Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Г. Именной, объявленный из Сената, в дополнение указа 1722 г. указ «О свидетельствование дураков в Сенате»


1724г.Учреждена Академия наук (Петербург). Управление богоугодными заведениями передано Камер-кол­легии (финансовому управлению).

1726 г.Из ранее открытых 42 «цифирных» (арифметических) начальных школ продолжили работу 25. Всего в «цифирные» школы с 1716 по 1726 г. записан 2051 ученик, успешно окончили школу 302 ученика.

 

1.1. Языческая Русь: истоки традиции.

 

У историков и мемуаристов нет единого мнении о характере, нравах и общественной морали славян. Наших пращуров трудно заподозрить в мягкости характера, особой добродяетельности, не сдерживал их и закон, который в древнерусских землях был развит весьма слабо, восточнославянские племена следовали закону неписанному – обычаю (обычному праву). Согласно летописи, они «имели обычаи свои и законы отцов своих и преданья, каждый свой нрав». Княжеское управление и суд руководствовались обычным правом.

Калека, как и любой другой здоровый соплеменник, мог стать жертвой князя или его дружинников, так как жизнь, особенно жизнь смерда, не имела цены, вместе с тем древнерусский княжеский суд едва ли считал глухонемоту, слепоту, слабоумие и др. основание для преследования их носителя. Родовой обычай допускал убийство соплеменников, оказавшихся обузой для семьи, но смерть ровно грозила и хилому и здоровому, появившемуся на свет в голодный год. Смерть настигала младенца не по приговору суда, а по обычаю. Особо жестко обычай относился к новорожденным женского пола.

Древние обычаи наших пращуров лишены милосердия и сострадания. Устранение «бесполезного» соплеменника (обычно оставляли в лесу без пищи) представлялось единственным способом уберечь работоспособных членов семьи в период тяжкой бескормилици, но в благополучный год, на жизнь неполноценных никто не покушался. Источники практически не содержат сведений, на основании которых можно было бы достоверно представить жизнь инвалидов в дохристианский период. В мире восточных славян язычников накануне их крещения сформировалась традиция неагрессивного отношения к калекам и немощным.

 

1.2. Киевская Русь: принятие православия и знакомство с византийским опытом церковного призрения.

В IX веке из «месива» бродячих и оседлых восточнославянских и неславянских племен возникает древнерусское государство Киевская Русь. Политическое объединение племен привело к их этнической консолидации, рождению собственного русского народа, формированию русской культуры.

В Древней Руси христианские идеалы терпимого и милосердного отношения к страждующим не противоречили традиции, сложившейся в дохристианский период. На рубеже X – XI века Русь знакомится с христианской моделью церковной благотворительности, но и стремительно воспроизводит ее. Зарождающийся институт монастырского чувственного начала с рациональным западным опытом устройства монастырских заведений для увечных и хворых. У истоков русской церковной благотворительности стоят великий князь Владимир и преподобный Феодосий. Узаконив Христианскую веру (988) Владимир столкнулся с необходимостью разделения полномочия между светской и церковной властью, и задуматься о тех, кого прежде он обходил вниманием. Сироты, вдовы, калеки и др. едва ли представляли интерес для бесстрашного воителя, но в крещеном Киеве о них кому – то полагалось заботиться. Князь поручил упомянутых горожан церкви, официально признав их «церковными людьми». Отныне в Киевской Руси кормление нищих, прилежания страньным, промышления убогим и сиротам, пособие вдовам, потребы девицам, заступление обедным и др. была прерогатива церкви. Правномерен вопрос об источниках средств на исполнение многочисленных обязательств. Князь его предусмотрел и ввел десятину. Было решено жертвовать 1/10 часть княжеских доходов на содержание церкви, а ей использовать на дела милосердия. Воплотить добродеятельность в повседневную практику оказалось трудно. Исполнение «Правил о церковных людях…» поручалось учреждениям, не существовавших на Руси. В истории отечественной благотворительности Владимир I занимает 1 место не только потому, что положил ей законодательное начало, но по размахам личных благодеяний. Полагаем, что Киевская десятинная церковь преуспела в деле благотворительности и призрении убогих, но документально первой отечественной «больницей» странноприимницей считался основанный в XI веке Печерский монастырь. Согласно учению Феодосия, игумена этого монастыря, основой монашества были молитва, смирение и благотворительность. Общеизвестный факт заботы Киево – Печерского монастыря об убогих (предоставление хлеба и крова) светские историки дефектологии своими интерпретациями исказили до абсурда. Один из первых настоятелей Печерской обители – отец русского монашества преподобный Феодосий – по праву может быть назван и родоначальником церковного презрения убогих на Руси. Примерно через 40 лет после его смерти на территории монастыря строится больница, где со временем печерские монахи накапливают опыт врачевания. Строилась больница для «слепых, хромых, немых и глухих» не только на пожертвования князя и монастыря, но и на средства горожан. Судя по Патерику Киево – Печерского монастыря (XIII век), немалое число неимущих горожан могли рассчитывать на материальную помощь храма.



Весомы вклад в организацию призрения на Руси внес великий князь Владимир II Мономах, прославившийся не только ратными подвигами, но и нравоучительными писаниями. Князь считал благотворительность обязательной миссией власти.

 

1.3. Монголо – татарское иго сдерживает развитие церковного призрения, но не разрушает традиции.

 

Киевский опыт официального милосердий не получил широкого распространения в сопредельных княжествах, да и в столице просуществовал недолго. В 1169 году Андрей Боголюбский захватил Киев и подверг его жесткому разгрому. Десятинная церковь и лавра были загромлены и разрушены, а город сожжен. Могучее княжество утратило свое политическое влияние, а само население оказалось в положении нищих и убогих. Монастыри, периодически разоряемые княжескими дружинами и кочевниками, не могли предоставлять нуждающимся действительную помощь и защиту.

В XIII веке Русь подверглась нападению монголов. В эпоху золотоордынского ига калеки и убогие не подвергались особым преследованиям и притеснениям со стороны кочевников, испытывая лишения на ровне со всеми. Завоевателей интересовала лишь исправная выплата дани, чужая религия не трогала их чувств и не вызывала агрессии. В эпоху монголо – татарского ига, монастыри не прекращали своей благотворительной деятельности, напротив, число людей, находившихся под их крышей, получали духовную поддержку, пищу, кров.

Выпавшие на страну испытания заставляли народ внимательнее вслушиваться в слова духовных наставников. Многие православные иерархии считали, что беды обрушившиеся на русские земли, это наказание за грехи, за несоблюдение христианских заповедей. Многовековое монголо – татарское иго разорило русские земли, но не смогло ослабить традиционно терпимо – сострадательного отношения к убогим. Присущие славянам – язычникам отношения к немощным, обогащенное идеалами христианского благочестия, оформляется в особую традицию милосердия к убогим.

 

1.4. Средние века – печальная эпоха.

Население Руси продолжало оставаться носителем традиционной культуры, государственный закон не регулировал отношение общества к аномальным людям. Правила сострадательного отношения к убогим соблюдать становилось все труднее. Человеческая жизнь обесценивалась, смерть ребенка, особенно слабого и увечного, воспринималась как облегчение. Большая часть населения, прежде всего сельские жители, продолжали следовать языческим предрассудкам.

