Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

RAND CORPORATION: ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ЛОКОМОТИВ




Читайте также:
  1. Автоматическая локомотивная сигнализация
  2. Графік виконання технологічних операцій при обробці прибуття до передачі його у локомотивне депо Львів
  3. Графік обробки міжнародного транзитного пасажирського поїзда обладнаного колісними парами типу SUW - 2000 з зміною локомотива лоеуклокомотивноъ
  4. Группа компаний «ЛокоТех» продолжает реформирование локомотиворемонтного комплекса
  5. Действме локомотивной бригады в аварийных ситуациях
  6. Интеллектуальный аукцион
  7. Интеллектуальный тип
  8. І ВИКОРИСТАННЯ ПОЇЗНИХ ЛОКОМОТИВІВ
  9. Інші» витрати вище факту звітного періоду минулого року на 28тис.грн. за рахунок опалення їдальні локомотивним депо ст. Ясинувата.
  10. КОМПЛЕКСНАЯ ОЦЕНКА УСЛОВИЙ ТРУДА ЛОКОМОТИВНОЙ БРИГАДЫ.
  11. Механический тормоз должен легко приводиться в действие, стопориться и надежно удерживать локомотив на месте.

 

Адрес: RAND Corporation 1700, Main Street, Santa Monica, CA 90406, USA.

По сути дела, именно эта корпорация является родоначальницей других специализированных научно-исследовательских центров. Она резко выделяется по интеллектуальным способностям своих работников, степени влияния на разработку методологии принимаемых решений. Кроме того, RAND Corporation является самым знаменитым и одним из наиболее влиятельных учреждений среди элитной группы американских научно-исследовательских организаций, известных в качестве мозговых центров. Учреждения, которые вполне заслуживали подобного названия, существовали и в прошлом, но развитие в

этом направлении приобрело реальный характер только с появлением RAND Corporation в послевоенный период. Она стала основным образцом для десятков организаций, занимающихся разработкой современной политики и созданием новых политтехнологий.

Она учреждена в 1948 г. в качестве некоммерческого независимого предприятия. Как указывалось в свидетельстве о ее регистрации, она создавалась «для того, чтобы содействовать достижению целей в области науки, образования и благотворительности, в интересах общественного благополучия и безопасности Соединенных Штатов Америки».

RAND нуждался в решении двух проблем, которые бы сделали первичную прибыль возможной. «Первая была Советом Попечителей; другая была оборотный капитал, — вспоминал вице-президент RAND Дж. Голдстейн (Goldstein). — Было трудно добиться решения одной без другой и относительно легко добраться через одну с помощью другой».

Совет Попечителей RAND Corporation был выбран по тому же принципу, что и в других некоммерческих правлениях. Впоследствии в 1962 г. Ф. Коллбом (Collbohm) сказал Конгрессу, что RAND намеревается выбирать членов правления по принципу: «одна треть — от промышленности, одна треть — от академической области, и одна треть — от того, что мы называем общественным интересом». Помощь пришла от некоего R Гайтера (Gaither) и за его способности он был выбран Председателем Правления RAND. Фонд Рокфеллера (Rockefeller Foundation) вложил круглую сумму в исследования отдела социальных наук [4.04; 4.05. Р. 124—126, 318].'

RAND Corporation имеет довольно разветвленную структуру.

Руководство состоит из Директора, Академического Совета, включающего 10 профессоров — специалистов в самых разных областях знаний (Совет дважды в год на

своих заседаниях обсуждает тематику предстоящих научных исследований), и Попечительского Совета, в который входят президенты различных крупных корпораций и банков, профессора престижных университетов. Срок пребывания в членах в составе Попечительского Совета — 10 лет. Кроме того, имеется Консультативный Совет, ведающий преимущественно организационными вопросами — учебными планами, приемом аспирантов и экзаменами, бюджетом корпорации.



Штаты RAND Corporation разбиты на отделы:

• внутренних проблем;

• проблем национальной безопасности;

• Военно-Воздушных Сил;

• проблем управления;

• анализа ресурсов;

• инженерных наук;

• изучения систем;

• экономики;

• прикладной техники;

• информатики;

• физики;

• общественных наук;

• международных исследований;

• наук об окружающей среде;

• изучения проблем материально-технического снабжения;

• анализа себестоимости.

Институт аспирантуры создан в 1969 г. Если в других центрах, функционирующих вне университетов, лишь подготавливаются исследования для защиты ученой степени доктора философии, то RAND Corporation получила право присваивать эту степень. В аспирантуру принимаются по конкурсу лица, окончившие преимущественно престижные частные университеты. Аспиранты не только учатся, но и принимают участие в выполнении готовящихся корпорацией работ, посещают конференции и сим-

дозиумы. Темы диссертаций соответствуют профилю исследований корпорации. Обучение платное. После защиты диссертаций доктора поступают на службу в федеральные учреждения, часть из них оставляют работать в RAND Corporation.

