Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Эго, голод и агрессия 24 страница. В подобных случаях необходимое самовыражение тормо­зится, как только становится ясно, что оно может привести к решительной перемене либо в субъекте





В подобных случаях необходимое самовыражение тормо­зится, как только становится ясно, что оно может привести к решительной перемене либо в субъекте, либо в окружающем мире. Конфликт, например не должен перерастать в кризис: его напряженность должна оставаться ниже критического уровня. Не нашедший себе выражения, но и не подавленный, вызывающий импульс не может ни исчезнуть на заднем пла­не, ни доминировать на переднем. Для него оказывается не­обходимым найти некоего посредника, и поэтому, с учетом данных патологических обстоятельств, мы вынуждены при­знать существование подсознательного, пограничной зоны.

Пограничная зона не существует в здоровой психике. Су­ществовать может лишь фигура на переднем плане, выступа­ющая из фона и в него возвращающаяся. Однако время от времени на передний план стремятся выйти сразу две фигу­ры. В этом случае мы говорим о конфликте. Врожденное

О том, какбыть застенчивым 333

стремление к целостности человеческой психики вступает в противоречие с подобной ситуацией конфликта, наличием двух конфигураций. Одна фигура всегда стремится вытес­нить другую, в противном случае синтез, компромисс или не­вротический симптом приводят к некому подобию их объеди­нения. Часто две эти фигуры поочередно сменяют друг друга, как в калейдоскопе; такое состояние ума мы называем нере­шительностью и непостоянством.

Как бы то ни было, при определенных обстоятельствах эмоция стремится вырваться на передний план хотя и сильно, но безуспешно, и тогда мы можем говорить о существовании пограничной зоны. Однако необходимо помнить, что феномен пограничной зоны принадлежит патологической сфере. Тор­мозящая инстанция частично является цензором (как его по­нимает Фрейд), но в гораздо большей степени она представ­ляет собой проецируемого цензора — беспокойство о том, что могут сказать люди. Цензор — это наша ретрофлексирующая, принижающая, критическая установка, которая, будучи спрое­цирована, заставляет нас чувствовать себя так, «будто бы» мы находимся под прицелом пристальных взглядов в центре всеобщего внимания. Когда мы, например, пытаемся скрыть признаки раздражения, любви, зависти или какой-нибудь иной сильной эмоции, которую мы стыдимся, боимся или смущаем­ся обнаруживать, мы испытываем застенчивость и ее мотор­ный эквивалент — неуклюжесть.

Недавно ко мне на консультацию пришел один человек, желавший поговорить исключительно о застенчивости. Его удивляло, что, против его ожиданий, он чувствовал застенчи­вость, разговаривая не с начальством, а с подчиненными, осо­бенно со своей машинисткой. Будучи неспособен, либо не желая выдавать раздражения, вызванного машинисткой, он ощущал неуклюжесть, неловкость и застенчивость в ее при­сутствии. Подавлению было подвергнуто не само раздраже­ние, а его выражение, и он почувствовал немедленное облег­чение, когда я настоял на том, чтобы он обращался с ней в своем воображении так, как желал бы делать это в действи­тельности, развязал себе руки. Хорошо владея своим вооб­ражением, он не ограничивал себя в крепких выражениях, сво­бодно изливая накопившийся гнев и раздражение, перенося его из пограничной зоны на передний план, где ему и следо­вало быть. В данном случае действий в области фантазии оказалось недостаточно; позднее он сообщил мне, что сме­нил машинистку. Взрыв воображения придал ему достаточно



334 Терапия сосредоточением

уверенности для того, чтобы разоблачить и даже уволить вы­сокомерную сотрудницу.

Термин «застенчивость» вовсе не плох, н указывает на ретрофлексию, на то, что внимание субъекта направлено на самого себя, а не на объект, вызывающий раздражение или потенциальный интерес. Он предполагает эмоцию, направлен­ную вовнутрь, а не вовне, сознание черт характера или пове­дения, вызывающих собственное презрение или осуждение.