Светская власть вспоминает о нищих и убогих лишь в начале XVI столетия. Вполне закономерно, что попытка организации призрения предпринимается в момент сплочения русских княжеств. Великий князь Василий III, завершив объединение земель вокруг Москвы, открыл при московских монастырях благодельни. В эту пору численность нищих в стольном граде достигла небывалых размеров. Ночевали бездомные вблизи монастырей и храмов, образуя слободы нищих. Чтобы обезопасить горожан, Василий III ввел ночную стражу, велев на ночь замыкать городские улицы рогатками, бродяг определить по благоугодным домам.

Так в столице появляются первые богадельни для призрения не способных к труду, в том числе слепых, немых, калек и бесноватых.

 

1.5. Эпоха Ивана Грозного: организация призрения – прерогатива самодержца, церковь зависима от него, личные свободы отсутствуют.

 

Глобальные политические перемены в жизни восточнославянских княжеств происходят во второй половине XVI столетия. Это время выхода из под власти Орды и объединение в Российское государство со столицей в Москве. К концу XVI века Русская православная церковь и по форме и по содержанию сделалась национальной, с учреждением самостоятельного патриаршества прекратилась ее зависимость от Константинополя.

Царь всея Руси Иван IV Грозный добивается расширения и упрочнения московского влияния, а также централизации власти. Стоглавый собор, собранный по его инициативе, определил границы сфер влияния монарха и церкви и их обязанности в области призрений и организованной благотворительности. Стоглав Ивана IV регламентирует порядок организации призрения живущих за счет милостыни. Самодержец убежден, что годовое содержание (деньги, соль, одежда) городских богаделен должно обеспечиваться из царской казны, умножаясь за счет вкладов мирян – христолюбцев. При этом закон не устанавливает обязательных отчислений для неимущих на содержание богоугодных заведений, по мысли царя русского, состоятельные подданные станут делать пожертвования добровольно – ради спасения души.

Перевод богаделен на государственное обеспечение делал необходимым как введение учета нищенствующих, так и принятия мер, ведущих к сокращению их количества, а поэтому принято решение о принудительном разделении нищих по здоровью, полу и возрасту. Трудолюбивых, живущих ради Христа, судебник предписывал направлять на тяжелые работы. Здоровым нищим разрешалось жить за счет подаяния, но запрещал им вход в богодельни. За городскими и монастырскими богодельнями закрепили призрение исключительно малолетних сирот, больных и инвалидов. Произошла подмена мотива добродеяния: душевный порыв, христианское милосердие царь пытался сделать обязанностью, а ответственность власти за попечение калек и убогих переложить на неготовое к тому населению. Калеки и убогие могли надеяться лишь на копеечную милостыню да на пассивное сострадание населения, ибо само оно пребывало под тяжелым гнетом грозного тирана. Если на Западе в деле организации призрение убогих объединяла церковь, государство, городская власть и бюргерство, то в Московской Руси это прерогатива самодержца, церковь зависела от него, личные свободы отсутствуют, исключены любые инициативы в сфере деятельности благотворительности.

 

1.6. Отношение к юродству на Руси.

 

Стоглавый судебник содержит специальные рекомендации относительно сумасшедших: дабы не были они «пугалом для здоровых» предписано отправлять их в монастыри. Обращение к феномену юродства на Руси проливает свет на противоречия между отечественным законодательством, православным каноном и традицией отношения русского человека к убогому, нищему, обездоленному. В то время, как закон требует изолировать бесноватых от общества. Церковь причисляет не одного, а сразу троих бесноватых к лику святых, переводя их из касты неприкасаемых и преследуемых по закону, в разряд достойных, почитаемых, провозглашая их жизнь подвигом, а самих юродивых идеалом для верующих. Католическая церковь относилась к одержимым еще нетерпимее. Средневековый запад отвергал юродство как стиль поведения, образ жизни. Простолюдины и знать воспринимали истинных юродивых, как сумасшедших, либо с болезненным любопытством, либо с отвращением и ужасом. Церковь, власть и западное общество ровно не принимали их и старались изолировать.

На Западе сакральное восприятие безумца или юродивого характерно для раннего Средневековья, в XV столетии их начинают изгонять из городов, а позже заточают в сумасшедшие дома.

Увечье, сумасшествие, телесный недуг вызывали у русского человека не только жалость, сострадание, сочувствие к их носителю, но и ощущение причастности этих инаких людей к чему-то высшему, святому. В отличии от европейцев, жителей Руси не смущала, а напротив, привлекала бесхтрость и демонстративная инакость юродивых. Народ считал их людьми божьими, усматривая смысл, полагая, что тем открывается истина, скрытая от обычных, смышленых и практических людей.

 

1.7. Смутное время: Московская Русь продолжает жить жалостью и личной милостыней

 

Смутное время, последовавшее за смертью Ивана IV, привело страну к разорению и упадку. Население сократилось почти наполовину. Общество ожесточалось и озлоблялось, в нем крепла подозрительность, а то и неприкрытая ненависть и инакости любого рода. В обществе накапливалась «нравственная усталость»; традиция милосердия слабела и истощалась.

К началу XVII века на фоне значительного сокращения численности населения стремительно множилась армия больных и обездоленных. Нищенство становится естественным состоянием жизни. И во второй половине XVII столетия Русь не поднялась до деятельной благотворительности, которая к тому времени набирала все большую силу в Западной, Северной и Центральной Европы. Правда, самодержец и знать по случаю могли жаловать нищих, убогих и калеченных. Более того, периодически демонстрируя на Соборной площади сочувствие к убогим, государь в то же время явлением, не пытаясь при этом строить богоугодные заведения, где немощные могли бы получить помощь. Отсутствие организованного государственного призрения инвалидов не могло чудесным образом компенсироваться за счет сострадания и подаяния нищелюбивых христиан. Народ, в силу собственного обнищания и бесправия, не имел возможности внести лепту в дело создания и поддержки приютов и богаделен для больных и убогих. Таким образом, общество не могло встать на путь деятельной благотворительности, а государство не размышляло строить светскую систему призрения. Правда наследник Алексея Михайловича, Федр Алексеевич, незадолго до своей кончины повелел отобрать из московских нищих и калек и определить в две специально заведенные богадельни.

Вереница демократических событий XVII века ослабила традиции терпимо – сострадательного отношения к убогим, церковь для организации призрения не имела полномочий и достаточных средств, самодержец не считая деятельную благотворительность нужной, Московская Русь продолжала жить оскудевающей жалостью и личной милостыней.

 

1.8. Соборное уложение 1694 года: первое упоминание о «ненормальных» подданных в российском законодательстве.

 

В самодержавной стране институт гражданского права отсутствовал, львиную долю населения составляли люди зависимые – крепостные и холопы, чья жизнь безраздельно принадлежала помещику. По волеизъявлению владельца крепостной мог быть передам или продан другому хозяину как вместе с семьей, так и отдельно, причем церковь не видела греха в практике торговли православными.

XVII век для Руси явился столетием медленного и тяжелого восстановления государственного порядка, разрушенного во времена Смуты. Для умиротворения подданных и удовлетворения сословных притязаний созывается Земский Собор, дабы пересмотреть старые и выработать новые законы «при которых прежние злоупотребления были бы невозможны и суд и расправа была во всяких делам всем равна».

Политическая необходимость упорядочить и законодательно закрепить сословные права на собственность неотвратимо заставила авторов Уложения вспомнить о глухих, слепых и умалишенных.

