Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Дифференциация политической власти





 

На ранних ступенях развития общества отношения полити­ческой власти были синкретичными, т.е. внутренне они не раз­делялись на какие-либо особые, специфические сегменты, сфе­ры управления. Князья в Киевской Руси сами правили, сами вершили суд, сами возглавляли войско, сами отправлялись со своей дружиной за сбором налогов, дани. И хотя правящие группы всегда были иерархичными, первоначально внутри них не существовало специализации по выполняемым функциям. Однако, чем дальше развивалось общество, чем интенсивнее в нем шел процесс разделения труда и появления новых соци­альных групп, тем сложнее становились отношения власти.

Исторически в любом обществе можно проследить процесс дифференциации политической власти. Первоначально этот процесс выразился в специализации людей, выполняющих уп­равленческие функции в обществе.

Например, стали появлять­ся судьи, занимающиеся исключительно разрешением споров и конфликтных ситуаций, полицейские, контролирующие по­рядок в населенных пунктах, сборщики налогов, обеспечива­ющие поступление средств в государственную казну, и т.д. Концентрация усилий должностного лица на управленческих задачах потребовала создания соответствующих служб, которые из временных исполнителей поручений правителей превращались в постоянно действующие органы.

Возникновение и развитие политической власти неразрывно связано с возникновением и развитием государствакак особой системы органов и учреждений, осуществляющих управление страной и обладающих для этого необходимыми властными ресурсами, в том числе правом на применение насилия.

В Московском государстве первыми государственными организациями стали приказы. Их возникновение относится к XV в., и Судебник 1497 г. уже говорит об их структуре, зада­чах, правах и ответственности приказных людей; здесь же предпринимаются первые попытки оградить эти структуры от влияния частных лиц. По мнению В.О. Ключевского, «Судеб­ник 1497 года довольно определенно указывает эпоху возник­новения первых приказов, время, когда совершился переход от управления посредством лиц к управлению посредством учреждений».



Власть, где субъектом властных отношений становятся го­сударственные органы и учреждения, а в качестве объекта вла­сти выступает все население страны, принято называть государ­ственной властью.

Государственная власть - это стержень политических властных отношений. Но государственные орга­ны и учреждения не являются единственными субъектами влас­ти в политике. Кроме них в современном обществе существуют различные политические организации, движения, способные оказывать воздействие как на массы и социальные группы, так и на государственные органы.

В современном обществе политическая власть имеет слож­ную конфигурацию. Факторы, обусловливавшие процесс её дифференциации, зарождались в пучине социальной жизни, в сложных коллизиях социальных взаимодействий, когда инди­виды для решения своих, в том числе и повседневных, проблем просто были вынуждены прибегать к созданию различных политических институтов.

Дифференциация политической власти особенно резко уси­ливается в XIX и XX столетиях. Переход к индустриальному типу общества, развитие научно-технической революции со­провождались нарастанием экономической и социально-поли­тической активности населения. В меняющихся условиях в рамках политических властных отношений возникают каче­ственно новые институты, предназначенные упорядочить, рег­ламентировать воздействие масс на субъект политической вла­сти.

Так появляются институт всеобщего избирательного права, политические партии, общественные организации и группы давления и т.п. Назначение этих институтов - согла­сование интересов различных социальных групп без примене­ния силы, упорядочивание взаимодействий по поводу выраже­ния, защиты и реализации социальных интересов.

Итак, политическая власть по мере развития общества ста­новится внутренне крайне сложным образованием, включаю­щим целый ряд институтов, большое количество различных организаций, каждая из которых начинает выполнять специализированные задачи. В рамках политических властных отно­шений исчезает однозначность в определении субъекта власти. Регулярные выборы, референдумы, узаконенная практика давления на государственные структуры деформируют карти­ну политической власти как особой формы взаимодействия, где субъект, опираясь на определенные ресурсы, может доби­ваться своей цели.

В современном обществесубъект власти оказывается функционально разделенным, причем каждая его часть находится в зоне влияния различных сил, в том числе и тех, которые формально должны ему подчиняться.

Развивающийся под воздействием объективных соци­альных факторов процесс дифференциации политической вла­сти нашел свое отражение в философско-политических и пра­вовых доктринах. Наиболее известной из них является «теория разделения властей», возникшая в период кардинальных изме­нений в экономике западноевропейских стран и укрепления позиций буржуазии. Её основной смысл заключался в необхо­димости разделения единой государственной власти на зако­нодательную, исполнительную и судебную.