Кроме того, имеются трехлетние курсы по эконометрике, математической теории игр, статистике. Совместно с Калифорнийским университетом осуществляется программа подготовки специалистов по советской (ныне российской) внешней политике на уровне доктора по философии.

Библиотека насчитывает около 70 000 книг и 225 000 докладов.

Естественно, что имеются и вспомогательные службы. Развернута обширная издательская деятельность.

Длительное время RAND Corporation проводила работу для штата Калифорния на основании ряда контрактов. Вскоре власти Нью-Йорка совместно с корпорацией RAND создали «фабрику мысли», получившую название Нью-йоркский РЭНД-институт (New-York City— Rand Institute), который начал свою деятельность в апреле 1969 г.

Имеются филиалы.

Центр изучения поведения СССР за рубежом корпорации РЭНД и Калифорнийского университета,Лос-Анджелес. (Center for The Study Soviet international behavior, RAND-University of California, Los Angeles.)

Прежде чем мы приведем некоторые сведения об этом центре, требуется дать объяснение самого замысла его создания. И истолковать его можно только с позиций системного понимания. Дело в том, что такая сложная социальная система, как современное государство, не может находиться в пределах только своих границ, что отображены на политической карте мира. СССР не был исключением. Во многих странах — в Восточной Европе и в «третьем мире» — было столь значительное «совет-

ское присутствие», что невозможно представить себе устойчивое развитие этих стран без нас. Обратно этому— невозможно представить себе СССР без этих государств. Этот момент вроде бы на первый взгляд был незаметен, но «советское присутствие» было как корни для дерева по имени «Советский Союз». И если уничтожить эти корни, то дерево неминуемо должно рухнуть. Конечно, только сами по себе эти мероприятия не гарантировали успех, они дублировали и подстраховывали действия на территории СССР, они имели большое значение, т.к. воздействовали на всю социалистическую систему. Я полагаю, что именно такими были соображения по созданию в 1983 г. этого центра, хотя официальная точка зрения, высказываемая Президентом RAND Corporation Дональдом Райсом (Rice), расходится с вышеназванной. По его словам, необходимость создания RAND исходила из нехватки специалистов по советской внешней и военной политике, и центром проводилась только их подготовка. Кроме того, в фокусе внимания специалистов центра были взаимосвязи между внутренними и внешними факторами советской стратегии.

Директором центра являлся Арнольд Хорелик (Horelick), бывший до этого штатным исследователем отдела общественных наук, руководителем Группы по изучению СССР и Восточной Европы RAND Corporation.

Основные направления деятельности Центра — подготовка высококвалифицированных кадров для госаппарата и СМИ, подготовка докторантов, которым читались курсы лекций: роль СССР в международной политике; отношения между СССР и странами Восточной Европы; советская внешнеэкономическая политика; американо-советские отношения; внутренние факторы советской внешней политики; советская политика в области обороны. Кроме того, проводились исследования: взаимосвязи внутренней и внешней политики СССР; внешней и военной политики СССР; отношений СССР и стран Восточ-

ной Европы. Под особым надзором центра была деятельность советских МИДа, Министерства внешней торговли, Государственного Комитета по внешним экономическим связям.

Столичный филиал: Вашингтонское отделение корпорации RAND Corporation(RAND Corporation, Washington office).

Адрес: RAND Corporation, Arlington VA 22202—5050. Tel. 703—413—1100, fax 703-413—8111. В филиале 40 научных и 40 научно-технических сотрудников. Разбит на 4 сектора: внутренних проблем; гражданского судопроизводства; национальной безопасности (по планам госдепартамента); национальной безопасности (по планам RAND Corporation).

Проводятся исследования по проблемам: тыловое обеспечение действий ВВС США; прикладная наука и технология; стратегическая оборона и вооруженные силы; людские ресурсы; информационные системы и др. Ежегодно отделение направляет несколько сотен секретных инесекретных докладов, памятных записок в военные ведомства, корпорации, а также в 300 библиотек.

Кроме этих филиалов имеется также отделение в г. Дайтон(штат Огайо), близ военно-воздушной базы Райт-Паттерсон.

В 1946 г. весь кадровый состав корпорации насчитывал несколько человек; в 1949 г. уже до 200 чел.; 1957 г. — 2605 чел.; в 1965—1970 гг. — 1 100 чел., из них половина — специалисты; в 1986 г. — 840 чел. [4.06. С. 24; 4.07. С. 68; 4.08; 4.09. С. 150, со ссылкой на: Harvard Business Review, 1970, Mar.-Apr., P. 104].