Уложение де-юре установило для глухого и немого претендента на родительское наследство такое же право, на полноценную долю, что и для его здоровых братьев и сестер. Однако, предписав не обижать наследников, что «глухи и немы», самодержец лишь формально проявил государственную заботу об этих подданных.

Самодержцу по началу пришлось подтвердить законодательность продажи поместий любым землевладельцем, независимо от его физического и психического состояния, а затем внести уточнения. Право свободно распоряжаться наследством лица, страдающего физическими недостатками (глухие, немые, слепые), сохранили. В случае просьбы родственников не признавать подобную сделку по причине умственной отсталости или пьянства собственника, желающего продать имение, полагалось производить расследование. Есть основания считать, что Уложение имело ввиду не врожденную слепоту или глухоту, а приобретенную в зрелом возрасте, так как глухой или слепой от рождения изначально не мог стать владельцем поместья, которое жаловалось царем за заслуги на государственной службе.

Предпринятая в XVI веке кодификация прежде писаных законов поставила монарха перед необходимостью внести в отечественную юрисдикцию статьи, касающиеся имущественных и иных прав инвалидов. Принятое Уложение де-юре должно было изменить их жизнь, де-факто этого не случилось: дистанция между законодательным предписанием и реальной жизнью была слишком велика.

 

1.9. Прежде несвойственный страх.

 

Произошедший в XVII веке Церковный раскол спровоцировал власти на поиск идейных врагов, еретиков. Охваченная религиозной междоусобицей, борьбой за чистоту веры, призываемая к идеологической бдительности, Московская Русь по-новому оценивает как истинное сумасшествие, так и мнимое – юродство. Неграмотное и испуганное население начинает вести себя на манер западноевропейцев, времен разгула судов инквизиции. Религиозное противостояние ревнителей старой и новой веры привело к государственному гонению, преследованию и истреблению «верящих неправильно».

Как и в Западной Европе, на Руси к еретикам стали легко причислять психически больных людей, которые теперь и в церковном поучении, и в государственном укладе признаются одержимы бесом. Охота на ведьм не обошла Московскую Русь, известны случаи сожжения чернокнижников и колдуний в царствие Алексея Михайловича.

Административные меры, принимаемые на Руси в целях искоренения нищенства, неминуемо отражаются на положении той части инвалидов, что жили подаянием Христа ради. Единственным положительным моментом усиливающейся борьбы с нищенством можно считать введения уголовного наказания лиц, промышлявших нищенством, за сознательное калечение детей ради наживы.

Пытаясь сократить численность прошаков, власть неминуемо сталкивается с проблемой малолетних бродчжек. Царь Федор Алексеевич решает отсылать детей – побирушек на обучение в особые места – «дворы».

Все чаще появляются предрассудки, согласно которым встреча с уродливым человеком сулит несчастье, что в известной мере является результатом проникновения в страну вместе с западной культурой опасливых и недоброжелательных взглядов на инвалида.

В XVI веке церковь объявляет войну скоморохам и юродивым. Скоморошество выгоняли из городов и монастырских заведений, за предоставление им крова на виновных полагался штраф. Теперь и юродиевые в глазах духовенства утрачивал ореол святости, предпринимается попытка вычеркнуть имена ранее чтимых юродивых из богослужебных книг. Церковь окончательно порывает с «похабными», «бесноватых» запрещено впускать в храм.

Перемене взглядов способствовавшие распространившиеся во второй половине XVII века пророчества о близком конце света, о скором приходе Антихриста. Нетрудно себе представить, как взвинченное и психически истощенное население легко обнаруживало бесовское влияние в необычном поведении окружающих.

Последнее двадцатилетие XVII века ознаменовалось на Руси ужесточением и преследованием раскольников и одновременно кардинальной сменой взглядов монархов на нищенство.

 

1.10. Петр I: попытка сломать традицию и организовать призрение на европейский манер.

 

XVIII век становится не просто временем коренных преобразований в стране, но и периодом ее активного сближения с Западом. Реформатор Петр I сознательно и беспощадно ломает устоявшиеся каноны русской государственности, общественного устройства и уклада жизни, окончательно подчиняет церковь короне и пытается перекроить строить на Европейский манер.

Итогом кипучей государственной деятельности Петра I стали около 3,5 тысячи указов, уставов и регламентов, среди которых имелись многочисленные подписания по организации государственного призрения, искоренению церковно – монастырской и частной милостыни, борьбе с профессиональным нищенством и бродяжничеством. Самодержец ополчается на стихийное личное милосердие и благотворительность, сознательно искореняя сложившуюся в веках традицию участливого отношения населения к нищим и юродивым.

Петровский указ «О воспрещении нищенства в Москве, о распределении нищих по монастырям и богадельням и рассылке неприписанных ни к каким богоугодным заведениям на прежние их жительства, с наказанием» отражает позицию государства по отношению к попрошайкам и убогим, жившим за счет подаяния. Власть требует: нищенство запретить, подаяния конфисковывать и делить между государством и поимщиком; филантропов наказывать. Именные указы 1718 года требовали всех нищих, дерзнувших показаться в Москве или Санкт – Петербурге, арестовывать и бить батогами, задержанных же вторично направлять на каторжные работы. Еще жестче указы 1710 и 1721 годов: теперь задержанных без разбора объявляли государственными крепостными и рассылали по полотняным заводам, работавших на нужды флота. За подаяния с сердобольного россиянина взыскивался огромный штраф за каждую милостыню. Штрафные деньги следовало направлять на содержание столичных госпиталей. Попрошаек и странников в столице ловили, подвергали жестким наказаниям, здоровых возвращали по месту жительства, а слепых и безногих отправляли в богадельни. Москвичи часто вставали на защиту арестованных нищих, отбивали их у солдат.

Очередной указ (№ 4335 от 1722 года) предписал «слепых, дряхлых, увечных и престарелых» отдавать в богадельни; малолетник писать в матросы и присылать в Санкт – Петербург в Адмиралтейство; кто ниже трех лет отдавать для воспитания тем, кто захочет их принять, и кому отданы будут, за теми писать в подушный собор, а если таковых не найдется, то отдавать на пропитание в богадельни, а после десяти лет присылать в матросы». Да вот только таких учреждений в империи открыть не успели. Испытывая острую необходимость поддерживать ратников, Российский император принимает решение помещать военных инвалидов в богадельни.

Медицинскую помощь оказывать им было некому, поскольку в действующих богадельнях лекари отсутствовали. Содержание же государственных богаделен для военных царь возложил на монастыри.

Россия еще не узнала, что такое светская благотворительность, но уже писались строгие бюрократические преграды вокруг начинающегося дела. Православная церковь отныне лишалась возможности осуществлять милосердие вне государственного регламента и надзора.

Светские убежища, приюты, госпитали, приглянувшиеся Петру за границей, размещались в зданиях, некогда занимаемых католическими монастырями, а их финансирование складывалось из средств государственного и городского бюджета, специального налога, добровольных пожертвований и завещаний богатых граждан.

