Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Лекция 13. СССР в 1945-1964 гг. 1 страница




План.

План.

1.Формирование тоталитарного режима в СССР.

2.Политика индустриализации в СССР.

3.Коллективизация крестьянства в СССР.

4.Внешняя политика СССР в 1930-е гг.

 

1.Формирование тоталитарного режима в СССР.

Преобразование экономики и усиление централизаторских начал в управлении привели к формированию новой модели общества, к почти полному «огосударствлению» народного хозяйства. Произошедшие изменения в экономическом, социально-политическом и национально-государственном развитии Советского Союза с середины 20-х годов потребовали изменения Основного Закона. 5 декабря 1936 г. VIII Чрезвычайный съезд Советов утвердил новую Конституцию СССР. Она зафиксировала характерные черты сформировавшейся в стране административно-командной системы. Советский Союз провозглашался социалистическим государством. В Основном Законе были отражены перемены в национально-государственном устройстве СССР, появление новых союзных и автономных республик и областей. В связи с ликвидацией ЗСФСР возникли самостоятельные республики: Армянская, Азербайджанская и Грузинская ССР. Казахская АССР и Киргизская АССР были преобразованы в союзные республики. Общее число союзных республик, непосредственно входящих в состав СССР, возросло до 11. Подтверждалась добровольность государственного объединения советских социалистических республик. Политическую основу страны составляли Советы депутатов трудящихся. Изменялась структура государственной власти: её высшим законодательным органом становился Верховный Совет, состоявший из двух палат (Совета Союза и Совета Национальностей). В число его задач входило утверждение состава правительства СССР. Расширялись обязанности общесоюзных наркоматов в области законодательства, народнохозяйственного развития, укрепления обороноспособности страны. Одновременно были неоправданно сужены права некоторых республиканских органов власти, в частности, в законодательной сфере. Социальная основа государства декларировалась как союз рабочих и крестьян при сохранении диктатуры пролетариата(на практике это выражалось в диктатуре ВКП(б), её аппарата). Социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на орудия и средства производства объявлялись экономической основой СССР. Эта собственность существовала в двух формах: государственной (шахты, заводы в промышленности, совхозы на селе) и колхозно-кооперативной. В связи с ликвидацией бывших эксплуататорских классов и частной собственности были внесены изменения в избирательную систему. Отменялись ограничения избирательного права для сельского населения. Упразднялись система многоступенчатости выборов в государственные органы власти и открытое голосование. Конституция законодательно зафиксировала всеобщие, тайные, равные и прямые выборы в Советы всех уровней. Гражданам СССР гарантировались права на труд, отдых, образование, материальное обеспечение в старости. Труд объявлялся обязанностью каждого способного к нему гражданина по принципу: «Кто не работает, тот не ест». Провозглашалась свобода отправления религиозных культов. Одновременно вводилась свобода антирелигиозной пропаганды. В книге «История Коммунистической партии большевиков. Краткий курс», подготовленной при непосредственном участии И.В. Сталина и опубликованной в 1938 г., новый Основной Закон был назван Конституцией «победы социализма и рабоче-крестьянской демократии». Однако сложившаяся в стране социально-политическая система и практическая деятельность руководителей государства опровергали эту оценку. Политические процессы 30-х годов. Политический курс И.В. Сталина, концентрация в его руках неограниченной власти вызывали оппозиционные настроения у многих руководящих партийных работников и рядовых членов ВКП(б). «Злым гением русской революции» называли И.В. Сталина противники репрессий, стремившиеся противодействовать им. Группа московских партработников («Союз защиты ленинизма») во главе с М.Н. Рютиным обратилась с манифестом «Ко всем членам ВКП(б)». В нём предлагалось отстранить И.В. Сталина от должности Генерального секретаря ЦК и внести коррективы в систему управления народным хозяйством. В 1932 г. участники группы были арестованы, обвинены в попытке реставрации капитализма и расстреляны. Насаждение методов произвола и беззакония создавали в стране обстановку страха, подозрительности, взаимного недоверия друг к другу. В середине 30-х годов начались репрессии против старых партийцев, не согласных с установившимися методами руководства страной. Поводом для массовых репрессий послужило убийство 1 декабря 1934 г. С.М. Кирова, первого секретаря Ленинградского горкома и обкома партии, члена Политбюро ЦК ВКП(б). Расследование обстоятельств этого террористического акта направлял И.В. Сталин. Согласно официальной версии, убийство было совершено по поручению подпольной троцкистско-зиновьевской группы в целях дезорганизации руководства страны. К высшей мере наказания приговорили несколько партийно-государственных работников, хотя их участие в покушении на С.М. Кирова не было доказало.



