Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Группа и взаимодействие


Налоговая система включает в себя: 1) субъект налогообложения (кто должен платить налог); 2) объект налогообложения (что облагается налогом - величина налогооблагаемой базы); 3)налоговые ставки (процент, по которому рассчитывается сумма налога). Чтобы рассчитать сумму налога (T), следует величину налогооблагаемой базы (BT) умножить на налоговую ставку (t): Т = BT x t

Вопрос № 2

Вопрос № 1

Одной из экономических функций государства является проведение стабилизационной политики. А одним из инструментов стабилизации является налогово-бюджетная политика – воздействие государства на экономическую ситуацию в стране путем изменения объема государственных расходов и налогообложения.

Государственный бюджет – это баланс (равновесие) предстоящих расходов и доходов государства. Годовой план доходов и расходов государства, составляемый исполнительной и утверждаемой законодательной властями.

Доходы Расходы
Налоги Пошлины Сборы Доходы от лотерей Доходы от государственных предприятий др. Трансферты (социальные пособия по безработице, дотации, компенсации, пенсии и др) Наука, культура образование, здравоохранение, охрана порядка Военные расходы Государственный аппарат Помощь иностранным государствам Обслуживание государственного долга др
Всего доходов Всего расходов
Избыток Дефицит

В развитых странах через государственный бюджет перераспределяется до1/3 национального дохода.

Причины дефицита государственного бюджета:

  1. Активная социальная политика, т.е. увеличение расходов на выплату пособий, материальную помощь, содержание социальной сферы
  2. Рост расходов государственного аппарата, закупки для армии, государственные инвестиции в экономику
  3. Сознательное увеличение дефицита государственного бюджета связанное с поощрением роста потребления и стимулирование частных инвестиций в экономику

Отрицательные последствия дефицита госбюджета:

  1. Рост инфляции, связанный с эмиссией излишних денег
  2. Снижение частных инвестиций в экономику (поскольку дефицит госбюджета. Как правило, покрывается за счет продажи государственных ценных бумаг, что отвлекает капиталы от вложения в производство и приводит к вложениям в ценные бумаги, обещающие более высокий и надежный %)
  3. оформление все больше части дефицита госбюджета в качестве внутреннего государственного долга (государственные займы у населения путем продажи государственных облигаций) вызывает прогрессирующий рост расходов государства на обслуживание этого долга (выплата процентов по облигациям)

Пути преодоления дефицита госбюджета:



  1. Снижение расходов госбюджета
  2. Обеспечить рост доходов
  3. Взять средства в долг
  4. Осуществить дополнительную эмиссию денег

 

Государственный долг – сумма задолженности государства по внутренним и внешним займам

 

 

Налоги (налогообложение) – это безвозмездное и обязательное занятие определенной части доходов у плательщиков (предприятий, организаций, граждан) в пользу государства.

Кривая Лаффера
Налоговая система должна быть: справедливой, понятной, удобной, недорогой

В основу современной налоговой системы положены принципы справедливости и эффективности. Налоговая система в России включает в себя федеральный и местный уровни.

Основные функции налогов:

1. Фискальная – обеспечение государства средствами для осуществления его деятельности.

2. Регулирующая – стимулирование или сдерживание отдельных сфер или всей экономики.

3. Перераспределительная – изъятие части финансовых средств у одних, чтобы передать их другим или использовать их для финансирования необходимых обществу программ.

Классификация налогов.

1. В зависимости от плательщиков: налоги с юридических лиц, налоги с физических лиц.

2. В зависимости от объекта налогообложения: налоги на доходы, на движение и прирост имущества, на собственность, на потребление и специфические формы использования доходов (налог на предметы потребления: табак, вино ; на право ведения охоты, на скачки и лотерею и т.д.)

Акциз - это сумма, добавляемая к цене каждой единице товара. Эти суммы накапливаются начала у продавцов, а затем в виде налога перечисляются государству.

3. По механизму сбора:

- прямые налоги (взимаемые с каждого гражданина или организации, налогоплательщик и налогоноситель одно лицо, например подоходный налог: гражданин сам платит из своего дохода)



- косвенные налоги (взимаются только с тех, кто осуществляет определенный действия. Примером является акциз, или налогоплательщик и налогоноситель разные лица. Например акциз - из кошелька выплачивает покупатель при покупке товара, а продавец (налогоплательщик) его перечисляет в госбюджет).

Налоговая политика - система мероприятий, проводимых государством в области налогов. Это один из инструментов стабилизационной политики государства. Она осуществляется через повышение или понижение совокупных налоговых поступлений. Изменения структур налогов, введение, отмену налоговых льгот и г. д.

Ставка налога - это % от налогооблагаемой суммы, поступающий в доход государства.

В макроэкономике налоги также делятся на: автономные (или аккордные), которые не зависят от уровня дохода и обозначаются Т и подоходные, которые зависят от уровня дохода и величина которых определяются по формуле: tY, где t – налоговая ставка, Y – совокупный доход (НД или ВНД).

Сумма налоговых поступлений (налоговая функция) равна: Т = Т + tY

- прогрессивная система налогообложения, метод взимания налогов, при котором ставка налога возрастает с ростом налогооблагаемой суммы. Эта система применяется чаще всего.

- пропорциональная система налогообложения, предполагающую неизменность ставки налога при изменении налогооблагаемой суммы.

- регрессивная система налогообложения, предусматривающую снижение ставки налога по мере роста налогооблагаемой суммы.

- Так как каждая система имеет достоинства и недостатки, их применяют в комплексе.

Существует определенная ставка налога (t*), при которой сумма собранных налогов (T) максимальна.

Кривая Лаффера показывает связь между налоговыми ставками и объемом налоговых поступлений, и выявляет такую новую ставку (см. рис). Кривая Лаффера показывает, что не имеет смысла устанавливать ставки налога выше определенного значения (30%), т. к. сумма собираемых налогов начнет снижаться из-за утраты налогоплательщиками стимула к увеличению доходов (и, следовательно, увеличение налогооблагаемой суммы) и сокрытия доходов от налоговых органов.

 

Объективные отношения и связи (отношения зависимости, подчинения, сотрудничества, взаимопомощи и др.) неизбежно и закономерно возникают в любой реальной группе. Отражением этих объективных взаимоотношений между членами группы являются субъективные межличностные отношения, которые изучает социальная психология.

Основной путь исследования межличностного взаимодействия и взаимоотношения внутри группы — это углубленное изучение различных социальных фактов, а также взаимодействия людей, входящих в состав данной группы.

Всякое производство предполагает объединение людей. Но никакая человеческая общность не может осуществлять полноценную совместную деятельность, если не будет установлен контакт между людьми, в нее включенными, и не будет достигнуто между ними должное взаимопонимание. Так, например, для того, чтобы учитель мог обучить чему-либо учеников, он должен вступить с ними в общение.

Группа — это человеческая общность, выделяемая на основе определенного признака, например социальной принадлежности, наличия и характера, совместной деятельности, особенностей организации и т.д.