На Руси в отличии от Запада, отсутствует широкая сеть церковных, государственных и королевских приютов, убежишь, госпиталей и сумасшедших домов. Отсутствовало и городское самоуправление, по инициативе которого в Европе на протяжении не одного столетия формировалась система призрения неимущих больных и инвалидов. На Руси никто не обладал статусом полноправного гражданина. Простые люди относились к убогим и калекам с участием, не противопоставляли себя им, не пытались ухудшить жизнь несчастных, но выйти на путь светской благотворительности и призрения они не могли. Знатные фамилии не предпринимали ничего, дабы защитить права свих детей – инвалидов. Понятно, что учить этих детей никто не пробывал, стана не имела ни университетской традиции, ни школьного образования.

Указ о создании особых заведений для выхаживания подкидышей (1712) поручал столичным и губернским градоначальникам завести приюты для младенцев, рожденных вне брака.

Подспудный смысл Указа «О создании госпиталей» (1712) выдает фраза о наказании женщин, родившихся вне брака и умертвивших своих детей. Указ запрещал умерщвлять зазорно рожденных детей, но в большинстве губернских городов требуемые госпитали не были построены, а в столице крепостной Руси все низвели до полной противоположности задуманному.

В результате проводимых преобразований, калека и убогий начинает терять покровительство нищелюбивого населения и все более, попадает в зависимость от государства, от бдительности нижних полицейских чинов да усердия местных служивых.

 

 

Глава 2

Обретение права на жизнь

Хронологические ориентиры (1725—1807)

1726 г.Петр Великий умирает, не успев назначить наследника

1727 г.Царский двор возвращается в Москву.

1729 г.Пожар уничтожает Немецкую слободу в Москве.

1730—1740 гг.Правление Анны Иоанновны:

• дворянам разрешено обучать детей на дому, приглашать иностранных учителей; часть дворянских детей получает об­разование за границей;

• архиерейские школы преобразуются в духовные семина­рии, где принудительно обязаны учиться дети духовенства;

• учреждены иноверческие школы.

1730 г.Царский манифест осуждает предшествующие рефор­мы, предписывает духовенству скрупулезно соблюдать цер­ковные обряды.

1732г.Цифирные школы крупных городов (Москва, Смоленск, Казань, Нижний Новгород и др.) преобразованы в гарнизон­ные, они открываются при полках для обучения солдатских детей.

1733г.Вводится обязательное крещение детей.

1733—1738 гг.Временно прервано обучение в Академическом университете (Санкт-Петербург).

1736 г,Принят закон, ограничивающий служебную повинность дворян и позволяющий одному из сыновей оставаться дома (в поместье).

1739 г.Во всех епархиях приказано открыть семинарии (к 1740 г. число их достигает 17).

Начало 40-х гг.Синод повелевает открыть малые (низшие) школы для детей духовенства при местных церквях.

1741 г.Указ «О непропуске нищих в Санкт-Петербург».

1742 г.Доклад проф. Г. Крафта об особенностях восприятия мира глухими.

1755г. Открыт Московский университет.

1760 г.Открыт инвалидный дом для офицеров (Казань).

1762 г.Указ Петра III запрещает заточать сумасшедших в мо­настыри.

Коронация Екатерины II.

1763г. Опубликован проект И. И. Бецкого «Об учреждении в Москве Воспитательного дома».

1764г.Секуляризация церковных и монастырских земель, многие монастыри закрываются.

Указ о терпимом отношении к раскольникам. Екатерина II делает себе прививку оспы, чтобы подать при­мер подданным.

Издан «Общий регламент по воспитанию детей обоего по­ла», в основу которого положены идеи Руссо (практического применения не нашел).

Учреждено Воспитательное общество благородных девиц (при Воскресенском Смольном женском монастыре, Санкт-Петербург).

Открыт Воспитательный дом (Москва, И. И. Бецкой). В империи действует 112 гарнизонных школ, 26 семинарий.

1765г. Указ об открытии в Москве и Новгороде долгаузов (су­масшедших домов).

1766г.Указ, запрещающий направлять сумасшедших в мона­стыри, опека буйных больных поручается полиции.

1770г. Открыт второй Воспитательный дом (Санкт-Петербург, И. И. Бецкой).

 

1773г. В Петербург по приглашению Екатерины II приезжает Д. Дидро, ему поручают составить программу реформ для России.

1775г. Учреждено новое административное разделение импе­
рии на 50 губерний и уездов.

Созданы раздельные суды для дворян, граждан, государст­венных крестьян. Крепостные крестьяне остаются в полной зависимости от хозяев.

Законодательный акт «Учреждение для управлений губернией Всероссийской империи» вводит Приказы общественного призрения, им поручается создание народных школ, сирот­ских домов, больниц, богаделен, домов для неизлечимых бо­льных, для умалишенных, работных и смирительных домов. Учреждены сиротские суды.

1776г. Открыт первый в стране сумасшедший дом (Новгород).
Открыта первая благотворительная больница, при ней пси­
хиатрическое отделение и богадельня для безнадежно боль­
ных (Москва, Екатерининская).

1780г. Екатерина II посылает ценный подарок аббату Сикару в знак признания его сурдопедагогических успехов. X. Кратценштейн пытается создать аппарат для постановки звуков у глухих.

1782г. Создан московский Приказ общественного призрения (как показательная модель системы общественного призре­ния для российских губерний).

1785 г. Жалованная грамота дворянству определяет статус дво­рянина, его права, вольности и привилегии, дворяне осво­бождены от обязательной военной и гражданской службы. «Грамота на права и выгоды городам Российской империи» делит горожан на 6 категорий: владельцы недвижимого имущества; купцы (разделены на три гильдии по размерам капитала); цеховые ремесленники;

посадские, живущие промыслами или работающие на себя; именитые граждане (люди свободных профессий); иногородние и иностранные гости. Открыт смирительный дом (Москва).

1788 г.Манифест о присоединении к России Крыма.

1790г. Опубликовано «Путешествие из Петербурга в Москву» (А. Н. Радищев). Автор арестован, осужден и сослан в Сибирь.

1792—1796гг. Опубликован трактат «О человеке, о его смерт­ности и бессмертии» (А. Н. Радищев), содержащий критику сурдопедагогических взглядов Эпе.

1795г. Третий раздел Польши, Россия получает Курляндию.

1796г. Создается Ведомство учреждений императрицы Марии (Мариинское), которому поручается кураторство воспита­тельных домов, приютов, богаделен. Со временем Ведомст­во (ВУИМ) становится особой структурой народного просве­щения, здравоохранения, социального обеспечения.

1798 г.Запрещен ввоз в Россию французских книг.

1800г.Запрещен ввоз в Россию любых иностранных книг.

1801г.Вступление на престол Александра I. Начало либераль­ных акций, в том числе амнистия политических заключенных, открытие границ, разрешение ввоза иностранных книг.

1802г.Реорганизация государственного аппарата: учреждено Министерство народного просвещения.

Открыто частное училище для глухих (Рига, Курляндия).

1803 г.Реорганизована система народного просвещения:
введено 6 учебных округов;

установлено 4 вида учебных заведений: приходские учили­ща, уездные училища, губернские гимназии, университеты; принят устав учебных заведений Российской империи.

1804г. Основан Педагогический институт (Санкт-Петербург).

1805 г.Открыта школа для глухих (Вильно, Польша; епископ
Непомук-Коссаковский).

Сентябрь 1806 г.Приезд в Россию тифлопедагога Валентина Гаюи.

1806г.Волею императрицы Марии Федоровны (вдовствующей супруги Павла I) основано первое в России учебное (опыт­ное) училище для воспитания и обучения глухонемых детей (Павловск).