Опираясь на мощную систему карательных органов, сталинское руководство в 30-е годы раскручивает маховик репрессий. По мнению ряда современных историков, репрес­сивная политика на данном периоде преследовала три главные цели:

1) действительное очищение от «разложившихся», от зачастую бесконтрольной власти функционеров;

2) подавление в зародыше ведомственных, местнических, сепаратистских, клановых, оппозиционных настроений, обеспечение безусловной власти центра над периферией;

3) снятие социальной напряженности путем выявления и наказания врагов.

Известные сегодня данные о механизме «большого террора» позволяют говорить, что среди многих причин этих акций особое значение имело стремление советского руководства уничтожить потенциальную «пятую колонну» в условиях нараставшей военной угрозы.

В ходе репрессий чисткам подверглись народнохозяйственные, партийные, государственные, военные, научно-технические кадры, представители творческой интелли­генции.

В 1937 г. по делу так называемого параллельного антисоветского троцкистского центра к суду была привлечена группа ответственных работников наркоматов тяжёлой и лесной промышленности. В их числе находились Ю.Л. Пятаков (в прошлом один из участников оппозиции И.В. Сталину) и Г.Я. Сокольников. Они обвинялись, ко всему прочему, в попытках подорвать экономическую мощь СССР, во вредительстве, в организации аварий на предприятиях, в преднамеренном срыве государственных планов. Тринадцать обвиняемых были приговорены к расстрелу и четверо к тюремному заключению. Попытку воспрепятствовать беззакониям предпринял нарком тяжёлой промышленности Г.К. Орджоникидзе. Вместе с сотрудниками наркомата он проверил дела группы “врагов народа”, занятых на строительстве предприятий тяжёлой промышленности, и доказал их невиновность. В 1936 г. по вымышленному обвинению в антисоветской деятельности и шпионаже(дело об антисоветском «объединённом троцкистско-зиновьевском центре») осудили бывших лидеров партии Г.Е. Зиновьева, Л.Б. Каменева и др. Жертвами репрессий стали тысячи политэмигрантов, многие работники Коминтерна. Репрессивная политика проводилась против целых народов. В 1937 г. СНК и ЦК ВКП(б) постановили немедленно выселить из Дальневосточного края проживавшее там корейское население. Необходимость этого акта мотивировалась возможной засылкой на Дальний Восток японскими спецслужбами китайских и корейских шпионов. Вслед за тем свыше 36 тыс. корейских ceмей (более 170 тыс. человек) были депортированы в районы Средней Азии. Репрессии коснулись командных кадров Красной Армии (М.Н. Тухачевский, И.Э. Якир, И.П. Уборевич, А.И. Егоров, В.К. Блюхер). В 1938 г. был сфабрикован ещё один политический процесс по делу «антисоветского правотроцкистского блока» (Н.И. Бухарин, А.И. Рыков и др.). Подсудимых обвиняли в намерении ликвидировать существующий в СССР общественный и государственный строй, реставрировать капитализм. Добиться этой цели они якобы предполагали средствами шпионской и диверсионной деятельности, путём подрыва экономики страны. Все эти акции проходили с нарушением норм правосудия и завершились расстрелом осуждённых. По ложным доносам и обвинениям в «контрреволюционной» деятельности арестовывали десятки тысяч невинных людей. Их приговаривали к заключению и принудительным работам в системе Главного управления лагерей (ГУЛАГ). Труд заключённых использовался на лесоповалах, строительстве новых заводов и железных дорог. К концу 30-х годов система ГУЛАГа включала более 50 лагерей, свыше 420 исправительных колоний, 50 колоний для несовершеннолетних. Численность заключённых в них лиц увеличилась со 179 тыс. в 1930 г. до 839,4 тыс. в конце 1935 г. и до 996,4 тыс. в конце 1937 г. (официальные данные). Однако общее количество жертв репрессий было значительно больше. Одним из косвенных показателей масштабов репрессий служат