не сознавая этого, одержала над ним победу, и ему оставалось только ухмыльнуться. Прошло столько времени с того дня, как он получил подобное удовольствие от женщины. Его дядя сделал правильный выбор, о Аллах! Со вздохом удовлетворения Кедар собрал последние силы и столкнул ее безвольное тело с кушетки на лежащую на ступеньке подушку - должное место настоящей хури. А затем, полностью удовлетворенный, растянувшись на ложе, мгновенно заснул.

 

Глава 8

 

- Муна!

Сквозь окутавший сознание туман до Скай едва доносился резкий голос Кедара, в котором слышались нотки приказа. Она попыталась очнуться, но была практически парализована и истощена душевным и физическим сражением прошлой ночи. И все же, решила она, не следует раздражать его до прибытия в Фее. Сделав чудовищное усилие над собой, ей удалось открыть глаза и держать их так, пока они не начали различать обстановку. Только тогда она подняла голову:

- Господин?

Он лежал на кушетке, склонившись над ней. Его карие глаза были полуприкрыты ресницами, и он снова напомнил Скай хищника из породы кошачьих.

- Я хочу тебя, - скомандовал он, - услади меня! - Он перекатился на бок, и его копье заколебалось в прохладном утреннем воздухе.

"О Боже!" - раздраженно подумала Скай. Может ли пресытиться этот мужчина? Она прекрасно поняла, что от нее требуется. Скрыв раздражение, она подползла к его ногам и начала ласкать его тело, поднимаясь все выше и выше. Он раскинул ноги, наслаждаясь ее ласками, еще больше возбуждающими его страсть, и Скай приподнялась, надвинувшись на него, пощипывая пальцами его соски. Со стоном он ухватил ее за бедра и окончательно положил на себя. Он так быстро проник в нее, что это вызвало даже боль, и она не смогла сдержать легкого вскрика. Он его не услышал или не обратил внимания. Его интересовало только собственное удовольствие.

- Да, скачи на мне, моя прекрасная Муна, - пробормотал он, закрыв глаза от наслаждения. - Европейки привыкли ездить на лошадях, моя прекрасная, ты ездила по-мужски?

- Да, господин, - ответила она.

- Ах, - почти промурлыкал он, - тогда пусть я буду твоей лошадью, моя прекрасная рабыня. Я жеребец, на котором ты мчишься на охоту! Скачи же хорошенько, не то я сброшу тебя!

Скай понимала, что эта игра должна изменить роли. Она должна стать для него наркотиком, без которого он не сможет обойтись.

- На моей родине, господин, я слыла лучшей наездницей, - шепнула она ему, чтобы возбудить его, и плотно сжала свои гладкие бедра. Опершись для сохранения равновесия руками о кушетку по обеим сторонам его головы, она наклонилась вперед так, чтобы ее груди касались его губ каждый раз, когда ее бедра совершали очередное движение любовного ритма. Она двигалась медленно, дразняще, возбуждающе, и вдруг Кедар осознал, что ситуация не находится более под его контролем.

- Отклонись назад, Муна, - резко приказал он.

- Как велит господин, - тихо ответила она, но в ее , голосе звучала ирония, которую он не преминул заметить.

"Сучка! - сердито подумал он. - Она дерзает претендовать на победу надо мной!" Протянув руки, он захватил ее груди и начал сдавливать ее нежную плоть, пока она не застонала, начиная терять ритм.

Теперь уже разъярилась Скай. Она хотела возбудить его, заинтриговать, а он воспринял это как выпад против своей мужественности. Она попыталась овладеть ситуацией, начав ласкать его грудь, но Кедар раздраженно прорычал:

- Нет, Муна! Ты не должна доминировать, это мое право! - Он снял ее с себя и положил рядом.

- Я только хотела усладить своего повелителя, - запротестовала она.

- Я прощаю тебя, - примирительно заметил он и, когда Скай успокоилась, продолжил:

- Как сказал мой дядя, ты не вышколена. Мне доставит удовольствие обучить тебя обязанностям послушной рабыни, прекрасная Муна. Теперь ложись на живот, и я удовлетворю свое желание. - Он мягко перекатил ее на живот и, оседлав ее, быстро вошел сзади, прежде чем она успела запротестовать. Он мягко двигался, заполняя ее целиком и стремясь лишь к удовлетворению собственного желания. Он придерживал руками только ее бедра, более нигде не касаясь ее. И когда он достиг вершины наслаждения, то быстро вынул свое орудие, оставив ее саму в муках неудовлетворенного желания.