Появление теории разделения властей способствовало рез­кой активизации процесса дифференциации политической власти. Это связано с особой ролью идеологических концеп­ций, способных оказывать при определенных условиях значи­тельное воздействие на деятельность людей, на их ценностные ориентации и устремления. Произошло соединение развиваю­щегося под воздействием объективных факторов процесса дифференциации политической власти с рациональной дея­тельностью людей, усвоивших внутренний смысл концепции разделения властей.

Сложность, запутанность политических властных отноше­ний в современном обществе является одной из причин, дела­ющей их анализ крайне трудным. Власть как бы рассредото­чивается, ускользает от наблюдателя, она не укладывается в простые схемы объяснения. И хотя выше мы попытались представить отношения власти в виде упрощенной формулы взаи­модействия субъекта А и объекта Б, следует иметь в виду, что в реальной жизни логика властного взаимодействия является более сложной и запутанной.



3.8.Социальные группы как субъекты и объекты политики

 

Политика - это сложный комплекс взаимосвязанных явлений и процессов. В политике находят отражение интересы и потребности различных социальных групп, которые являются базой и опорой государственной власти. Разные научные дисциплины подходят к определению и классификации групп со своих методологических позиций. Группы различают по объему (большие, малые, среднего уровня), по социально-экономическим критериям, этнонациональным, географическим, культурным признакам. В политологии социальные группы рассматриваются как субъекты и объекты политики.

Под субъектом политики понимается носитель практической деятельности, источник активности, направленной на объект политики.

В свою очередьобъект в политике - та часть политической реальности, системы, на которую направлена деятельность субъекта в политике.

Субъект и объект находятся во взаимосвязи, взаимообусловленности и способны меняться местами. Основными признаками политической субъектности являются:

· способность и возможность принятия политических решений,

· наличие средств и возможностей реализовать принятые решения,

· практическое участие в политической деятельности,

· ответственность за последствия своих политических действий перед руководством, избирателями, политическими союзниками и др.

Наиболее полно черты субъектности выражены у тех групп, которые непосредственно вовлечены в политическую жизнь. Такие группы могут быть малыми, или контактными, - например, парламентские фракции, политические «команды» - и относительно большими: активные сторонники партий и других общественных организаций. Многие из таких групп являются институциональны­ми: например, политическая партия является одновременно и поли­тическим институтом и группой.

Непосредственным субъектом политики являются и те институциональные организации, которые формируются с целью защиты интересов социальных групп. К ним относятся предприниматель­ские, профсоюзные, лоббистские, молодежные и др. общественные организации (схема 2).

 

Схема 2. Субъекты власти (политики)

 

Нормы поведения, на которые ориентируются разные группы, способы коммуникации между ними, доступ к различным ресурсам не являются однородными. Они соответствуют статусу данной груп­пы, или её положению в обществе. Там, где структурная дифферен­циация групп принимает иерархический характер, заходит речь о «социальной стратификации», при которой расположение различных слоев (страт) начинает походить на геологические напластова­ния в срезе горных пород.

Социальная стратификация(лат. stratum - слой, пласт и facere - делать) - система социального неравенства, состоя­щая из совокупности взаимосвязанных и иерархически орга­низованных социальных слоев. Присущая современному общест­ву система многомерной стратификации формируется на основе таких измеряемых признаков как престиж профессий, объем власт­ных полномочий, уровень дохода и образования.

Люди издавна пытались осмыслить причины появления социаль­ного неравенства. О социальной иерархии общества, о связи социальной стратификации с определенными системами политической власти рассуждали античные философы Платон и Аристотель.

Современные трактовки стратификации достаточно разнообраз­ны, среди них выделяются теории функционализма и конфликта.

Функциональная теория (функционализм), которая восходит к взглядам фран­цузского социолога Э. Дюркгейма (1858 - 1917), была создана в 40-е гг. XX в. американскими социологами Т. Парсонсом, Р. Мертоном, К. Девисом, У. Муром и др. В работе «Разделение труда в обществе» Э. Дюркгейм сделал вывод, что во всех общест­вах некоторые виды деятельности считаются более важными, чем другие, и самые талантливые люди должны выполнять в процвета­ющем обществе самые важные функции. Для привлечения самых лучших общество способствует их доступу к социальному вознаграждению. По мнению функционалистов, социальное неравенство функционально и универсально, социальная стратификация неизбежно существует во всех обществах.

