Студопедия

КАТЕГОРИИ:



Мы поможем в написании ваших работ!

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Мы поможем в написании ваших работ!

Исправительно-трудовая колония





Вывод.

В 60 годы сделана первая попытка создания мест лишения свободы максимально приближенных к «вольным» условиям, попытка первая и не везде успешная, однако богатый практический опыт накопленный за годы существования колоний поселений, как нельзя кстати пригодился на современном этапе реформирования ФСИН.

 

ИТК являлась сложным социально-правовым государственным институтом, главными задачами которого согласно Положению об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах МВД СССР 1961 года определяло: обеспечение отбывания осужденными наказания по приговорам судов в точном соответствии с исправительно-трудовым законодательством, исправление и перевоспитание осужденных с целью подготовки их к честной трудовой жизни, предупреждение совершения новых преступлений. Кроме того, государство возложило на исправительно-трудовые колонии выполнение задач народно-хозяйственного назначения. В конце 80-х годов на территории РСФСР было дислоцировано 85 колоний общего режима, 100 — усиленного, 198 — строгого, 24 — особого, 40 колоний-поселений и 13 тюрем. Кроме того, исправительно-трудовая система включала 60 воспитательно-трудовых колоний и 174 следственных изолятора.

Численность осужденных, содержащихся в исправительно-трудовых учреждениях МВД СССР и в исправительно-трудовых учреждениях, расположенных на территории РСФСР, составляла:

Место исправительно-трудовой колонии в системе исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы было закреплено Исправительно-трудовым кодексом РСФСР. «Исправительно-трудовая колония, — говорилось в статье 12, — является основным видом исправительно-трудовых учреждений для содержания осужденных к лишению свободы, достигших совершеннолетия».

Законодатель, в зависимости от степени общественной опасности и тяжести совершенных преступлений, наличия судимостей, личности преступника, установил перечень режимов исправительно-трудовых колоний для содержания различных категорий осужденных. Согласно статье 61 ИТК РСФСР этот перечень включал исправительно-трудовые колонии общего, усиленного, строгого, особого видов режимов, колонии-поселения для лиц, совершивших преступления по неосторожности, колонии-поселения.



В части содержания основной массы осужденных в исправительно-трудовых колониях замысел законодателя был успешно реализован. В 1970 году - 87,1%, в 1975 году - 84,7%, в 1979 году -85,2% мужчин, осужденных к лишению свободы, отбывали наказание в исправительно-трудовых колониях. Подобное соотношение сохранилось и в 80-х годах.

Что касается создания условий для содержания осужденных, которые бы способствовали всестороннему их развитию, то здесь государство не проявляло заинтересованности и стремления в обеспечении материальными ресурсами исправительно-трудовые колонии, а, наоборот, постоянно и настойчиво проводило политику «экономии», перекладывая материальные расходы по содержанию осужденных на их собственные плечи.

Практика советских исправительно-трудовых учреждений на протяжении длительного периода времени вела поиск наиболее оптимальных форм официальной среды осужденных с тем, чтобы наиболее эффективно использовать предусмотренные законом формы, методы и средства психолого-педагогического воздействия на личность.

В качестве наиболее удачной формы организации среди осужденных был признан отряд; его настоящее рождение, становле­ние и развитие связано с изданием приказа МВД СССР от 14 июня 1957 года № 0375 об утверждении «Временного положения о начальнике отряда».

Приказом МВД РСФСР № 421 I960 года устанавливается штатная численность осужденных в отрядах исправительно-трудовых колоний: колония облегченного режима — 110-120 чел. колония общего режима для содержания менее опасных преступников - 110-120 чел.; колония общего режима для содержания преступников, совершивших тяжкие преступления, - 90-100 чел.; колония строгого режима — 75 чел.; колония спецстрогого режима — 50 чел.

Приказ МВД СССР № 370 1971 г. закрепил основы формирования отрядов: безусловный учет индивидуальных особенностей осужденных, их возраста, образования, характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений. Было установлено, что нормальное функционирование отряда должно обеспечиваться стабильностью его состава, а также организацией работы, как правило, на одном производственном объекте и в одну смену.

Развитие системы исполнения уголовных наказаний в целях обеспечения эффективности и законности ее деятельности вызывало необходимость научного определения и законодательного закрепления содержания основных средств процесса исправления и перевоспитания осужденных. Одним из таких средств исправительно-трудового воздействия закон назвал режим отбывания наказания. Однако закон не раскрывал понятия режима отбывания наказания, а лишь излагал основные требования, которые определяют его содержание, а именно обязательную изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, точное и неуклонное выполнение ими своих обязанностей, различные условия их содержания.