Скай содрогалась от муки. Ее возбуждение достигло предела, но она не знала, как удовлетворить его. Она знала, что Кедар сделал это специально, чтобы показать ей, кто здесь хозяин, а кто раб. Не в состоянии найти выход, она начала жалобно всхлипывать. Ее слезы удовлетворили его гордость, и он сжалился над ней. Кедар снова перекатил ее на спину и начал нежно ласкать ее живот, но это, вместо того чтобы разрядить сексуальное напряжение, только усилило его. С саркастической усмешкой он снова полез в корзину и вытащил оттуда какой-то предмет.

- Вот, - сказал он, - : что облегчит твои страдания, моя прекрасная Муна. - И вручил ей эту вещь.

Скай открыла глаза, а затем приподнялась в удивлении.

- Что это? - спросила она, отбрасывая вещь от себя. Кедар подобрал ее и испытующе посмотрел на Скай.

- Это отвечает самым высоким требованиям, - сказал он, - и очень ценится женщинами в моем гареме. Не могу же я удовлетворить всех их одновременно. - Он снова повертел вещь перед глазами и заявил:

- Он в точности соответствует по форме и размеру оригиналу, Муна. Это называется дилдо. Возьми его, моя прекрасная рабыня, и действуй. Это облегчит твое положение.

Скай смотрела на дилдо, как на гадюку. Кедар был прав - по форме и размеру он точно соответствовал оригиналу. Дилдо был сделан из слоновой кости, повторяющей все подробности: от обрезанной головки до выпуклых вен у основания, в которое была вделана отполированная деревянная рукоятка, за которую женщина должна была держать его.

- Возьми его, - тихо приказал Кедар.

- Нет! - Скай была в ужасе.

- Возьми его, Муна, - повторил он, и в его голосе послышалась угроза.

- Пожалуйста, - взмолилась она, надеясь, что он снизойдет к ее мольбе. Но она понимала, что, если он останется непреклонен, ей придется подчиниться. Она не могла разочаровать его. Ей нужно было попасть в Фее! Она должна освободить Найла! Он заметил, что она поддается.

- Возьми его, - сказал он, - я хочу видеть, как ты используешь его. - Его рука снова скользнула к ее животу, распаляя ее страсть.

Скай содрогнулась, но взяла предмет ослабевшими пальцами. Она была в шоке.

- Я никогда не видела ничего подобного и тем более не пользовалась этим, - сказала она, - я просто не знаю, как с ним обращаться, господин.

Кедар сел, скрестив ноги, спиной к завешанной бархатом стене и лицом к Скай. Наклонившись вперед, он подложил подушку под ее бедра.

- Раздвинь ноги, - приказал он и, когда она подчинилась, начал ласкать сердце ее женственности. - Ты так красива здесь, - промурлыкал он, наблюдая, как его пальцы скользят по ее увлажнившейся чувствительной кожице. - У меня было много прекрасных женщин в гареме, но столь прекрасной во всех отношениях, как ты, - нет. Ты нужна мне вся целиком, моя прекрасная Муна.

Скай снова содрогнулась, так как его опытные пальцы раздували пылающий внутри нее огонь. Инстинкт приказывал ей бежать от этого человека, этого ужасного мужчины, который действительно желал заполучить ее всю, всю целиком, даже то, что она не дарила еще никому. Она согласилась играть в слишком опасную игру - и теперь не было дороги назад. Его ласки возымели должный эффект, и она застонала от страсти.

- Ну пожалуйста, мой повелитель, пожалуйста, овладей мной, - просила она, зная заранее, что он откажется, стремясь заставить ее подчиниться его непреклонной воле.

- Используй его! - снова приказал он. - Действуй!

- Пожалуйста, мой господин! Только не это! Возьми меня сам! - В ее голосе послышались столь жалобные нотки, что Кедар улыбнулся.

- Нет, Муна, используй дилдо! Я - этот дилдо, и я приказываю тебе! - "О Аллах!" - подумал он: зрелище ее раскрытого влагалища возбуждало его даже больше, чем он мог предполагать. И все же ему следовало принудить ее к этому, иначе она решит, что может управлять им по своему желанию.