Соответственно строится и классификация групп: группы малые и большие, которые в свою очередь подразделяются на реальные (контактные) и условные, формальные (официальные) группы и неформальные (неофициальные), различного уровня развития — развитые и недостаточно или низкоразвитые группы.

Большие группы могут быть реальными (контактными), образующими социальную общность, включающую значительное число людей, существующую в общем пространстве и времени. К подобного рода большим группам может быть отнесен трудовой коллектив предприятия или педагогический коллектив большой школы, где многие преподаватели могут и не находиться в непосредственной взаимосвязи друг с другом, но при этом подчи­няться одним и тем же руководителям (директору, заведующему учебной частью), входить в одну профсоюзную организацию, придерживаться общих для всех правил внутреннего распорядка школьной жизни и т.п.

Большие группы могут быть условными, выделяемыми и объединяемыми на основе некоторых признаков — половых, национальных, возрастных, имущественных и др.). Люди, которые оказываются включенными в большую условную группу, могут никогда не встречаться друг с другом, но в связи с тем признаком, на основе которого они были выделены в подобную группу, иметь общие социальные и психологические характеристики. Так, подростки могут быть объединены в одну большую условную группу вне зависимости от того, что они живут в разных городах и селах, возможно, говорят на различных языках, никогда не оказывались собранными в одном месте и т.д. Их общие социальные (учащиеся средней школы), возрастные (12-15-летний возраст), психологические (формирующееся чувство взрослости, отроческое самоутверждение, и т.п.) характеристики являются в основных чертах идентичными. Изучение больших условных групп (в возрастной психологии, в социальной психологии и др.) позволяет в результате выделения общих их свойств вырабатывать научно обоснованную стратегию и тактику работы с ними. Зная общие закономерности развития личности подростков как услов­ной (возрастной) группы, педагог целенаправленно и продуктивно осуществляет воспитательную работу в школе и во внешкольных учреждениях.

Малые группы — это всегда контактные общности, связанные реальным взаимодействием входящих в них лиц и реальными взаимоотношениями между ними. Эти группы могут быть офици­альными (формальными), т.е. иметь юридически фиксированные права и обязанности, нормативно закрепленную структуру, назна­ченное или избранное руководство. В условиях общественного разделения труда эти группы связаны социально заданной дея­тельностью.

Выделяются также и неофициальные(чаще их называют нефор­мальными) группы, не имеющие юридически фиксированного статуса, но характеризующиеся сложившейся системой межличностных отношений (дружбы, симпатии, взаимопонимания, дове­рия и т.д.). Они могут выступать как изолированные общности (например, несколько учащихся из разных школ и ПТУ, объединившихся на основе общности интереса к мотоспорту) и могут складываться и оказываться достаточно устойчивыми внутри официальных групп (дружеская компания в школьном классе). Наконец, официальная группа, сохраняя все свои характеристики, может обладать всеми качествами неформальной группы (тесными дружескими контактами, взаимной симпатией ее членов и т.д.). Таким образом, границы между официальными и неформальными группами условны и относительны. Важной задачей воспитательной работы преподавателя является формирование такого рода неформальных групп учащихся, существование которых укрепляло бы и обогащало функционирование тех официальных групп, в которые входят студенты.

Общение и деятельность в любых группах (больших и малых) определяются и регулируются общественными отношениями, задающими образ жизни входящих в эти группы людей, форми­рующими их ценности, идеалы, убеждения, мировоззрение.

Важнейшей основой классификации групп является степень, или уровень их развития. Уровень группового развития — характеристика сформированности межличностных отношений, результат процесса формирования группы. Традиционно в психологии параметрами сформированности группы выступали время ее существования, число коммуникаций (количество обращений членов группы друг к другу в определенный промежуток времени), наличие сложившихся отношений власти и подчинения и др. В качестве основания для выявления уровня группового развития принимается деятельность группы, ее ценности и цели, от которых зависит характер межличностных отношений. Именно на этой основе строится психологическая типология групп, различающихся по уровню развития: группы высшего уровня социально-психологического развития (коллективы), просоциальные ассоциации, диффузные группы, асоциальные ассоциации, корпорации. Высший уровень группового развития обнаруживается в деятельности и межличностных отношениях, присущих кол­лективам.

Высшая форма развития группы – коллектив. Традиционное понимание малой группы в психологии развития группы. Группа, в которой развивается и воспитывается личность, является связующим звеном между нею и обществом. Традиционно в центре внимания психологов находится малая группа - объединение взаимодействующих

Необходимо специально оговорить, что термин «коллектив», используемый в данной типологии групповой иерархии ни в коем случае нельзя путать ни с понятием «социалистический коллектив» в недавно еще расхожих идеологических схемах, ни с понятиями «трудовой коллектив» и «коллектив детсадовцев», «педагогический коллектив» и даже «коллектив правонарушителей» и т.д., где он некорректно определяет любые без исключения формальные сообщества людей. В рассматриваемом случае, так же, как и далее по тексту, понятие «коллектив» используется лишь в его собственно социально-психологическом значении, когда имеется в виду группа, межличностные отношения в которой опосредствованы задачами и целями совместной личностно-значимой для каждого члена сообщества общественно ценной деятельности. Этот же принцип наполнения понятий исключительно психологическим содержанием выдерживается и относительно других нередко встречающихся в обыденной речи терминов (например, «корпорация», «ассоциация» и т.п.). Их определения раскрыты в тексте кн.: Психология. Словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. — 2-е изд. испр. и доп. — М., 1990.

Малая группа рассматривается преимущественно как общность, скрепленная эмоциональными связями (симпатия, антипатия, безразличие, податливость и т.д.). Сплоченность малых групп, устойчивость их структуры против воздействия сил, направленных на разрыв внутригрупповых связей, эффективность деятельности группы в зависимости от ее размера, от стиля руководства, конформность личности в группе или независимость ее от группы, а также другие проблемы межличностных отношений — все это стало предметом экспериментального исследования и образовало специальный раздел психологии — групповую динамику.

Групповая динамика как направление социальной психологии не выработала единой теоретической основы для понимания различных психологических феноменов. Закономерности поведения людей в различных группах сводятся, по существу, к механическим зависимостям: группа давит, а члены группы подчиняются или не подчиняются групповому давлению (конформизм, нонконформизм); к одним индивидам группа тянется, от других же отталкивается или, наоборот, выталкивает их из своей среды; если число контактов внутри группы увеличивается, то групповые связи истончаются и рвутся (сплоченность, совместимость) и т.д.

Когда-то бихевиоризм в США, как и рефлексология в России, готов был представить человека преимущественно как механизм, реагирующий на различные стимулы. Теперь наследники бихе­виоризма и других теоретических направлений в социальной психологии готовы видеть в любой социальной группе такой же механический агрегат внешне связанных и взаимодействующих между собой индивидов. Так, считалось экспериментально установленным, что под влиянием давления группы, по меньшей мере, треть индивидов меняет свое мнение, принимая навязанное большинством. Они обнаруживают нежелание высказывать и отстаивать собственное мнение в условиях, когда оно не совпадает с оценками остальных участников эксперимента, т.е. проявляют конформность. Таким образом, индивид, находясь в условиях группового давления, может быть либо конформистом, либо нонконформистом. Все дальнейшие исследования носили характер уточнения этого вывода. Выяснялось, усиливается ли конформность при увеличении группы; как сами испытуемые интерпретируют свое конформное поведение; выявлялись половые и возрастные особенности конформных реакций и т.д.