Часто застенчивость образует ядро, которое обрастает впоследствии определенным количеством характерных черт. Под ее влиянием некоторые становятся людьми наглыми, оп­рометчивыми, бесцеремонными, циничными, грубыми или бо­гохульными. Другие развиваются в противоположном направ­лении и становятся услужливыми, елейными (Урия Хип) или неловкими до такой степени, что начинают ронять и ломать вещи, разливать жидкости («случайно», «ничего не мог с этим поделать»). Избегание вызывающего дискомфорт объекта часто проявляется в виде неспособности смотреть ненавист­ному или любимому человеку прямо в глаза, и тогда застен­чивый индивидуум, опасаясь, что это может выдать его, пыта­ется преодолеть свою установку, вырабатывая у себя непод­вижный взгляд.

В каждом приступе застенчивости играет свою роль не­кое сдержанное (не подавленное) действие или эмоция, не­что несказанное или несделанное. Очень часто основой зас­тенчивости становится неспособность сказать четкое «нет!» в ответ на те требования, в которых хотелось бы отказать. Злость на того, кто предъявил нам эти запросы, оставляет нас с чув­ством слабости и бессилия, создающим атмосферу напряже­ния и застенчивости. Неспособность сказать «нет!» выражает обычный страх внесения изменений в среду обитания, в дан­ном случае страх потерять расположение окружающих. Раз­ница между проекцией и застенчивостью состоит в том, что при проекции «нет!» бесследно исчезает, как только дело до­ходит до выхода на передний план, и снова появляется в виде чувства того, что вам было в чем-то отказано. При застенчи­вости «нет!» остается в пограничной зоне; оно стремится стать явным, но вы желаете сохранить его в неизвестности.

Важно уметь различать застенчивость и осознавание себя1. К сожалению, не существует слова, передающего зна-

1В оригинале «застенчивость» — «self-consciousness», а «самоосознава-ние» — «self-awareness». Прочитанные буквально, эти термины кажутся очень близкими семантически {прим. перев.).

О том, какбыть застенчивым 335

чение самосознания, которое бы также не предполагало включенность в этот процесс ретрофлексии. Однако это не тот случай. Самосознание означает — по крайней мере лич­но для меня — субъективное состояние первичного чувства осознавания собственного бытия наряду с другим чувством, отражающим то, как осуществляется данное бытие «пер­вичного нарциссизма» в терминах психоанализа. Термин «интуиция» в бергсоновом смысле вполне подошел бы, но помеха в том, что слово это используется в основном для указания на психический акт. Следуя широко распростра­ненному обычаю, принятому в среде ученых, составлять тер­мины из греческих и латинских корней, я готов предложить слово «аутоэстетичный» («airtaesthetic»), которое обозначало бы «осознание собственного бытия и поступков», но за ис­ключением опасности смешивания с «застенчивостью». Я полагаю, что выражение «осознавание себя» вполне способ­но передать заложенный в него мною смысл. Когда, напри­мер, вы настолько поглощены танцем, что начинаете ощущать единство разума, души, тела, музыки и ритма, вы осознаете вдруг, какое удовольствие может доставлять самосознание, «чувствование» себя. Однако вы можете почувствовать бес­покойство, которое не позволит вам уловить музыкальный ритм, либо ваш разум вступит в разногласие с телом, либо вам не удастся достичь гармонии с партнером по танцу. Если в подобных случаях вам хотелось бы излить свое ра­зочарование, но вы этого не делаете, тогда место самосоз-навания занимает застенчивость.

Человек, осознающий себя, даже после величайших по­трясений ощущает не только удовлетворение, но и душевный покой, которого никогда не удается достичь человеку застен­чивому, поскольку всегда что-нибудь да остается невыражен­ным; существует незавершенность, напряжение, которое мо­жет быть преодолено только путем выражения, экспрессии. Часто оказывается достаточно проделать это в воображении, но иногда избавиться от застенчивости можно, лишь актуали­зировав в реальности чувства, испытываемые к определен­ному человеку. В любом случае действие-в-воображении окажется успешным лишь тогда, когда вы сможете предста­вить себе вашего противника во плоти, «четырехмерно», так, чтобы суметь прочувствовать ту перемену, которую вы в нем произвели. В действительности эта перемена произойдет внутри вас; вы утратите, в силу действия экспрессии, вашу застенчивость и приобретете — а это намного важнее —

336 Терапия сосредоточением

уверенность, новую способность с честью выходить из зат­руднительных ситуаций, новое видение окружающего мира.