RAND Corporation обладает уникальными способностями. По мере роста ее создателям стало ясно, что эксперимент оказался удачным. Дело было не только в том, что частично удалось сохранить талантливый научный коллектив, созданный во время войны, но, кроме того, военное ведомство получило в свое распоряжение твор-

ческий аппарат такого масштаба и таких возможностей, который было бы невозможно создать иным путем. RAND предоставляла рассчитанные на длительную перспективу теоретические изыскания в самых разнообразных областях, причем эти рекомендации нельзя разработать в кабинетах правительственных учреждений, сотрудники которых приспособили свое мышление к повседневным потребностям и решению узких задач. Стало также очевидным, что организация, подобная корпорации RAND, является более маневренной и более управляемой по сравнению с любым университетским центром, где возникает слишком много проблем в связи с преодолением ведомственных границ между факультетами при комплектовании крупных научных коллективов для изучения проблем, затрагивающих различные научные дисциплины.

Нельзя не признать, что в корпорации царит атмосфера живой мысли, которая является несколько неожиданной для учреждения, поставленного на службу военному делу. Бригадный метод, применяемый RAND при решении разного рода проблем, и та легкость, с которой устанавливаются контакты между представителями различных дисциплин, обеспечивают ему динамичность, которую не так-то легко найти в обычном научном заведении, где, как правило, царит суровый академический формализм.

RAND Corporation смогла процветать и создала для своих сотрудников сугубо интеллектуальную, стимулирующую мысль атмосферу лишь потому, что все, на что наклеен ярлык «национальная безопасность», при распределении государственных средств считается бесспорно первоочередным.

Как выразился один специалист, его рассуждения относительно китайско-советских отношений, вероятно, в конце концов попадут на стол президента Соединенных Штатов или одного из его ближайших помощников, и на такую возможность вряд ли может рассчитывать кто-либо из университетских профессоров. Подобное осозна-

ние своего могущества и способности к действию наблюдается во всех подразделениях корпорации. По словам сотрудников, для их деятельности характерны срочные выезды в Вашингтон с целью проведения консультации с Комитетом начальников штабов, свободный доступ в высшие сферы государственного департамента, ощущение повседневной причастности к важнейшим проблемам.

Авиация и космос — первая и постоянная область внимания для RAND Corporation. Даже в самые «худшие годы» на ВВС и НАСА работала треть оборота этой фирмы.

Одной из главных проблем в предстоящей войне с СССР была геополитическая неуязвимость некоторых отдаленных районов. Эта задача была решена с помощью разработок RAND Corporation [4.10] о развертываниии вокруг СССР авиационных баз. Однако требовалось еще и создание системы беспосадочных перелетов на небывало большие расстояния для барражирования в воздухе, с тем чтобы часть самолетов была в постоянной готовности к нанесению удара по территории СССР. Для дозаправок бомбардировщиков путем «мозговых штурмов» была разработана идея о создании «воздушного танкера». Впоследствии она была реализована, и уже в начале марта 1949 г. был совершен первый беспосадочный полет вокруг земного шара стратегического бомбардировщика американских ВВС с неоднократной дозаправкой в воздухе. Это было демонстрацией как технической новинки, так и грозный вызов Кремлю, которому было дано понять, что теперь зон вне досягаемости атомной бомбы просто нет. Конец этому был положен только в октябре 1957 г., когда была продемонстрирована ракета-носитель, способная запускать космические спутники.

Корпорация RAND осуществила ряд секретных программ по разработке технических средств для военных нужд, в том числе вращающейся сканирующей фотокамеры для воздушной разведки, загоризонтной радарной установки, «бесшумного» самолета для ночной воздуш-

ной разведки, а также новых методов бомбометания. Примером постоянно ведущейся секретной работы RAND является составление, проверка и обновление перечня объектов для ядерной бомбардировки на территории Советского Союза. Сходный характер носит и значительная часть секретных работ для ВВС по изучению возможности использования радиоактивных осадков в качестве «смертоносного оружия». При этом делаются попытки решить некоторые специфические проблемы: например, каким путем можно добиться, чтобы при бомбардировке красного Китая максимум радиоактивных осадков выпал на его территории и чтобы эти осадки не выпали на Тайвань и Японию.

Пожалуй, самая важная работа, когда-либо выполнявшаяся корпорацией RAND в области стратегических разработок, началась с обычного запроса от ВВС о предоставлении консультаций, а привела к принятию Соединенными Штатами новой оборонной концепции. Исследование, послужившее основой для ее создания, стало упоминаться как «новое евангелие сдерживания», о котором следует сказать подробнее.

