Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Законодательные реформы Юстиниана


 

Все юридические памятники IV-VI вв. имеют в своей основе римское право. Однако в IV-V вв., в период так называемого постклассического права, происходит существенная эволюция в развитии юридической мысли. Последняя все более бюрократизируется, теряет стройность и ясность классической эпохи, зачастую тонет в многословии и типичном восхвалении императоров.

Эволюция постклассического права идет в сторону его унификации, подчинения разрозненного самостоятельного творчества юристов центральной власти. Явственно намечается тенденция превратить все право в писаный закон, а в условиях усиления неограниченной власти монарха – в закон императора. С этим связано стремление возвести в ранг писаного закона право, уже существующее как юридическая доктрина. Одновременно делаются попытки упростить и стабилизировать законодательство. Свое выражение это находит в тенденции преодолеть юридический формализм классической юриспруденции, сделать огромное и разрозненное наследие римских классических юристов и римских императоров достоянием современников, которое можно было бы применять в судебной практике.

Все это привело к первым, еще несовершенным, попыткам систематизации права и к созданию трех самостоятельных кодексов римских законов, предшествующих законодательной реформе Юстиниана. Кодификационные работы начались с систематизации и унификации императорских конституций, изданных по самым разнообразным правовым вопросам. Уже в конце III – начале IV вв. появляются два частных сборника видных юристов: 1) кодекс Грегориана, составленный в конце III в. юристом Грегором и содержащий важные конституции императоров, изданные в 196-297 гг.; 2) кодекс Гермогениана, являвшийся продолжением и как бы дополнением Грегориева кодекса, куда вошли императорские конституции нескольких последующих лет, до 365 г. Оба эти кодекса дошли до нас лишь в позднейших извлечениях.

Неизмеримо более выдающимся памятником юридической мысли является третий кодекс, изданный в Восточной Римской империи в 438 г. при Феодосии II и по его имени получивший название Кодекс Феодосия. Он состоял из 16 книг и включал свыше трех тысяч сокращенных и переработанных конституций римских императоров, начиная с Константина I. Этот юридический сборник в большей степени, чем предшествующие, отразил не только указанную выше эволюцию права, но и реальные изменения общественных отклонений, в частности, рост крупного землевладения нового типа, развитие колоната, варваризацию армии и государственного управления. В IV-VI вв. римская юридическая мысль и судебная практика все больше впитывали правовые нормы и обычаи народов, населявших территорию империи, особенно греков; это также сказалось в кодексе Феодосия. В то же время перенесение центра империи на Восток способствовало распространению римского права в восточных провинциях.



Почти во всей Римской империи наряду с римским законодательством длительное время применялись местные юридические обычаи, касающиеся, главным образом, частноправовых отношений. Наиболее ярким примером сохранения таких юридических норм может служить памятник последней четверти V в. – Сирийский законник. Этот уникальный законодательный сборник был создан юристами Бейрутской школы права. В основу его были положены римские правовые установления доюстиниановского времени, почерпнутые из какого-то недошедшего до нас греческого сборника и переведенные на сирийский язык для нужд местного населения. Однако в римские юридические нормы были внесены существенные изменения в духе обычного права, свидетельствующие о распространенности и живучести местных, в частности, греко-сирийских правовых институтов, особенно в области имущественных отношений и наследственного права.

В связи с разделением империи в IV в. усиливается ориентализация римского права, но вместе с тем его непререкаемой основой в Восточной империи осталась римская юриспруденция и римское законодательство. Влияние местного права выражалось не только в проникновении в официальное законодательство новых институтов, но и в вытеснении и изменении уже изживших себя древних правовых норм и установлений. Этот процесс интенсивно происходил в течение IV-VI вв. и во многом подготовил законодательную реформу Юстиниана.

Среди всех законодательных памятников ранней Византии возвышается грандиозное создание правовой мысли юристов VI в. – знаменитый Свод гражданского права (Corpus juris civilis) Юстиниана. Этот “памятник” как бы подводил итог эволюции постклассического права, он отразил и изменения условий общественной жизни, и влияние местного права, и новой идеологии христианства.

Перед византийским правительством стояла дилемма: применять на практике устаревшее законодательство было крайне затруднительно, выработать новые законы, навсегда простившись с овеянным величием древних традиций римским правом, - невозможно. Оставался лишь средний путь, половинчатый и компромиссный, но единственно возможный в сложной социально-политической обстановке VI в. – кодификация римского права с учетом изменений, происшедших в истории Византии. И император Юстиниан пошел по этому пути.