Сторонники теории конфликта не согласны с функционалистами в том, что неравенство - это естественный способ обеспечить выживание общества. С их точки зрения, неравенство возникает тогда, когда люди, под чьим контролем находятся общественные ценности (в основном, богатство и власть), имеют возможность из­влекать для себя выгоды. Многие идеи теоретиков конфликта по­черпнуты из марксистской концепции.

Согласно марксизму, главными субъектами политики являются классы - большие группы людей, различающиеся по их отноше­нию к средствам производства. Одни классы могут присваивать труд других, благодаря различию их места в укладе общественного хозяйства; класс, владеющий средствами производства, является и политически господствующим. Важнейшим источником динамики всей политической жизни является классовая борьба, высшей фор­мой которой становится борьба за государственную власть.

Жесткий экономический детерминизм теории К. Маркса пре­одолевает концепция немецкого социолога М. Вебера (1864- 1920). По мнению Вебера, классы - это группы людей, с пример­но одинаковыми жизненными шансами, интересами и ценностными ориентациями, общность экономического положения которых от­личает их друг от друга и способствует возникновению классовых конфликтов. Как и К. Маркс, Вебер признавал экономическую ос­нову разделения классов, но в отличие от него, считал, что классо­вая принадлежность определяется не только контролем над средст­вами производства, но и профессиональными и квалификационны­ми различиями.

Еще один компонент социального неравенства в концепции Вебера представлен понятием статуса, который зависит от уважения и престижа индивида в обществе. Статус характеризу­ет объективные возможности индивида добиться жизненного успе­ха и одновременно субъективную основу социального положения. При определении статуса, важное значение имеет сопоставление своего социального положения с социальным положением других групп.

Следующий важный компонент неравенства - политичес­кая власть. Согласно Веберу, человек благодаря богатству и пре­стижу может достичь вершин власти, но обладание богатством и престижем само по себе не идентично обладанию властью.

На веберовском понимании классов основываются преобладаю­щие в науке современные трактовки, в частности конфликтная кон­цепция немецкого социолога Р. Дарендорфа, который определяет классы, прежде всего как группы, имеющие общие властные инте­ресы. Причину классового конфликта Дарендорф усматривает в ха­рактере власти.

Сущность современных концепций социальной стратификации заключается в размещении людей и групп по определенным соци­альным позициям, которые ранжируются как обладающие различ­ной степенью социального престижа. Каждый человек занимает несколько позиций в обществе и при­надлежит сразу ко множеству «страт». Каждая из социальных позиций, связанная с определенными правами и обязанностями, называется статусом. Человек может иметь ряд статусов, но лишь один из них - главный статус - определяет его положение в обществе.

Статусы делятся на «приписанные» (аскриптивные) и «достигнутые» (приобретенные). Аскрипция означает получение статуса благодаря внешним, неконтролируемым со стороны человека характеристикам (возраст, пол, национальность). Приобретенные, статусы анализируются с помощью профессиональных, экономических, политических критериев.

В доиндустриальном обществе богатство, образование, престиж и власть тесно связаны, и это приводит к накоплению неравенства и к доминированию одной социальной группы над другими.

В экономичес­ки развитом обществе складывается совершенно другая модель рас­пределения неравенства, которую определяют как систему дисперсионных (рассеянных) неравенств, а расхождение рангов одного и того же субъекта в различных социальных иерархиях представляет собой социальную декомпозицию. Осуществление такой модели разрушает неравенство, дает возможность доступа к важнейшим политическим ресурсам со стороны различных субъектов.

Переход индивида (группы) из одних общественных слоев в другие, продвижение к позициям с более (менее) высоким престижем, доходом и властью связан с процессами социальной мобильности. Если статус индивида или группы меняется на более высокий, престижный, то можно сказать, что имеет место восходящая мобильность.

Однако ин­дивид (группа) в результате жизненных катаклизмов может перейти и в низшую статусную группу - в этом случае срабатывает нисходящая мобильность. Кроме вертикальных перемещений (восходящая и нисходящая мобильность) существуют горизонтальные перемещения, которые складываются из естественной мобильности (например, переход с одной работы на другую без изменения статуса) и территориальной мобильности.

Современная наука располагает показателями, позволяющими выделять разные виды социальной мобиль­ности (межпоколенческая, внутрипоколенческая, профессиональ­ная и др.). По степени перемещений различаются «открытые» и «закрытые» социальные группы и целые общества.

Динамика преодоления социальной дистанции, сопровождаю­щаяся повышением статуса (т.е. восходящая мобильность), всегда связана с повышением политической напряженности.