В 1951 г. руководство ВВС обратилось к корпорации с просьбой оказать помощь при выборе мест расположения дополнительных авиабаз, которые предполагалось создать за рубежом в период 1956—1961 гг. Запрос передали Альберту Уолстеттеру (Wohlstetter), специалисту по применению экономико-математических методов, который впоследствии стал одним из главных авторитетов корпорации в области стратегического анализа. А. Уолстеттер решил провести его не столько с тем, чтобы разработать требующуюся рекомендацию, а скорее исходя из рассмотрения предположений, связанных с самой постановкой вопроса. На протяжении полутора лет он и его сотрудники анализировали те варианты, которые имелись у страны для размещения ее стратегических сил. Они пришли к выводу, что создание дополнительных баз не только

крайне рискованно (по их мнению, самолеты, размещенные в других странах, вблизи Советского Союза, в наземном положении слишком уязвимы для внезапной атомной атаки), но и связано с огромными дополнительными расходами. Альтернатива, выработанная группой А. Уолстеттера, предусматривала строительство большего числа баз в Соединенных Штатах, дополняемых небольшими комплексами для обеспечения дозаправки самолетов, расположенными в других странах. Доклад представлен командованию ВВС и дополнен путем проведения инструктивных совещаний и обсуждений. Последствия доклада были потрясающими. Дело не только в том, что были приняты рекомендации корпорации относительно размещения баз (данное решение, согласно последующему подсчету штаба ВВС, сэкономило более миллиарда долларов только за счет сметы на строительство), а в том, что эти взгляды в значительной мере изменили американские стратегические концепции. До проведения этого исследования политика Соединенных Штатов была направлена на создание потенциала первого удара или же обеспечение способности сдержать возможных агрессоров, внушая им страх перед первым ударом, который нанесет Америка. В исследовании, однако, выдвигалась концепция способности ко второму удару или способности выдержать первоначальную атаку противника, сохранив достаточно сил, чтобы разгромить его. Короче говоря, благодаря этому исследованию американская ядерная оборонная политика претерпевала изменения и ее задачей стало обеспечение способности Соединенных Штатов выиграть во втором раунде, даже если бы почти все жители страны погибли после первого удара. Концепция второго удара, выдвинутая в докладе, была принята и до сих пор является главным догматом американской «политики сдерживания».

В данном случае корпорация RAND, отвечая на обычный запрос, осуществила фундаментальный анализ и пересмотр стратегии. Это исследование не только привело

к перестройке ВВС, но и оказало значительное влияние на саму корпорацию. Выступая с сообщением об этом исследовании на заседании Международного совета по научному управлению, Роджер Э. Левьен (Levien), руководитель программы RAND по системным наукам, перечислил четыре вывода, которые были получены или подтверждены благодаря этому исследованию и в известной степени другим исследованиям этого периода и включены в выработанный RAND комплексный подход к решению проблем. Во-первых, подчеркивалась необходимость разработки новой формулировки поставленного вопроса, с тем чтобы выяснить, не основан ли этот вопрос на неправомерных или устаревших предположениях. Во-вторых, было доказано, что отрешенность полезна для подобного рода исследований. Третий урок заключался в том, что прогнозируемые будущие события должны стать существенным фактором исследования. При проведении исследования, посвященного базам, специалисты, осуществлявшие анализ, приняли во внимание все наиболее существенные, по их мнению, технические, стратегические и экономические соображения, касающиеся того периода, когда базы вступят в строй, а также более отдаленного будущего. Наконец, в работе еще раз была подчеркнута необходимость тесного контакта с заказчиком при разработке мероприятий в соответствии с его запросом.

Последующие исследования, проведенные группой А. Уолстеттера и другими учеными, привели к новым изменениям в политике. В одной из работ рекомендовалась «гарантийная процедура» для ядерных бомбардировщиков, которая была принята стратегическим авиационным командованием. В соответствии с этой процедурой американские бомбардировщики получают преимущество перед своими противниками, так как вылетают в направлении вражеских объектов при получении даже сомнительной информации. Однако они должны автоматически вернуться на свои базы, достигнув заранее намеченного «га-

рантийного» пункта, если только от президента не поступит конкретный приказ лететь дальше и осуществить атаку. А. Уолстеттер также отстаивал концепцию (и она была принята) о необходимости размещения ракет в подземных шахтах — эта идея подкрепляет концепцию второго удара, поскольку в этом случае ракеты, вероятно, уцелеют после первой атаки противника [4.04. Р. 195—240].

Во время реального ядерного конфликта в сторону цели, очевидно, полетят не только настоящие ракеты, но и безобидные их макеты, рассчитанные на отвлечение оборонительных систем, а также части ракет, с помощью которых доставлялись боеголовки. Одна из основных проблем Пентагона заключалась в том, что существующие приборы были не в состоянии отличить подлинную угрозу от мнимой. Таким образом, возникла опасность, что средства противоракетной обороны будут израсходованы на перехват никчемного хлама. Поэтому RAND предприняла в середине 1950-х гг. ряд исследований с целью разработки новых методов обнаружения ракет. В качестве одного из путей было решено использовать зрение и разум человека, а не самостоятельно действующий автоматический прибор. Опыты показали, что люди в состоянии удивительно точно отличать макеты, и специалисты RAND пришли к заключению, что диапазон человеческого зрения может быть значительно расширен в сторону инфракрасной полосы спектра и радиочастот и тогда глаз будет функционировать лучше любого автоматического прибора [4.11].