Указанная альтернатива оборачивалась вполне определенной педагогической дилеммой: либо видеть смысл воспитания в формировании личности, негативно относящейся к своему социальному окружению, либо воспитывать индивидов, склонных всегда соглашаться с остальными, не умеющих и не желающих противостоять влиянию группы, т.е. конформистов. Неудовлетворительность подобной постановки вопроса наводила на мысль о ложности исходной альтернативы. Что представляет собой группа, которая воздействует на индивида, в подобных экспериментах? Это случайное объединение людей, то, что может быть названо «диффузной группой». По условиям эксперимента предусматривалось изучение чисто механического воздействия группы на личность. Причем группа рассматривалась как простая совокупность индивидов, ничем, кроме общего места и времени пребывания, друг с другом не связанных. Очевидно, в самом понимании сущности взаимодействия личности и группы крылась некая серьезная ошибка, заводящая психолога в тупик. Выход из этой ситуации, по-видимому, состоял в том, чтобы пересмотреть сущность концепций групповой динамики и выяснить, правомерно ли использование модели группового взаимодействия для понимания психологии группы высокого уровня развития.

Деятельностное опосредствование межличностных отношений в группах высокого уровня развития. Итак, возникает вопрос: что представляют собой межличностные отношения в группе высоъкого уровня развития? Подчинены ли они тем закономерностям, которые традиционная психология открыла в малых группах, является ли действие последних универсальным? В настоящее время выяснено, что в подлинных коллективах действуют иные закономерности по сравнению с теми, которые были ранее открыты в малых группах.

Первым таким психологическим феноменом, который не был и не мог быть открыт в традиционном объекте изучения психологии - малой группе, имеющей характер диффузной общности, но был обнаружен при изучении межличностных отношений в группе высокого уровня развития, явилось самоопределение личности в группе. Экспериментально оно было выявлено при изучении явлений конформности и нонконформности; как это принято, эксперимент проводился с помощью так называемой подставной группы, в качестве которой используется либо группа людей, сговорившихся дезинформировать «наивного» постороннего индивида, либо сам экспериментатор намеренно искажает информацию, поступающую от группы, с помощью контроля над связями между группой и «обрабатываемым» индивидом. Методика предполагала решение задач, не значимых для испытуемых: им предлагалось определять длину отрезков прямой линии, продолжительность кратких интервалов времени и т.д.

Так, например, испытуемых на протяжении известного времени тренировали в определении продолжительности одной минуты, не прибегая к часам и отсчитывая секунды про себя. Вскоре они могли определять минуту с точностью до 5 секунд. Затем испытуемых помещали в специальные экспериментальные кабины, предлагали определить продолжительность минуты и нажатием на кнопку сообщить экспериментатору, а также другим испытуемым о том, что минута прошла (испытуемые знали, что на пульте у экспериментатора и во всех кабинах при нажатии на кнопку загораются лампочки). В ходе опыта экспериментатор имел возможность давать во все кабины сигналы, якобы исходившие от одного или нескольких испытуемых (например, во все кабины сигнал подавался через 35 секунд), и фиксировать, кто в ответ на его сигнал поторопился нажать на кнопку, обнаружив внушаемость (конформность), а на кого он не подействовал. О степени внушаемости можно было судить по разнице между оценкой продолжительности минуты в предварительных опытах и опытах в условиях подачи ложных сигналов.

Эксперимент показал, что число лиц, в большей или меньшей степени проявивших конформность, весьма велико.

В группе людей, лишь внешне взаимодействующих друг с другом, притом по поводу объектов, не связанных с их реальной деятельностью и жизненными ценностями, иного результата и не приходилось ожидать - подразделение членов группы на конформистов и нонконформистов делалось неизбежным. Однако давало ли такое исследование конформности возможность сделать вывод о том, что это была модель взаимоотношений в любой группе, в том числе и в такой, деятельность в которой имеет личностно значимое и общественно ценное содержание?

В этой связи была выдвинута следующая гипотеза: в общностях, объединяющих людей на основе совместной, общественно значимой деятельности, взаимоотношения людей опосредствуются ее содержанием и ценностями. Если это так, то подлинной альтернативой конформности должен выступить не нонконформизм (негативизм, независимость и т.д.), а некоторое особое качество, которое предстояло изучить экспериментально.

Гипотеза определила тактику экспериментальных исследований. Если, используя методику «подставной группы», побуждать личность якобы от имени общности, к которой она принадлежит, отказаться от принятых в ней ценностных ориентации, то возникает конфликтная ситуация, которая разделяет индивидов на тех, кто проявляет конформность, и тех, кто способен действовать в соответствии со своими внутренними ценностями.

Эта особенность межличностных отношений получила название самоопределения личности в группе. Оно проявляется в том, что член группы высокого уровня развития избирательно относится к любым влияниям (в том числе и своей общности), принимая одни и отвергая другие в зависимости от опосредствующих факторов — убеждений, принципов, идеалов, целей совместной деятельности.

Подлинное самоопределение личности возникает в том случае, когда ее поведение в условиях естественно возникшего или специально организованного группового давления обусловлено не непосредственным влиянием группы и не индивидуальной склон­ностью человека к конформности, а, главным образом, принятыми в группе целями и задачами деятельности, устойчивыми ценностными ориентациями. В группе высокого уровня развития, в отличие от диффузной группы, такой способ является преобладающим и потому выступает как особое качество межличностных отношений.

Таким образом, гипотеза о том, что в общностях, объединяющих людей для выполнения общественно полезной деятельности, подлинной альтернативой конформизма является не негативное поведение (нонконформизм и т.д.), а особое качество межличностных отношений, имеющее характер самоопределения личности в группе, была подтверждена.

Этот феномен оказался своего рода «клеточкой», в которой обнаруживаются важнейшие социально-психологические характе­ристики живого социального организма - группы высокого уровня развития. Относительно непосредственные взаимоотно­шения между двумя или несколькими индивидами могут быть зафиксированы лишь в диффузной группе, в высокоразвитом же сообществе они имеют преимущественно опосредствованный характер, обусловленный содержанием, ценностями и целями со­вместной деятельности. Таким образом, по своим психологи­ческим характеристикам такие общности качественно отличаются от тех малых групп, которые были излюбленным объектом иссле­дований, выполненных в рамках групповой динамики. Поэтому попытки распространить те выводы, которые были сделаны при их изучении, на все типы группы и обречены на неудачу.