Теория «статусной перестановки» (Р. Дарендорф, С. Липсет и др.) объясняет политизацию социальных групп в условиях, когда их объективные социально-экономические характеристики не снижаются, но про­исходит рост статуса низших классов. Например, статусная пере­становка (относительное снижение статуса традиционно влиятель­ных социальных групп) привела к росту фашизма в Центральной Европе в межвоенный период.

Фашизм представляет собой неаде­кватную реакцию общества на острые кризисные процессы, разру­шающие устоявшиеся социальные, экономические, политические, идеологические структуры. Чем глубже кризис, тем питательнее почва для фашизма, - когда кризис не просто затрагивает, но в значительной мере потрясает социальную структуру общества, его моральные устои, нарушает ход экономических процессов, приво­дит к дискредитации институтов власти, вызывает у населения ра­зочарование и ощущение ухудшения условий существования. Нис­ходящая мобильность часто сопровождается предубеждением про­тив социальных, политических и этнических меньшинств.

Негативные последствия социальной мобильности усиливаются в государствах, переживающих распад моральных норм и ценнос­тей - аномию. Термин «аномия» (фр. anomie - отсутствие зако­на, организации) ввел Э. Дюркгейм в работах «О разделении об­щественного труда» (1900) и «Самоубийство» (1912). По мнению Дюркгейма, при быстрых социально-экономических изменениях члены общества утрачивают значимость социальных норм, у них от­сутствуют стандарты социального сравнения с другими людьми, по­зволяющие оценить свой статус и выбрать соответствующие этому статусу образцы поведения. Индивиды оказываются в неопределен­ном, маргинальном состоянии.

Маргиналы (лат. marginalis - находящийся на краю) - лич­ности и группы, находящиеся за рамками характерных для данного общества основных структурных подразделений или господству­ющих норм и традиций. Процесс маргинализации сопровождается утратой индивидом субъективной идентификации с определенной группой, сменой социально-психологических установок. Это вы­нуждает маргиналов к социальным перемещениям и в горизонталь­ном и в вертикальном направлениях.

Если индивид или группа воспринимают свой статус как относи­тельно нормальный, удовлетворительный и стабильный, происхо­дящее в политике может представляться им чем-то малозначитель­ным для их собственной жизни.

Если люди даже крайне бедны, но воспринимают это как должное, как предписание судьбы или как соответствие предопределенному социальному статусу, то у них не возникают чувства несправедливости и неудовлетворенности.

Угро­за индивидуальной или социальной стабильности, исходящая от по­литики властей или действий каких-то социальных сил, может резко усиливать интерес к общественно-политической действительности. Некоторые теоретики подчеркивают возрастающие чувства неравенства и разочарования в условиях, когда группы людей считают, что другие получили лучший доступ к достижениям общества.

Когда группы людей начинают задаваться вопросом о том, что они должны иметь, и ощущать разницу между тем, что есть и что могло бы быть, тогда появляется чувство относительной депривации(deprivation),т.е.лишенности каких либо жизненных благ и ценностей.

Можно различить три пути развития, которые приводят к появ­лению обостренного чувства относительной депривации.

Суть пер­вого состоит в том, что в результате возникновения новых идеологий, систем ценностей, политических доктрин, устанавливающих новые стандарты, лишенность становится непереносимой.

При второй, противоположной, ситуации надежды остаются примерно на том же уровне, но происходит существенное падение жизненных стандартов (в результате экономического кризиса, неспособности государства обеспечить общественную безопасность, из-за поворота к диктаторскому режиму). Люди озлобляются сильнее в тех случаях, когда те­ряют то, что имеют, чем тогда, когда утрачивают надежду приобрести го, что еще не получили. «Революция отобранных выгод» (так можно назвать подобную ситуацию) случается значительно чаще, чем «ре­волюция пробудившихся надежд».

Третий путь, известный как «про­грессивная депривация», проанализирован Д. Дэвисом. Здесь соче­таются механизмы, действующие в первых двух ситуациях. Согласно Дэвису, «революция крушения прогресса» происходит тогда, когда за длительным объективным экономическим и социальным развити­ем следует короткий период резкого отступления. Ожидание даль­нейшего удовлетворения постоянно растущих потребностей сменя­ется тревогой и крушением надежд, поскольку реальность все боль­ше отдаляется от того, что предполагалось.

В том случае, когда по ряду существенных признаков позиции определенной группы людей близки или совпадают, то социологи говорят о «классовой кристаллизации» или формировании класса. Иногда понятие «класса» и «страты» отождествляют, хотя, строго говоря под «стратой» следует понимать определенный социальный слой, выделяемый по доходу, образованию, власти и т.п.

