Студопедия

КАТЕГОРИИ:



Мы поможем в написании ваших работ!

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Мы поможем в написании ваших работ!

Коммуникативные качества речи (коммуникативный аспект)


1. Точность как качество грамотной речи.

2. Логичность как качество грамотной речи.

3. Чистота как качество грамотной речи.

4. Уместность как качество грамотной речи.

5. Выразительность и богатство языка как качества грамотной речи.

 

1. Точность как качество грамотной речи

Точность как качество грамотной речи предполагает следующее:

· умение ясно мыслить (логическая точность);

· знание предмета речи (предметная точность);

· знание значения употребляемых в речи слов (понятийная точность).

1. Умению ясно мыслить учит логика. Каждому, кто готовит письменные или устные тексты, необходимо иметь элементарные представления о понятии, суждении, умозаключении как основных единицах мышления. Понятие есть форма мысленного обобщения предметов по их специфическим признакам. Оно не совпадает с образом вещи в нашем восприятии и содержит только самые характерные признаки предмета, явления. Понятие есть каркас образа, оно позволяет отличить предмет, явление в ряду других предметов или явлений. В языке понятие выражено словом. Когда Бог сотворил человека, одно из заданий, которое он дал Адаму, звучало так: «Назови все», т.е. выработай понятие.

Следующая ступенька мышления – суждение. Оно связывает понятия между собой, ведь и предметы, и явления не существуют в мире сами по себе – между ними есть определенные связи; отношения. В языке суждение выражено простым предложением отрицающего или утверждающего характера. Возьмем два понятия – понятие «дождь» и понятие «движение». Попытавшись связать их, установить между ними отношения, мы можем создать, в зависимости от конкретных обстоятельств, два суждения – «Дождь идет» и «Дождь не идет». Каждое будет соответствовать обстановке данного дня, времени года, положению географической точки, в которой мы находимся. Суждение устанавливает самый простой вид связи между понятиями, в реальном же мире эти связи многогранны и очень сложны, поэтому необходимо подниматься на новую ступень мышления, учиться создавать умозаключения. Умозаключение связывает два или несколько суждений. Приведём самый простой пример, используя уже созданное нами суждение «Дождь идет (не идет)». Создадим еще одно суждение из понятий «осень» и «движение» – «Осень наступила (не наступила)». Свяжем суждения в умозаключения – «Наступила осень, и пошли дожди» или «Осень еще не наступила, и дожди пока не идут». Умозаключение в языке выражено сложным предложением. Оно может быть истинным или ложным, в зависимости от того, насколько точно человек может установить реальные взаимоотношения предметов и явлений в мире. Приведем хрестоматийный пример ложного умозаключения. Мальчик, стоя в комнате у окна, говорит матери: «Мама, посмотри, листочки колышутся, и поэтому дует ветер». Связи установлены неверно, и умозаключение ложно.



2. Предметная точность опирается на глубокое знание говорящим свойств предмета, явления, о котором он собирается рассказать слушателям. Приведем пример из газеты «МК» от 25 декабря 1996 г.: «Всего во Франции 75,3% населения объявляют себя католиками, 1,9% – протестантами, 1,1% – мусульманами, 0,6% – евреями». Автору статьи невдомек, что еврей – национальность, а не конфессиональная принадлежность, и необходимо было использовать слово «иудеями». Предметная точность – вежливость пишущего человека. Её отсутствие недопустимо. Основой предметной точности могут стать только обширные знания.

3.Хорошей речи необходима и понятийная точность. Поиск нужного слова – мучительный процесс, и об этом не раз писали наши классики. В.В. Маяковский «изводил единого слова ради тысячи тонн словесной руды». Н.А. Некрасов в одном из писем Л.Н. Толстому сетовал: «Мне жаль моей мысли, так бедно я её поймал словом... Бывало, я был к себе неумолим и просиживал ночи за пятью строками. Из этого времени я вынес убеждение, что нет такой мысли, которую человек не мог бы себя заставить выразить ясно и убедительно для другого, и всегда досадую, когда встречаю фразу «нет слов выразить» и т.п. Вздор! Слово есть всегда, да ум наш ленив». Неленивости ума поучимся у А.С. Пушкина. Вот гений подбирает эпитет драматургу А.А. Шаховскому («Евгений Онегин»). Сначала двустишие звучит так:

Там вывел неутомимый Шаховской

Своих комедий пестрый рой.

Определение «неутомимый» было заменено Пушкиным, очевидно, по той причине, что «неутомимость» драматурга (а он написал 52 пьесы!) уже была выражена словом «рой». Пушкин ставит на это место слово «острый», но меняет затем и его на «колкий». Дело в том, что произведения Шаховского не были социально острыми: драматург продвигает на русскую сцену приемы легкой французской комедии. В результате работы всего над одним словом появляются строки, в которых каждое слово несет свою собственную нагрузку и не повторяет семантики других:

Там вывел колкий Шаховской

Своих комедий пестрый рой.

Итак, понятийная точность – непременное условие создания грамотного письменного или устного высказывания. Наиболее распространенные ошибки, приводящие к понятийной неточности, следующие:

1) употребление слова в несвойственном ему значении;

«Глава фирмы пристально следит за чистотой в своем офисе». Слово «пристально» употреблено без учета присущего ему в языке значения – «сосредоточенно», «напряженно». Сосредоточенным и напряженным, т.е. пристальным взглядом можно смотреть на кого-либо, следить же за чем-то можно внимательно.

2) употребление в речи различного рода омонимов, порождающее двусмысленность текста;

«Депутаты городской думы Новороссийска приняли закон об упразднении транспортных судов». Омонимичные формы родительного падежа множественного числа существительных «суд» и «судно» делают предложение двусмысленным.

3) употребление плеоназмов (от греч. – преизбыток) – включение в речь лишних, избыточных по смыслу слов.

«Студенты активно готовятся к зимней сессии, к экзаменам». Одним из значений существительного «сессия» является следующее: период экзаменов в высших и средних специальных учебных заведениях, поэтому употребление в предложении уточнения «к экзаменам» избыточно.



4) употребление паронимов (от греч. – возле + имя), сходных по звучанию, но не совпадающих по значению слов. Приведем небольшой список толкований паронимов-исконно русского и заимствованного происхождения, которые представляют наибольшую трудность:

· абонент (лицо, человек) – абонемент (документ);

· запасный (имеющийся в качестве запаса) – запасливый (обеспечивающий себя запасом);

· сыскать (найти, отыскать) – снискать (приобрести, найти).

 

2. Логичность как качество грамотной речи.