В 528 г., на второй год его правления, началось осуществление грандиозной кодификации права. Монархическая форма правления и деспотический нрав нового императора послужили причиной того, что вся законодательская реформа была приписана одному Юстиниану, и созданный в ее результате Свод гражданского права получил его имя. В действительности, он лично не участвовал в законодательной реформе, а предоставил это делать другим. Юстиниану принадлежал основной замысел всего предприятия, инициатива его выполнения и постоянная помощь и наблюдение за проведением реформы.

Душой всей законодательной реформы Юстиниана был ее талантливый руководитель и знающий исполнитель – квестор Трибониан. Императору посчастливилось найти в нем такого энергичного и образованного человека, который мог бы претворить в жизнь его замысел. Трибониан был известным юристом, обладавшим широкими юридическими познаниями, соединенными с практическим опытом и величайшим трудолюбием. В императорских конституциях Трибониан именовался человеком, украшенным красноречием и юридической мудростью. Действительно, у Трибониана нельзя отнять его огромной эрудиции, блестящего знания юриспруденции, таланта организатора. В то же время ученый-юрист уживался в Трибониане с льстивым царедворцем, карьеристом и беззастенчивым, жадным чиновником, который “продавал за деньги и приговор, и закон”. Тем не менее все дело кодификации римского права практически вел именно он, и благодаря его энергии и настойчивости реформа была завершена в предельно короткий срок.



Она началась с составления Кодекса Юстиниана. 13 февраля 528 г. по приказанию императора была создана комиссия из десяти опытных государственных деятелей, занимавших высшие административные посты, знающих юристов и профессоров права. Возглавлял эту комиссию экс-квестор священного дворца – патрихий Иоанн. По характеристике Юстиниана, в комиссию вошли “люди науки, неутомимого трудолюбия и похвального усердия к общественному делу”. Среди них особенно выделялись своими знаниями Трибониан и профессор права Феофил. Правительством была поставлена перед комиссией десяти задача отобрать из огромной массы императорских конституций наиболее важные, имеющие практическое применение, и отбросить все устаревшее, фактически потерявшее значение. Необходимо было также систематизировать и классифицировать все отобранные императорские постановления.

Комиссия начала работу с пересмотра ранее созданных кодексов – Грегориева, Гермогенианова и Феодосиева, из которых отобрала самое ценное, в первую очередь – конституции, соответствующие реальности, и важные для юридической практики. Возможно, были использованы и специальные юридические работы Бейрутской школы права. Кроме того, были собраны и систематизированы законы императоров, не вошедшие в предшествующие кодексы. В процессе работы комиссия юристов, получившая широкие полномочия, вносила изменения в законы, отбрасывала устаревшие постановления, исключала отмирающие или уже исчезнувшие институты, стремилась устранить противоречия и повторения.

Дело было завершено в поразительно короткий срок – уже 7 августа 529 г., спустя немногим более года после начала кодификации, первая редакция Кодекса Юстиниана была закончена, а 16 апреля 530 г. она получила силу закона. Однако спешка не могла не сказаться на качестве работы и очень скоро потребовалось издание новой, второй редакции Кодекса. Эта работа была опубликована 16 ноября 534 г., а 29 декабря того же года второе издание Кодекса приобрело законную силу. Кодекс Юстиниана сохранился до наших дней во второй редакции и именно в этом виде уже впоследствии стал всемирно известным.

Кодекс, представляющий собой обширное собрание конституций римских императоров с 117 по 534 г., охватывает широкий круг правовых вопросов. Значительное место в нем занимает частное право, несколько меньше – административное и уголовное. В отличие от предшествующего времени, очень большое внимание уделяется церковным делам, определяются права церкви, привилегии епископов и клириков, разбираются чисто теологические вопросы. В Кодекс включены суровые постановления против еретиков, язычников и т.п. Чрезвычайно важны постановления, касающиеся рабов, колоната. Особо говорится в Кодексе об источниках права и об обязанностях высших чиновников. Уже само многообразие содержания Кодекса делает его первоклассным историко-правовым источником.

Одновременно с подготовкой Кодекса началась работа по созданию сборника важнейших правовых положений, заимствованных из различных трудов римских юристов; по замыслу составителей он должен был охватить самый широкий круг правовых вопросов и поэтому получил название “Дигесты”, что по-латински означает “собранное”, “приведенное в систему”. Одновременно ему было дано и равнозначное греческое название – “Пандекты” (по-гречески – “содержащие в себе все”).