Классовое деление есть частный случай социальной стратифика­ции. Здесь необходимо учитывать следующие обстоятельства:

1) в истории помимо классов неравенство существовало в форме кастовой и сословной систем, в государственно-социалистических обществах функционировала слоевая система, основанная на властных отношениях;

2) в обществах классового типа значительная часть населения не входит в состав основных классов, образуя мозаику слоев;

3) помимо основных социальных групп (классов или слоев) в об­ществе всегда существует возрастная, этнорасовая, культурно-ста­тусная стратификация.

Существует множество стратификационных критериев, по кото­рым можно делить любое общество, и с каждым из них связаны осо­бые способы воспроизводства социального неравенства. Характер социального расслоения и способ его утверждения образуют стра­тификационную систему.

Стратификационной системой называется система регулируемого неравенства, при котором члены общества располагаются выше или ниже в соответст­вии с принятыми степенями различия.

В табл.1. приводятся основные черты девяти типов стратифика­ционных систем, которые могут использоваться для описания лю­бого общества.

Важнейшей предпосылкой политической стабильности общест­ва является обеспечение государством открытой индивидуальной мобильности. При политике государственной поддержки статусного роста граждан даже те, кто не сумел преодолеть социальную дис­танцию, не остаются «за бортом жизни».

Таблица 1.

 

ТИПЫ СТРАТИФИКАЦИОННЫХ СИСТЕМ
Тип системы Основа дифференциации Способ детерминации
Физико-генетическая Пол, возраст, физические данные Физическое принуждение, обычай
Рабовладельческая Права гражданства и собственности Военное принуждение, кабальное право
Кастовая Религиозное и этническое разделение труда Религиозный ритуал, этническая замкнутость
Сословная Обязанности перед государством Правовое оформление
Этакратическая Ранги во властной иерархии Военно-политическое господство
Социально-профессиональная Род занятий и квалификация Образовательные сертификаты
Классовая Размеры доходов и собственности Рыночный обмен
Культурно-символическая Сакральное знание Религиозное, научное и идеологическое манипулирование
Культурно-нормативная Нормы поведения, стили жизни Моральное регулирова­ние, подражание

 

Основная цельсоциальной политики государства - увеличение продолжительности социальной активности граждан, обеспечение каждому достойных условий существования.

К числу функций соци­альной политики относятся

-социальная защита населения,

-регули­рование численности населения,

-предоставление услуг в области здравоохранения, образования,

-регулирование отношений, форми­рующих материальные основы жизнедеятельности населения (за счет решения проблем налогообложения, стимулирования процес­са создания рабочих мест и т.д.).

Если социальная политика способ­ствует улучшению условий жизни, содействует согласию между со­циальными группами, другими социальными общностями, то она справляется с процессом регулирования социальных интересов. При таком условии в обществе укореняются демократические цен­ности и идеалы.

3.9. Гражданское общество: понятие, структура, функции

 

Основная задача современных демократических государств - достижение общегражданского консенсуса путем учета и координа­ции множества интересов различных групп, смягчение противоречий между ними, поиск гражданского согласия. Функции «сцепле­ния» социума, соединения частного и общественного интересов, посредничества между личностью и государством выполняет граж­данское общество.

Гражданское общество существует в двух основных и взаимосвязанных измерениях: социальном и институциональном.

Соци­альная составляющая гражданского общества - это его истори­ческий опыт. В свою очередь, исторический опыт косвенно очерчи­вает «коридор возможностей» для действий основных участников политического процесса - отдельных личностей, групп, объедине­ний и т.д. Социально - исторический опыт - коллективный и инди­видуальный - в конечном счете, определяет политическое поведе­ние личности, образ её мыслей и многие другие аспекты межлич­ностных отношений.

Институциональное измерение гражданского общества можно представить как совокупность самодеятельных организаций непо­литического и политического характера, выражающих интересы различных сегментов общества и реализующих их независимо от государства.

В теоретических исследованиях гражданского общества era сущность интерпретируется по-разному.

Одни авторы используют понятие «гражданское общество» в качестве характеристики определенного состояния социума. При такой трактовке гражданское общество идентифицируется с государством особого типа, в кото­ром юридически обеспечены и политически защищены основные права и свободы личности.

Другое толкование гражданского обще­ства связано с представлением о нем как об определенной сфере социума - сфере внегосударственных отношений и институтов. Государство создает те или иные, благоприятные или неблагопри­ятные, условия для функционирования автономной частной сферы и таким образом влияет на ее жизнь.