Многоуровневая структура межличностных отношений. Если в диффузной группе взаимоотношения являются относительно непосредственными, то в высокоразвитом сообществе групповые процессы являются опосредствованными и образуют иерархию уровней (страт). Центральное звено групповой структуры (страта А) образует сама групповая деятельность, ее содержательная общественно-экономическая и социально-политическая характеристика. Первый слой (страта Б) фиксирует отношение каждого члена группы к групповой деятельности, ее целям, задачам, принципам, на которых она строится, мотивацию деятельности, ее социальный смысл для каждого участника. Во второй страте (В) локализуются характеристики межлич­ностных отношений, опосредствованных содержанием совместной деятельности (ее целями и задачами, ходом выполнения), а также принятыми в группе принципами, идеями, ценностными ориентациями. Именно сюда, видимо, следует отнести различные феномены межличностных отношений, например самоопределение личности в группе и др., о которых речь пойдет дальше. Деятельностное опосредствование — принцип существования и принцип понимания второй психологической страты.

Наконец, последний, поверхностный слой межличностных отношений (Г) предполагает наличие связей (главным образом, эмоциональных), по отношению к которым ни совместные цели деятельности, ни общезначимые для группы ценностные ориентации не выступают в качестве основного фактора, опосредствующего личные контакты ее членов. Это не значит, что такие связи в полном смысле слова непосредственные. Вряд ли можно предположить, чтобы отношения любых двух людей не имели опосредствующего звена в виде тех или иных интересов, вкусов и т.д. Но содержание групповой деятельности на этих связях по существу не сказывается либо обнаруживается в очень слабой степени.

Подобно тому как недопустим перенос закономерностей, свойственных диффузной группе, на высокоразвитое сообщество, было бы неправомерно выводы, полученные при изучении феноменов поверхностного слоя межличностных отношений (страта Г), универсализировать и считать необходимыми для сущностной характеристики межличностных отношений в нем. Точно так же связи в страте В являются необходимыми, хотя и недостаточными для характеристики группы высокого уровня развития, без учета данных о страте Б, т.е. без выяснения социального смысла деятельности ее участников, мотивов деятельности и т.д.

1.Максимальная степень опосредствованности и максимальная социальная ценность факторов деятельности, опосредствующих межличностные отношения. Это - группа высокого Уровня развития (к примеру, экипаж космического корабля).

2. Минимальная степень опосредствования при максимально просоциальных факторах, которые могли бы опосредствовать межличностные отношения, если бы в группе была соответствующая совместная деятельность. Это - просоциальная ассоциация (к примеру, дружеская компания студентов).

3. Максимальная степень опосредствования деятельностью и максимальный антиобщественный характер опосредствующих факторов. Это - корпорация (к примеру, мафия).

4. Минимальная степень опосредствования межличностных отношений какой-либо совместной деятельности при максимально асоциальных опосредствующих факторах (к примеру,группа хулиганствующих подростков). Это - асоциальная ассоциация.

5. Отсутствие опосредствования, обусловленное отсутствием совместной деятельности. Это - диффузная группа (к примеру, пассажиры автобуса или больные в общей палате).

Экспериментально были зафиксированы принципиальные отличия группы высшего уровня развития от всех других групп.

Так, вопреки существующему мнению, согласно которому социально-психологические закономерности мыслятся как верные для группы <вообще>, в группах высокого уровня развития по сравнению с диффузными группами действуют закономерности качественно иные, часто как бы <перевернутые>, взятые <с противоположным знаком>. Например, некоторые социальные психологи, выясняя связь между интенсивностью эмоционального общения в группе и эффективностью ее работы, приходят к противоречивым выводам: одни исследователи обнаруживают положительную, другие – отрицательную связь между указанными факторами. Разведение групп по признаку опосредствования содержанием совместной деятельности снимает кажущуюся противоречивость результатов. В высокоразвитом сообществе соотношение между эффективностью деятельности и благоприятным характером эмоционально-психологических взаимоотношений положительное, а в слаборазвитых группах - отрицательное.

В группах низкого уровня развития между размером группы и стремлением ее членов внести наибольший вклад в общее дело выявлена обратная зависимость. В группе высокого уровня развития с увеличением ее размера мотивация участников совместной деятельности не снижается. В случайной группе вероятность оказания помощи человеку, который в ней нуждается, падает с увеличением ее величины, в высокоразвитой общности эта закономерность не проявляется и т.д.

Таким образом, осуществление совместной социально ценной и личностно значимой деятельности обеспечивает становление взаимоотношений доверия и сотрудничества, снятие противоречий между индивидуальным и групповым. В процессе такой деятельности возникают особые феномены межличностных отношений, которые не могут быть зафиксированы в других условиях, появляется коллективность как особое качество развития группы. Именно коллектив воплощает ту зависимость личности от общества, при которой она становится свободной.

Каждый член группы в соответствии развития со своими деловыми и личностными качествами, своим статусом, т.е. закрепленными за ним правами и обязанностями, которые свидетельствуют о его месте в группе, престижем, который отражает признание или непризнание группой его заслуг и достоинств, имеет определенное положение в системе групповых межличностных отношений. К одному из учеников относятся как к признанному авторитету во всем, что касается спорта, к другому - как к мастеру посмешить и организовать какую-нибудь шалость; с одним можно хорошо и искренно поговорить о серьезных проблемах, с другим вообще не о чем говорить; на одного можно положиться, как на самого себя, другому нельзя довериться ни в чем. Все это создает достаточно пеструю картину групповой дифференциации в школьном классе, где каждый ученик имеет определенный статус и престиж.

Когда, например, в класс приходит новый педагог, директор школы или заведующий учебной частью сразу же знакомит его с тем, <кто есть кто> в классе, обозначая дифференцированную картину статусов отдельных учащихся, выделяя отличников и неуспевающих, <ядро> класса и <болото>, злостных нарушителей дисциплины, лучших спортсменов и т.д. Обо всем этом педагогу необходимо знать, однако следует иметь в виду, что за этой легко различаемой извне дифференциацией лежит незримая картина межличностных предпочтений и выборов, престижа и статусов, которые обнаруживаются либо в результате длительного, систематического и пристального педагогического наблюдения, либо путем экспериментального изучения.

В психологии различаются две основные системы внутренней дифференциации группы: социометрические и референтометрические предпочтения и выборы.

Американским психологом Дж. Морено был предложен способ выявления межличностных предпочтений в группах и техника фиксирования эмоциональных предпочтений, которая была им названа социометрией. С помощью социометрии можно выяснить количественную меру предпочтения, безразличия или неприятия, которую обнаруживают члены группы в процессе межличностного взаимодействия. Социометрия широко используется для выявления симпатий или антипатий между членами группы, которые сами могут не осознавать этих отношений и не отдавать себе отчета в их наличии или отсутствии.

Социометрический метод весьма оперативен, его результаты могут быть математически обработаны и графически выражены.