данные о динамике численности населения в СССР. С 1 января 1929 г. по 1 января 1933 г. количество жителей увеличилось на 11 млн. человек. С 1 января 1933 г. по декабрь 1937 г. население сократилось почти на 2 млн. Отношение государства к религии. В конце 20-х годов усилилось государственное регулирование деятельности религиозных объединений. К этому времени почти все религиозные организации объявили о своей лояльности к новому строю. Началась разработка союзного закона о религиозных культах. Обсуждение его проекта проводилось в ведомствах, осуществляющих «церковную политику»: НКВД, Президиуме ЦИК СССР. В ходе обсуждения развернулась дискуссия о перспективах религии в советском обществе, о характере деятельности культовых организаций, о формах антирелигиозной пропаганды. Утверждалось, что работа многих церковных общин приобрела антисоветский характер. Предлагалось усилить борьбу с ними как с контрреволюционной силой. Было решено сохранить существующее в республиках законодательство по отношению к религии. А весной 1930 г. Президиум ВЦИК РСФСР принял постановление «О религиозных объединениях». Вводился запрёт на хозяйственную (создание кооперативов) и благотворительную работу общин. Запрещалось преподавание религиозных вероучений в учебных заведениях государственных, общественных, частных. Для связи с религиозными организациями создавалась комиссия по вопросам культа при ВЦИК. В неё вошли представители наркоматов юстиции, внутренних дел, просвещения, ОГПУ. Позднее комиссия была преобразована в общесоюзную при Президиуме ЦИК СССР (председателем её стал П.А. Красиков. Усилилась пропагандистская кампания с разъяснением населению «несостоятельности» религиозных вероучений. Центром атеистической пропаганды являлся «Союз воинствующих безбожников», возглавляемый публицистом и автором многих антирелигиозных книг Ем. Ярославским. Союз издавал многотысячными тиражами газеты и журналы («Воинствующий атеизм», «Безбожник у станка», «Антирелигиозник», «Юные безбожники» и др.). Создавались антирелигиозные музеи и выставки, организовывались курсы для подготовки пропагандистов атеизма. II съезд Союза безбожников (1929 г.) провозгласил атеистическую работу важнейшим участком классовой борьбы. Борьба с религией объявлялась борьбой за социализм. В феврале 1930 г. ЦИК и СНК приняли постановление «О борьбе с контрреволюционными элементами в руководящих органах религиозных объединений». Местным органам власти рекомендовалось усилить контроль за составом руководителей общин. «Враждебных» советскому строю лиц предлагалось исключить из актива религиозных объединений. Участились целенаправленные репрессии против духовенства. Было увеличено налоговое обложение церковнослужителей. В случае неуплаты налогов их имущество конфисковывалось, а сами они выселялись в другие районы страны. Был упрощён порядок закрытия церквей: решение этого вопроса передавалось облисполкомам и крайисполкомам Советов. В середине 30-х годов число действующих культовых зданий (храмов, церквей, мечетей, синагог и др.) составляло 28,5% имевшихся в дореволюционной России. В связи с этим ЦИК счёл нужным упразднить созданную ранее комиссию по вопросам культа. В новую Конституцию СССР не было включено положение о свободе религиозной пропаганды. К середине 30-х годов в СССР завершилось формирование административно-командной системы. Её важнейшими чертами были: централизация системы управления экономикой, сращивание политического управления с экономическим, усиление авторитарных начал в руководстве общественно-политической жизнью. Сужение демократических свобод и прав граждан и общественных институтов сопровождалось ростом и укреплением культа личности И.В. Сталина. Многие отечественные и зарубежные историки считают возможным говорить о том, что в 30-е годы в СССР сформировалось тоталитарное общество.