Люди с высокими амбициями, требующие восхищения, желающие быть в центре внимания и притягивать других лю­дей, часто страдают от сильной застенчивости. Их необхо­димо противопоставить тем, кому также требуется восхище­ние, но кто готов проявлять лишь те свои душевные каче­ства, которые позволяют им удовлетворять нарцисстичекие потребности. Они могут выставлять напоказ дорогие укра­шения, хорошо одетых детей, выказывать глубокий или ост­рый ум, рассказывать истории непристойные и не очень, де­лать все, что может произвести впечатление, вымогать у сво­их друзей восхищение. Однако если данная нарцисстичес-кая потребность при всей своей настоятельности и силе окажется без «средств осуществления», или же если неуве­ренность станет преобладать над вызыванием желаемой ре­акции, то результатом будет застенчивость. Немного найдет­ся молоденьких девушек, которые не мечтали бы стать коро­левами бала, но не выказывавших бы нерешительности, пе­реходящей в крайнюю неуклюжесть, когда дело доходило до претворения своей цели в жизнь. Сравните такую нелов­кость с поведением искушенной дамы, уверенной, что она способна окружать себя таким количеством рыцарей, какого бы ей хотелось.

Вообще говоря, люди с неудовлетворенными нарцис-стическими желаниями становятся застенчивыми всякий раз, когда существует вероятность, что они окажутся в центре внимания, превратятся в фигуру, противостоящую фону ок­ружающих. Каждый раз, когда они выделяются из массы, на­пример тогда, когда входят в людную комнату, когда подни­маются с места, чтобы высказаться, когда им приходится покинуть компанию, чтобы пойти в туалет, они ощущают зас­тенчивость, ожидая почувствовать на себе все взгляды. В то время, когда они забывают о своих нарцисстических жела­ниях или всецело сосредотачиваются на объектах, отвлекая собственное внимание от самих себя, их застенчивость про­падает. Короче говоря, единственный путь излечения застен­чивости состоит в том, чтобы превратить ее из саморефлек­сии в объектную рефлексию1.

1 И снова непереводимая игра слов. В данном случае упор делается на первую часть сложного слова «self-consciousness», т. е. «self-» — «само-». Автор предлагает изменить отнесенность, направленность «осознания» субъектного на объектное (object-consciousness) {прим. перев.).

О том, как быть застенчивым 337

Подобное чувство застенчивости переживается многими людьми в тех ситуациях, когда они понимают, что за ними на­блюдают в то время, когда они работают, например, играют на пианино, печатают, пишут. Они полностью осознают из­менение собственного отношения к работе, невозможность сосредоточиться, смущение и общий дискомфорт. Они час­то безосновательно утверждают, что страдают от комплекса неполноценности. То обстоятельство, что все их неприятные чувства исчезают, как только на передний план выходят не они сами, а работа, может служить достаточным подтвержде­нием того, что они на самом деле страдают не от комплекса неполноценности, а от застенчивости. Когда они сосредото­чены на производимом ими впечатлении, интерес к самой работе пропадает и в ней возникают ошибки и неувязки.

Наилучшее понимание застенчивости может быть достиг­нуто путем вдумчивого изучения феномена «фигура-фон» Можно даже замахнуться на утверждение о том, что застенчи­вость является «нарушителем», вмешивающимся в процесс формирования «фигуры-на-фоне», осуществляемый «личнос­тью». Именно личность индивида стремится выделиться из фона окружения; когда, например, ученика внезапно просят выступить вперед, ему доставит удовольствие выставить себя напоказ, если у него не имеется на этот счет никаких задер­жек. Он даже может начать светиться от гордости и есте­ственным образом выйти на передний план. Однако если его невыраженная жажда восхищения чуждается этой принуди­тельной рекламы, он покраснеет от стыда, захочет провалить­ся сквозь землю и снова слиться с фоном. Внезапно обнару­жив себя там, где ему всегда хотелось оказаться, он начинает остро ощущать самого себя и проявляет свою застенчивость в бегстве. Подобная установка может стать перманентной. Робкий скромник, вечно играющий вторые роли, совестливый служащий, всегда выполняющий свою работу так тщательно, что не к чему придраться, и поэтому остающийся на заднем плане, театральный продюсер, психоаналитик, сидящий поза­ди пациента для того, чтобы оказаться недоступным его на­блюдению — все они движимы стремлением избегать тех си­туаций, в которых они попадают в центр внимания, и все они также осуждают любое «выставление», называя его эксгиби­ционизмом. Однако эксгибиционизм является связанным с застенчивостью видом экспрессии, образующимся в резуль­тате вытеснения стыда, страха и смущения.