В основу социометрического приема положен вопрос- <С кем бы ты хотел...?> Он может быть отнесен к любой теме человеческих взаимоотношений: с кем бы ты хотел сидеть одной партой, отдыхать, развлекаться, работать и т.п. Как правило, предлагаются два направления выбора - в области "совместного труда и в области развлечений. При этом возможно уточнение степени желательности выбора (весьма охотно, охотно, безразлично, не очень охотно, весьма неохотно) и ограничение числа предлагаемых для выбора лиц. Дальнейший анализ выбора при занесении его на матрицу выбора показывает сложное переплетение взаимных симпатий и антипатий, наличие социометрических <звезд> (которых выбирает большинство), <парных> (от которых все отказываются) и всю иерархию промежуточных звеньев между этими полюсами.

Бесспорно, социометрический метод является весьма оперативным и с его помощью может быть достаточно четко выявлена картина эмоциональных тяготений внутри группы, для обнаружения которой путем наблюдений потребовалось бы длительное время.

Любую группу можно интерпретировать как коммуникативную сеть, возникающую в процессе взаимодействия ее членов. Однако социометрический анализ может дать лишь самое общее описание этой сети коммуникаций. Он никак не продвигает к пониманию того, почему в одних общностях индивид оказывается противопоставленным группе, а в других этих разрывов в коммуникативной сети не обнаруживается.

Систему связей, констатируемую с помощью социометрической техники, нельзя считать неизменной. Сегодняшняя <звезда> завтра может остаться в изоляции.

Социограммы не могут рассказать нам о причинах этих изменений. Остается также неизвестным, какими мотивами руководствовались члены группы, отвергая одних и выбирая других, что скрывается за симпатией и антипатией различных членов группы.

Модель группы как эмоционально-психологического феномена, лежащая в основе социометрических исследований, не дает возможности осуществлять анализ межличностных отношений людей на основе определенных общественно установленных норм, ценностных ориентации и оценок, ибо все сводит к регистрации взаимодействий, взаимных эмоциональных оценок и влечений.

Очевидно, что при таком подходе целенаправленная деятельность группы и ее членов просто не принимается во внимание.

Межличностный выбор. Референтометрия. При социометриче­ском подходе к группе основным фактором выбора в системе межличностных отношений являются симпатии и антипатии. Человек выбирает человека потому, что он хочет быть именно с ним: общаться, работать, отдыхать, развлекаться. Однако сим­патию нельзя рассматривать как единственное основание для выбора. Существуют и другие критерии.

Одна из важнейших характеристик человека в группе состоит в том, что он обращается к своей группе как к источнику ориента­ции в окружающей действительности. Эта тенденция является закономерным следствием разделения труда. Каждый участник совместной деятельности заинтересован в оценке ее значимых условий, целей и задач, вклада каждого в общий труд и своего собственного вклада, в оценке своей личности, отраженной в зер­кале общего мнения. Все это в наибольшей степени присуще группе высокого уровня развития, где межличностные отношения опосредствуются общим делом, его содержанием и ценностями, производными от требований, которые предъявляет ей общество.

В результате активного взаимодействия с другими членами группы, решая конкретные задачи, перед нею поставленные, индивид обретает свои ценностные ориентации. Их усвоение предполагает и своего рода контроль над личностью, реально осуществляемый группой или приписываемый личностью группе. Ориентация на ценности группы, на ее мнение заставляет индивида выделять круг лиц, позиция и оценка которых для него особенно существенны. Эти люди выступают в качестве своего рода призмы, благодаря которой он стремится осуществлять акты социальной перцепции — видеть и оценивать значимые для него объекты, цели, задачи и способы деятельности других людей. Они становятся для него зеркалом, в котором он начинает видеть самого себя. Все это предполагает, очевидно, такой принцип предпочтительности и выборности в межличностных отношениях, который отсутствует в социометрическом изучении.

Люди, которых индивид избирает, чтобы справляться с их мнениями и оценками, и которые служат точкой отсчета для оценки субъектом самого себя и других людей, рассматриваются как референтный круг общения, или референтная группа. Человек ориентируется на оценку своих поступков, своих личностных качеств, существенно важных обстоятельств деятельности, пред­мета личных интересов и т.д. с точки зрения его референтной группы. Даже в том случае, когда индивид не располагает информацией об оценке его персоны со стороны референтной группы, он не может не строить предположений о возможном ее мнении. Для того чтобы нормы и ценности референтной группы оставались постоянно действующим ориентиром для индивида, ему необходимо постоянно соотносить с ними свое реальное поведение. Из множества окружающих людей он избирает тех, кого наделяет особым субъективно важным для него качеством, особой характеристикой - референтностью.

Референтность обнаруживается в ситуации, когда определяется отношение субъекта к значимым для него объектам (целям и задачам деятельности, а также объективным трудностям их осу­ществления, конфликтным ситуациям, личным качествам участ­ников совместной деятельности, в том числе и его самого, и т.д.).

Соотнесение субъекта и объектов ориентации осуществляется путем обращения к ценностным ориентациям другого лица. Значи­мый «другой» становится своего рода зеркалом, в котором отражается сам индивид и все, что его окружает. Естественно, что члены группы в различной мере обладают референтными качест­вами, и это обстоятельство объясняет направленность выбора, большую предпочтительность одних и меньшую — других.

Предпочтительность по признаку референтности существенно отличается от предпочтительности в социометрии. Референтность лежит в более глубоких слоях внутригрупповой активности, опосредствуемой ценностями, принятыми в данном сообществе. Индивид получает возможность не только воспринять окружаю­щий мир сквозь призму ценностных ориентации (убеждения, взгляды, мнения) его товарищей, но также откорректировать благодаря этому свое отношение к окружающему. С помощью референтного круга личность как субъект познания становится объектом самопознания, осознанно или неосознанно выделяя индивидов, способных оценить ее по параметрам, которые она сама рассматривает в качестве важнейших.

Таким образом, рассматривать выборность и предпочтитель­ность в группе исключительно с социометрических позиций - значит явно обеднять трактовку межличностных отношений и сущность внутригрупповой дифференциации, игнорировать деятельностный подход к групповым процессам и пониманию личности в группе. Без учета референтной предпочтительности психология межличностных отношений оказывается крайне суженной.

Итак, у каждого человека есть своя референтная группа, с тре­бованиями которой он безусловно считается, на мнение которой он ориентируется. Как правило, это не одна группа, а некоторая их совокупность. У одного школьника такой референтной группой может оказаться семья и вместе с тем компания ребят со двора, гимнастическая секция в спортивном обществе, а также товарищ отца, а у другого юноши референтная группа — это его класс, учителя и два приятеля, увлеченные филателисты.

Хорошо, если требования, ожидания, интересы, идеалы и все прочие ценностные ориентации всех референтных для данной личности групп более или менее совпадают или оказываются близкими и, что особенно важно, связаны с общественно значимыми целями и идеалами. Однако нередко бывает так, что компания подростков одобряет и всячески поддерживает такие оценки, интересы, поступки и желания школьника, которые являются совершенно неприемлемыми для семьи, идут вразрез со всем тем, на что его ориентируют родители. Между тем мальчик считается и с теми, и с другими. В результате личность, при­надлежащая двум противоположно направленным референтным группам, переживает тяжелый внутренний конфликт. Только понимание воспитателем природы этого конфликта облег­чает пути его преодоления.