Тоталитаризм — это политический режим, в котором осуществляется полный контроль и жесткая регламента­ция со стороны государства всех сфер жизнедеятельности общества и жизни каждого человека, обеспечивающаяся преимущественно силовыми средствами, в том числе и средствами вооруженного насилия.

К основным признакам тоталитарного режима относят­ся следующие.

1) Верховенство государства, носящее тотальный характер. Государство не просто вмешивается в эконо­мическую, политическую, социальную, духовную, семейно-бытовую жизнь общества, оно стремится полностью подчинить любые прояв­ления жизни.

2) Сосредоточение всей полноты государственной вла­сти в руках вождя партии, влекущее фактическое отстранение населения и рядовых членов партии от участия в формировании и деятельности государ­ственных органов.

3) Монополия на власть единственной массовой партии, сращивание партийного и государственного аппаратов.

4) Господство в обществе одной всесильной государ­ственной идеологии, поддерживающей в массах убежденность в справедливости данной системы вла­сти и правильности избранного пути.

5) Централизованная система контроля и управления

экономикой.

6) Полное бесправие человека. Политические свободы и права зафиксированы формально, но реально от­сутствуют.

7) Существует строгая цензура над всеми средствами массовой информации и издательской деятельнос­тью. Запрещено критиковать представителей влас­ти, государственную идеологию, положительно от­зываться о жизни государств с иными политически­ми режимами.

8) Полиция и спецслужбы наряду с функциями обес­печения правопорядка выполняют функции кара­тельных органов и выступают в качестве инструмента массовых репрессий.

9) Подавление любой оппозиции и инакомыслия по­средством систематического и массового террора, в основу которого положено как физическое, так и духовное насилие.

10) Подавление личности, обезличивание человека, превращение его в однотипный винтик партийно-государственной машины. Государство стремится к полной трансформации человека в соответствии с принятой в нем идеологией.

В качестве основных факторов, способствовавших формиро­ванию тоталитарного режима в нашей стране, можно выделить экономические, политические и социокультурные.

Форсированное экономическое развитие, как уже от­мечалось в одном из предыдущих разделов, вело к ужесточению политического режима в стране. Напомним, что выбор форсированной стратегии предполагал резкое ос­лабление, если не полное уничтожение товарно-денежных механизмов регулирования экономики при абсолютном преобладании административно-хозяйственной системы. Плановой, производственной, технической дисциплины в хозяйстве, лишенном рычагов экономического интереса, легче всего было добиться, опираясь на политический аппарат, государственную санкцию, административное принуждение. В результате в политической сфере возоб­ладали те же формы неукоснительного подчинения ди­рективе, на которой строилась система хозяйствования.

Усиления тоталитарных начал политической системы требовал также весьма низкий уровень материального благосостояния подавляющей части общества, сопровождавший форсированный вариант индустриализации, по­пытки преодоления экономической отсталости. Одного энтузиазма, убежденности передовых слоев общества было недостаточно для того, чтобы в течение четверти века мирного времени удерживать жизненный стандарт миллионов людей на уровне, который обычно существует в течение коротких промежутков в годы войны и обществен­ных катастроф. Энтузиазм в этой ситуации нужно было подкреплять иными факторами, в первую очередь организационно-политическими, регулированием мер труда и потребления (суровые наказания за кражу обществен­ного имущества, за прогулы и опоздания на работу, ограничения передвижения и т. д.). Необходимость принятия этих мер, естественно, никак не благоприятствовала демократизации политической жизни.