338 Терапия сосредоточением

Меры, ведущие к излечению, очевидны: необходимо не только полностью осознавать собственные скрытые эмоции, заинтересованность и влечения, но и выражать их словесно, в виде художественных образов или действий.

Часто застенчивость и мечтательность идут рука об руку, так как разум мечтателя полон невыраженного материала. Чем выше воспаряет его воображение, тем острее пере­живается им шок, когда в реальной жизни обстоятельства складываются так, что у него появляется шанс осуществить свои подавленные желания. Благодаря тому, что он все вре­мя нянчится со своей «пустышкой» — фантазией, он не мо­жет применить находящуюся в его распоряжении систему моторной экспрессии в реальной ситуации и, застенчивый и парализованный, остается зажатым между своими жела­ниями и запретами.

Значение понятия поля становится особенно очевидно при терапевтическом подходе к застенчивости. Как можно индуцировать электрический ток в проволоке, поместив ее в электромагнитное поле, так же можно индуцировать застен­чивость в специальном поле опасности, и увеличить или уменьшить при помощи разных дистанций. Два полюса этого поля опасности — это застенчивость пострадавшего и его проецированный критицизм (запреты).

При удалении одного из двух полюсов застенчивость пропадает. Чтобы освободиться от непереносимого конф­ликта часто используется крепкая выпивка, безрассудство, наглость и другие средства, продуцированные эмоциональ­ной фригидностью1. Этот метод преодоления застенчивости «неправильный». Если застенчивость — это отрицание спон­танности, тогда пьянство, бесстыдство — это отрицание от­рицания. «Правильный» метод, однако, отменяет отрицания, разрушая ретрофлексии и ассимилируя проекции; в случае застенчивости это значит: вы должны изменить желание вы­зывать восхищение, страх, что на вас уставятся, и желание быть в центре внимания на активные действия, энтузиазм, наблюдения, сосредоточение на предмете.

1 Подавленное осознавание себя часто может стать причиной наркома­нии или алкоголизма. Я знаю двух пациентов-алкоголиков, которые не могли находиться ни в чьей компании в трезвом виде и смогли бросить пить только тогда, когда избавились от своей застенчивости.

Глава 13

ЗНАЧЕНИЕ БЕССОННИЦЫ

Все более и более осознается, что от такого неприятного явления, как «бессонница», нельзя избавиться при помощи ле­карств, релаксации, тишины, темных штор и подсчета слони­ков. Предположительно в единичных случаях эти «лекарства» приводят к провалу в некое бессознательное состояние, на­поминающее сон и все же противоположное цели сна: дать организму возможность отдохнуть и освежиться. Не нужно взваливать ответственность за случающиеся время от вре­мени ночи без сна на бессонницу и ни в коем случае не сто­ит относиться к ним как к невротическому симптому. Я хотел бы ограничить применение термина «бессонница» для тех лишь состояний, когда большая часть ночей в значительной степени «испорчена», а термина «хроническая бессонница» для обозначения тех случаев, когда человеку не удается как следует выспаться за значительный промежуток времени. Врачевать нужно только настоящую бессонницу. Ввиду того, что все вышеперечисленные предписания ничего не дают в плане исцеления бессонницы, я предлагаю рассмотреть дан­ную проблему с совершенно других позиций.

Когда организм заражается бактериями, в крови повыша­ется уровень содержания лейкоцитов, их врагов; когда кто-то выпивает слишком много алкоголя, его может стошнить. Ста­нете ли вы рассматривать повышение содержания лейкоцитов или рвоту как признаки болезни и попытаетесь ли подавить их? Я уверен, что скорее вы попытаетесь выяснить их значение,

340 Терапия сосредоточением

которое в обоих случаях выступает как самооборона организ­ма. Чаще всего бессонница не болезнь, но симптом дально­видной политики сохранения здоровья организма во благо поддержания его целостности. Весь этот дурман, будь то ле­карства, ночной колпак или чтение перед сном, является сред­ством подавления и противоречит потребностям организма.