Ориентацией на позицию референтной группы, которая остается скрытой, неизвестной воспитателю, объясняются нередко встречающиеся факты решительного безразличия ребенка ко всему, что дорого, важно, значимо, например, для семьи или для класса. «Он ни с чем не считается, для него нет никаких авторитетов, на него никто не в состоянии повлиять», — утверж­дает в беседе с учительницей мать мальчика, и педагог иной раз соглашается с такой точкой зрения, которая может оказаться серьезной психологической и педагогической ошибкой. Нельзя этого утверждать, пока не выяснено наличие возможных влия­тельных референтных групп, исподволь формирующих негати-вистскую позицию личности в отношении семьи и школы.

Для выявления факта референтной предпочтительности используется особый методический прием — референтометрия.

Идея референтометрии состоит в том, чтобы, с одной сторо­ны, дать возможность испытуемому ознакомиться с мнением любого члена группы по поводу заранее отобранных и несомнен­но значимых объектов (в том числе с оценкой его, испытуемого, личных качеств), а с другой — строго ограничить количество таких избираемых лиц. Это вынуждает испытуемого проявлять высокую степень избирательности к мнению и оценке привлекающих его лиц.

Исследование явлений референтности с помощью референто-метрической процедуры привело к весьма интересным резуль­татам. Начать с того, что они полностью подтверждают гипотезу о наличии в каждой группе особой системы предпочтений и выборов, основанием которой является признак референтности. Эта система связей обладает теми же формальными характеристиками, что и социометрическая. Референтометрическая процедура весьма оперативна и портативна, она дает представление о статусной структуре (кто есть кто в группе), взаимности предпочтений или ее отсутствии, открывает возможность выявления мотивационного ядра выбора, а также проведения так называемого аутореференто-метрического эксперимента (где испытуемый прогнозирует свое место в системе выборов), позволяет осуществлять математическую обработку данных, выражать их графически, составлять карты и матрицы выборов и т.д. Но, в отличие от социометри­ческой сети, основанием выбора оказываются не симпатии или антипатии, а ценностный фактор.

Ценности, которые составляют глубинный фундамент соци­ально значимой деятельности группы, образуют вместе с тем основание для внутригрупповой предпочтительности и выбора по признаку референтности. Это, безусловно, более содержательная характеристика групповой дифференциации по сравнению с со­циометрией. Если последняя позволяет дать пунктирный абрис межличностных отношений в группе как некой общности, где связи являются внешними и преимущественно эмоциональными (хочу быть с ним - не хочу быть с ним, он мне нравится — он мне не нравится), то психологическое изучение группы высокого уровня развития, где отношения между ее членами содержательно опосредствованы, с необходимостью требует учета показателей референтности.

Выяснив в референтометрическом тесте значимый для ин­тересующего нас субъекта (или субъектов) круг лиц, с мнением и позицией которых он (или она) считается, психолог может подсказать педагогу цели для избирательного воспитательного воздействия. Педагогическое воздействие на индивида, который является референтным для тех, кто наделяет его этим качеством, позволяет оказывать косвенное, но достаточно сильное влияние на всю данную группу лиц. Не исключено, что это один из путей к преодолению ложной, но тем не менее существующей альтерна­тивы фронтального (работать со всем классом) и индивидуального (работать с каждым учеником в отдельности) подхода при воспи­тательном воздействии.

Личность и коллектив. Всякая групповая структура представляет собой своеобразную иерархию престижа и статусов членов группы, где верхушку образуют референтометрически и социометрически из­бираемые лица, а аутсайдерами оказываются нереферентные и со­циометрически отвергаемые индивиды. Вершину этой иерархиче­ской лестницы занимает лидер группы.

Лидер — это личность, за которой все остальные члены группы признают право брать на себя наиболее ответственные решения, затрагивающие их интересы и определяющие направление и ха­рактер деятельности всей группы. Таким образом, лидер — это наиболее референтное лицо в группе применительно к ее важней­шим проблемам. Лидер может быть, а может и не быть социо­метрической «звездой» — он может и не вызывать личной симпатии у окружающих, но если он лидер, то референтность его для них бесспорна. Лидер может быть, а может и не быть официальным руководителем группы. Оптимальным является случай совпадения лидера и руководителя в одном лице. Если же такого совпадения нет, то эффективность деятельности группы зависит от того, как сложатся отношения между официальным руководи­телем и неофициальным лидером или лидерами.

В подростковом возрасте особо обостряются требования и ожидания, которые предъявляют друг другу школьники в системе межличностных отношений. В этих обстоятельствах лидер старше­классников часто является эталоном, наиболее референт­ным лицом в классе, с помощью которого все другие оцени­вают свои и чужие поступки. Иногда педагоги и родители исходят из предвзятого мнения, что положение лидера в классе занимают отличники учебы. Если для этого заключения есть определенные основания, когда речь идет об учениках младших классов, то в старших классах прямая зависимость между статусами отлични­ка и лидера не прослеживается. Лидер группы выступает для товарищей как носитель лич­ностных качеств, становящихся образцом и ориентиром для подражания и следования. При этом личностные качества лидера отвечают ценностям, которые принимаются и признаются в дан­ной возрастной группе. Экспериментально установлено, что студенты оценивают своих ровесников в связи с теми ка­чествами, которые не только признаются особо ценными в этом возрасте, но и являются у них самих слабо развитыми или вовсе отсутствующими. Обладающие подобными качествами товарищи оказываются наиболее влиятельными и имеют наибольшие осно­вания обрести авторитет, стать лидерами класса.

«Ходили мы с ним в лес за березовым соком. Я поранил ногу так, что не мог идти. Он не задумываясь взял меня на плечи и понес из леса. И, выбиваясь из последних сил, он все-таки донес меня... Был у нас классный вечер. Все шло прекрасно. Но когда ребята уже стали расходиться, к одной девочке пристали пьяные. Кто первый заступился за девочку? Соловьев».

«...Я хочу быть похожей на Валю. Мне не хватает ее ясности, целеустремлен­ности в жизни. Но когда она рядом, она всегда помогает мне трезво оценить происходящие события» (из сочинений учащихся).

Система официального руководства группы может не совпа­дать или совпадать с распределением в нем неофициального авто­ритета и выдвижением неофициальных лидеров. Если межлич­ностные отношения в конечном счете подчинены общей цели, наличие лидеров неофициальных групп может не только не мешать, но даже помогать группе в целом. Так, обычно в студенческой группе, представляющем группу из 15-30 студентов, бывает несколько лидеров, вокруг которых образуется ряд неофициальных групп.

Зная реально сложившиеся в них межличностные отношения, педагог должен суметь сориентировать эти взаимодополняющие друг друга группы в одном направлении.

Иное дело, если цели деятельности отдельных групп перестают быть подчиненными общей цели класса и замыкаются внутри этих групп. Тогда группа, по существу, заменяется рядом групп, у которых не только лидеры, но и все члены вступают в более или менее антагонистические межличностные отношения. Если педа­гог это вовремя заметит, он сумеет изменить межличностные от­ношения, и студенческая группа, который начал распадаться, вновь сплотится.