Становлению тоталитарного режима благоприятство­вал и особый тип политической культуры, характерный для российского общества на протяжении всей его исто­рии. Пренебрежительное отношение к закону, праву со­четается в ней с покорностью основной массы населения власти, насильственным характером власти, отсутстви­ем легальной оппозиции, идеализацией населением гла­вы власти и т. д. (подданнический тип политической культуры). Характерный для основной массы обществ, данный тип политической культуры воспроизводится и в рамках большевистской партии, формировавшейся в ос­новном, за счет выходцев из народа. Идущая от гражданской войны, военного коммунизма, «красногвардейской атаки на капитал», переоценка роли насилия в по­литической борьбе, равнодушие к жестокости ослабляли ощущение моральной обоснованности, оправданности многих политических действий, которые пришлось осу­ществлять партийному активу. Сталинский режим в ре­зультате, е встретил активного сопротивления внутри самого партийного аппарата. Таким образом, можно зак­лючить, что сочетание экономических, политических, культурных факторов способствовало тому, что в СССР в 30-е годы сформировался тоталитарный режим, система личной диктатуры Сталина.

С одной стороны, нельзя не признать, что данная политика действительно повысила уровень «сплоченности» населения страны, которое смогло затем объеди­ниться перед лицом фашистской агрессии. Но при этом, не учитывая даже морально-этическую сторону процесса (пытки и гибель сотен тысяч людей), трудно отрицать тот факт, что массовые репрессии дезорганизовали жизнь стра­ны. Постоянные аресты среди руководителей предприя­тий и колхозов привели к падению дисциплины и ответственности на производстве. Образовался огромный дефи­цит кадровых военных. Само сталинское руководство в 1938 году отказалось от массовых репрессий, произвело чистку в органах НКВД, однако в основе своей эта кара­тельная машина осталась неприкосновенной.

В результате массовых репрессий закрепилась политическая система, которую называют режимом личной власти Сталина (сталинский тоталитаризм).

Массовые репрессии 30-х гг. характерны тем, что они проводились в отношении всех слоев населения и по всей стране. По различным данным, только за период 1937— 1939 тт. было репрессировано от 5 до 5,5 млн. человек, около 1/3 из них было расстреляно, остальные отправлены в лагеря. Резко возросло число политических заключенных, широко ис­пользуемых на стройках, в промышленности и сельском хозяйстве. Под предлогом борьбы с врагами режим И. В. Сталина расправился совсеми государственными деятелями, ко­торые могли претендовать на верховную власть. Были прак­тически истреблены представители так называемых «эксплуа­таторских классов». Разгрому подвергся командный состав Красной Армии. Была также продолжена политика на оконча­тельную ликвидацию старого образованного класса России, репрессированы кадры научно-технической и творческой ин­теллигенции. В 30-е гг. началась массовая депортация ряда народов для использования их на принудительных работах. Появился новый отряд спецпереселенцев с присоединенных к территории СССР земель в Прибалтике, Западной Украине, Белоруссии, Молдавии.

Истинный смысл организованного в стране террора заключался в том, что правящая верхушка партийно-государ­ственной номенклатуры ставила перед собой цель подавить малейшее сопротивление своим действиям и внушить обще­ству страх перед любыми попытками предпринять что-либо в будущем против существующего строя.

 

2.Политика индустриализации в СССР.

 

Во второй половине 20-х годов важнейшей задачей экономического развития стало превращение страны из аграрной в индустриальную, обеспечение её экономической независимости и укрепление обороноспособности. Неотложной потребностью была модернизация экономики, главным условием которой являлось техническое совершенствование (перевооружение) всего народного хозяйства. Курс на индустриализацию провозгласил в декабре 1925 г. XIV съезд Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) (переименована после образования СССР). На съезде шла речь о необходимости превращения СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, производящую их. В его документах обосновывалась потребность в максимальном развитии производства средств производства (группа «А») для обеспечения экономической независимости страны. Подчёркивалась важность создания социалистической – промышленности на основе повышения её технического оснащения.

