Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Этапы взаимоотношения общества и природы

Читайте также:
  1. II. Этапы становления государственности в России
  2. Акционерные общества как субъекты предпринимательской деятельности.
  3. Анализ охраны природы и использования природных ресурсов
  4. Банки данных, их особенности, этапы разработки
  5. Безопасность - состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз.
  6. Бигмены и чифмены как особые категории первобытного общества.
  7. Бифуркационное дерево как модель эволюции природы, человека, общества
  8. Бюджетный процесс и его основные этапы
  9. В политическую жизнь общества
  10. Взаимодействие природы и общества. Общие и специфические черты.
  11. Взаимоотношения в сфере ИТ
  12. Взаимоотношения гражданского общества и государства



Лекция 4.

Периодизация отношений человеческого общества и природы

Первые попытки научного описания и обоснования процесса развития взаимоотношений между природой и человеком были предприняты еще в эпоху античности (Анаксимандр, Эмпедокл, Лукреций и др.). Однако попытки эти отличались умозрительно­стью. Настоящий «прорыв» в изучении этого вопроса произошел во второй половине XIX - начале XX вв., когда выдающиеся архео­логические открытия (Г.Шаафгаузен, Л.Ларте, Э.Дюбуа, Р.Дарт, Дж. Э.Льюис и др.) позволили существенно расширить и уточнить научные представления о происхождении и развитии человеческого рода.

Таблица 4.1

Этапы развития взаимоотношений между природой и обществом

(по Ситарову, Пустовойтову, 2000)

Абсолютный возраст, тыс. лет Геологическая периодизация Археологическая периодизация Этапы становления взаимоотношений общества и природы
250 лет – 0 голоцен железный век Постиндустриальная культура
Индустриальная культура
2 тыс. лет – 250 лет Аграрная культура
4 – 2 бронзовый век
10 – 4 каменный век неолит
мезолит Охотничье-собирательская культура
2500 - 10 плейстоцен палеолит

В современной отечественной литературе по социальной эколо­гии и экологии человека исторической периодизации процесса изменения взаимоотношений между природой и обществом рас­сматриваться через призму его хозяйственной деятельности. В этой связи выделяют четыре эпохи (этапа) становления отношений между ними (таблица 4.1):

1. Эпоха охотничье-собирательской культуры.

2. Эпоха аграрной культуры.

3. Эпоха индустриального общества.

4. Постиндустриальная эпоха.

Охотничье-собирательская культура

Примерно 40 тыс. лет назад сформировался вид Homo sapiens. Около 10-15 тыс. лет назад че­ловечество расселилось по всему ареалу своего современного обитания – Эйкумене, или ойкумене. Общая численность населения Земли к началу мезолита (около 10 тыс. лет назад) достигла 3-5 млн человек. Средняя плот­ность населения в этот период составляла 0,05 чел/км2.

Палеолитические, мезолитические и ранненеолитические по­селения людей имеют культурные слои, свидетельствующие о недолговременном существовании и о немногочисленности их обитателей, ведущих полуоседлый образ жизни. Величина групп первобытных людей достигала, как правило, 20-25 человек. Каж­дая такая группа занимала обширную площадь (около 300 км2), в пределах которой вела экстенсивное хо­зяйство. Иногда, по-видимому, в наиболее суровые месяцы года, несколько групп собирались вместе для того, чтобы пережить тяжелое время.



Основу существования человеческого общества на всем протя­жении палеолита составляла охота на крупных животных, сопро­вождавшаяся собирательством. Один из наиболее ранних спосо­бов ведения хозяйства в истории человечества складывался из охоты на медведя, крупных копытных (дикая лошадь, косуля, олень, тур, бизон, мускусный бык и др.) и хоботных животных (мамонт, мастодонт), рыбной ловли, добычи водоплавающей ди­чи, сбора насекомых и их личинок, улиток, съедобных моллю­сков, растительной пищи (ягод, плодов, желудей, корневищ, лес­ных орехов, дикого риса и т. д.).

Охотничье хозяйство палеолита было двух типов:

1) скрадывание (первоначальный способ) – от стада отбивалось несколько животных, которых было достаточно для пропитания небольших по численности племен;

2) загонная работа – стала необходимой при увеличении количества членов в племенах. Стремясь сэкономить время и силы, затрачиваемые на поимку отдельных животных, первобытные люди при загонной охоте убивали большее количество животных, чем необходимо было для пропитания племени. С развитием загонной охоты некоторые исследователи связывают вымирание крупных млекопитающих в палеолите*.

На протяжении палеолита древние охотники оказывали существенное дав­ление на природу. Многие ученые уверены в том, что вымирание мамонта**, шерстистого носорога, пещерного медведя, пе­щерного льва связано не столько с потеплением, сколько с деятельностью древних охотников. Следует подчеркнуть, что человек мог не поголовно истребить все популяции того или иного вида крупных млекопитающих. Резкое снижение численности в резуль­тате охоты ведет к расчленению ареала вида на отдельные островки. Судьба малых изолированных популяций пла­чевна: если вид не может восстановить ареал, мелкие по­пуляции могут вымереть из-за эпизоотии или чисто ста­тистических причин (нехватка особей одного пола при переизбытке другого). Происходит процесс «инсуляризации» – расчленения ареала на островки и неизбежного вымирания небольших групп животных в них.