Особой конституцией Юстиниана от 15 декабря 530 г. комиссии из 16 юристов предписывалось приступить к составлению Дигест. Комиссию возглавлял Трибониан, оправдавший надежды императора. В состав комиссии, кроме Трибониана, входили четыре профессора права – Феофил и Грициан из Константинополя, Дорофей и Анатолий из Бейрута, один крупный государственный чиновник по имени Константин и 11 адвокатов, причастных к высшей администрации империи. Позднее составителей Дигест стали называть компиляторами, поскольку их труд сводился, главным образом, к компилированию произведений римских юристов. Комиссии Трибониана предстояло выполнить чрезвычайно сложную, двойную задачу. Прежде всего, необходимо было собрать и систематизировать огромное правовое наследие римских юристов, пришедшее к VI в. в хаотическое состояние. Тем самым осуществлялась консервативная идея – сохранения в них незыблемости правовых ценностей, созданных почитаемыми юристами Рима. По мнению Юстиниана, “не зная древних законов, нельзя понять современное право”. Одновременно требовалось решить другую, чисто практическую и в известной степени противоречащую первой задачу: отобрать из классических произведений юристов именно то, что могло бы стать действующим правом в конкретных общественных условиях VI в. Для этого надо было устранить отжившие правовые нормы и привести все установления в соответствие с требованиями жизни. Для осуществления этих задач комиссия юристов должна была разобрать и систематизировать около двух тысяч книг, или три миллиона строк. Император ясно понимал трудность задуманной кодификации: он писал, что о таком деле никто ранее и не мечтал и что в нем, “как в глубоком море”, могли потонуть самые ученые и искусные люди. Первоначально предполагалось, что на составление Дигест потребуется десять лет, но уже через три года Дигесты были закончены и 16 декабря 533 г. утверждены Юстинианом. Отныне они стали действующим законом во всей империи.

Дигесты разделяются на 7 частей и 50 книг. Каждая книга, в свою очередь, распадается на титулы и фрагменты; всего в Дигестах содержится около 429-433 титулов и около 9200 фрагментов. В Дигестах собраны и систематизированы извлечения из юридических сочинений 39 знаменитых римских юристов I в. до н.э. – VI в. н.э. Древнейшими произведениями, включенными в Дигесты, являются фрагменты из сочинений юристов республиканского времени – Квинта Муция Сцеволы, Эллия Галла, Алфена Вара (I в. до н.э.). Подавляющее большинство трудов, составивших основу Дигест, принадлежит юристам эпохи Принципата и Домината. Особенно много компиляторы брали из сочинений пяти наиболее почитающихся юристов – Папиниана, Павла, Ульпиана, Гая и Модестина. На долю Ульпиана приходится около 1/3 текста Дигест, а на долю Павла – 1/6.

Центральное место в Дигестах занимают вопросы частного и публичного права. В соответствующих разделах значительное внимание уделяется наследованию, завещанию, регулированию семейных отношений, имущественным отношениям, различным частноправовым сделкам. Здесь рассматриваются также вопросы уголовного права и процесса. Кроме того, Дигесты касаются многих проблем международного права, как то: объявление войны и заключения мира, разделения народов и образования новых государств, статуса послов и порядка отправления посольств, защиты прав чужеземцев, положения лиц, захваченных в плен и возвратившихся из плена, и т.п.

В Дигестах давалась в кратком изложении квинтэссенция римской науки о праве. Конечно, Дигесты имели немало недостатков и были далеки от совершенства. Несмотря на хвастливое заявление Юстиниана, будто в Дигестах нет противоречий, в них встречаются и противоречия, и ошибки. Пробелы, сокращения, упущения и ошибки возникли вследствие поспешности составления Дигест, но объясняются не только ею. Они показывают стремление компиляторов приспособить древнее право к потребностям своего времени, что иногда делалось недостаточно продуманно, а порою неуклюже и вело к ошибкам и противоречиям. Однако это отнюдь не может снизить чрезвычайно большой ценности Дигест.

Реформа права, проведенная Юстинианом, не ограничивалась созданием Кодекса и Дигест. Назревала реформа юридического образования и для улучшения преподавания юриспруденции необходимо было прежде всего написать элементарное руководство по изучению права. Этот труд был назван “Институции”, поскольку таким названием в римской литературе давно уже обозначали подобные “наставления”. Институции, согласно замыслу византийского правительства, должны были в доступной форме осветить современное состояние права, отбросить все устаревшее, положив в основу реформированное Юстинианом законодательство. По словам самого Юстиниана, необходимость эта возникла потому, что не все могли “снести бремя такой мудрости”, как Кодекс и Дигесты. Новый труд был задуман в качестве руководства для юношества, “для тех еще мало опытных людей, которые стоят в преддверии храма юриспруденции, желая проникнуть в его святилище”.

На этот раз дело было поручено узкому кругу лиц: Трибониану и двум профессорам права – Феофилу и Дорофею. Но работа была выполнена преимущественно последними, а Трибониан, занятый составлением Дигест, оставил за собой лишь общее наблюдение за написанием Институций. Видимо, указанными обстоятельствами можно объяснить, что это краткое руководство составлялось почти столько же времени, сколько такой грандиозный труд, как Дигесты. К созданию Институций приступили в 530 г., а 21 ноября 533 г. они были завершены.