Начало политики индустриализации было законодательно закреплено в апреле 1927 г. IV съездом Советов СССР. Главное внимание, в первые годы, уделялось реконструкции старых промышленных предприятий. Одновременно строились свыше 500 новых заводов, в их числе Саратовский и Ростовский сельскохозяйственного машиностроения, Карсакнайский медеплавильный и др. Началось сооружение Туркестано-Сибирской железной дороги (Турксиб) и Днепровской гидроэлектростанции (Днепрогэс). Развитие и расширение промышленного производства почти на 40% велось за счёт ресурсов самих предприятий. Кроме внутрипромышленного накопления источником финансирования стало перераспределение в пользу индустрии национального дохода. Осуществление политики индустриализации потребовало изменений в системе управления промышленностью. Наметился переход к отраслевой системе управления, укреплялось единоначалие и централизация в распределении сырья, рабочей силы и производимой продукции. На базе ВСНХ СССР были образованы наркоматы тяжёлой, лёгкой и лесной промышленности. Сложившиеся в 20-30-х годах формы и методы управления промышленностью стали частью механизма хозяйствования, сохранявшегося в течение длительного времени. Для него была характерны чрезмерная централизация, директивное командование и подавление инициативы с мест. Не были чётко разграничены функции хозяйственных и партийных органов, которые вмешивались во все стороны деятельности промышленных предприятий. Развитие промышленности. Первый пятилетний план. На рубеже 20-30-х годов руководством страны был принят курс на всемерное ускорение, «подхлестывание» индустриального развития, на форсированное создание социалистической промышленности. Наиболее полное воплощение эта политика получила в пятилетних планах развития народного хозяйства.

Первый пятилетний план (1928/29-1932/33 гг.) вступил в действие с 1 октября 1928 г. К этому времени ещё не были утверждены задания пятилетки, а разработка некоторых разделов (в частности, по промышленности) продолжалась. Пятилетний план разрабатывался при участии крупнейших специалистов. К его составлению были привлечены А.Н. Бах — известный ученый-биохимик и общественный деятель, И.Г. Александров и А.В. Винтер ведущие ученые-энергетики, Д.Н. Прянишников — основатель научной школы агрохимии и др. Раздел пятилетнего плана в части индустриального развития был создан работниками ВСНХ под руководством его председателя В.В. Куйбышева. Он предусматривал среднегодовой прирост промышленной продукции в объёме 19-20%. Обеспечение столь высоких темпов развития требовало максимального напряжения сил, что хорошо понимали многие руководители партии и государства. Н.И. Бухарин в статье «Заметки экономиста» (1929 г.) поддержал необходимость высоких темпов индустриализации. По его млению, осуществлению таких темпов могли способствовать повышение эффективности и снижение себестоимости производства, экономия ресурсов и уменьшение непроизводительных затрат, повышение роли науки и борьба с бюрократизмом. Одновременно автор статьи предостерегал против «коммунистических» увлечений и призывал к более полному учёту объективных экономических законов. План был утверждён на V Всесоюзном съезде Советов в мае 1929 г. Главная задача пятилетки заключалась в том, чтобы превратить страну из аграрно-индустриальной в индустриальную. В соответствии с этим началось сооружение предприятий металлургии, тракторо-, автомобиле-, авиастроения (в Сталинграде, Магнитогорске, Кузнецк, Ростове-на-Дону, Керчи, Москве и других городах). Полным ходом шло строительство Днепрогэса и Турксиба. Однако очень скоро начался пересмотр плановых заданий индустрии в сторону их повышения. Были «откорректированы» задания по производству строительных материалов, по выплавке чугуна и стали, по выпуску сельскохозяйственных машин. Пленум ЦК партии, состоявшийся в ноябре 1929 г., утвердил новые контрольные цифры развития промышленности в сторону их резкого увеличения. По мнению И.В. Сталина и его ближайшего окружения, можно было к концу пятилетки выплавить чугуна вместо планируемых 10 млн. тонн ‑ 17 млн., выпустить 170 тыс. тракторов вместо 55 тыс., произвести 200 тыс. автомобилей вместо 100 тыс. и т.д. Новые контрольные цифры не были продуманы и не имели под собою реальной основы. Руководство страны выдвинуло лозунг в кратчайший срок догнать и перегнать в технико-экономическом отношении передовые капиталистические страны. За ним стояло желание в кратчайшие сроки любой ценой ликвидировать отставание в развитии страны и построить новое общество. Промышленная отсталость и международная изоляция СССР стимулировали выбор плана форсированного развития тяжёлой промышленности. В первые два года пятилетки, пока не иссякли резервы нэпа, промышленность развивалась в соответствии с плановыми заданиями и даже превышала их. В начале 30-х годов темпы её роста значительно упали: в 1933 г. они составили 5% против 23,7% в 1928-1929 гг. Ускоренные темпы индустриализации потребовали увеличения капиталовложений. Субсидирование промышленности велось в основном за счёт внутрипромышленного накопления и перераспределения национального дохода через госбюджет в её пользу. Важнейшим источником её финансирования стала «перекачка» средств из аграрного сектора в индустриальный. Кроме того, для получения дополнительных средств, правительство начало выпускать займы, осуществило эмиссию денег, что вызвало резкое углубление инфляции. И хотя было объявлено о завершении пятилетки в 4 года и 3 месяца, «откорректированные» задания плана по выпуску большинства видов продукции выполнить не удалось.