Ведущие ученые-пенитенциаристы при раскрытии понятия режима отбывания наказания определяющим признаком считали его регулирование нормами исправительно-трудового права. Это принципиальная позиция. Ибо правовое положение осужденного должен определять исключительно закон. Все другие нормативные акты, обеспечивающие реализацию закона при исполнении уголовного наказания, должны быть приняты на его базе соответствующими государственными органами, исключая ведомство, в сфере деятельности которого находится осужденный. Ибо специфика функционирования органов, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы, вызывает защитную реакцию его ведомственных интересов, которая с неизбежностью находит отражение в его нормативных актах.

Однако, как свидетельствует практика, в качестве основного документа, определяющего содержание режима и порядок его обеспечения, выступает ведомственный нормативный акт — Правила внутреннего распорядка ИТУ. Согласно общим Правилам внутреннего распорядка ИТУ (в редакции приказа МВД СССР № 310 1977 г., приказа МВД СССР №605 1986 г.), они имели своей задачей конкретизировать отдельные вопросы исполнения и отбывания уголовного наказания в соответствии с требованиями исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик. Приказ МВД СССР № 20 1972 г., определяя задачу Правил в части конкретизации отдельных вопросов отбывания уголовного наказания в виде лишения свободы, вообще исключал положение, при котором она должна решаться в соответствии с исправительно-трудовым законодательством.



Ведомственный нормативный акт не только конкретизирует отдельные положения исправительно-трудового законодательства, но и вводит нормы, которые самым непосредственным образом касаются правового положения осужденных в различных сферах их жизнедеятельности. Это, в частности, касалось установления перечня предметов, запрещенных для пользования осужденными, предельной их численности в исправительно-трудовых колониях. В этом деле весьма наглядно проявлялся ведомственный произвол. Например, Правила внутреннего распорядка ИТУ, утвержденные приказом МВД СССР № 20 1972 года, установили следующие лимиты наполнения исправительно-трудовых колоний: общего режима — не более 1600 чел., усиленного — не более 1400 чел., строгого — не более 1200 чел., особого — не более 600 чел., колония-поселение - не более 700 чел. Затем с утверждением приказом МВД СССР № 105 1986 года новых Правил внутреннего распорядка ИТУ лимиты наполнения исправительно-трудовых колоний были произвольно увеличены: общего режима — 2000 чел., усиленного режима — 1800 чел., строгого режима — 1600 чел., особого режима — 1000 чел., колония-поселение — 1000 чел. Кроме того, ведомство вводит в норму положение, требующее разделения территории колоний на изолированные участки с проживанием в них одновременно не свыше 250-300 осужденных, сокращает площадь одиночных камер в ИТК особого режима в карцерах и тюрьмах с 4 кв. м в 1972 году до 3 кв. м в 1986 году, устанавливает перечни: а) продуктов питания, которые можно направлять осужденным в посылках (передачах); б) продуктов питания и предметов первой необходимости, разрешаемых к продаже осужденным; в) предметов и вещей, которые осужденные могут иметь при себе и т.д.

Ведомственный подход к организации режима отбывания наказания также весьма отчетливо проявился в Правилах внутреннего распорядка исправительно-трудовых учреждений, утвержденных приказом МВД Российской Федерации от 23 ноября 1992 г. № 421. Исходя из сложности проблем, связанных с определением содержания идеологической работы, МВД РФ в Правилах внутреннего распорядка ИТУ исключило регулирование вопросов, связанных с организацией свободного времени осужденных, содержанием воспитательных мероприятий по их социальной реабилитации. Это также касается наиболее злободневных вопросов: условий отбывания наказания; организации работы с жалобами и заявлениями осужденных; объема прав и ответственности администрации ИТУ в части организации исполнения уголовного наказания.

В исправительно-трудовых учреждениях осуществляется при­нудительное общежитие осужденных, порождающее специфические отношения в их среде.

История развития пенитенциарной системы со всей очевидностью подтверждает непреходящее значение труда в формировании личности преступника, отвечающей элементарным требованиям общежития.

Определение содержания труда в местах лишения свободы является одним из весьма сложных вопросов, вызывающих постоянные дискуссии в среде ученых и практиков. Некоторые ученые, в числе которых проф. И. С.Ной, полагали, что труд, выступая в качестве составной части исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы, с неизбежностью содержит в себе элементы кары.

Однако большинство ведущих ученых-пенитенциаристов: А. И. Зубков, Л. Г. Крахмальник, А. Л. Ременсон, Н. А. Стручков, И. В. Шмаров, Ю. М. Ткачевский и др. заняли позицию отрицания кары в содержании труда осужденных, мотивируя это тем, что труд нельзя рассматривать как элемент уголовного наказания.