Логичность как коммуникативное качество имеет много общего с точностью. Прежде всего, как и точность, она характеризует речь со стороны содержания. Каковы характерные черты логичной речи? Сочетания слов и словосочетания не должны быть противоречивыми. Если в природе нет голубых помидор и меховой воды, то подобные словосочетания не могут считаться логичными. Отсутствие логики наблюдается и в предложении «Легкоатлеты напряженно готовятся к спартакиаде, к соревнованиям». В понятие «спартакиада» понятие «соревнования» входит в качестве видового в родовое, поэтому возникает, во-первых, плеоназм (избыточность), во-вторых, невозможны перечислительные отношения между словами «спартакиада», «соревнования». Следующая ступенька создания логичного текста – логические связи в предложении. Мы уже упоминали о строении русского повествовательного предложения, в котором сообщается новая информация: тема (исходные данные высказывания) должна в этом случае предшествовать реме (коммуникативному центру, сообщающему что-то новое, неизвестное собеседнику). На уровне текста логичность обеспечивается соединением отдельных высказываний при помощи специальных приемов: 1) лексического повтора, 2) синонима, 3) анафорического местоимения (от греч. – вынесение наверх), местоимения, указывающего на предшествующее слово, отсылающее к ранее сказанному. Важным средством логической организации текста является его деление на абзацы (нем. от глагола – «отодвигать). Абзац – отрезок письменного текста от одной красной строки до другой. По содержанию абзац есть законченная часть целого, отдельное звено в общей динамике мысли и переход к следующему звену. Логичность текста зависит и от общей его композиции.

 

3.Чистота как качество грамотной речи.

Чистота речи предполагает отсутствие в ней элементов, чуждых литературному языку, или отвергаемых нормами нравственности. Чуждыми литературному языку элементами считаются территориальные диалектизмы, варваризмы, жаргонизмы, канцеляризмы, слова-паразиты. Оскорбляет нравственность человека употребление вульгаризмов. Территориальные диалектные (от греч.– говор, наречие) слова – это слова, присущие народному говору, группе говоров или наречию и отсутствующие в литературном языке. Говором называют наименьшую территориальную разновидность языка, которая используется в качестве средства общения населением небольшого региона, не имеющего территориально выраженных языковых отличий. Группа говоров, близких по языковым особенностям, составляет наречие, являющееся наиболее крупной единицей диалектологического членения языка. В русском языке два наречия: севернорусское (северное) и южнорусское (южное). Между ними проходит полоса говоров, которые называют среднерусскими. Именно на их базе сформировался современный русский литературный язык.

Диалектные слова подразделяются на три группы. Первую составляют собственно диалектизмы, которые понятны только жителям той местности, где они возникли и распространены: биспой – «седой», «серебристый» (архангельский говор), зобать – «есть» (рязанский говор), «каманика» – название ежевики (воронежский говор). Вторую группу составляют диалектизмы, встречающиеся не только в отдельных говорах, но в целом в наречии: для севернорусского наречия характерны слова «баско» (красиво), «рига» (сарай для сушки снопов), «потолок» (чердак). Южнорусскому наречию свойственны слова, не встречающиеся на севере: «кочет» (петух), «баз» (загон для скота), «кошара» (помещение для овец). Через просторечие диалектные слова могут проникнуть в литературный язык и стать общеупотребительными. Таким путем пришли в XIX столетии в просторечие и литературный язык следующие слова: просторечные – «задира», «измываться», «клянчить», «нудный», литературные – «тайга», «путина», «изморозь», «новосел».

Сегодня городское население практически но употребляет территориальных диалектизмов. Этому способствовали в первую очередь единые программы обучения русскому языку, а также повсеместное распространение средств массовой информации. В сельских районах носителей диалектов тоже становится все меньше. И это явление нельзя оценить однозначно. Диалекты нужны литературному языку как источник пополнения лексики яркими, эмоционально окрашенными словами. Невозможно представить себе наш язык без ласковых слов «детвора» и «мальчуган», острого «зазнайка», точного в наименовании определенного типа людей слова «самодур». Все они пришли к нам из диалектов.

Варваризмы (лат.– бормочущий, всякий чужеземец, не владеющий латынью) – включенные в речь без необходимости иноязычные слова и выражения. Заимствование – естественный процесс, характерный для всех языков мира. Так, в английском языке иноязычных слов более половины. Такое явление было не чуждо и древним языкам – в латыни более 7 тысяч греческих слов. Сегодня существует мнение, что в третьем тысячелетии вся Европа будет говорить на едином языке. Что он будет собой представлять? В Милане создан примерный словарь такого языка, в котором отразилось троевластие английского, немецкого и французского языков. В XXI в., считают создатели словаря, лингвистическая взаимоэкспансия усилится, а к середине тысячелетия все европейцы будут читать и понимать друг друга без переводчика. Правда, речь идет о языке средств массовой информации и бытовом общении. Словарный состав русского языка формировался на протяжении многих столетий. В русском языке исконно русская лексика составляет 90%, остальное слова – заимствования из разных языков. Исконно русская лексика подразделяется на следующие группы:

1)индоевропеизмы – самые древние из исконно русских слов.

По предположениям учёных, эта лексика формировалась в V-IV тысячелетиях до н.э.: «дуб», «лось», «гусь», «волк», «овца», «медь», «мать», «сын», «дочь», «луна», «новый снег», «шить» и т.д.;

2)общеславянская лексика – слова, унаследованные из общеславянского языка до VI в. и употребляемые ныне в южнославянских, западнославянских и восточнославянских языках:

· глаголы «сидеть», «бежать», «идти», «видеть», «жить», «сеять», «бороться»; существительные «человек», «гость»,«гончар», «голова», «лоб», «зуб», «нога», «бровь», «волос», «серп», «лук», «соха», «воля», «зло», «гром», «ветер», «буря», «коза», «бык», «вол», «утро», «день», «сутки», «мать», «сын», «серебро», «железо», «золото»;

· прилагательные «белый», «мудрый», «молодой», «правый», «глубокий»;

· предлоги и союзы «над», «при», «в», «от», «и», «а», «но», «да»;

· местоимения «я», «ты», «вы», «он», «кто», «сам», «мой»;

3)восточнославянизмы – слова, возникшие и употребляемые в восточнославянской группе языков (русский, украинский, белорусский): «совсем», «сегодня», «тут», «ледяной», «коржик», «куст», «осока», «деревня», «слобода», «плотник», «повар», «сапожник», «мельник», «сапог», «ковш», «собака», «белка», «селезень», «снегирь»;

4)собственно русские слова возникают в период с XVI столетия и по настоящее время. Это возникшие давно «скворец», «грусть», «удаль», «разбег», «каменщик» и образованные от иноязычных корней сравнительно недавно «миноносец», «стенгазета». Собственно русскими последние образования считаются в силу того, что они прошли через систему русского словообразования, «обросли» русскими суффиксами и приставками и являются принадлежностью только русского языка.