г.Открыта первая школа для слепых (Санкт-Петербург, Гаюи).

 

 

2.1. «Цивилизация» и «почва»: расколовшиеся общество по-разному относится к убогим.

 

Петр I, поставивший своей целью перекроить весь уклад российской общественной жизни на европейский манер, не мог оставить без внимания архаичное отношение подданных к нищим, калекам, убогим. Знакомясь с жизнью северных европейских стран, царь – реформатор осознает необходимость организации государственного призрения инвалидов. Москва Санкт – Петербург спешно обзаводятся багодельними и лечебными заведениями для убогих и калеченых. Петровские реформы раскололи русское общество, до того духовное и культурное одновременно.

Разделение, которое Г.В. Вернадский охарактеризовал как «раскол между верхушкой и низом общества», между «интеллектуалами» и «народом», сыграл важную, если не решающуюся в изменении отношения государства и общества к людям с физическими и умственными недостатками на протяжении XVIII – XIX столетий. «Цивилизация» и «почва» (по В.О.Ключевскому), «интеллектуалы» и «почва» (по Г.В.Вернадскому), «просвящение» и «рабство» (по Н.Я.Эйдельшану) составил два несоизмеримые по масштабам части российских подданных.

«Цивилизация» закладывалась, поощрялась и принудительно насаждалась государством, ее мировоззрение складывалось под влиянием европейских просветительских идей, современных достижений западной науки, философии. По прошествием времени, «цивилизации» проявят интерес обучению детей – инвалидов.

Взгляды «почвы» формировались под влиянием православия, традиционных ценностей, отличались антидеспотическими настроениями и стремлением к общинной демократии. Благочестивые пастыри Сергий Радонежский, Нил Сороский, Тихон Задонский с их идеалами терпимости, симирения, жертвенности оказывали благотворное влияние на отношение «почвы» к убогим и немощным. Народ сохранял остатки нищелюбия, подавал милостыню немощным и убогим.

Усилия правительства заменить традицию законом, желаемого результата не приносили. Несовершенство отечественной юрисдикции, перманентная ревизия нормальных актов, сугубо формальное исполнение закона, а то и полное его игнорирование чиновниками и начальниками разного ранга, а главное – абсолютное бесправие населения не способствовали улучшению положения калек и убогих.

Принять по царскому указу, тем более создать в одиночастье, как мечтал Петр I, те общественные институты призрения, на взращивание которых западный христианский мир затратил несколько столетий первого периода эволюции отношения к людям с физическими и умственными недостатками, окажется невозможным.

 

2.2. Непопулярные реформы обрывает смерть реформатора.

 

Взошедшую на престол вдову императора, проблемы государственной благотворительности волновали мало. Из под пера Екатерины вышло только одно соответствующее распоряжение – Указ «О кормовых деньгах, незаконнорожденным младенцам и их кормилицам. Пафос документа направлен против злоупотреблений в приютах, где наемные кормилицы подменяли умерших подкидышей своим младенцам, то есть не сироты спасались за казенный счет, а хитрые служащие пытались украсть у них и государства на пропитание собственным чадам. Оттого и указ носил карательный характер, а не стимулирующий развития богоугодной службы.

Столь же мало, как и светское призрение волновало Екатерину состояние отечественной науки и образования, правда духовное завещание мужа она исполнила, открыв в северной столице Академию наук (1725). Ученых для этого благого дела пришлось пригласить из за границы.

Светские учебные заведения заполняли преимущественно дети приказных, а общее число учащихся в стране не превышало 500 человек. Безрадостно складывалась ситуация в столичной университетской гимназии, где русских воспитанников становилось все меньше, в год открытия (1726) она насчитывала 112 человек, в 1729 – 74 человека, а в 1737 – 19! В 1726 году многие цифирные школы в целях экономии средств слегли с духовными епархиальными училищами. Государыня разрешает обучать дворянских отпрысков на дому, приглашать к ним иностранных учителей, отправлять «в науку» за границу. Страна не признала школьное образование ценностью, в подобной ситуации индивидуальное обучение глухих, совершенствовавшееся на Западе более сотни лет, не могло родиться.

 

2.3. «Дурацкие потехи» при дворе Анны Иоановны, или возврат к старине.

 

В 1730 году на престол взошла племянница Петра Великого Анна Иоановна, и при дворе вновь появились исчезнувшие было шуты, сказочники – бахари и дуры. Испытывая особую страсть и любопытство к человеческой инаскости, Анна Иоановна завела «дурацкие потехи». В день свадьбы (1710) дядя будущей императрицы – Петр I, зная пристрастия племянницы, сделал соответствующий подарок.

Ярая противница реформ и ревнительница старины, Анна попыталась вернуть ее дух. Требовательность же к исполнению дворянством государственного долга была не в чести – дворяне получили ряд льгот, включая освобождение своих детей от обязательного обучения и службы в армии. Образованные люди перестали быть нужными государству.

В годы правления Анны Иоановны голод, опустошительные эпидемии и нищенство приобрели угрожающие размеры.

Ростки государственной социальной политики, вызванные к жизни Петровскими реформами, в годы бироновщины зачахли. Власти, ранее запретившие личную помощь нищим и калекам и заявившие об учреждении соответствующих социальных служб и заведений, не стали эти службы развивать и поддерживать. Более того, государственная установка на искоренение бродяжничества и нищенства формально объяснила нецелесообразность государственной заботы о приютах и богадельнях: раз исчезнут нищие, незачем держать богоугоугодные заведения.

Обнищавшее и постоянно обираемое императрицей и ее фаворитами население не имело возможности помогать страждующим. Государство же, взяв курс на возврат к старине, ограничилось прекращением исполнения ранее принятых на себя обязательств по организации светского призрения.

Духовенству указ 1730 года предписал строжайшим образом соблюдать церковные обряды, осудив ранее проводимые реформы. Для обучения детей духовенства создается особая образовательная система: семинарии и низшие школы при местных церквях.

 

2.4. Светская благотворительность в годы правления Елизаветы: слово и дело.

 

Иго бироновщины удалось преградить Елизавете Петровне (1709-1761), взошедшей на престол в 1741 году. Основной задачей своей политической деятельность дочь Петра Великого и Екатерины I провозгласила возвращение к принципам правления Петра. Внутренняя политика императрицы в целом отличалась стабильностью.

Несмотря на то, что в Елизаветинский период «нравы смягчаются, к человеку начинают относиться с большим уважением и умственные интересы начинают находить более доступа в обществе». Россия продолжает оставаться страной абсолютизма и крепостничества.

Ко времени вступления Елизаветы Петровны на трон дела организации светской благотворительности оставалось в печальном состоянии.

После смерти Петра первые лица империи долгое время не включались в деятельную благотворительность, перестав при этом следовать правилам милостыни в духе идеалов православного благочестия. По настоянию Елизаветы, Сенат издает указ «О воспрещении увечным ходить в Санкт – Петербург для прошения милостыни». Для подписания этого указа, государыню принудила случайная и неприятная встреча с нищей женщиной на улице.

Со времен киевского князя Владимира вплоть до правления Петра I русский властитель считал в порядке вещей принимать по личной потребности либо обряда ряди убогих калек в дворцовых палатах. Дочь реформатора православная государыня Елизавета в силу личной брезгливости запрещает «гнусным и увечным» людям появляться на главных улицах столицы.