Таким образом, мы видим, что, как в первом, так и во втором случаях, ученые ставят вопрос не о содержании труда в местах лишения свободы, а его целевой установке: признается или отрицается он законом как карательный элемент. Причем многие из них рассматривали труд как абстрактную категорию, вне связи с конкретными историческими и социально-экономическими условиями, содержанием карательной политики государства.

Между тем именно эти факторы во многом определяют содержание труда в местах лишения свободы. При определенных условиях труд может включать элементы, вызывающие страдания у лиц, которые используются в качестве рабочей силы. Об этом убедительно свидетельствует практика ГУЛАГа МВД СССР по организации труда и трудового использования осужденных, отдельные элементы которой стали в дальнейшем неотъемлемой частью советской исправительно-трудовой системы.

Уместно заметить, что законодатель в отдельных случаях при формировании правовых норм допускал возможность неоднозначного толкования цели и назначения труда осужденных. Так, в статье 27 Основ исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик выделялась норма, в соответствии с которой осужденные, отбывающие наказание в исправительно-трудовых колониях особого режима, должны использоваться, как правило, на тяжелых работах. Видимо, в данном случае принудительную тяжесть труда, с учетом физического и психического состояния здоровья особо опасных рецидивистов (91% — трудоспособные; 3% — инвалиды III группы; 5,9% ~ инвалиды II группы), следует рассматривать как дополнительную меру карательного воздействия.

Труд в исправительно-трудовых учреждениях признавался законом (ст. 27 Основ исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик) обязанностью осужденных.

Причем эта обязанность исключает применение в отношении их труда понятия «принудительный или обязательный труд», ибо этот термин, согласно Конвенции МОТ № 29 о принудительном труде 1930 года, не включает в себя «всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица вследствие приговора, вынесенного решением судебного органа при условии, что эта работа или служба будет производиться под надзором и контролем государственных властей и что указанное лицо не будет уступлено или передано в распоряжение частных лиц, компаний или обществ».

Обязанность осужденных трудиться в соответствии с их физическими и психическими способностями, удостоверенными врачом, подтверждена также Минимальными стандартными правилами обращения с заключенными (ст.76).

Таким образом, администрация ИТУ имеет правовую основу для принудительного обеспечения выполнения осужденным его обязанности трудиться, с использованием при этом всего комплекса мер дисциплинарного воздействия. В данном случае элементы кары проявляют себя в средствах обеспечения труда осужденных в условиях мест лишения свободы.

Хотя элемент принуждения к труду с течением времени имел тенденцию к сужению, он все же занимал достаточно весомое место в дисциплинарной практике ИТУ. За отказы от работы было вынесено взысканий: в 1966 году - 347006, в 1976 году - 87328, в 1986 году - 52235, в 1990 году - 63313.

При применении мер принуждения осужденных к труду администрация ИТУ находилась в крайне сложном положении. Ибо на практике весьма трудно было определить грань, за пределами которой дисциплинарное взыскание могло иметь результат прямо противоположный его назначению.

Основы исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик, исправительно-трудовые кодексы союзных республик в части организации труда и трудового использования осужденных также базировались на принципиальных положениях Минимальных стандартных правил обращения с заключенными. К ним можно отнести: обязанность труда в местах лишения свободы; учет трудоспособности осужденных; подчинение производственно-хозяйственной деятельности ИТУ основной задаче исправлению и перевоспитанию осужденных; установление продолжительности рабочего времени осужденных, еженедельных дней отдыха; организацию труда осужденных в соответствии с правилами охраны труда и техники безопасности; оплату труда осужденных в соответствии с его количеством и качеством по нормам и расценкам, действующим в народном хозяйстве и т.д.

Создание правовой основы организации труда осужденных в местах лишения свободы предполагает разработку, в первую очередь, механизма ее практической реализации. Государство, провозглашая и закрепляя в законе принцип обязательности труда осужденных, естественно, берет на себя обязательство обеспечить создание условий для их общественно полезного, производительного труда. Практика сегодня не подтверждает наличия такого механизма, который бы позволил местам лишения свободы решать в полном объеме проблемы создания условий для труда осужденных и их полного трудового использования. Напротив, государство стремилось получить определенные выгоды от использования труда осужденных в промышленно-хозяйственной деятельности системы ИТУ. Из ежегодной прибыли предприятий ИТУ, которая составляла в 1989 году около девятисот миллионов рублей, в государственный бюджет было изъято 65%. Для предприятий ИТУ устанавливались самые низкие фонды материального поощрения: всего около шести процентов к фонду оплаты труда.