Заимствованная лексика состоит из слов, пришедших в наш язык из славянских (старославянизмы, украинизмы, польские и чешские элементы), скандинавских, германских, тюркских, греческого и латинского, немецкого, голландского, английского, французского, итальянского, испанского языков.

Какие из заимствованных слов лингвисты называют «варваризмами» и считают их употребление излишним? Заимствованная лексика по своему коммуникативному значению может быть распределена на три группы:

1)слова, являющиеся единственными наименованиями жизненно важных понятий, пришедшие в русский язык давно и прочно освоенные: «кровать», «баня», «математика», «кумир», «бисер», «деньги», «матрос», «галстук», «томат», «гитара»;

2)слова, являющиеся единственными наименованиями обозначаемых понятий, но осознаваемые носителями языка как иностранные: «пижама», «лайнер», «троллейбус», «контейнер», «метро», «экскаватор», «торшер»;

3)наименования, имеющие исконно русские аналоги, отличающиеся оттенком значения, его объемом или сферой употребления:

· ревизовать (материальные ценности) – проверить;

· контракт (письменно оформленное соглашение) – договор;

· константный – устойчивый (отличаются сферой употребления);

· пунктуальный – точный (отличаются сферой употребления);

· утрировать–преувеличивать (отличается только сферой употребления).

Именно эта группа заимствований и дает варваризмы. Приток заимствований в русский язык особенно усилился в 90-е годы. Это связано с изменениями в сфере политической жизни, экономики, культуры. Сегодня вызывает тревогу не только у лингвистов, но и у всякого здравомыслящего русского человека небывалая напористость проникновения иноязычной лексики во все сферы жизни общества. Иноязычная терминология господствует в политике (импичмент, инаугурация, электорат, консенсус, спикер), науке и технике (компьютер, файл, чип, мониторинг, плейер, пейджер, факс, дисплей), финансово-коммерческой деятельности (инвестиция, аудитор, брокер, траст, холдинг, дилер, конверсия), культурной жизни (бестселлер, триллер, вестерн, номинация, шоумен, дайджест), быту (чизбургер, гамбургер, твикс, сникерс, спрай, стренч, джакузи). Носители русского языка, постоянно осваивая новые и новые заимствования, порой забывают при этом о давней четкой рекомендации гения русского языка А.С. Пушкина: употреблять иностранное слово только тогда, когда нет русского аналога:

...но панталоны, фрак, жилет

Всех этих слов на русском нет,

А вижу я, винюсь пред вами,

Что уж и так мой бедный слог

Пестреть гораздо б меньше мог

Иноплеменными словами.

Хоть и заглядывал я встарь

В Академический словарь...

Но что нынешним политикам и журналистам Пушкин, когда так хочется выглядеть «научно» и «умно»? Ни одного французского слова не шло Льву Николаевичу Толстому на ум, когда хотелось «говорить по душе», но «ежели хочешь блеснуть», тогда другое дело. Вот и «блещут» отечественные депутаты, государственные чиновники, газетчики и псевдоученые «ваучерами», «эксклюзивными интервью», «брифингами», «гала-концертами», «конвертируемыми валютами», «электоратом», «дистрибьюторами» и «инвестициями». Употребление этой чудовищной лексики преследует и цель одурманивания населения, ведь если мы не понимаем слов, доносящихся из радиоприемника или с экрана телевизора, то нередко обвиняем в этом самих себя, дескать, не учился в свое время, не знаю того, что знают эти люди. На деле часто и сами «авторы» не понимают того, о чем говорят, а лишь создают себе «имидж» образованного человека.

Без заимствований, конечно, не обойтись, но соблюдение меры, вкуса, целесообразности и уважения к русскому читателю и русскому слушателю должно стать нормой требований к публичной речи.

Наиболее распространенные ошибки при употреблении заимствованных слов связаны

1) с незнанием значения иноязычного слова:

Соболев – настоящий полиглот. Он и поет, и рисует, и декламирует.

Слово «полиглот» имеет греческое происхождение: означает «многоязычный», «знающий много языков».

2) среди заимствований встречаются омонимы, близкие по звучанию, но разные по значению слова:

Он пользовался в коллективе особым приоритетом.

Слово «приоритет» пришло к нам из немецкого языка, в котором, в свою очередь, появилось из латыни. Латинское – первый, важнейший. В немецком и русском языках слово «приоритет» употребляется в значении «первенство в каком-либо открытии, изобретении». Близким ему по звучанию словом, которое автор предложения должен был использовать, является слово «авторитет», тоже появившееся в русском языке благодаря немецкому языку и имеющее значение «общепризнанное значение, влияние».

3) возникновение тавтологии из-за незнания значения заимствованного слова:

Все это затрудняет предсказание точного прогноза путины.

Слово «прогноз» греческое - предвидение, предсказание о развитии чего-либо (погоды, болезни), основанное на определенных данных.

Жаргонизмы (иногда их называют «социальными диалектами») – слова и выражения, возникшие и применяемые в узкогрупповых ответвлениях языка. Возникновение жаргонов связано со стремлением отдельных социальных групп противопоставить себя обществу в целом или некоторым его группам, отгородиться от них, используя языковые средства. По сути, жаргон – тайный язык, цель которого – скрыть от чужака смысл произносимого. Одним из первых описанных жаргонов на Руси был жаргон староверов-раскольников, преследуемых государством и церковью. Ими был создан так называемый «офеньский язык», тайный язык торговцев мелочным товаром, в том числе раскольничьими книгами и иконами. Знаток раскольничьего быта П.И. Мельников-Печерский так описывает эпизод использования офеньского языка в своем романе «В лесах»: «Прибежит в лавку, ровно с цепи сорвавшись, какой-нибудь паренёк и, ни с кем не здороваясь, никому не поклонясь, крикнет хозяину: "Хлябышь в дудоргу хандырит, пельмиги шишлять!» И хозяин вдруг встревожится, бросится в палатку и почнёт там наскоро подальше прибирать, что не всякому можно показывать. Кто понял речи прибежавшего паренька, тот, ни слова не молвив, сейчас же из лавки вон. Сколько бы кто ни учился, сколько бы ни знал языков, ежели он не офеня и не раскольник, ни за что не поймет, чем паренёк так напугал хозяина. А это он ему по-офеньски вскричал: "Начальство в лавку идет бумагу читать"». В «бумаге» обычно содержалась информация о запрещении той или иной раскольничьей церковной утвари или книг. Упоминает офеньский язык в своем словаре и В.И. Даль, отмечая, что «весь строй его чисто русский» и отличается он только лексическим составом. В.И. Даль приводит следующий пример (мы запишем его, выделяя окончания, приставки и суффиксы, указывающие на форму слова): «Роп-а ким-ать, полу-меркоть, рыхл-о за-курещ-ат ворынан-ы» – «Пор-а сп-ать, пол-ночь, скор-о за-по-ют петух-и».