Термин «гражданское общество» можно найти и у античных ав­торов, и в литературе европейского средневековья, и в трактатах нового времени. Исходные категории в осмыслении гражданского общества заимствованы из обихода Древней Греции и Древнего Рима - «politia» (греч.) и «societas civilis» (лат.). Однако самого этого явления в античном мире не было и быть не могло - «полития» по определению представляла собой нерасчленимо слитное существование общества и государства, гражданина и по­литика. В недрах средневекового общества уже вызревали субъек­ты будущего гражданского общества: монашеские ордены, ремес­ленные корпорации, купеческие гильдии и т.д.

Переход от средневековья к Новому времени ознаменовался формированием гражданского общества и осознанием различий между ним и государством. Как вполне различимая самостоятель­ная политическая категория гражданское общество рассматривает­ся Дж. Локком. В «Двух трактатах о государственном правлении» Локк по существу признает за государством только тот объем пол­номочий, который санкционирован общественным договором между гражданами, сообщающимися между собой по разумному выбору. Подобные воззрения были типичными для мыслителей Просвещения - Ш.Л. Монтескье, Ж.Ж. Руссо, А. Фергюсона и др. По-разному интерпретируя положение о гражданском обще­стве, они единодушны в признании верховенства гражданского об­щества над государством.

Особая заслуга в разработке концепции гражданского общества и его взаимосвязи с государством принадлежит Г. Гегелю. Граждан­ское общество, по Гегелю, появляется посредине» между семьей и государством. Такое общество основано на частной собственнос­ти, социальной дифференциации и многообразии интересов, взаи­модействии индивидов и групп. Оно внутренне противоречиво, плюралистично, в этом обществе каждый свободный человек - для себя цель, а другие для него - ничто. Для согласования много­образных интересов требуется высший арбитр в лице государства, которое выражает всеобщий интерес. Общество становится гражданским в силу того, что оно управляется государством.

Данный подход воспринял К. Маркс. Он упростил сложную структуру гегелевской модели гражданского общества, сведя последнее фактически к сфере труда, производства и обмена.

Содержанием гражданского общества, согласно Марксу, выступают ин­ституты семьи, сословий, классов, определяемые уровнем развития материального производства. Гражданское общество в марксизме является синонимом «буржуазного общества», основанного на частной собственности.

Такая точка зрения характеризуется приматом политического, апофеозом государства - акцент ставится на политическое реше­ние общественных вопросов, т.е. решение их государством. Эта линия получила свое дальнейшее развитие в социал-демократичес­кой традиции, которой присуще стремление к справедливости и ра­венству. Государство с его властными отношениями должно участвовать в обеспечении функционирования гражданских институтов, чтобы гарантировать их демократическое управление.

Либеральная линия развития концепции гражданского общества центр тяжести переносит на свободу как высшую ценность, на саморегулятивную функцию гражданского общества как защиту от посягательств государства. Дискуссии о взаимоотношениях государства и гражданского общества продолжаются и по сей день.

Следует подчеркнуть, что гражданское общество не сводится к противопоставлению его государству. Гражданское общество достигает расцвета только в условиях демократии, а последняя фор­мируется, развивается и сохраняется лишь на прочной основе граж­данского общества.Чем более развито гражданское общество, тем, больше оснований для установления демократических форм государства. И наоборот, чем менее развито гражданское общество, тем более вероятно существование авторитарных и тоталитарных режимов государственной власти.

Демократические начала гражданского общества характеризуются следующими признаками:

-отстаивается естественное право человека на жизнь и сво­бодную деятельность;

-признается равенство всех граждан перед законом;

-в общественное сознание проникает идея социальной справедливости;

-отстаиваются демократические механизмы общественного управления, которые гарантировали бы равенство возможностей социально неравных субъектов;

-обосновывается положение о разделении властей и форми­ровании правового государства.

Гражданское общество предполагает сбалансированный взаи­моконтроль, взаимоограничение государственных и негосударст­венных органов и движений, чтобы деятельность государственных органов всегда была в поле зрения негосударственных, а последние, в свою очередь, сообразовывали свою деятельность с законом и учитывали объективные потребности государства.

На основании вышеизложенного, можно дать следующее определение:

гражданское общество - это совокупность соци­альных образований (групп, коллективов), объединенных специфическими интересами (экономическими, этническими, культурными и т.д.), реализуемыми вне сферы деятельности государства.