Нельзя также судить об эффективности трудового использования осужденных только по обеспеченности их работой. В этом деле задействованы многие факторы, в числе которых важнейшим выступает уровень так называемой скрытой безработицы, то есть вывод на рабочие объекты осужденных сверх необходимой плановой потребности в рабочей силе, о чем свидетельствовала крайне низкая заработная плата на один отработанный человекодень за полностью отработанное рабочее время в течение месяца. По данным специальной переписи 1989 года, заработки у лиц проработавших полный месяц, составляли: от одного до пяти рублей - 7,8%; от пяти до пятнадцати рублей - 11,9%; от пятнадцати до двадцати рублей - 11,9%. Таким образом, около 1/3 осужденных можно отнести к категории не только низко оплачиваемых, но и не возмещающих своим трудом, хотя бы частично, расходы на их содержание.

Следует заметить, что большинство факторов, обуславливающих серьезные издержки в организации труда осужденных и его результатов, не связано с отношением их к труду, а являются следствием просчетов в определении исправительно-трудовой политики государства и ее практической реализации органами, исполняющими наказания.

Прежде всего, это связано с формированием производственно-промышленной базы предприятий ИТУ, способной обеспечить полную трудовую занятость трудоспособных осужденных с учетом их интересов, профессиональных и нравственно-социальных характеристик. Создание дополнительных рабочих мест, как непременное условие решения проблемы занятости осужденных трудом, являлось постоянной задачей исправительно-трудовых учреждений, которую они не могли решить своими собственными силами. Постановления правительства по этому вопросу, как правило, не обеспечивались материальными ресурсами. Например, постановление Совета Министров СССР от 1 октября 1987 года № 1107 обязало Советы Министров союзных и автономных республик, исполкомы краевых, областных, ок­ружных, городских, районных Советов народных депутатов ус­тановить лишь действенный контроль за деятельностью ИТУ, ВТП, ЛТП, возложив на них обязанность совместно с соответствующими органами внутренних дел и хозяйственными руководителями своевременно обеспечивать работой осужденных и профилактируемых лиц. Между тем как затраты на создание одного рабочего места составляли в 1985 году десять тысяч рублей. Исправительно-трудовым учреждениям материальные ресурсы на эти цели не были выделены.

Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что, несмотря на трудности в материально-финансовом обеспечении, производственная база ИТУ постоянно развивалась и укреплялась, хотя и не такими темпами, которые требовали интересы дела. При организации труда осужденных преимущество отдавалось собственному производству. Если в 1970 году в системе ИТУ функционировало 721 предприятие, в числе которых 458 находились в ведении МВД СССР, то к 1983 году уже было создано 819 промышленных предприятий, из которых только 313 были подчинены МВД союзных республик. Стоимость основных промышленно-производственных фондов в 1982 году составляла 1, 9 млрд. рублей, годовой объем промышленного производства 7,8 млрд. рублей. За годы девятой и десятой пятилеток на предприятиях ИТУ были созданы дополнительные рабочие места, позволившие занять трудом 176 тысяч осужденных, в том числе более 100 тыс. в 1976-1980 гг. На предприятиях ИТУ с собственным производством в числе работаю­щих было занято трудом в 1970 г. - 69,3%; 1975 г. - 72,0%; 1982 г. — 71,8% осужденных.

Было установлено, что зачеты рабочих дней являются льготным порядком исчисления срока отбывания наказания в виде лишения свободы и распространяются на все категории осужденных, отбывающих наказание в указанных исправительно-трудовых колониях, занятых как в производственной, так и в непроизводственной сферах, систематически перевыполняющих нормы выработки, добросовестно относящихся к своим обязанностям и не допускающим нарушений режима отбывания наказания. От участия в эксперименте отстранялись лица, осужденные на срок до одного года включительно.

Введение зачетов рабочих дней в основном положительно отразилось на повышении заинтересованности осужденных в результатах своего труда, укреплении трудовой дисциплины, выполнении основных показателей производственной деятельности ИТУ. Так, выработка на одного работающего в экспериментальных колониях по сравнению с 1987 годом увеличилась на 15,4%, в то время как этот показатель в целом по системе ГУИД МВД СССР возрос лишь на 5,7%. В каждой второй колонии, где проводился эксперимент, по сравнению с 1987 годом снизилось количество преступлений и нарушений режима в расчете на одну тысячу человек. Уровень преступности в расчете на одну тысячу человек в них составил 2,8; в то время как по системе ГУИД МВД СССР он равнялся 3,72.





Дата добавления: 2014-01-03; Просмотров: 2674; Нарушение авторских прав?; Мы поможем в написании вашей работы!


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2021) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.006 сек.