Свои жаргоны есть у многих социальных групп, объединённых, например, по профессиональному признаку или увлечениям: спортсмены и моряки, медики и юристы, картежники и актеры вырабатывают свой «язык», в котором встречается немало очень точных и ярких, образных выражений. Так, обыкновенный хвост в речи настоящего охотника приобретает особую выразительность: у волка он «полено», у лисы – «труба», у зайца – «цветок», у борзой собаки – «правило». Взаимодействуя с литературным языком, жаргон через просторечие и разговорный стиль передает ему немало своих лексических богатств. Так из профессионального языка актеров в литературный язык пришли слова «переживать», «выигрышный», в разговорную речь – «волнительно» и «настрой»; бурсаки пополнили разговорный стиль общеупотребительными словами «дока», «шпаргалка», выражением «собаку съел»; картежники – «втирать очки», «идти в гору», «для мебели»; биллиардные игроки – «быть в ударе».

Наиболее массовая социальная группа, стремящаяся создать свой язык, – молодёжь. Правда, о статусе молодёжного жаргона исследователи спорят. Нет сомнения в том, что юное поколение – специфическая социальная группа, у которой есть причины изобретать тайный язык (вспомним, описание Н.Г. Помяловским жаргона семинаристов в «Очерках бурсы»). Однако против признания молодежной речи жаргоном говорит, во-первых, разнородность происхождения её элементов: здесь и территориальные диалектизмы (рязанско-тамбовско-владимирское «клёвый» в значении «красивый»), и иноязычная лексика («фармазонить» – говорить попусту, «дабл» – туалет, «лайф» – жизнь, «крейзить» – сходить с ума), и вульгаризмы («базар» – разговор, «ничтяк» – отлично, здорово, «лох» – простачок, жертва обмана). Второе обстоятельство, не позволяющее говорить о речи молодежи как о жаргоне в полном смысле этого понятия, – весьма малый срок жизни этого языка. Каждое поколение значительно обновляет лексику, и сорокалетние чаще всего совершенно не понимают двадцатилетних. К.И. Чуковский относился к молодежному жаргону как к болезни роста: главное – своевременное выздоровление. Тревожит лишь то обстоятельство, что современный молодежный язык стремительно криминализируется: все больше и больше элементов лексики молодежь черпает в уголовном жаргоне. Процесс этот, к сожалению, отражает общую тенденцию – сегодня «по фене ботают» не только на зоне, но и в парламенте, средствах массовой информации, на теле- и киноэкране.

Ещё одним элементом, чуждым литературному языку, являются канцеляризмы (лат.–отдел учреждения, ведающий его служебной перепиской, оформлением текущей документации). Канцеляризм представляет собой слово или конструкцию, которые вполне закономерно употребляются в официально-деловом стиле речи. Деловые документы требуют определенной автоматически воспроизводимой формы. Такие формы устойчивы и применяются в типичных ситуациях. Но когда они попадают в другие стилевые пласты речи (разговорный, публицистический, художественный, научный), то становятся причиной обесцвечивания речи, её омертвления. К.И. Чуковский рассказывает: «Молодой человек, проходя мимо сада, увидел у калитки пятилетнюю девочку, которая стояла и плакала, Он ласково наклонился к ней и спросил: «Ты по какому вопросу плачешь, девочка?» Языковое оформление ситуации вызывает улыбку. Но так бывает далеко не всегда. Попробуйте понять фразу из газетной статьи: «Городские власти должны срочно поставить вопрос о воспитании населения в духе улучшения отношения к проведению мероприятий по озеленению города». Канцеляризмы «поставить вопрос», «проведение мероприятий», «воспитание... в духе» засоряют высказывание, оно становится совершенно недоступным для понимания.

Засорение речи происходит и тогда, когда человек употребляет так называемые слова-паразиты. Причина их появления – слабое владение устной речью. Подбирая в высказывании следующее необходимое слово, человек невольно делает паузу, и если она длительна, то временной промежуток заполняет слово-паразит. В его качестве могут выступать вполне нейтральные «значит», «вот», «понимаешь», «так сказать», «знаешь», «короче», но если они мелькают слишком часто, то совершенно заслоняют полезную информацию. К сожалению, все чаще в роли таких слов выступает вульгарная лексика.

Вульгаризмы (лат. – обыкновенный, простой) – слова и выражения, оскорбляющие нравственное чувство человека. Возникновение их, как считают исследователи, вряд ли было связано со стремлением оскорбить достоинство. Часть ставшей впоследствии матерной лексики формировалась в течение жизни многих поколений, начиная со времен родового строя. В условиях полигамных отношений каждый старший мужчина в роду мог быть отцом любого из молодых людей того же рода, поэтому выражения, отражающие половые отношения, были лишь напоминанием об уважении к старшему как возможному родителю. Таким образом, первоначально они носили воспитательный характер, напоминали об авторитете старших в кровнородственном коллективе. В разряд грубых, вульгарных они попадают в период становления и укрепления христианских традиций, когда все, что касается интимных отношений мужчины и женщины, стало ощущаться греховным, нечистым.

Защитники матерной лексики в качестве аргумента законности ее употребления выдвигают стремление русского человека выражаться крепко и эмоционально в трудных ситуациях. Возможно, в отдельных случаях с этим следует согласиться, однако, как уже отмечалось, бранная лексика все чаще используется для заполнения физиологической паузы при подборе очередного слова в высказывании. Сквернословие стало нормой в кабинетах руководителей, студенческой аудитории, мы слышим брань с экрана телевизора, читаем книги современных авторов, которые ссылаются на «правду жизни». Ещё в 1974 году Михаил Жванецкий сетовал в «Птичьем полете» на повсеместность использования вульгарной лексики: «А мат уже давно никого (не удивляет)... Это легкая музыка. Это фон, на котором мы бегаем на работу, ездим в трамвае, говорим с любимой. Главное – из этой тучи мата уловить информацию: так налево или направо? Когда же они все-таки завезут? А где этот музей? И направо. После того, как им овладели дамы, язык стал всеобщим».