К следующей категории изысканий, проводимых корпорацией RAND, не менее важных, чем деятельность в области стратегии и тактики, относится создание принципиально новых подходов к политическим исследованиям. Некоторые из этих приемов и методов возникли в ходе осуществления многочисленных исследований, проводимых корпорацией, тогда как другие были предложены теми специалистами, которые уже с момента ее создания за-

нимались главным образом поисками новых методов анализа. Многие из этих методов были разработаны в стенах корпорации, а затем усовершенствованы другими организациями. Отдельные приемы были предложены другими исследовательскими группами, но использованы и доработаны RAND Corporation. Одни методы являются математическими, они настолько сложны и трудны, что неспециалисту трудно разобраться в их деталях. Другие же в такой мере опираются лишь на здравый смысл, что представляются самоочевидными. В совокупности все эти методы определяют непревзойденный стиль корпорации.

Первой ее работой в области советологии был цикл исследований, предпринятых в 1948 г., которые были посвящены экономическому и военному потенциалам Советского Союза, — это была первая попытка прозондировать систему советских взглядов. RAND первой среди американских учреждений стала разрабатывать науку «холодной войны» с использованием методов, которые предусматривают интенсивное изучение потенциального противника с некоторого расстояния. В одном из ранних исследований в данной области делалась попытка определить руководящие принципы (своего рода операционный код), которые направляют советское внешнеполитическое поведение. Исходя из того условия, что советская политика твердо опиралась на базу сочинений В.И. Ленина и И.В. Сталина, исследователи провели скрупулезный анализ всех работ классиков марксизма, а также изучили в историческом аспекте действия Советского Союза, после чего на свет появился соответствующий доклад, имеющий право на название «Эксплуатационный кодекс Политбюро» [4.12]. Этот доклад широко использовался американскими дипломатами, пытавшимися предугадать действия коммунистов. В качестве конкретного примера можно упомянуть, что во время переговоров о перемирии в Корее он был их настольной книгой. Как заявил впос-

ледствии глава делегации, «каждому союзному дипломату было вменено в обязанность прочесть этот доклад».

Другая ранняя работа RAND, озаглавленная «Советская военная доктрина», была первой монографией подобного рода, опубликованной на Западе и в дальнейшем пополнилась несколькими работами на такую тему [4.13— 4.16]; в другом сочинении, написанном Маргарет Мид (Mead), рассматривался советский национальный характер [4.17].

На протяжении значительной части раннего этапа своей деятельности по изучению советской экономики корпорация сталкивалась со значительными трудностями. Из России поступало очень мало сведений о ее экономике. В корпорации был создан штат экономических экспертов, которые приступили к созданию надежных статистических и оценочных материалов. В рамках RAND Corporation была создана организация, под руководством Абрама Бергсона (Bergson) [4.18. С. 55—93], которая рассчитывала свои показатели советской экономики, в частности цены, индексы стоимости жизни и заработной платы, а также покупательную способность рубля.

Текущая продукция такого непрестанного изучения СССР представлена, в частности, журналом «Обозрение советской кибернетики» (The Soviet Cybernetics Review), в котором помещаются и анализируются сообщения о русских достижениях в области электроники и вычислительной техники. В данном журнале можно найти наглядные примеры того, как ведется научно-разведывательная работа. В одной типичной сноске, например, читателю сообщается, что о существовании одного из компонентов советских ЭВМ стало известно из данных, «которые были погребены в табличном материале одной малоизвестной (советской) книги, выпущенной в 1968 г., о применении ЭВМ на морском транспорте».

Аналогичным образом RAND является одним из важнейших центров по сбору и анализу информации о мате-

риковом Китае. Работа в этой области была начата в 1955 г. и в значительной степени ведется посредством такого же изощренного анализа документов, докладов и периодики, как и в отношении СССР. В качестве типичного примера, относящегося к Китаю, можно назвать специальное исследование, проведенное с целью определить структуру армии и технический потенциал китайской промышленности. В докладе, опубликованном в 1969 г., который явился результатом углубленного изучения китайской экономики, оказалось, что многие недавние китайские утверждения об экономических успехах содержали завышенные сведения; по данным RAND, фактический темп экономического роста составлял не 9%, как сообщалось, а около 3.

Из RAND Corporation ушли многочисленные специалисты для того, чтобы основать новые центры: в частности, Г. Кан (Kahn) в 1961 г. основал Гудзоновский институт (The Hudson Institute) [4.04. P.ix]. В связи с тем, что об этом человеке мы будем еще говорить, считаю нужным дать о нем небольшую биографическую справку. Кан Герман родился в 1922 г. Образование: Калифорнийский университет, Калифорнийский технологический институт. В 1945—1946 гг. — сотрудник корпорации «Дуглас аэйркрафт», работал в RAND Corporation. С 1961 г. — создатель и директор Гудзоновского института, занимавшегося проблемами военно-политической стратегии США, консультант комиссии по атомной энергии, корпорации «Боинг», мобилизационного управления Министерства обороны США, министерства ВВС США. Философ с мировым именем. Умер в 1983 г.