В гражданском обществе в отличие от государственных структур преобладают не вертикальные, а горизонтальные связи - отноше­ния конкуренции и солидарности между свободными и равноправ­ными партнерами. Гражданское общество - продукт буржуазной эпохи и формируется преимущественно снизу, спонтанно, как результат раскрепощения индивидов, превращения их из подданных государства в свободных граждан-собственников.

В экономической сфере структурными элементами гражданского общества являются негосударственные предприятия: акционер­ные общества, товарищества, арендные коллективы, корпорации и другие добровольные объединения граждан, создаваемые ими по собственной инициативе.

Подчеркнем, что экономическую основу гражданского обществасоставляет суверенитет индивидуальных собственников и многообразие форм собственности. Как показала история, не может быть свободы отдельного индивида там, где нет свободы экономического выбора. Такой выбор может быть обеспе­чен ограничением огосударствления экономической сферы, при сохранении частной собственности, что в тех или иных формах характерно для всех стран с демократическими режимами.

Социально-политическая сфера гражданского общества вклю­чает: семьи, общественные, политические организации и движения; органы общественного самоуправления по месту жительства или в трудовых коллективах; негосударственные органы массовой инфор­мации.

Духовная сфера гражданского общества предполагает свободу слова; самостоятельность и независимость творческих, научных и других объединений от государственных структур.

Среди функций, характеризующих гражданское общество, выде­лим следующие:

-продуцирование норм и ценностей, которые государство затем закрепляет своей санкцией;

-образование среды, в которой формируется развитый соци­альный индивид;

-обеспечение свободного развития личности на экономичес­кой основе разнообразных форм собственности, многоукладной ры­ночной экономики;

-обязательное регулирование взаимоотношений частных лиц, групп и всех других составляющих элементов гражданского обще­ства посредством гражданского права, что позволяет преодолевать возможные конфликты и вырабатывать общую политику в интере­сах всего общества;

-всеобъемлющая защита интересов каждого человека, его естественного права на жизнь, свободу, создание разветвленной системы механизмов такой защиты и ее четкое функционирование;

-осуществление широкого самоуправления во всех сферах и на всех уровнях общественной жизни.

Для появления гражданского общества требуются целенаправ­ленная политика со стороны государственной власти и определен­ные нормы частной жизнедеятельности. Развитию гражданского общества способствуют:

-классовое, профессиональное или групповое сознание;

-готовность участвовать в коллективных акциях;

-развитие договорных начал;

-формирование рациональной модели социального поведения (ориентация на выгоду и последствия социальных действий).

Важным условием функционирования гражданского общества является наличие в обществе развитой, многообразной социальной структуры. Это как раз то, чего не хватает для утверждения в России гражданского общества как полноценного противовеса государству.

Социальная структура современного западного общества вклю­чает в себя многочисленные группы и слои, различающиеся по ряду социоэкономических, политических, поведенческих и других пока­зателей. В последние десятилетия происходят существенные изме­нения в структуре классов, страт, социальных слоев, в характере их взаимодействия: активно протекают процессы внутриклассовой дифференциации, усиливается мобильность социальных общнос­тей, появляются новые промежуточные группы.

Вопросы для самоконтроля:

1. Что такое власть?

2. Каковы источники и основные компоненты власти?

3. Назовите основные ресурсы и признаки власти.

4. В чем особенности политической власти?

5. Что принято считать субъектом и объектом политической власти?

6. В чем особенности политического господства?

7. В чем суть легитимности политической власти?

8. В чем основной смысл теории разделения властей?

9. Что принято называть гражданским обществом и какова его

структура?

Литература:

Основная литература

Василенко И.А. Политология: учебник для бакалавров / И.А.Василенко – 3-е изд. перераб. и доп. – М.: Издательство Юрайт; ИД Юрайт. 2012. – 421 с. – Серия: Бакалавр. ISBN 978-5-9916-1593-8 (Издательство Юрайт), ISBN 978-5-9692-1281-1 (ИД Юрайт).

Гаджиев, К. С. Политология [текст]: учебник / К. С. Гаджиев. М.: Высшее образование, 2008.

Козырев Г.И. Политология: учебное пособие.- М.: ИД «ФОРУМ»: ИНФРА-М, 2011.- 368 с. – (Высшее образование). ISBN 978-5-8199-0375-9 (ИД «ФОРУМ»), ISBN 978-5-16-003442-3 (ИНФРА-М).

Мухаев, Р. Т. Политология: Учебник для вузов [текст] - М.: ТЕРРА, 2005.