Между тем, в соответствии со статьей 158 (мелкое хулиганство) УК РФ за нецензурные выражения полагается штраф в размере от 10 до 50 рублей или исправительные работы на срок от одного до двух месяцев с удержанием 20% заработка. К нарушителю может быть применена и такая мера наказания, как арест на 15 суток.

Сквернословие не так безобидно, как это хотят представить иные его защитники. Во-первых, тесная взаимосвязь человеческого мышления и речи делает любителя крепкого словца заложником своего «увлечения», и содержание его мышления все более и более подчиняется особой форме выражения мыслей. Во-вторых, такой человек не будет везде желанным в общении, так как, к счастью, далеко не все наши соотечественники приветствуют распространение матерной лексики. В-третьих, существует достаточно отчетливая взаимосвязь между употреблением вульгарной лексики и потерей человеком своего здоровья: брань оскорбляет, создает эмоциональный дискомфорт, угнетает психику нормального человека, а значит – разрушает и его физиологию.

 

4.Уместность как качество грамотной речи

Уместность как качество хорошей речи требует такого подбора и организации средств языка, которые делают речь отвечающей целям и условиям общения. Уместная речь соответствует теме сообщения, его логическому и эмоциональному содержанию, составу слушателей. Уместности как качеству грамотной речи уделялось большое внимание в ораторском искусстве античности. Цицерон писал: «Как в жизни, так и в речи нет ничего труднее, чем видеть, что уместно... Не для всякого общественного положения, не для всякой должности, не для всякой степени влияния человека, не для всякого возраста, так же, как и не для всякого места, и момента, и слушателя, подходит один и тот же стиль, но в каждой части речи, так же, как и в жизни, надо всегда иметь в виду, что уместно: это зависит и от существа дела, о котором говорится, и от лиц, и говорящих, и слушающих». Различают уместность стилевую, контекстуальную, личностно-психологическую. Стилевая уместность проявляется в умении учитывать специфику, закономерности отбора и употребления языкового материала в соответствии с используемым для создания текста стилем – деловым, научным, художественным, публицистическим, разговорным. Так, для разговорной речи характерны неполные синтаксические конструкции (Где тут авоська? Улица Платова, как пройти?). Перенесение их в письменные стили речи неуместно.

Уместность той или иной языковой единицы регламентируется и контекстом, т.е. речевым окружением. Контекст регулирует употребление того или иного элемента в конкретной языковой ситуации или отказ от него. На значение контекста указывал П.С. Пороховщиков, известный юрист конца XIX – начала XX столетия, автор книги «Судебное красноречие» (1910): «Красота и живость речи уместны не всегда: можно ли щеголять изяществом слога, говоря о медицинском исследовании мертвого тела, или блистать красивыми выражениями, передавая содержание гражданской сделки?» Уместность речи в судебной практике определялась им чеканной формулой: «Не так говорите, чтобы мог понять вас судья, а так, чтобы не мог не понять вас судья». Она вполне применима и ко всем остальным ситуациям публичных выступлений.

Наиболее типичное проявление личностно-психологической неуместности – грубость. Резкое слово, язвительное замечание, металлические интонации в голосе и категоричность суждений наносят окружающим нас людям тяжелые душевные травмы. Тактичность и деликатность в выборе средств общения, мягкие и доброжелательные интонации сохраняют здоровье, помогают пережить трудности, которые неизбежно встречаются в жизни каждого человека.

 

5.Выразительность и богатство как качества грамотной речи

Выразительностью речи называются такие особенности ее структуры, которые поддерживают внимание и интерес слушателя (читателя). Полная типология выразительности лингвистикой не разработана, так как она должна была бы отразить всю многообразнейшую гамму человеческих чувств и их оттенков. Но можно вполне определенно говорить об условиях, при соблюдении которых речь будет выразительной. Первое – самостоятельность мышления, сознания и деятельности автора речи. Второе – его интерес к тому, о чем он говорит или пишет. Третье-хорошее знание выразительных возможностей языка. Четвертое-систематическая осознанная тренировка речевых навыков.

Рассмотрим, каковы же выразительные возможности современного русского языка. Выразительность могут усиливать или ослаблять все его элементы, начиная со звуков и кончая синтаксическими единицами.

Усиливает выразительность речи интонация. Ослабляют артикуляционная нечеткость, лексическая и интонационная бедность, употребление канцеляризмов и слов-паразитов, синтаксическое однообразие в построении речи.

Основной источник усиления выразительности-лексика, дающая целый ряд особых средств: эпитеты, метафоры, сравнения, метонимии, синекдохи, гиперболы, литоты, олицетворения, перифразы, аллегория, ирония. Большими возможностями усилить выразительность речи обладает синтаксис, так называемые стилистические фигуры речи: анафора, антитеза, бессоюзие, градация, инверсия (обратный порядок слов), многосоюзие, оксюморон, параллелизм, риторический вопрос, риторическое обращение, умолчание, эллипсис, эпифора.

Лексические средства языка, усиливающие его выразительность, называют в лингвистике тропами (от греч. – слово выражение, употребляемое в переносном значении). Чаще всего тропы используют авторы художественных произведений при описании природы, облика героев. Эти изобразительно-выразительные средства носят авторский характер и определяют самобытность писателя или поэта, помогают ему обрести индивидуальность стиля. Однако существуют и общеязыковые тропы, возникшие как авторские, но со временем ставшие привычными, закрепившиеся в языке: «время лечит», «битва за урожай», «военная гроза», «совесть заговорила», «свернуться калачиком», «как две капли воды». В них прямое значение слов стирается, а иногда и утрачивается совсем. Их употребление в речи не рождает в нашем представлении художественного образа. Троп может перерасти в речевой штамп, если употребляется слишком часто. Сравните выражения, определяющие ценность ресурсов при помощи переносного значения слова «золото»,–«белое золото» (хлопок), «черное золото» (нефть), «мягкое золото» (пушнина) и т.д.

Эпитеты (от греч. – приложение – слепая любовь, туманная луна) художественно определяют предмет или действие и могут быть выражены полным и кратким прилагательным, существительным (приложение) и наречием: «Брожу ли я вдоль улиц шумных, вхожу ль во многолюдный храм...» (А.С. Пушкин) – «Она тревожна, как листы, она, как гусли, многострунна...» (А.К. Толстой) – «Мороз-воевода дозором обходит владенья свои...» (Н. Некрасов) – «Неудержимо, неповторимо все пролетело далече и мимо...» (С. Есенин).