Утверждение о том, что бессонница имеет не патологи­ческий, а целительный характер, вызывает у большинства людей такое же замешательство, какое мы когда-то испыта­ли, узнав, что на самом деле не Солнце вертится вокруг Зем­ли, а Земля вокруг Солнца. Однако перед тем, как я начну приводить доказательства своего очевидно парадоксально­го утверждения, необходимо сказать несколько слов об от­дыхе. Вы согласитесь со мной, если я скажу, что цель сна — отдых и что снотворные скорее приводят к возникновению паралича, нежели обеспечивают отдых. Поиски такого пре­парата, который не приводил бы к возникновению у пациен­та головной боли и головокружения, ясно указывают на это. Стремление к отдыху есть ничто иное, как еще одно выра­жение часто упоминаемой склонности организма восстанав­ливать равновесие путем исключения раздражающего влия­ния или завершения незавершенной ситуации. Как долго вас будет интересовать кроссворд? Только до того момен­та, когда вы покончите с этой проблемой, а затем решенная головоломка превратится для вас в не заслуживающий ин­тереса клочок бумаги.

Один удалой коммерческий агент приехал в захолустный городок. Владелец отеля попросил его вести себя как можно тише, поскольку сосед постояльца считался личностью весь­ма нервной. Он пообещал не шуметь, но, вернувшись в свой номер слегка навеселе, начал петь от радости. Раздеваясь, он кинул ботинком в стену. Внезапно он испугался, что нарушил свое обещание, и тихо улегся в кровать. И уже засыпая, он услышал из соседней комнаты сердитый голос: «Черт возьми, когда же он кинет второй?»

Часто мы ложимся в постель с незавершенными, неза­конченными ситуациями, когда важнее, чем сон, для организ­ма становится завершение ситуации. В большинстве случаев мы и не подозреваем об этой потребности организма. Мы просто чувствуем, что что-то не дает нам заснуть и обращаем свой гнев против всего, что нарушает наш сон. Мы ошибаем­ся, когда приписываем возникновение бессонницы не неза-

Значение бессонницы 341

вершенной ситуации, а, скажем, лающей собаке или уличному шуму, или жесткой подушке, на которую падает вся ответ­ственность и которую мы третируем, скорее, как козла отпу­щения. В действительности уличный шум нисколько не силь­нее, чем он был в те ночи, когда мы были готовы ко сну.

Как я уже говорил ранее, существует несметное число возможностей для возникновения незавершенных ситуаций. Нарушителем сна может оказаться комар, и ситуация не полу­чит своего завершения до тех пор, пока вы не убьете его и тем самым избавитесь от страха быть укушенным; возможно, кто-то обидел вас, и ваш разум полон мстительных фантазий. На следующий день вам может грозить экзамен, важное ин­тервью, и вы начинаете переживать их заранее, не давая себе отдыха. Неудовлетворенное сексуальное влечение, приступ голода, чувство вины, желание возмездия, стремление выб­раться из щекотливой ситуации — все эти незавершенные ситуации нарушают ваш сон.

Одна старая поговорка гласит: «Чистая совесть — это мяг­кая подушка». Вспомните классический пример бессонницы: леди Макбет. Она пытается убедить себя в том, что ситуация убийства завершена: «Еще раз говорю тебе, Банко в могиле, ему не выйти из нее обратно. Что сделано, того не воротить». Но ее самовнушение не приводят к положительному результа­ту: «Как, неужели не отчистить эти руки вовек? Всем благово­ниям арабов не под силу вот эту маленькую ручку умастить».

Какое-то время тому назад мне пришлось консультиро­вать одного офицера с очень строгой совестью. Каждый день ему приходилось решать определенное число проблем, причем его амбиции требовали разрешения слишком мно­гих. Неразрешенные проблемы мучили его и в постели, в ре­зультате чего он, не получая достаточного отдыха, начинал следующий день с чувством усталости. Усталость уменьша­ла его способность справляться с задачами следующего дня, и таким образом замыкался порочный круг, приводив­ший через каждые несколько месяцев к тому, что он пере­живал нервный срыв, который отрывал его от работы. Как только он осознал необходимость ограничения количества проблем и завершения ситуаций до времени отхода ко сну, он быстро пошел на поправку.

К такому подходу имеются следующие возражения: во-первых, бессонница — явление весьма неприятное, организм же требует отдыха, — поэтому мы не можем позволить себе впустую растрачивать драгоценное время, отведенное для

342 Терапия сосредоточением

сна; во-вторых, моя теория затрагивает лишь психологичес­кий аспект данной проблемы.