Институции, подобно Дигестам, были компиляцией классического права, уже с учетом тех изменений, которые были внесены в Дигесты и Кодекс. Основное содержание Институций Юстиниана заимствовано из Институций Гая. Кроме того, составители использовали Институции Марциана, Флорентина, Ульпиана, а, возможно, и Павла. В Институциях заметно также влияние Юстинианова законодательства – Дигест и Кодекса. В угоду Юстиниану составители руководства придали своей компиляции форму лекций, читаемых императором студентам, которые жаждут узнать законы. Институции Юстиниана, по образцу Институций Гая, были разделены на 4 книги.

До нас не дошло подлинной рукописи Институций времени их составления. Однако сохранилось значительное число более поздних рукописей (начиная с IX в.), что лишний раз свидетельствует о большой популярности Институций, имевших огромное распространение в странах западной Европы. Институции широко использовались не только для учебных целей в школах права Византийской империи, но и получили практическое применение при разборе отдельных судебных дел. Они приобрели силу императорского закона в соответствии с предписанием Юстиниана от 30 декабря 533 г. Оценивая труд своих юристов, Юстиниан, как всегда хвастливо, заявил, что Институции собрали “мутные воды древних источников в прозрачное озеро”.

Создатели Свода гражданского права и, прежде всего, сам Юстиниан настолько верили в непогрешимость собственного творения, что категорически запретили не только как-либо его изменять, но даже комментировать. Лишь император, которому одному было предоставлено право устанавливать и толковать закон, пользовался прерогативой устранять обнаруженные в новом законодательстве противоречия или спорные и неясные места.

Публикацией Дигест, Институций и второго издания Кодекса работа по кодификации права, предпринятая при Юстинине, была закончена. Вместе с тем было очевидно, что жизненные нужды прежде всего и судебная практика неизбежно потребуют дальнейшего развития и совершенствования законодательства. И действительно, после издания первых трех частей Свода гражданского права законодательная деятельность Юстиниана продолжалась весьма активно. Законы Юстиниана, изданные между 534-535 и 565 гг. получили впоследствии название Новелл.

В большинстве своем они являлись законодательными предписаниями, вводившими какие-либо новые нормы права или отменявшими старые. Лишь часть их представляет собой истолкования императором уже существующих законов. При жизни Юстиниана Новеллы публиковались отдельными законами и не были соединены в особый сборник. Это было сделано уже позднее. До наших дней дошло три сборника Новелл, но все они не носили официальный характер.

Законодательные реформы Юстиниана как бы подвели итоги процесса развития как правовой доктрины, так и действующего права империи.

В законодательстве Юстиниана нашли свое завершение эволюция теории права. Римская юриспруденция выработала такие теоретические понятия, как право, закон, обычай, разработала концепцию гражданского и публичного права, отражавшую взаимоотношения прав индивида и общества, обогатила науку созданием многих юридических презумпций и норм. Эволюция правовой доктрины, происходившая в зависимости от изменения общественных отношений в империи, в законодательстве Юстиниана проявилась прежде всего в выработке понятия универсального права, распространяемого на все человечество. Юридическая теория освобождалась от узких рамок учения об особом праве одного, господствующего народа. Ранее существующее разделение права на различные системы (цивильное, преторское, право народов), соответствовавшие делению населения империи на римских граждан и неримлян, теперь было уничтожено. В законодательстве Юстиниана все правовые системы сливаются в единую, универсальную систему, созданную для всего свободного населения империи. Эта реформа имела огромное прогрессивное значение и в политическом, и в юридическом аспектах.

Римская теория права в законодательстве Юстиниана отражала прогрессивные черты философско-этических представлений, накопленных в античную эпоху, и реакционные воззрения античного общества периода его кризиса. С одной стороны, мы видим поиски путей к созданию права на основе принципов всеобщего блага, равенства, гуманности; с другой – увековечение и возведение в степень философско-правовой доктрины принципа абсолютной монархической власти, столь далекой от идеалов всеобщего равенства, защиту политических и сословных привилегий высших слоев общества, включая и духовенство, правовое признание глубочайшего социального неравенства между свободными и рабами. Философия права при Юстиниане была столь же противоречива, как и сама эпоха, ее породившая.

 

 

Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой
<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
III. ВИЗАНТИЯ В VI – НАЧАЛЕ VII веков | В VII-VIII веках

Дата добавления: 2013-12-14; Просмотров: 1221; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2022) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление




Генерация страницы за: 0.036 сек.