В 1748 г. Сенат издает указ «О невыдаче паспортов слепым, дряхлым и увечным крестьянам для прохода в Санкт-Петербург и в другие места под взысканием штрафа за невыполнение сего ука­за». Данный документ свидетельствует о том, что, по убеждению российских сенаторов середины XVIII в., слепота, физическое уве­чье могли служить причиной поражения человека в правах.

В Российской империи слепец оказался вне закона, Православ­ная церковь не желала, да и не могла поддерживать его, поскольку собственных средств на это недешевое дело у нее не имелось, цар­ская же казна, как мы убедились, помогать не предполагала.

Наступлению на церковь сопутствовало усиление борьбы с юродством. И хотя в середине XVIII в. на Руси по-прежнему «фантастически велико было число дурачков и придуривающихся, приживал и нищих, живших в городах и ходивших по богомоль­ям» , ситуация для них менялась к худшему. Похабов-обличителей государство включило в круг политических вра­гов, диссидентов, в этом смысле действия российской бюрократии напоминают логику европейских судов инквизиции XVI в. Для людей, испытывающих к одержимым и бесноватым чувст­во сострадания, проявлять его публично становится небезопасно. Государыня ограничивается изданием грозных указов и карательными мерами, не переходя к реальному строительству богоугодных заведений, которые без ее вмешатель­ства появиться в России не могли. В университете учреждаются две гимназии: одна для дворян, другая для выходцев из прочих городских сословий.

 

 

2.5. Екатерина II: от слов к деятельной благотворительности.

 

Русская культура подвергается активной секуляризации. Корона шаг за шагом ограничива­ла сферу влияния церкви и последовательно ущемляла ее имуще­ственные права. Указ 1764 г. узаконил конфискацию церковных земель, многие монастыри захирели и закрылись. Церковно - христианская благотворительность в России переживала глубокий кризис на протяжении всего XVIII столетия. Нищелюбие коронованных особ и знати иссякло, церкви забо­титься о неимущих и страждущих стало не под силу, в народе же благотворительные мотивы звучали все глуше.

«Прийти в себя» Россия сможет лишь в годы правления Екатерины Ве­ликой (1762^1796), именуемые исто­риками временем «просвещенного дес­потизма». Она приняла пра­вославие в 1744 г. под именем великой княжны Екатерины Алексеевны и в 1745 г. вступила в брак с наследни­ком российского престола Петром III. Впоследствии, свергнув супруга-импе­ратора в 1762 г., немецкая принцесса становится российской императрицей.

Мечтая о культурном обу­стройстве России, Екатерина II попыталась на первых порах уп­равлять страной согласно рекомендациям европейских просветителей. Стоит упомянуть об ее указе «Об иностранных поселенцах в России». Государыня не ошибется, упомянутый указ будет иметь далекие и важные для дела специального обучения последствия. Сначала в Поволжье и Причерноморье возникнут немецкие колонии и евангелические лютеранские общины, со временем, в силу понятных причин, их стараниями в далеких от столиц провинциях Российской империи возникнут специальные школы для глухих и слепых детей.

К концу XVIII столе¬тия большинство стран Центральной и Северной Европы осознало важность создания системы массового образования, признало правомерность одного из ключевых требований Великой французской революции — «всеобщее образование народа»! Свято веря в возможность выращивания ради блага империи «новой человеческой породы», самодержица затевает ре­форму образования. В силу сословного деления общества возникает необходимость создать ряд образцовых учебных заведений, «педаго­гических инкубаторов» для воспитания подданных «желаемой поро­ды» — от дворян до крепостных.

Начинает государыня с женского образования. По высочайше­му замыслу, пройдя с младых ногтей особую подготовку, девоч­ки-дворянки, повзрослев, смогут «правильно» выращивать собст­венных детей, что поможет формированию в России элиты, с молоком матери впитавшей ценности европейской культуры. Екатерина II учреждает Императорское воспитательное общество благородных девиц при Воскресенском Смольном женском мона­стыре — Смольный институт (1764). Для подготовки из юношей дворянского происхождения элиты военного и гражданского чиновничества переписывают устав Сухопутного шляхетского кадетского корпуса (1765). Для взращивания же грамотных и работящих простолюдинов в Москве учреждают Воспитательный дом (1764).

Составить план устроительства новаторских учреждений Ека­терина II поручает хорошо осведомленному в европейских образо­вательных модах стареющему сановнику И. И. Бецкому1 (1764), ему же впоследствии выпадет некоторое время курировать глав­ные учебные заведения империи. По замыслу императрицы и по рецептам И. И. Бецкого в Воспитательном доме из безродных сирот предстояло вы­вести уникальную человеческую поро­ду — неких государственно-крепостных образованных ремесленников, «крепост­ных граждан»! Реформаторы верили, что выпускники «генерального учреждения» впоследствии через собственные семьи распространят принципы нового воспита­ния на все общество. Не успели высохнуть чернила на «Генеральном плане», как в Москве был открыт Воспитательный дом (1764), через шесть лет его отделение появилось в Петербурге (1770). Мечта Петра I о со­здании особых заведений для воспитания незаконнорожденных младенцев воплотилась в реальность спустя полвека. Вынужденный под­держать монаршее начинание Синод отреагировал церковным указом провести подписку по сбору средств на устройство и содержа­ние московского Воспитательного дома. Первый вклад — 20 000 р. на устройст­во Воспитательного дома лично внесла государыня (1763).

Поступок самодержицы придворные расценили как сигнал к действию и также совершили разовые пожертвования, многие обязались переводить ежегодно определенные суммы из жалованья либо доходов (окладные подаяния). Императрица на содержание Воспитатель­ных домов выделяла средства регулярно, в общей сложности пожа­ловав за годы своего правления около 2 000 050 р.

Государство наконец перешло от слов к делу и двинулось по пути формирования светской благотворительности, положив начало воспитанию неблагополучных детей. Потребность учить безродных питомцев согласно утвержден­ной государыней программе вынудила учителей Воспитательного дома задуматься о способностях детей, выделить из их общего чис­ла особую группу неуспешных или малоуспешных в освоении школьных дисциплин.

Несмотря на то что из документов московского Воспитательного дома видно, что среди здоровых в этом доме воспитывались и глухие дети, нет оснований полагать, будто московский Воспита­тельный дом стал прототипом специальных школ для глухих в отече­стве, как о том иногда пишут. Случайное попадание детей с нарушением слуха в общеобразовательные классы вряд ли можно считать началом организованного специального обучения, тем более что сурдопедагоги в штате упомянутого дома отсутствовали.

Через четыре года от помпезного открытия московского Вос­питательного дома младенческая смертность в нем достигла 90%. Идея императрицы выращи­вать из изолированных от общества сирот полезных государству подданных оказалась неисполнимой.

Правительство призывает «боголюбивых сограждан всякого зва­ния» браться за воспитание младенцев «до двух, трех лет и более, но не далее пяти». По достижении указанного возраста воспитанников следовало привозить в один из домов, «куда кому способнее», имея при себе комплект заверенных справок и свидетельств (когда ребенок взят на воспитание, крещен ли он, если да, то в какой церкви и т. д.). При желании опекун мог получить в кассе Воспитательного дома денежное вознаграждение. Закон установил таксу за выращивание детей: «За двухлетнего 10, за трех 18, за четырех 24, за пятилетнего 30 р. за каждого». Предложенный «нехристианский» способ заработка не вызвал массового энтузиазма среди православного населения.