Интеграция группы высокого уровня развития, т.е. в группах возникающее в ней внутреннее единство, обнаруживается в таких типичных феноменах межличностных отношений, как внутригрупповая идентификация, сплоченность, объективность в возложении и принятии ответственности за успехи и неудачи в совместной дея­тельности. Результатом интеграции личности в высокоразвитом сообществе становится ее совместимость с другими его членами в общении и деятельности.

Внутригрупповая идентификация. Внутригрупповая идентифи­кация - это особый характер мотивации поступков, когда субъект, исходя из нравственных принципов, действенно отно­сится к другим членам группы, как к самому себе, и к себе — как ко всем другим в своем сообществе. Во внутригрупповой иден­тификации противопоставление «я» и «они» снимается понятием «мы».

Внутригрупповая идентификация в равной мере предполагает отказ и от альтруистического всепрощения, и от эгоистического потребительского отношения к окружающим. Гуманность, забота о товарище, требовательность к нему — норма таких взаимоот­ношений. Так возникает психологический климат, благоприятный для развития личности.

Нарушением принципов внутригрупповой идентификации является поведение, при котором к себе и к другим в одной и той же или в сходной ситуации индивид применяет разные нравственные нормы и строит свои поступки, исходя из подобных норм. В роли показателя выступает конкретный психологический параметр межличностных отношений, доступный для эксперимен­тального выявления и количественной оценки. Измерение интен­сивности его выраженности позволило достаточно точно судить о наличии внутригрупповой идентификации в конкретных сооб­ществах. Этот параметр получил наименование действенной групповой эмоциональной идентификации или сочувствия как со-участвования.

Итак, сочувствие как соучаствование — это внутригрупповая идентификация, для которой некоторое неблагоприятное проис­шествие, а также связанные с ним переживания одного из членов группы становятся мотивами поведения остальных членов группы и организуют их деятельность, направленную одновременно на осу­ществление групповой цели и на блокирование действия данного происшествия (фрустратора).

Для выявления соучаствования была применена особая экспе­риментальная процедура, позволяющая увидеть через групповое взаимодействие скрытые за ним глубинные межличностные отно­шения внутригрупповой идентификации.

С этой целью используется специальная аппаратура, позво­ляющая фиксировать, как ведет себя каждый испытуемый в усло­виях, когда наказание грозит всем членам группы, и в том числе ему (интегральные санкции), и когда наказание угрожает кому-либо одному из числа его товарищей, участвующих в эксперимен­те, но не ему самому (парциальные санкции). При этом предусма­тривается такой тип задачи, при котором скорость решения, торопливость заведомо увеличивает число ошибок, за которые полагается наказание. В зачет соревнования с другой группой входит только показатель скорости выполнения задания, необхо­димость же корректной, безошибочной работы лишь подразуме­вается. Таким образом, повышение скорости выполнения зада­чи — цель групповой деятельности, однако быстрота работы повышает вероятность ошибок, а следовательно, и возможность наказания. Это обстоятельство и составляет основную предпо­сылку для будущей квалификации уровня развития соучаствова­ния в группе. Для испытуемых всегда остается скрытой истинная задача эксперимента, который воспринимается ими только как тест на согласованность и эффективность деятельности в условиях соревнования с другими группами.

Гипотеза исследования состояла в том, что в группах разного уровня развития групповое поведение, в котором обнаруживаются скрывающиеся за ним межличностные отношения, будет в слу­чаях интегрального и парциального санкционирования качествен­но различным, и эти качественные различия окажутся доступны­ми для количественного выражения и измерения. Если в группе отсутствует сколько-нибудь выраженное соучаствование, то в си­туации парциального наказания (за всех расплачивается один) группа должна работать значительно быстрее, чем при интеграль­ном санкционировании. То обстоятельство, что партнер по работе в группе подвергается фрустрации, не принимается в этом случае в расчет, так как все остальные и каждый в отдельности оказываются вне опасности. Усилия, которые затрачивались на блокирование фрустратора на первом этапе эксперимента (при интегральном санкционировании), становятся ненужными. За счет этого быстрота выполнения действия возрастает.

Если же время решения задачи в ситуациях как интегрального, так и парциального наказания приблизительно равно, то это свидетельствует о выраженности соучаствования, феномена дейст­венной эмоциональной идентификации в группе, так как, хотя опасность грозит лишь одному из всех, все члены группы действуют так, как если бы и они подвергались непосред­ственному наказанию за ошибку. Есть основания полагать, что в этом случае выявляется тип взаимоотношений, для которого ха­рактерно переживание состояний другого как своих собственных.

Первый и основной вывод, полученный из проведенных экспе­риментов, — подтверждение реальности соучаствования как спе­цифического социально-психологического феномена, свидетель­ствующего о способности группы к сопереживанию с любым ее членом и позволяющего измерить уровень развития в ней гуман­ных отношений. Второй вывод: наиболее благоприятные условия для возникновения этого явления существуют в группах высокого уровня развития. В диффузных группах и, к примеру, в группах правонарушителей соучаствование слабо выражено или вовсе отсутствует. Члены же высокого развитого сообщества иденти­фицируют себя с товарищем, что перестраивает их поведение. Об этом свидетельствует факт уравнивания времени решения задачи на первом и втором этапах основной серии, а также фиксируемые экспериментатором эмоциональные высказывания испытуемых, выразительные движения и т.д.

В группе высокого уровня развития уровень сочувствия как соучаствования сохраняется и в том случае, когда наказание грозит ее «ветерану», и в том, когда оно предназначено включен­ному в нее новичку. Как известно, в группах низкого уровня развития новичок заведомо оказывается в роли «козла отпуще­ния». Отношение к новичку во многом может рассматриваться в качестве критерия гуманных отношений в группе. Подлинный гуманизм обнаруживается в неизменности эмпирических пока­зателей соучаствования в тех случаях, когда угроза наказания адресована пока еще неизвестному группе индивиду, но на кото­рого распространяются не только обязанности, но и права ее члена. В экспериментальных исследованиях этому получены убе­дительные подтверждения.

Итак, соучаствование как проявление внутригрупповой иден­тификации является специфическим показателем уровня развития межличностных отношений в группе. Включая в себя моральные ценности и нормы поведения, отвечающие идеалам общечелове­ческой этики, свое наиболее яркое выражение внутригрупповая идентификация получает в группе высокого уровня развития, способствуя ее интеграция.

Сплоченность группы как ценностно-ориентационное единство. Проблема сплоченности группы имеет большую практическую значимость прежде всего для отбора групп, способных наилучшим образом решать те или иные производственные, военные или учебные задачи.