Сделав глубокий вздох, Скай ввела дилдо в свое тело, невольно раскрыв рот, когда его гладкий, прохладный ствол скользнул в нее. Сквозь полуопущенные ресницы она видела, как Кедар наслаждается этим зрелищем, его карие глаза перемещались с ее лица на ее руки, управляющие дилдо. Но гладкая слоновая кость не смогла облегчить ее страдания.

Все же она принялась стонать и мотать головой, понимая, что ему нужно именно такое представление. Однако провести Кедара было не так-то просто. Он понял, что дилдо не привел к желаемому эффекту, и наклонился вперед, поглаживая розовую жемчужину ее женственности. Она вздрогнула, словно к ней прикоснулись раскаленным железом. Ее руки отпустили дилдо, и она снова простонала - на этот раз честно, и Кедар подхватил рукоятку, которую выпустили ее руки. Одной рукой он ласкал ее маленькую драгоценность, а другой орудовал дилдо. Она вскрикнула, достигнув оргазма, и он немедленно вынул из нее дилдо.

- Ну вот, Муна, не так это и страшно, - промурлыкал он, лаская ее колышущиеся груди. - А теперь я вознагражу тебя, моя несравненная голубоглазая рабыня.. Ты так прекрасна, моя Муна, так сладка! - Кедар лег на Скай и вошел в нее. - Ну, моя радость, разве это не лучше? Я не должен баловать тебя, но сейчас я не могу устоять.

Она едва спустилась с вершины, как его движения снова повлекли ее вверх. Она пискнула, выражая протест, но он только тихо рассмеялся, а затем склонился над ней и впился в ее губы. Паника снова охватила ее - она опять теряла контроль, но Кедар не заметил этого страха. Он раздвинул ее губы и начал сосать язык, в то время как его стройные бедра неустанно двигались вперед и назад, пока они оба не достигли вершины.

Его страсть увлекла ее, и теперь она лежала, постанывая, совершенно опустошенная. Страх исчез после того, как он отпустил ее. Он лежал рядом, столь же истощенный, неровно дыша. Наконец он хрипло сказал:

- Аллах милосердный, ты опустошила меня, Муна!

Теперь оставь меня, несравненная. Мне нужно отдохнуть. Скай едва была в состоянии сползти с кушетки, но она знала, что ей нужно еще покинуть комнату. Ей самой надо было остаться одной, чтобы восстановить свои силы. На подворачивающихся ногах она медленно доплелась до выхода, подхватив на ходу свои шаровары и болеро. Быстро оделась у выхода и, пошатываясь, добралась до женской половины в другом крыле дома. Найдя свою комнату, рухнула на кровать и мгновенно заснула. "Сон для нее - лучшее лекарство", - подумал Осман, который был в это время у своей жены и видел из комнаты Алимы проходившую мимо Скай.

Великий астролог вернулся в библиотеку и, устроившись поудобнее, принялся размышлять над сложившейся ситуацией. Он знал, что за человек его племянник, но он знал и то, что Скай достаточно сильна, чтобы преодолеть его чувственность. За два дня после ее прибытия в Алжир он успел составить ее полный гороскоп и гороскоп Найла Бурка. Гороскоп Найла получился достаточно простым, но гороскоп Скай был удивителен: согласно его вычислениям, ее жизнь только начиналась. Не все в гороскопе понравилось бы ей, но она обладала достаточно сильной и зрелой душой, чтобы пережить это. Скай О'Малли выживет, несмотря ни на что.

Осман еще раз просмотрел гороскоп Кедара, так как тот играл во всей этой ситуации ключевую роль. Кедар силен, и его звезды тоже сильны, но силы, хранящие Скай, еще сильнее. Осман знал, что она сможет управлять своей судьбой, даже находясь в руках Кедара. Легкая улыбка заиграла на его губах, а вокруг глаз появились лучики морщин. Он так и думал, что после ночи с Кедаром Скай окажется опустошенной и напуганной. Кедар - самый сексуальный мужчина из тех, кого встречал Осман, и его неутомимость в страсти была легендарной даже в Фесе. При этом, раз Скай оправилась от своего первого шока и ее жизненные инстинкты оказались несломленными, она должна представлять собой чудо. Осман почувствовал нечто вроде жалости к Кедару - он знал, что его племянник никогда не был влюблен, и надеялся, что и Скай не пробудит в нем это чувство. Он не хотел вреда для Кедара. Так трудно разрываться между таким другом, как Скай, и семьей!





Дата добавления: 2015-06-04; Просмотров: 125; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2018) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление ip: 54.81.196.35
Генерация страницы за: 0.015 сек.