Эпитеты классифицируют следующим образом: 1) постоянные (характерны для устного народного творчества) – «добрый молодец», «красна девица», «зеленатрава», «море синее», «лес дремучий», «мать сыра земля»; 2) изобразительные (наглядно рисуют предметы и действия, дают возможность увидеть их такими, какими видит их автор) – «толпа–пестрошерстная быстрая кошка» (В. Маяковский), «трава полна прозрачных слез» (А. Блок); 3) эмоциональные (передают чувства, настроение автора)–«Вечер черные брови насопил...» – «Заметался пожар голубой...», «Неуютная, жидкая лунность...» (С. Есенин), «...и юный град вознесся пышно, горделиво» (А. Пушкин).

Сравнение – это сопоставление (параллелизм) или противопоставление (отрицательный параллелизм) двух предметов по одному или нескольким общим признакам: «Твой ум глубок, что море. Твой дух высок, что горы» (В. Брюсов) – «Не ветер бушует над бором, не с гор побежали ручьи – Мороз-воевода дозором обходит владенья свои» (Н. Некрасов). Сравнение придает описанию особую наглядность, изобразительность. Этот троп в отличие от других всегда двучленен – в нем называются оба сопоставляемых или противопоставляемых предмета. В сравнении выделяют три необходимо существующих элемента – предмет сравнения, образ сравнения и признак сходства. Например, в строке М. Лермонтова «Белей, чем горы снеговые, идут на запад облака...» предмет сравнения – облака, образ сравнения – горы снеговые, признак сходства – белизна облаков. Сравнение может быть выражено:

1) сравнительным оборотом с союзами «как», «словно», «будто»» «как будто», «точно», «чем... тем»:

«Безумных лет угасшее веселье

Мне тяжело, как смутное похмелье.

Но, как вино–печаль минувших дней

В моей душе чем старе, тем сильней» (А. Пушкин);

2) сравнительной степенью прилагательного или наречия: страшнее кошки зверя нет»;

3) существительным в творительном падеже: «Змейкой мчится по земле белая поземка...» (С.Маршак);

«руки милой–пара лебедей – в золоте волос моих ныряют...»

(С. Есенин);

«Я на нее вовсю глядел, как смотрят дети...»

(В. Высоцкий);

«Мне этот бой не забыть нипочем, смертью пропитан воздух.

А с небосвода бесшумным дождем падали звезды»

(В. Высоцкий).

«Звезд этих в небе – как рыбы в прудах...»

(В. Высоцкий).

«Как Вечным огнем, сверкает днем вершина изумрудным льдом…»

(В. Высоцкий).

Метафора (от греч.) означает перенос названия предмета (действия, качества) на основании сходства. В отличие от двучленного сравнения, в котором приводится и то, что сравнивается, и то, с чем сравнивается, метафора содержит только второй компонент. Это и придает образность и компактность тропу. Метафора – один из наиболее распространенных тропов, так как сходство между предметами и явлениями может быть основано на самых разнообразных чертах: цвет, форма, размер, назначение и т.д. Метафора может быть простой, развернутой и лексической (мертвой, стертой, окаменевшей). Простая метафора построена на сближении предметов и явлений по одному какому-либо общему признаку – «заря пылает», «говор волн», «закат жизни». Развернутая метафора построена на различных ассоциациях по сходству:

«Вот охватывает ветер стаи волн объятьем крепким и бросает их с размаха в дикой злобе на утесы, разбивая в пыль и брызги изумрудные громады» (М. Горький).

Лексическая метафора – слово, в котором первоначальный перенос уже не воспринимается – «стальное перо», «стрелка часов», «дверная ручка», «лист бумаги».

Близка к метафоре метонимия (от греч. – переименование) – употребление названия одного предмета вместо названия другого на основании внешней или внутренней связи между ними. Связь может быть

1) между предметом и материалом, из которого предмет сделан:

«Янтарь в устах его дымился» (А. Пушкин);

2) между содержанием и содержащим:

«Ну, скушай же еще тарелочку, мой милый!» (И. Крылов);

3) между действием и орудием этого действия:

«Перо его местию дышит» (А. Толстой);

4) между автором и его произведением:

«Из рук моих ветхий Данте выпадает» (А. Пушкин);

5) между местом и людьми, находящимися на этом месте:

«Театр уж полон, ложи блещут» (А. Пушкин).

Разновидностью метонимии является синекдоха (от греч. – соподразумевание) – перенос значения с одного на другое по признаку количественного отношения между ними:

1) часть вместо целого:

«Все флаги в гости будут к нам» (А. Пушкин);

2) родовое название вместо видового:

«Ну что ж, садись, светило!» (В. Маяковский);

3) видовое название вместо родового:

«Пуще всего береги копейку» (Н. Гоголь);

4) единственное число вместо множественного:

«И слышно было до рассвета, как ликовал француз» (М. Лермонтов);

5) множественное число вместо единственного:

«К нему и птица не летит, и зверь нейдет» (А. Пушкин).

Суть олицетворения состоит в приписывании неодушевленным предметам и отвлеченным понятиям качеств живых существ – «Я свистну, и ко мне послушно, робко вползет окровавленное злодейство, и руку будет мне лизать, и в очи смотреть, в них знак моей читая воли» (А. Пушкин); «И сердце готово к вершине бежать из груди...» (В. Высоцкий).

Гипербола (от греч. – преувеличение) – стилистическая фигура, состоящая в образном преувеличении – наметали стог выше тучи», «вино лилось рекой» (И. Крылов), «В сто сорок солнц закат пылал» (В. Маяковский), «Весь мир на ладони...» (В. Высоцкий). Как и другие тропы, гиперболы могут быть авторскими и общеязыковыми. В повседневной речи мы часто используем такие общеязыковые гиперболы – сто раз видел (слышал), «испугаться до смерти», «задушить в объятиях», «танцевать до упаду», «двадцать раз повторить» и т.д.

Противоположный гиперболе стилистический прием – литота (от греч. – простота, худоба) – стилистическая фигура, состоящая в подчеркнутом преуменьшении, уничижении, недоговоренности: «мальчик с пальчик», «…Ниже тоненькой травиночки надо голову клонить...» (Н. Некрасов). Перифразой (от греч.-от вокруг и говорю) называется описательное выражение, употребленное вместо того или иного слова («пишущий эти строки» вместо «я»), или троп, состоящий в замене названия лица, предмета или явления описанием их существенных признаков или указанием на их характерные черты («царь зверей» – лев, «туманный Альбион» – Англия, «Северная Венеция» – Санкт-Петербург, «солнце русской поэзии» – А. Пушкин).