Политология [текст] Учебник / Под ред. В.А.Ачкасова, В.А.Гуторова. – М.: Юрайт-Издат, 2006.

Политология: учебник для студентов вузов [текст] / Под ред. В.Н.Лавриненко. – М.: ЮНИТИ – ДАНА, 2007.

Хейвуд . Э. Р. Политология [текст] Пер. с англ.- М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005.

Дополнительная литература

Анохин М.Г. Политические системы: адаптация, динамика, устойчи­вость. М., 1996.

Алмонд Г., Пауэлл Дж., Стром К., Далтон Р. Сравнительная поли­тология сегодня. Мировой обзор. М., Изд-во «Весь мир»,2002.

Алмонд Г., Верба С. Гражданская культура и стабильность демократии // Полис, 1992. №4.

Арендт X. Истоки тоталитаризма. М., Прогресс,1996.

Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М., Прогресс,1993.

Бешлер Ж. Демократия. Аналитический очерк. М., Феникс,1994.

Бердяев Н. Судьба России. – М.: Изд-во МГУ, 1990.

Бердяев Н. Философия неравенства.- М.: ИМА-Пресс,1990.

Блондель Ж. Политическое лидерство. — М., Феникс, 1992

Баталов Э.Я. Советская политическая культура: (К исследованию распадающейся парадигмы) // Общественные науки и современность. 1994. №6.

Вебер М. Политика как призвание и профессия. // Вебер М. Избр. произв. – М.: …1990.

Винецкий А.Э. Лоббизм в современном мире.- М.: ТЕИС, 2004.

Гаджиев К.С. Тоталитаризм как феномен XX века // Вопросы философии. 1992. № 2.

Гаджиев К.С. Введение в политическую науку. М., 1997.

Голосов Г.В. Партийные системы России и стран Восточной Европы: генезис, структуры, динамика.- М.: Юрайт-Издат, 1999.

Грачев М.Н. Политика, политическая система, политическая ком­муникация. М., 1999.

Даль Р. О демократии. М., 1999.

Даль Р. Введение в теорию демократии. М., 1992

Демократия и авторитаризм в третьем мире в конце XX века. М.,1995

Дегтярев А.А. Основы политической теории. М., 1998.

Джарол Б. Мангейм, Ричард К. Рич. Политология. Методы исследования: Пер. с англ. – М.: Изд-во «Весь Мир», 1997.

Доган М., Пеласси Д. Сравнительная политическая социология. М., ИМА-Пресс,1994.

Джордан Г. Группы давления, партии и социальные движения.// МэиМО.1997.№1.

Дюверже М. Политические партии.- М.: Изд-во «Весь мир»,2000.

Жеребкин М.В. Политический процесс: типология и режимы функционирования.- М.: Человек, Карьера,1999.

Истон Д. Категории системного анализа политики // Антология мировой политической мысли / Отв. ред. Т.А. Алексеева. М., 1997. Т. 3.

Кулик А. Политические партии постсоветской России. // МэиМО.1998.№12.

Ла­пина Н.В. Формирование современной российской элиты (пробле­мы переходного периода). М., ЮНИТИ, 1995

Медушевский А.Н. Сравнительное конституционное право и политические институты: Курс лекций. М., 2002.

Оганесян, А.А., Политология – курс лекций. М.: ПРИОР,2001.

Панарин А.С. Политология: Учебник.- М.: Проспект,1997.

Парсонс Т. Система современных обществ, М., 1998.

Политология: Учебник для вузов / Под ред. М.А.Василика. – М.: Юрист, 1999.

Поппер К. Открытое общество и его враги: в 2-х т. – М.: … 1992, т.2.

Пушкарева Г.В. Политология: Краткий курс лекций. – М.: Юрайт - Издат, 2002.

Сидельникова, Т.Т., Политология . М.:ВЛАДОС,1999.

Сморгунов Л. Сравнительная политология: теория и методология измерения демократии. СПб., 1999.

Соловьев А.И. Политология: политическая теория, политические технологии.- М.: Аспект Пресс, 2004.

Тоффлер Э. Третья волна. – М.: …2002.

Фоменко, С.А., Политология. М.: ТЕИС, 2000.

Чилкот Р. X. Теории сравнительной политологии. В поисках пара­дигмы. М., 2001.

Шаран П. Сравнительная политология. Ч. 1. М., 1992.

Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой




Дата добавления: 2013-12-14; Просмотров: 2782; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2022) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление




Генерация страницы за: 0.08 сек.