Появление частных детских приютов (Олонец, Вытегра, село Капустинец Киевской губернии, Архангельск, Калуга, Смоленск, Старая Русса, Белозерск, Боровичи и т. д.)1 имело уже мало обще­го с первоначальной идеей Екатерины II и И. И. Бецкого. Столич­ным заведениям покровительствовали монархи и знатные вельмо­жи, провинциальные же существовали за счет местных пожертво­ваний. Правительство осознает бессмысленность, если не пагубность сохранения стихийно сложившейся сети Воспитательных домов и принимает решение об их упразднения.

 

2.6. Попечение о сумасшедших, или Долгое строительство долгауза.

 

Со времен Ивана Грозного сумасшедших надлежало отсылать в монастыри. Петр I повелел заменить монастырское попечение лечением в госпиталях для душевнобольных, но далее указа дело не пошло, да и тот Анна Иоанновна отменила. Вынужденная решать судьбу «престаре­лых и в уме поврежденных колодников» Елизавета Петровна со­слалась на отцовский указ.

Ведомства перекладывали ответственность друг на друга, горы бумаг росли, а судьба безумцев не менялась, словно решали ее в присутственных местах думные чины боярской Руси. Неожиданно дело, казалось бы, сдвинулось с мертвой точки — в апреле 1762 г. рождается «Высочайше утвержденный доклад Сената «О постройке для безумных особых домов и об отдаче имений, принадлежащих безумным, под надзор наследников». Прогрессивную новацию пред­ложил «голштинец» на российском троне — император Петр III. 20 августа 1762 г. на свет появля­ется екатерининский указ «Об оставлении в своей силе указа 23 апреля сего года о постройке для безумных особого дома».

Проходит еще четыре года, и столичный генерал-полицмейстер объявляет горожанам очередной указ, обязывающий жителей Пе­тербурга письменно информировать полицию о наличии в их до­мах душевнобольных. Домовладельцев обязали подробно сооб­щать, «какой человек и давно ль сумасбродствует, какого б он звания ни был». За недоносительство грозило наказание: «Буде кто из обывателей о таком безумном человеке, держа его в своем доме, какого б он звания ни был, в Главной полиции не объявит, а тот безумный учинит какое зло или кому какой вред; за то те лю­ди, кто о таковых в Главной полиции не объявит, подвергнутся, как бы они сами то зло учинили, штрафу без упущения; а если у кого сумасшедший человек в доме через полицейских служите­лей или кого иного найдется, что он в полиции объявлен не был, то хотя б он какого и зла не учинил, взыщется за необъявление не­малый штраф». Легко увидеть, что суть устрашающего текста — за­бота о благополучии столичного града (государства), а не о здоро­вье сумасшедших или безопасности их близких. По духу екатерининский указ — точная копия карательно-изоляционных законов средневековой Европы.

Интенсивная работа Правительственной канцелярии, разо­славшей за четыре года четыре закона о душевнобольных, не по­влияла на реальное положение дел никоим образом. На местах по-прежнему не понимали, как поступать с сумасшедшими. Дабы внести ясность, Сенат издал указ «Об отсылке оказывающихся в Сибирской губернии сумасшедших людей, не имеющих своего пропитания, в те монастыри, где неполное число по штатам мона­хов»1. Если бы не дата на документе — 1768 г., можно предполо­жить, что его автор — Иван Грозный. Иными словами, в сфере государственного призрения сумасшедших за двести лет все оста­лось без изменений.

Видя, что ситуация сама по себе не разрешается, императрица пишет указ «О назначении в Санкт-Петербурге, Москве и Казани мест для содержания безумных» (1773) . Первой его исполнит Москва, обеспечив прием душевнобольных в богадельне на терри­тории Екатерининской больницы (1776). Из-за нехватки мест большая часть городских сумасшедших, опекать которых родст­венники отказывались, по-прежнему останется по смирительным домам вперемешку с преступниками.

Петербургский долгауз для «пользования сумасшедших» от­крылся в 1779 г. Обуховская больница, официально именуемая «первым в отечестве психиатрическим заведением», заняла несколько деревянных построек в центре города и располагала всего 60 койками, часть из которых и выделили для душевно­больных.

И все же екатерининская реформа со временем начала прино­сить плоды: к началу XIX в. Приказы общественного призрения появятся в 13 губернских городах, число домов для умалишенных достигнет к 1892 г. восемнадцати.

 

 

2.7. Административная реформа Екатерины II и показательная модель общественного призрения в Москве.

 

Фундамент для будущих позитивных перемен в деле организа­ции светского призрения в России заложит екатерининская админи­стративная реформа 1775 г. Монаршее «Учреждение для управления губерний Всероссийской империи»1 установило административное деление державы и правила управления ею. Именно тогда создается Приказ общественного призрения, в ведение которого попадает на­родное просвещение, медицинская помощь, а также заведения обще­ственного призрения (богадельни, сумасшедшие дома, приюты и пр.).

В 1775 г. самодержица решает «на примере Москвы создать универсальную показательную модель системы общественного призрения для других губерний России». Невзирая на петровские указы, в московских домах по-прежнему привечали «странных» людей, Первопрестольная являла собой «огромный странноприимный дом». Придворный сатирический журнал екатерининской эпохи «Всякая всячина» насмехался над характерной московской причудой.

Екатерина II желала истребить в москвичах любовное почита­ние дедовских обычаев, тягу к «преданьям старины глубокой», мечтала вселить в Москву европейский дух, а потому сознательно избрала патриархальную столицу ареной для экспериментов в сфере общественного призрения. В 1763 г. здесь создается госу­дарственная Медицинская коллегия, положившая начало карди­нальным преобразованиям в лечебном деле. Усилиями первого президента коллегии, европейски образованного А. И. Черкасова1 организуется подготовка российских врачебных кадров, заклады­вается фундамент народного здравоохранения.

В Москве открывается Павловская больница (1763) и медицинский факультет при университете. Желающих изучать медицину первона­чально нашлось немного. В 1776 г. открывается вторая больница для лечения лиц всех сословий — Екатерининская (на 150 коек), при ней богадельня (на 100 мест) и отделение для душевнобольных. Руководство обезумевшим городом взял на себя отставной генерал П. Д. Еропкин, учредивший санитарные участки, карантинные зоны и тем самым спасший Москву от вымирания.

Веротерпимость императрицы-немки и трагическое положение горожан в дни эпидемии привели к тому, что ярые оппоненты официальной церкви, давние враги самодержца — старообрядцы — выполнили правительствен­ный заказ на деятельное милосердие.

Екатерина II во благо российского народа строила систему го­сударственного закрытого призрения по западному образцу с большим увлечением, но с весьма скромными бюджетными за­тратами, алкала благотворительных деяний купечества и дворянства, но не всякую филантропию поощряла.

В 1775г. московский обер-полицмейстер Н.П.Архаров получает от государыни строжайший регламент действия московской полиции по отношению к разным категориям лиц, живущих подаянием. Указ разделил «скитающихся по миру и просящих милостыню в здешнем городе» на четыре категории: зазорных младенцев и сирот; увечных и больных; немощных стариков; «молодых ленивцев». Для размеще­ния (социальной изоляции) лиц каждой категории Москву обязали иметь соответствующие типы заведений, к ранее устроенным бога­дельням добавлялись больницы и работные дома. Вводилось в модельную структуру и заведение нового типа — смирительный дом, куда полагалось помещать на принудительные работы наряду с преступниками «молодых ленивцев». Первый смирительный дом открылся в Москве в 1785 году, в 1870 г., его переименуют в Московскую городскую исправительную тюрьму.