Аллегория (от греч. – иносказание) заключается в иносказательном изображении отвлеченного понятия при помощи конкретного, жизненного образа. В литературе аллегории появляются в средние века и своим происхождением обязаны древним обычаям, культурным традициям и фольклору. Главный источник аллегорий – сказки о животных, в которых лиса есть аллегория хитрости, волк – злобы и жадности, баран – глупости, лев – мощи, змея – мудрости и т.д. С древних времен и до нашего времени аллегории чаще всего используются в баснях, притчах, других юмористических и сатирических произведениях. В русской классической литературе аллегориями пользовались М.Е. Салтыков-Щедрин, А.С. Грибоедов, Н.В. Гоголь, И. А. Крылов, В.В. Маяковский.

Ирония (от греч. – притворство) – троп, заключающийся в употреблении наименования или целого высказывания в смысле, прямо противоположном прямому, это перенос по контрасту, по полярности. Чаще всего ирония употребляется в высказываниях, содержащих положительную оценку, которую говорящий (пишущий) отвергает. «Отколе, умная, бредешь ты, голова?» – спрашивает герой одной из басен И.А. Крылова у Осла. Ироничной может быть и похвала в форме порицания (см. рассказ А.П. Чехова «Хамеолеон», характеристика собаки).

Стилистические фигуры, делающие нашу речь выразительной, разнообразны, и знать их весьма полезно. Анафора (от греч. – вновь+ несущий) – единоначатие, повторение звуков, морфем, слов, словосочетаний, ритмических и речевых конструкций в начале параллельных синтаксических периодов или стихотворных строк.

Грозой снесенные мосты,

Гроба с размытого кладбища (А.С. Пушкин) (повторение звуков)

...Черноглазую девицу,

Черногривого коня! (М.Ю. Лермонтов) (повторение морфем)

Не напрасно дули ветры,

Не напрасно шла гроза. (С.А. Есенин) (повторение слов)

Клянусь четой и нечетой,

Клянусь мечом и правой битвой. (А.С. Пушкин)

Противоположный анафоре стилистический прием называется эпифорой (от греч. после + несущий) – тождество звукосочетаний, слов, ритмических и речевых конструкций в конце стихотворных строк.

Милый друг, и в этом тихом доме

Лихорадка бьет меня.

Не найти мне места в тихом доме Возле мирного огня! (А.А. Блок).

Антитеза (от греч. – противоположение) – стилистическая фигура, состоящая в сопоставлении резко отличных по смыслу слов или словесных групп. Этот стилистический приём часто строится на антонимии.

Великий человек на малые дела. (В.И. Даль)

Где стол был яств,

Там гроб стоит. (Г.Р. Державин)

Богатый и в будни пирует, а бедный и в праздник горюет, (поговорка)

Бессоюзие (асиндетон – от греч.) – бессоюзная связь однородных членов простого предложения или предикативных частей сложного предложения. Предикативной частью сложного предложения является сочетание основ, простые предложения, которые составляют сложное.

Швед, русский колет, рубит, режет.

Бой барабанный, крики, скрежет. (А.С. Пушкин) (однородные члены)

Лето припасает – зима поедает, (пословица) (предикативные части)

Погода была ужасная: ветер выл, мокрый снег падал хлопьями (А.С. Пушкин) (предикативные части)

Противостоящий бессоюзию стилистический прием называется многосоюзием (полисиндетон – от греч.) – намеренное увеличение количества союзов в предложении. Употребляется обычно для связи однородных членов, благодаря чему подчеркивается роль каждого из них, создается единство перечисления, усиливается выразительность текста.

Перед глазами ходил океан, и колыхался, и гремел, и сверкал, и угасал, и светился, и уходил куда-то в бесконечность. (В.Г. Короленко)

Я или зарыдаю, или закричу, или в обморок упаду. (А.П. Чехов)

Градация (лат. – постепенное повышение) – расположение ряда слов в порядке нарастания (восходящая) или ослабления (нисходящая) их смыслового и эмоционального значения.

Не жалею, не зову, не плачу. (С.А. Есенин) (восходящая)

Пришел, увидел, победил. (Юлий Цезарь) (восходящая)

Присягаю ленинградским ранам,

Первым разоренным очагам:

Не сломлюсь, не дрогну, не устану,

Ни крупицы не прощу врагам. (О. Берггольц) (нисходящая)

Инверсия (лат. – переворачивание, перестановка) – изменение обычного порядка слов в предложении с целью усиления его выразительности. В русском языке порядок слов свободный, однако это не означает, что члены предложения могут стоять как душе заблагорассудится. Чешский лингвист В.Матезиус, разрабатывавший теорию актуального членения речи, считает, что в предложении должно осуществляться движение мысли от известного, знакомого (тема) и неизвестному, незнакомому (рема). Тема тяготеет к началу предложения, рема – к его концу. Исходя из этого одно и то же предложение может быть представлено разнообразным актуальным членением. Рассмотрим пример.

Первые спектакли Большого театра, гастролирующего во Франции, состоялись в Марселе.

При таком членении предложения темой является вся его часть до слова «в Марселе» (новая информация, рема). Именно на это слово падает логическое ударение. Если перестроить предложение, то ремой может стать начальная часть предложения:

В Марселе состоялись первые спектакли гастролирующего во Франции Большого театра.

Если по каким-либо причинам возникали сомнения в возможности гастролей, но все же они состоялись, то ремой может стать именно сказуемое:

Гастроли Большого театра во Франции состоялись.

Инверсии может подвергаться любой член предложения, на котором автор хочет сделать акцент.

Помогла им чистейшая случайность, (подлежащее) Не надеюсь я на его аккуратность, (сказуемое) Погода стояла замечательная, (определение) С горечью расставались мы с друзьями, (обстоятельство)

За покупками послали его в соседнее село, (дополнение)

Параллелизм (от греч. – рядом идущий) – тождественное или сходное расположение элементов речи в смежных частях текста.

То не ветер ветку клонит, Не дубравушка шумит, То мое, мое сердечко стонет, Как осенний лист дрожит, (русская народная песня «Лучинушка») (отрицательный параллелизм).

Риторический вопрос – вопросительное предложение, содержащее утверждение или отрицание в форме вопроса, на который не требуется ответа. Кто не ошибался в юности?

Риторическое обращение – стилистическая фигура, состоящая в том, что высказывание адресуется неодушевленному предмету, отвлечённому понятию, отсутствующему лицу, усиливая тем самым выразительность речи.

Эллипсис (от греч.) – опущение в речи слов, легко подразумеваемых или восстанавливаемых по контексту.

Мы сёла – в пепел, грады – в прах, в мечи – серпы и плуги. (В.А. Жуковский)

Правда правдой остается, а молва себе – молвой. (А.Т. Твардовский).