Однако нельзя утверждать, что все существование RAND Corporation является триумфальным шествием, не омраченным никакими коллизиями. Таковых было немало. Самая невинная — это незамеченные перспективные идеи, выдвигаемые «рэндовцами». Так, например, в одной из книг была высказана идея, не получившая своего

дальнейшего развития. Суть идеи в создании центрального правительственного органа для выработки комплексной национальной стратегии исследований и их организации в общегосударственном масштабе, оценки и проведения ревизии конструктивных предложений. Тогда в этом было отказано [4.19. С. 434, 528].

Книга Г. Кана «В термоядерной войне» («On thermonuclear war»), наоборот, была замечена и сразу же была воспринята обществом в штыки. Считалось, что в ней очень много неприкрытого цинизма вокруг применения ракетно-ядерного оружия и связанного с ним неизбежного уничтожения всего живого на Земле. Книга появилась в 1960 г., а на следующий год Г. Кан ушел из RAND [4.20. С. 245]. (Последний случай из этого ряда, когда «RAND Corporation неправильно поняли», касается уже послеперестроечной России. Был написан и попал в открытую печать доклад «Заключение о степени упадка России. Тенденции. Последствия для США и ВВС США». На русском языке он опубликован в книге «Геополитика России. Возрождение или гибель?» [4.21. С. 288—309]).

RAND занимается не только своими работами, ему доверено быть и главным научным экспертом чужих программ. Комплексный подход к оценке каждого исследовательского проекта отражен прежде всего в организационной структуре. Поскольку для оценки проектов требуются специалисты многих профилей, экспертные коллективы формируются из представителей различных отделов, в результате чего происходит миграция ученых из одних отделов в другие. Это способствует образованию гибкой организационной структуры, позволяет быстро и основательно проверять проектную документацию, сокращать сроки и стоимость выполняемых работ [4.09. С. 149]. В 1962 г. Р. Макнамара (McNamara) издал приказ, который обязывал всех руководителей военных ведомств (министерства армии, флота и авиации) представлять на проверку все исследовательские проекты. Статус независи-

мости экспертизы прежде всего включает в себя анонимность и отсутствие административного давления [4.04. Р.55, 228].

Связи с НАСА привели к участию в измерении эффективности выполнения космических программ. В 1968 г. вышел «Исчерпывающий каталог научных целей в космосе», содержащий 1033 наименования в пяти основных направлениях исследований: Земля и ее среда; жизнь на других планетах; Солнечная система; Вселенная; космос как научная лаборатория. Также RAND Corporation проводила анализ эффективности программы «Спейс Шаттл».

За первые 25 лет, с тех пор как RAND стала корпорацией, было подготовлено более 11 тыс. книг и отчетов, а также бесчисленное количество памятных записок, инструктивных материалов и сообщений. Эта колоссальная словесная продукция содержит огромное многообразие исследований и мнений, которое, взятое в целом и по любым здравым стандартам, оказывает значительное воздействие на образ жизни и поведение нации. Джозеф Крафт (Kraft) в статье, опубликованной в журнале «Harper's» в 1960 г., весьма удачно сформулировал результаты работы корпорации: «Хотя деятельность этого учреждения малоизвестна, она оказала огромное влияние на стратегические концепции нации и ее системы оружия и тем или иным образом сказалась на жизни каждой американской семьи».

RAND Corporation вовлечена в процесс перестройки работы органов государственного управления [4.09. С. 147]. Именно она консультирует правительство, какова должна быть структура государственных органов США.

RAND достигла таких интеллектуальных высот, что выполнить разработки по созданию «перестроечных» процессов в какой-либо стране не представляло никакого особого труда. Хотя бы потому, что для этого практически не пришлось разрабатывать новых методов ведения по-

дитики, внедрения в чужие структуры — все было уже проработано и апробировано заранее. Эта задача была для нее не труднее и не легче остальных. Разумеется, можно только приветствовать, когда лица, сомневающиеся в наличии американского следа во внутренних делах СССР 1980-х гг., требуют тому убедительных доказательств. Но на сегодня можно опираться только на крайне недостаточные свидетельства, в том числе добытые и оперативным путем, и немногие открытые документы, и потому дело не в том, что кто-то ими не располагает, а дело в том, что на всем еще лежит гриф секретности — причем весь парадокс в том, что в этом заинтересованы обе стороны.

Вопрос о том, насколько глубоко американские институты прорабатывали подобные задачи, можно ставить в такую плоскость: разгром СССР — это сложная задача, не имевшая решения традиционными политическими средствами. Для ее решения требовалось применить наиболее совершенный механизм делания политики и весь набор совершенных методов, и пока мы выделяем только тот фрагмент всей системы, который создал эти методы. Они во многом универсальны: с их помощью можно запускать космические корабли, но можно и уничтожить противника. Мы, по своей основной профессии зная о наличии RAND, указываем на то, что она и только она одна способна на такое достижение, как, повторюсь, наиболее совершенная фабрика мысли.