Несмотря на то что монаршие инициативы не соответствовали ни идеалам православного благочестия, ни тогдашней практике протестантской негосударственной филантропии, усилиями Екате­рины II и ее сподвижников в Москве удалось создать «показатель­ную» систему заведений общественного призрения. Образцовый (модельный) комплекс включал:

- сиротское учреждение (Воспитательный дом, 1764 г.); - детские приюты;

- две больницы (Павловская, 1763 г.; Екатерининская, 1776 г.);

- психиатрическое отделение (1776);

- женские и мужские работные дома (1775);
- инвалидный дом для неимущих отставных младших офице­ров (1777);

- смирительный дом (1785).

К концу XVIII столетия древняя столица наравне с протестантскими странами обрела все типы известных там благотворительных заведений. Стартовав на полтора столетия позже Западной Европы, Российская империя — в границах Москвы — вышла на передовые позиции за четверть века. Все изменения в сфере светской благотворительности происходили исключительно с благословения, если не по прямому повелению государыни. Екатерина II последовательно насаждала опыт благотворительности протестантской Европы на подвластных ей землях.

Добрые замыслы властей в сфере благотворительно­сти, не подкрепленные общественной поддержкой, не могли быть действенными, как только «человеколюбивое новшество» переставало занимать государя, оно тотчас угасало.

Подлинное развитие светской благотворительности в обществе, терпевшем крепостничество, оказалось невоз­можным. От человека, пекущегося о разведении крепостных как о размножении домашней скотины, не следовало ждать европейского понимания естественного права, желания поддерживать государст­венную филантропию, заниматься деятельной благотворительностью или задумываться о необходимости обучения глухих и слепых детей.

несмотря на то, что ранее ущемленные в праве на образование социальные группы и сословия в Екатерининскую эпоху «просвещенного деспотизма» получили к нему доступ:

· открываются гарнизонные школы для обучения солдатских детей;

• быстро растет число духовных школ, семинарий для обучения детей духовенства всех рангов;

· организуется женское образование;

· создаются воспитательные дома для обучения сирот и детей из бедных семей;

• открываются школы для иноверцев;

· прекращается преследование раскольников, веротерпимость провозглашается как государственная политика.

Обеспечить призрение убогих на громадных территориях Российской империи еще только предстояло, но фундамент будущих перемен в деле светского призрения Екатерине Великой заложить удалось.

2.8 Павел I создает Ведомство благотворительных учреждений и поручает его императрице Марии Федоровне

Вольно или невольно государство пыталось сломать традици­онное народное милосердие к калеке и сострадание к убогому, искоренить милостыню во спасение — духовные опоры, которые помогали русскому человеку выстаивать и перед лицом рока, п перед еще более грозным для соотечественника лицом безжало­стной власти, помогали переносить тяжелые жизненные испыта­ния.

В 1796 г. российский престол занял Павел I. моменту воцарения Павла I, дальнейшего рас­пространения не получили. Права и привилегии, дарованные дворянству, купечеству и городам, были отменены, администра­тивные реформы остановлены. Прежняя система управления подверглась ревизии и разрушению, новая не создавалась.

Бессмысленно рассуждать о положении инвалидов в государ­стве, где правит всевластный и деспотичный монарх. Вновь широкое распространение получают телесные наказа­ния, подвергнуться которым могли и лица высших сословий. По прихоти монарха неповинующийся дворянин, как во времена Ивана Грозного, мог оказаться в сумасшедшем доме, из чего следует, что Павел I понимал это заведение как изоляционное, каратель­но-исправительное, но не благотворительно-лечебное.

При Павле культурные контак­ты с Европой прерываются, выезд россиян за границу сделался почти невозможным. Одновременно запрещается обучение рос­сийской молодежи в «иностранных училищах» (университетах)1, а также ввоз «всякого рода книг, на каком бы языке оные ни были, без изъятия, равномерно и музыку».

Жестко контролировалась не только светская жизнь, но и жизнь духовенства, тем более что Павел полагал себя главой церкви. Сторонник палочной дисциплины, Павел I неожиданно освободил от телесных наказаний священнослужите­лей, справедливо указывая, что наказание, «чинимое в виду тех са­мых прихожан, кои получали от них спасительные тайны, распола­гает их к презрению священного сана». Также при Павле I Синоду впервые (1799) удалось принять меры по социальному обеспечению вдов и сирот духовенства, определив для них вакансии в монастыр­ских и архиерейских богадельнях.

Российский монарх стал членом католического ордена, в числе основных задач которого была деятельная благотворительность, а потому отнюдь не случайно краткий срок его правления — четы­ре года, четыре месяца и четыре дня — отмечен судьбоносным решением, кардинально и позитивно изменившим отношение Российского государства к инвалидам.

Вступая в Мальтийский орден госпитальеров, Павел принима­ет новый обет — развивать в стране систему медицинских учреж­дений и также исполняет его. В 1797 г. самодержец повелевает со­здать во всех (за исключением столичных) губерниях врачебные управы, введя в них инспекторов «для лучшего наблюдения над аптеками и госпиталями».

К сожалению, совершенствование лечебной службы престоло­наследник начал с ликвидации Приказов общественного призрения, введенных указом Екатерины II. Руководство переименованной службой Павел I возложил на супругу — Марию Федоровну и на ее (императрицы Марии) кан­целярию. Имя Марии Федоровны принцесса Софья-Доротея-Ав­густа-Луиза Вюртембергская (1759—1828) получила при принятии православия и вступлении в брак с цесаревичем Павлом Петрови­чем (1776). Судьба распорядилась так, что мать десятерых детей, в том числе императоров Александра I и Николая I, станет заступ­ницей тысяч обездоленных россиян. Указом от 12 ноября 1796 г. Павел I повелел императрице «начальствовать над воспитатель­ным обществом благородных девиц», несколько позже назначил «главной начальницей воспитательных детских домов Петербурга и Москвы» (Указ от 2 мая 1797 г.). Со временем в ведение канцелярии, кото­рую вскоре переименуют в Ведомство учреждений императрицы Марии (ВУИМ), перейдут лечебницы, сумас­шедшие дома, приюты и богадельни, словом, все существовавшие на тот мо­мент благотворительные учреждения.

О личной благотворительности императрицы и ее трудах во главе не­обычного ведомства журнал «Женское образование» будет писать, не скрывая глубокого уважения и восхищения по­движницей.

Волею Павла I был создан орган управления системой учебно-воспитательных, благотво­рительных и лечебных учреждений, впоследствии полу­чивший название «Ведомство учреждений императрицы Марии» (ВУИМ); открыты внесословные больницы; воз­никли медицинские коллегии и врачебные управы.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Г. Запрещено умерщвлять детей, родившихся вне брака или имеющих врожденный физический дефект | Изданы учебники, написан­ные по-русски и созданные с опо­рой на отечественный опыт обу­чения глухих детей

Дата добавления: 2014-01-03; Просмотров: 655; Нарушение авторских прав?


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2020) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.046 сек.