Займемся сначала последним возражением: я утверждаю, что физическая причина бессонницы (недуг, боль) подпадает под ту же категорию, что и психологическая (например, беспо­койство). Недуг всегда представляет собой незавершенную си­туацию — ситуацию, получающую завершение лишь с исцелени­ем или смертью. Однако в экстренных случаях, когда недуг со­провождается болью и эта боль становится раздражителем, по­добное раздражение временно снимается болеутоляющим, заг­лушающим боль лекарством. (Ни одно лекарство не уничтожает боль.) Первое из возражений — неприятные чувства, причиняе­мые бессонницей, — вскоре снимется само после того, как вы примените надлежащий подход. Как только пациент ухватывает суть бессонницы, он оказывается способным перестроить себя, чтобы направить свои энергии по правильному биологическому руслу и превратить неприятные чувства, вызванные бессонни­цей, в чувство удовлетворения и продуктивный опыт.

Если мы хотим излечить бессонницу, нам придется столк­нуться с парадоксальной ситуацией: нам необходимо изба­виться от желания заснуть. Сон действует при «размягченном», «тающем» Эго; волнение является функцией Эго, и до тех пор, пока вы твердите себе: «Я хочу спать!», ваше Эго функциони­рует и вы не можете заснуть. Труднее всего понять, что, хотя наше сознание совершенно убеждено в своем желании уснуть, организм не хочет этого, поскольку существуют определенные проблемы, решение которых более важно, нежели сон.

Если вдобавок к желанию уснуть вы испытываете раз­дражение по поводу невозможности его исполнения, это при­водит к созданию очень нездорового положения: подавлен­ное возбуждение станет беспокоить вас даже во сне; не по­лучившее разрядки раздражение создаст еще одну незавер­шенную ситуацию. Если бы, ворочаясь с боку на бок и изме­няя позу в кровати, вы хоть как-то попытались избавиться от возбуждения и выразить его! Но нет же! Вы заставляете себя лежать смирно, в напряженном ожидании первых признаков сонливости, и, пока вы занимаетесь этим, возбуждение про­должает кипеть внутри вас, в результате чего вы теряете боль­ше энергии, чем в том случае, если бы вы встали и сделали что-нибудь. Часто попытка заснуть изнуряет больше, нежели само недосыпание.

Следующий шаг — вместо того, чтобы раздражаться из-за нарушителей сна (будь то лающая собака или образы и мыс-

Значение бессонницы 343

ли, которые непременно тем или иным образом касаются не­завершенных ситуаций), проявите к ним интерес. Не сопро­тивляйтесь, уделите им все свое внимание. Прислушайтесь к звукам, окружающим вас, приглядитесь к образам, живущим в вашем сознании, и вскоре вы испытаете чувство сонливости, предвещающей сон.

Зачастую может оказаться так, что какое-то забытое вос­поминание или решение проблемы внезапно возникнет у вас в мозгу, оставив чувство удовлетворения, и спокойный сон будет вам наградой.

Не всякая ситуация поддается разрешению за одну ночь или вообще когда-либо, и все же осознание этого факта ока­жет вам значительную поддержку даже в случае неразреши­мых проблем. Тогда у вас всегда будет возможность завер­шить ситуацию отказом от ее разрешения и смириться с не­избежностью — что с этим уже ничего не поделаешь.

На днях я прочел одно определение, утверждающее, что бес­сонница — это невозможность заснуть плюс беспокойство.

Относительно обсессивного характера это верно, но бес­сонница также воздействует и на другие типы людей. Очень часто она встречается при неврастении. Всем известно, что беспокойные мысли не дают уснуть и что тому, кто беспоко­ится, редко удается как следует спокойно выспаться. Это и неудивительно, поскольку тот, кто вечно о чем-то беспокоится, характеризуется общей неспособностью завершать ситуации, предпринимать действия.

Идея, предполагающая, что, закрыв глаза, можно вызвать сон, ошибочна. В данном случае происходит прямо противо­положное. Не закрывание глаз приводит ко сну, а сам сон вызывает закрывание глаз. Порою желание закрыть глаза на­столько сильно во время скучной лекции, особенно жарким днем или поздно вечером, что с трудом удается держать их открытыми. Те люди, что жалуются на бессонницу, в подобной ситуации заснут в числе первых.