Я должен признать, что вследствие отсутствия достаточной фактуры наша доказательная база имеет слабые места, будто бы в деле убийства СССР, как говорили на Диком Западе, нет дымящегося кольта. И нам пришлось идти не от факта, который полагают историки в основу своих умозаключений, а скорее от метода, пришлось идти от замысла, утешая себя тем, что знание большинства принципов легко возмещает незнание некоторых фактов.

Да, весь механизм, начиная от ЦРУ и до какого-нибудь советолога, предпочитавшего трудиться в одиночку, убивал СССР каждый по мере своих сил, но в целом науку «холодной войны» могли создать именно в RAND Corporation. И именно поэтому сегодня мы уделяем ей наше особое внимание.

Мы ориентируемся здесь не на выявление тех, кто был на месте преступления в момент его совершения (о них уже сказано достаточно). В данном случае мы имеем дело с работой настолько виртуозной, на которую (по почерку) способен только один-единственный коллективный специалист — RAND Corporation. Это организация сегодня — самый совершенный киллер, который берется за дело тогда и только тогда, когда оно касается какой-то сложной системы.

Возможно, одну из самых точных оценок работе RAND мог бы дать... театральный критик. Да-да! В этом деле все было как в хорошем спектакле. Были актеры, были режиссеры, были зрители. Но был и автор сценариев— причем в буквальном смысле (один из методов прогнозирования так и называется). И опять имя ему — RAND Corporation...

Говоря о различных тематиках, проработанных в RAND, мы уже несколько раз ссылались на составленный нами библиографический список трудов корпорации, но только сейчас обращаем внимание читателя на него. Добротные, высокоинтеллектуальные материалы вышли под маркой «Made in RAND Corporation». Они отличались совершенно особой, неповторимой логикой мышления, способностью описать проблему с различных сторон, как следствие того, что в учреждении работали ученые разных специальностей, готовые помочь друг другу математически точными, проверенными данными. Они называют такой уровень и направление мысли термином «randomization», по-русски это слово переводится как «рэндомизация», и хотя бы однажды, но такой термин уже использовался [см. 4.22. С. 535].

Первая опубликованная работа корпорации была датирована 1 июня 1946 года и носила пророческое название «Предварительный проект экспериментального космического корабля, вращающегося вокруг Земли». Несмотря на то что искусственные спутники в то время считались преимущественно достоянием научной фантастики, в этом документе давалась детальная оценка перспектив использования научных спутников в деле изучения космоса, подготовленная 50 учеными. Поскольку данное исследование оказалось удивительно продуктивным, оно впоследствии в огромной мере способствовало укреплению престижа фирмы. Космические исследования RAND Corporation оказались пророческими не только в этом случае. Так, когда в середине 1957 г. была названа предполагаемая дата запуска первого спутника, то, как выяснилось впоследствии, погрешность составила всего две недели.

В любой момент корпорация может одновременно заниматься разработкой около двухсот различных тем. В течение года выпускается около семи тысяч различных публикаций, включая 2700 технических работ и около 70 книг. Однако, известно, что наибольшее значение среди исследований, которые когда-либо осуществляла корпорация, имеют ее работы в области анализа систем и анализа стоимости [4.06. С. 24].

Невзирая на то, что временами внутри RAND может проявляться инакомыслие, существуют некоторые постоянные факторы, которые налагают свой отпечаток на нормальную академическую манеру выступать и печататься. Большинство работ имеет секретный (Secret) или хотя бы ограничительный (Unpublisher) режим доступа к информации, поэтому по вполне понятным причинам мы вынуждены пользоваться только хорошо известными и рассекреченными (Dcclassfied).

Незасекреченные работы корпорации имеют широкое распространение в 100 американских и 50 зарубежных библиотеках.

В ссылках я привожу библиографический список работ RAND Corporation, имеющих открытый характер и наибольший индекс цитируемости. Сразу же хочу извиниться за то, что он столь велик, но такова необходимость; к тому же мы уже обращались к его темам, будем делать это и впредь, и потому нет нужды знакомиться с ним полностью — это можно будет делать по мере чтения. Следует также обратить внимание на то, что междисциплинарный характер исследований, проводимых учеными, заставлял их одновременно обращаться к самому широкому диапазону источников — поэтому в книгах по советологии, которые интересуют нас, часто можно было встретить ссылки на самые различные труды RAND Corporation, формально далекие от рекомендаций, к примеру на тему, что предпринимать правительству Америки по советской проблеме.