Эллиптическую форму может принимать неполное по составу предложение, в котором отсутствие глагола-сказуемого является нормой. Для понимания такого предложения нет необходимости ни в контексте, ни в ситуации, так как полнота значения выражена собственными лексико-грамматическими средствами данного предложения.

Счастливого Нового года! Шампанского! С днем рождения! Мечты, мечты! Где ваша сладость? (А.С. Пушкин) Умолчание – стилистический прием, заключающийся в том, что автор не до конца высказывает свою мысль, предоставляя читателю (слушателю) самому догадаться, что именно осталось невысказанным.

Но слушай: если я должна тебе... кинжалом я владею, я близ Кавказа рождена. (А.С. Пушкин)

Особую выразительность речи придает использование в ней фразеологизмов – устойчивых сочетаний слов, семантика которых не является идентичной значению составляющих его компонентов. Так, сочетание «заварить кашу» означает «затевать сложное или неприятное дело». Однако сами по себе слова «заварить» и «каша» не дают и намека на такое значение. Во фразеологизме слова не складывают свои смыслы, не прибавляют их один к другому, но образуют непредсказуемый общий смысл всего сочетания. Это свойство фразеологизма называется идиоматичностью (идиома).

Обладают фразеологизмы и другими особенностями, делающими их незаменимыми, если мы хотим говорить выразительно. Фразеологизмы воспроизводимы. Это значит, что мы не создаём их в момент речи путём комбинирования слов, а извлекаем из памяти. Синтаксическую основу фразеологизма составляет словосочетание, и этим фразеологизм отличается от пословиц, поговорок и крылатых выражений (их синтаксическая основа – предложение). Сравните пословицу «Сам заварил кашу – сам и расхлебывай» и фразеологизм «заварить кашу». Особенностью фразеологизма, связанной с его синтаксической основой, является то, что в предложении он выполняет единую синтаксическую функцию, функцию члена предложения. Проблема возникновения фразеологизмов – проблема историческая.

Первоначально всякое сочетание слов, воспринимающееся сегодня как фразеологизм, имело вполне конкретное значение, выводимое из каждого слова отдельно. Например, о человеке, попавшем в неприятную ситуацию, неловкое положение, говорят: «Попал впросак». Глагол «попасть» многозначен, и одно из значений «оказаться, очутиться в каком-либо месте, положении, обстоятельствах». Значение слова «впросак» загадочно, хотя языковое чутье и подсказывает нам, что, скорее всего, когда-то это были два слова – предлог «в» и существительное «просак». Только словарь помогает разобраться в ситуации: наречие от существительного «просак» (диал.)– ручной станок для изготовления веревок и канатов, а также пространство от прядильного колеса до того места, где скручивается веревка. Если попасть туда по неосмотрительности или незнанию краем одежды или волосами, станок, продолжая работать, закрутит край одежды или волосы вместе с материалом, из которого делается веревка, и освободиться будет трудно. Со временем предмет вышел из употребления, слово оказалось невостребованным носителями языка, но закрепилось во фразеологизме «попасть впросак» и употребляется только в его составе.

Фразеологизмы многообразны по источникам возникновения, семантике, сферам употребления. «Фразеологический словарь русского языка» под ред. А.И. Молоткова (М., 1987) содержит 4 тыс. словарных статей. Систематическое чтение толковых и фразеологических словарей – одно из самых эффективных средств обогащения словарного запаса, которым человек может активно пользоваться, наиболее полно и адекватно выражая свои мысли и чувства.

Богатство (разнообразие) речи – одно из главных ее коммуникативных качеств. Оценочные слова «богатая» и «бедная» показывают степень употребления разнообразных языковых элементов, большую или меньшую их повторяемость. Прежде всего богатая речь разнообразна в лексическом отношении.

Сколько слов в русском языке? Впервые попытался ответить на этот вопрос Владимир Иванович Даль. 47 лет работал он над «Толковым словарём живого великорусского языка», собрав в нём более 200 тыс. слов. Среди них были диалектные слова и выражения.

А сколько слов насчитывается в современном русском литературном языке? В однотомном словаре СИ. Ожегова 57 тыс., в четырехтомном словаре под редакцией Д.Н. Ушакова – более 85 тыс. Относительно полный объем лексики русского литературного языка составляет более 120 тыс. слов (Словарь современного русского литературного языка: В 17 т. М.; Л., 1948-1965). В перечисленных изданиях нет диалектизмов, профессионализмов.

Какую часть этого богатства мы используем в своей устной и письменной речи? В одной, недавно очень популярной молодежной песне наш юный соотечественник пел о себе: «Я знаю три слова, три матерных слова, со знанием этим я вышел из дома...» Далее он называет себя «самым модным и самым красивым». Героиня романа Ильфа и Петрова Эллочка-людоедка обходилась тридцатью. Далёкий от литературной деятельности человек активно использует в речи 5-9 тыс. слов. В разговорном языке образованного человека, профессионально занимающегося литературным трудом – писателя, поэта, драматурга, журналиста, – их может насчитываться 15-18 тыс. Активный словарь А.С. Пушкина превышал 21 тыс. единиц. Приведённые цифры показывают, сколь мало мы знаем сокровищницу национальной культуры, созданную нашими соотечественниками, – замечательную русскую лексику. Практика показывает, что есть довольно значительная категория молодёжи, не считающая лексическую бедность и однообразие своей речи большим недостатком.

Поясним, что такое «активный словарь». Это лексические единицы, которые говорящий (пишущий) на данном языке не только понимает, но и употребляет, активно использует. В зависимости от возраста и уровня языкового развития человека его активный словарь в среднем может составлять от 300-400 слов до 1500-2000 слов. Противопоставляется активному словарю словарь пассивный – лексика понятная, знакомая, но не употребляемая говорящим (пишущим) в обычном речевом общении.

Пополнение активного и пассивного словаря осуществляется прежде всего в процессе чтения художественной литературы, любых видов обучения (школа, вуз, курсы повышения квалификации, самообразование) и систематической работы с различного рода словарями.

 

Литература:

1. Введенская Л.А., Павлова Л.Г., Кашаева Е.Ю. Русский язык и культура речи. – Ростов – на – Дону, 2000.

2. Головин Б.Н. Основы культуры речи. – М., 1988.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Подготовка Маркетинговой информации для проведения маркетинговых исследований | Маркетингові дослідження ринку

Дата добавления: 2014-01-03; Просмотров: 1083; Нарушение авторских прав?; Мы поможем в написании вашей работы!


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2021) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.058 сек.