Сновидение является компромиссом, заключенным между сном и незавершенной ситуацией. Может выясниться, к при­меру, что человек, который мочится в постели, всегда следует мочеиспускательному позыву, представляя себя во сне в туа­лете. Я убежден, что уж в этом-то случае вы не станете защи­щать сон любой ценой. Напротив, нежелание ребенка преры­вать сон препятствует ходу лечения ночного недержания мочи. Чуть продлив состояние бодрствования, можно было бы во многом избежать беспокойства родителей и самого ребенка.

Глава 14 ЗАИКАНИЕ

Все люди заикаются. Конечно, только немногие это пони­мают, и часто заикание настолько легкое, что его никто не замечает. Даже дама из общества болтунов, которая излива­ет свои бессмысленные слова и фразы в течение всего пред­ставления, затопляя всех могучим потоком банальностей, даже она может иногда запнуться, поразиться, забыть нужное выражение и начать заикаться. Вы хорошо знаете ораторов, которые сомневаются, ищут подходящие слова и заполняют паузы разными «Э-э» или заикаются.

Заикание — это еще один вариант темы неадекватного самовыражения. Мы рассматриваем ситуационное заикание через застенчивость и смущение. Человек, который несколь­ко минут назад разговаривал с вами живо и непринужден­но, начнет запинаться, заикаться, когда его пригласят сделать публичное выступление. Поэтому то, что можно сказать о хронических заиках, может быть в меньшей степени приме­нено и к тем, чья речь запинается только в определенных ситуациях.

Хронического заику характеризует нетерпение, неразви­тое чувство времени, подавленная агрессия. Его слова не текут в естественном темпе, сознание и рот переполнены ку­чей слов, которые стараются выйти наружу все одновремен­но. Это точное продолжение его жадности, его желания заг­лотать все сразу. У каждого заики можно найти воспомина­ние о его жадности — стремление делать вдох во время го-

Заикание 345

ворения, и таким образом, выдавая свою потребность, загла­тывать все, даже собственные слова.

Заика всегда неправильно использует свои зубы, его аг­рессивность, отграниченная от своего естественного функци­онирования, будет искать выход наружу. Часто заика может произнести сложное слово после того как у него бывает ко­роткий выброс агрессии. Он может, например, сильно ударять одной рукой по другой, или скрежетать зубами, или притопы­вать ногой. Такого рода агрессия также связана с нетерпе­нием как основной характеристикой заикания. Картина пол­ностью меняется, однако, когда он впадает в яростное настро­ение. Как только он готов дать выход своей агрессии, он об­наруживает, что у него есть средства, чтобы ее выразить, что он может орать и визжать свободно, без каких бы то ни было признаков заикания.

Существует еще одно условие, при котором он может освободиться от заикания: когда его речь не выражает ни­какую эмоцию или когда ничто не вызывает его волнения, он способен безошибочно выполнять задачу воспроизведе­ния слов, которые либо ничего не значат для него, либо не выражают его истинную сущность. Он может в совершен­стве освоить технику продуцирования слов, например ора­торское искусство или пение, до тех пор, пока будет сосре­дотачиваться лишь на технической стороне говорения, а не на содержании речи. Но как только ему понадобиться выра­зить какую-нибудь свою мысль, его снова охватит нетерпе­ние, и чем больше он будет волноваться, тем сильнее начнет заикаться за исключением тех случаев, когда он позволит себе «взорваться». Попытки вылечить от заикания без реор­ганизации агрессии и нетерпения могут в лучшем случае привести к тому, что пациент начнет произносить слова как робот, но никогда не станет личностью, способной к само­выражению и выражению собственных эмоций. Таким обра­зом для излечения заикания абсолютно необходимо прежде всего нормализовать способы проявления агрессии и за­няться выполнением упражнений из главы «Сосредоточение на еде», особенно тех из них, которые касаются опустошения рта каждый раз после его наполнения. Тот аспект речи, что связан с дикцией, все-таки не должен упускаться из виду. Сначала заикающийся должен довольствоваться образова­нием «искусственных» предложений и только затем пытать­ся выразить свое «Я». Он также должен научиться различать «ситуацию тренинга» и «реальную ситуацию». Неумение про-





Дата добавления: 2015-07-13; Просмотров: 151; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

studopedia.su - Студопедия (2013 - 2019) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.008 сек.