В многочисленных ежегодных отчетах (Annual Report), исследовательских проектах (Research Project), памятных записках (Rand Memorandum), печатных материалах (Paper), докладах (Report), отчетах о проведенных конференциях или «мозговых штурмах» (Report of a Conference) [4.04. P. 144] содержатся совокупные результаты труда работников RAND Corporation. Здесь можно встретить материалы: по вопросам авиации, астронавтики, воздушной войны [4.10]; о Советских Вооруженных Силах [4.23—4.38]; о различных аспектах советской политики, и в том числе и о конфликтах внутри СССР [4.12, 4.17, 4.39—4.49]; по советской экономике [4.50—4.68]; о Китае и по советско-китайским взаимоотношениям в частности [4.69—4.76]; об американской политике; по проблемам ядерной войны, по военному планированию, по исследованию операций и теории игр, по анализу стоимости, по научной политике, по системным исследованиям и разработкам, прогнозированию, по компьютерам, по психологии, бихевиористике и физиологии; в СССР было издано лишь несколько работ «рэндовцев» [4.77—4.84], мы

перечисляем их не все — некоторые работы носят узкий характер и могут быть понятны только математикам; для нас, конечно же, особый интерес представляют книги, изданные в 1980-е гг. по советской проблеме [4.85—4.148].

В течение 1950—1980-х гг. советологи пропагандистского плана работали на текущий момент, а советологи-исследователи — на перспективу. Говоря о вторых, следует отметить, что профильный сотрудник мог вести исследования только по отдельным акциям, направленным на разрушение Советского Союза. Так, например, экономист был способен дать совет только в рамках того процесса, который нами уже назван «финансово-экономической войной» против СССР. Разгром же в общем плане был под силу только системным технологам. В этом ракурсе главный успех в разрушении СССР принадлежит не столько «агентуре влияния», но в значительно большей степени Неизвестному Аналитику из заокеанских штабов «перестройки».

Особую роль должны были сыграть люди, являвшиеся выходцами из Советского Союза, особенно «свежие», только что оттуда прибывшие и согласные добросовестно (если здесь, конечно же, уместно оперировать понятием «совесть») помогать Штатам. При этом мы понимаем, что и без них среди советологов было много русских, потомков выходцев из России, и не только потому, что им лучше, чем кому бы то ни было, известна фактура, но и потому, что престиж русских исследователей всегда был очень высок. Кто-то из них оказался за границей по стечению самых различных обстоятельств, а кто-то, особенно из «третьей волны», — в итоге спланированной игры спецслужб по выдавливанию их из СССР, или, согласно модному термину, «утечки мозгов». Среди них — А.Г. Авторханов, И.Я. Бирман, М.С. Восленский, И. Г. Земцов, А.А. Зиновьев (который все доказательства своего прямого использования при разгроме СССР приводит сам [4.149. С. 10, 30; 4.150. С. 4; 23. С. 71, 191; 25. С. 18—19]), И.Б. Калмы-

ков (псевдоним — Г.П. Климов, автор знаменитых книг «Князь мира сего» и «Красная каббала»), В.А. Лефевр, А.С. Шевченко, В.Э. Шляпентох и др.

Понятно, что не только бывшие граждане СССР интересовали заокеанскую сторону, но также и ученые из стран Восточной Европы. Ситуация еще больше усугублялась тем, что созданные ими труды автоматически попадали в закрытые спецхраны, и советские ученые не могли ими пользоваться.

 

ПРОДУКЦИЯ МОЗГОВЫХ ЦЕНТРОВ: ИССЛЕДОВАНИЯ И РАЗРАБОТКИ (R&D), ДОКТРИНЫ

 

Теперь зададимся вопросом: для чего, собственно, создавались мозговые центры? Или, говоря языком кибернетиков: что у них было «на выходе»?

Прежде чем начать говорить о методах, которые использовала внешнеполитическая часть госаппарата США по отношению к СССР во второй половине 1980-х гг., нужно обратить внимание на то, что сами русские подходы в области мышления и образования существенно отличаются от американских. Русско-германская школа, как в прошлом, так и в настоящем, стремится к раскрытию факта, выявлению его причинно-следственных связей, его позитива и негатива, структурности. Это относится ко всей гуманитарной сфере образования. В Англии и Америке сам стиль мышления иной. Они сильнее в анализе, особенно многостороннем. Они сильнее в синтезе. Причем если в России мышление построено в рамках всей системы, то в США будут рассматриваться более детально отдельные явления, случай и т.п., но на таком уровне, когда что-либо добавить будет трудно — скорее это будет уже повтор. Поэтому когда в советской прессе писалось, например, что и взрослые, и школьники не знали о Второй мировой войне наипростейших вещей

(когда? где? кто против кого? и т.д.), то это неудивительно: они знают другое — не владея фактурой, они могли продемонстрировать при раскладе событий совершенно парадоксальный вывод. И тогда пришлось бы удивляться тем, кто знал только факты: под таким углом хорошо знакомое явление рассматривать не приходилось.

 





Дата добавления: 2015-07-02; Просмотров: 185; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.163.209.109
Генерация страницы за: 0.015 сек.