Понимая группу механически, как некоторое множество объединено взаимодействующих людей, находящихся в непо­средственном контакте (лицом к лицу), ряд психологов, по суще­ству, отождествляют сплоченность группы с контактностью ее членов. Между количеством, частотой и интенсивностью комму­никаций (взаимодействий, контактов) в группе и ее сплоченно­стью существует, по их мнению, прямая связь — количество и сила положительных или отрицательных выборов являются свиде­тельством определенного уровня групповой сплоченности. Отсюда следует и принцип измерения — коэффициент групповой спло­ченности чаще всего определяется как частное от деления числа взаимных связей на возможное для данной группы их количество. Однако указанным способом можно только установить интенсив­ность общения в группе, но не обязательно сплоченность. Оживление контактов может оказаться, например, связанным с активизацией сил, объективно направленных не на сплочение, а на развал группы и ее ликвидацию. Можно предположить, что таким способом выявляется нечто напоминающее сплоченность в диффузных группах, ничем, кроме эмоциональных контактов, не объединенных и по существу изъятых из социального кон­текста. Однако было бы ошибкой видеть в указанных методиках путь к выявлению сплоченности сколько-нибудь развитых групп.

Сплоченная группа способна легче справляться с трудностями, дружно работать, создавать наиболее благоприятные возможности для развития личности каждого, сохраняться как целое в различ­ных, в том числе неблагоприятных условиях. Вопрос состоит в том, как выявить экспериментальными методами наличие или отсутствие сплоченности и измерить ее выраженность в группе. Экспериментальное исследование социально-психологических па­раметров группы высокого уровня развития должно учитывать ее важнейшую характеристику - опосредствованный характер скла­дывающегося в ней группового взаимодействия.

Педагоги и психологи пришли к выводу о наличии определенной тенденции личности — воспринимать свою группу, если это высокоразвитое сообщество, как источник ориентации. Это, в свою оче­редь, приводит к значительной однородности в установках членов такой группы, в оценке содержательной стороны совместной деятельности. Все это дает основание предположить, что в груп­пах, достаточно долго функционировавших на основе общих для них задач и ценностей, усиливается процесс групповой сплочен­ности как ценностно-ориентационного единства. Сплоченность как ценностно-ориентированное единство — это характеристика системы внутригрупповых связей, показывающая степень совпадений оценок, установок и позиций группы по отношению к объектам (лицам, задачам, идеям, событиям), наиболее значимым для группы в целом.

Отсюда следует и собственно экспериментальная программа получения количественного показателя (индекса) групповой спло­ченности. Индексом сплоченности служит частота совпадений оце­нок или позиций членов группы по отношению к объектам, сущест­венно значимым для группы в целом. Ценностно-ориентационное единство группы как показатель ее сплоченности отнюдь не предполагает совпадение оценок и позиций членов группы во всех отношениях, нивелировку личности в группе, например в сфере вкусов, эстетических ценностей, читательских интересов и т.д. Разносторонняя и сколь угодно пестрая картина этих ориентации не препятствует сохранению сплоченности группы. Ценностно-ориентационное единство в группе — это прежде всего сближение оценок в нравственной и деловой сфере, в подходе к целям и задачам совместной деятельности. Если, к примеру, одни члены группы считают, что задача, поставленная перед ней, невыпол­нима или что руководитель группы неспособен обеспечить ее выполнение (непригоден к руководству), а другие члены группы придерживаются противоположного мнения (и подобные разно­гласия типичны для данной группы), то ни о какой сплоченности группы не может быть и речи.

В результате конкретных экспериментальных исследований и анализа полученных данных был сделан обоснованный вывод о том, что по сравнению с диффузными группами, в группах высокого уровня развития коэффициент ценностно-ориентаци­онного единства выше.

Возложение и принятие ответственности. Об интеграции группы можно судить не только по характеру внутригрупповой идентифи­кации и ценностно-ориентационного единства, но и по наличию или отсутствию феномена адекватности возложения ответствен­ности за результаты совместной деятельности. Этот феномен проявляется в признании правомерности возможных социальных санкций в форме одобрения или наказания за успех или неудачи в совместной деятельности по отношению к себе или к другим лицам в группе.

Феномен возложения ответственности традиционно изучался как индивидуально-психологическая характеристика человека, проявляющаяся или не проявляющаяся в зависимости от того, что представляет собой другой индивид (на которого может быть возложена ответственность за неудачи или которому могут быть возданы почести за успех) и что представляет собой ситуация деятельности - кооперативная она или конкурентная.

Так, канадские психологи показали зависимость актов возложения ответствен­ности от внешней привлекательности другого лица. Выяснилось, что ответствен­ность за хорошие поступки и успешные дела приписывается хорошеньким женщинам, а на женщин внешне непривлекательных возлагается ответственность за неудачи и плохие поступки. Обычно акты возложения ответственности изучали в игровых условиях вне связи с конкретной социальной средой, значимой совместной деятельностью в группах.

Эксперименты отечественных психологов свидетельствуют, что характер возложения ответственности зависит от уровня развития группы. В группе высокого уровня развития акты возложения ответственности носят в основном объективный характер, а инди­видуальный вклад каждого практически, вне зависимости от конечного успеха или неудачи совместной деятельности, оценива­ется правильно. Противоположная картина наблюдалась в низко-развитой группе, где в случае успеха совместной деятельности испытуемый отмечает зачастую свои заслуги, а в случае неудачи готов переложить вину на всех других или, по крайней мере, на «объективные обстоятельства». Можно предположить, что в такой группе акты возложения ответственности обусловлены главным образом индивидуально-психологическими особенностями субъек­та оценки, и это как раз та сфера, где проявляются все те зако­номерности и зависимости, которые были экспериментально обнаружены ранее социальными психологами и неправомерно отнесены к характеристике малых групп вообще.

Неадекватность в приписывании ответственности за успехи или неудачи реально выполняемой и социально оцениваемой деятельности является причиной конфликтов в группе. Так как сплошь и рядом участники совместной деятельности не в состоя­нии объективно измерить собственный вклад в общее дело, то их оценки имеют явно субъективный характер. Нравственная сила высокоразвитого сообщества, блокирующая крайности субъекти­визма, создает условия для совместимости его членов на основе моральных норм, принятых всеми членами группы, — не укло­няться от ответственности, если виноват; не перекладывать вину «с больной головы на здоровую»; не приписывать себе успех; не умалять роли и значения другого в общих достижениях; не ссы­латься на «объективные обстоятельства» и т.д.

Успешное выполнение педагогом своих профессиональных функций — необходимое условие психологические формирования ученической группы высокого уровня развития (подлинного студенческого коллектива), становления личности студентов, подготовки их к последующей полноценной само­стоятельной взрослой жизни. При этом, как по­казывают психологические исследования и сама педагогическая практика, решение этого комплекса как дидактических, так и важнейших воспитательных задач во многом зависит от форм организации учебно-воспитательного процесса в вузе.

Мера влияния личности на коллектив выражается еще в категориях – авторитети руководитель, помимо лидера. Авторитет – общественное признание личности, оценка коллективом соответствия субъективных качеств человека требованиям деятельности.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Понятие, виды, объекты, субъекты, механизм | Принципы УП

Дата добавления: 2013-12-13; Просмотров: 275; Нарушение авторских прав?; Мы поможем в написании вашей работы!


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2022) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.155 сек.