Вторая пятилетка. Второй пятилетний план (1933-1937 гг.), утверждённый XVII съездом ВКП(б) в начале 1934 г., сохранил тенденцию на приоритетное развитие тяжёлой индустрии в ущерб отраслям лёгкой промышленности. Его главная экономическая задача заключалась в завершении реконструкции народного хозяйства на основе новейшей техники для всех его отраслей. Задания плана по сравнению с предыдущей пятилеткой выглядели более реалистичными и умеренными. За годы второй пятилетки были сооружены 4,5 тыс. крупных промышленных предприятий. Вошли в строй Уральский машиностроительный и Челябинский тракторный, Ново-Тульский металлургический и другие заводы, десятки доменных и мартеновских печей, шахт и электростанций. В Москве была проложена первая линия метрополитена. Ускоренными темпами развивалась индустрия союзных республик. На Украине были возведены предприятия машиностроения, в Узбекистане заводы по обработке металла. Завершение выполнения второго пятилетнего плана было объявлено досрочным снова за 4 года и 3 месяца. В некоторых отраслях промышленности действительно были достигнуты очень высокие результаты. В 3 раза выросла выплавка стали, в 2,5 раза производство электроэнергии. Возникли мощные индустриальные центры и новые отрасли промышленности: химическая, станко- тракторо- и авиастроительная. Вместе с тем развитию лёгкой промышленности, производящей предметы потребления, не уделялось должного внимания. Сюда направлялись ограниченные финансовые и материальные ресурсы, поэтому результаты выполнения второй пятилетки по группе «Б» оказались значительно ниже запланированных (от 40 до 80% по разным отраслям). Масштабы промышленного строительства заражали энтузиазмом многих советских людей. На призыв XVI конференции ВКП(б) организовать социалистическое соревнование откликнулись тысячи тружеников заводов и фабрик. Среди квалифицированных рабочих возникло стахановское движение. Его участники показывали пример небывалого подъёма производительности труда. На многих предприятиях выдвигались встречные планы производственного развития, более высокие, по сравнению с установленными. Трудовой энтузиазм рабочего класса имел большое значение для решения задач индустриализации. Вместе с тем рабочие нередко поддавались нереальным призывам, таким, как призывы выполнить пятилетку за четыре года или догнать и перегнать капиталистические страны. Стремление к установлению рекордов имело и оборотную сторону. Недостаточная подготовленность вновь назначенных хозяйственных руководителей и неумение большинства рабочих освоить новую технику порой приводили к её порче и к дезорганизации производства.

3.Коллективизация крестьянства в СССР.





Дата добавления: 2017-01-14; Просмотров: 56; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.166.232.243
Генерация страницы за: 0.01 сек.