Интенсивный антропогенный пресс испытали и дру­гие виды млекопитающих, чья численность была подор­вана древними охотниками, хотя они и не были уничто­жены ими. На стоянке Солютре (середина верхнего па­леолита) во Франции были найдены остатки десяти тысяч диких лошадей – тарпанов. На Амвросиевской стоянке на Украине были найдены остатки тысяч зубров.

Интенсивный охотничий пресс и начавшееся примерно 10-12 тыс. лет назад отступление ледника несомненно способствовали снижению плотности добываемых животных, разрушению мест обитания, изменению их образа жизни, что в конечно итоге привело к вымиранию и резкому сокращению численности многих видов. В результате к концу плейстоцена (по археологической периодизации - палеолита) из-за разреживания, а затем и исчезновением тех видов жи­вотных, которые на протяжении многих тысячелетий служили людям пищей, человечество столкнулось с первым в его истории экологическим кризисом.

Во многих отношени­ях связь первобытного человека с природой была много теснее и глубже, чем у его цивилизованных потомков. Охотники должны были знать повадки жертв, иметь представление об их образе жизни, о маршрутах их суточ­ных и сезонных миграций и, безусловно, о наиболее уяз­вимых частях тела. Анатомическим познаниям наших предков можно было бы позавидовать. Можно с уверен­ностью утверждать, что древние охотники знали, что наиболее поражаемой частью грудной полости является серд­це, они, без сомнения, имели представление не только о самом сердце, но и о наиболее крупных сосудах, связан­ных с ним, а также жизненно важных органах (например, печени). Разделка и выделка шкуры и туши требовала не только механической сноров­ки, но и некоторого минимума анатомических знаний. Используя «жилы» сначала для сшивания шкур, а впо­следствии, в мезолите, и для изготовления таких орудий, как лук, человек прошлого должен был иметь представле­ние о сухожильных окончаниях мышц.

В эпоху мезолита охотники и собиратели научились различать большое количество форм растений (главным образом съедобных и лекарственных), а также моллюсков, рыб, птиц и других животных. Древние собиратели умели расщеплять волокна дикого льна, кендыря и крапивы, су­чить и прясть их, выделывать нити, веревки, ткать не только грубые, но и достаточно тонкие ткани для своей одежды, а также изготовлять сумки, мешки и многие другие предметы, необходимые в домашнем обиходе.

Основным материалом из которого изготавливались орудия труда и охоты со времен австра­лопитеков, живших 4-2,5 млн лет назад, и древних Homo sapiens (вплоть до рубежа 5 тыс. лет назад) был камень*. Для производства первых каменных орудий использовались естественные материалы - кремень, кварцит, горный хрусталь, вулканическая лава. Ударяя камень о камень, первобытный чело­век создавал острые орудия - рубило (чоппер), используемое для резки мяса и раскалывания костей; скребло, применявшееся при обработке шкур убитых животных; каменный молоток и др. По­степенно техника изготовления орудий совершенствовалась. Так, неандертальский человек (200-30 тыс. лет назад) помимо назван­ных предметов умел изготовлять каменные ножи, пилки, сверла, остроконечники для стрел и копий (рис. 4.1). В мезолите в арсенале людей появились лук и стрелы, рыболовные сети, плетеные из волокон ивовой коры, долбленые лодки, выжигавшиеся огнем.

Рис. 4.1 Позднепалеолитические орудия найденные в Европе (из Воронцова, 1999): 1 - кремниевая вершина копья; 2 - костяное навершие; 3 - кремниевый скре­бок, начало позднего палеолита; 4 - кремниевый наконечник; 5 - наконечник; 6 - лезвие каменного ножа; 7 - костяной гарпун

Около 1,9 млн лет назад люди стали строить первые жилища -хижины-шалаши, каркас которых составляли ветки и длинные кости убитых животных, накрытые настилом из травы и листьев. Подобные сооружения были призваны защитить первобытного человека от ветра, дождя, снега.

Со времен пещерной жизни вокруг поселений человека начинает складываться синантропная фауна – фауна сопутствующих человеку видов. К числу древнейших синантропных видов относится постельный клоп (Cimex lectularius), который был паразитом спутников человека по пещерам – летучих мышей и ласточек, перешел к паразитированию на человеке и затем был пронесен через всю человеческую цивилизацию. К числу древнейших синантропных видов принадлежит и соба­ка, прирученная, а затем и одомашненная в мезолите.

Рис. 4.2. Австралийская собака динго – именно так, по мнению

ученых, выглядели первые собаки

Древнейшие находки несо­мненно одомашненных собак известны из археологических раскопок Германии и Дании и датируются 9500 – 10000 лет, ко­гда уже выделяются две породы собак. Мелкая порода порази­тельно похожа на современных австралийских динго (рис. 4.2). Однако одомашнивание собак началось около 12 – 14 тыс. лет назад, тогда как «ассоциация» между первобытными охотниками и волками (или шакалами?) стала возникать по крайней мере 40 тыс. лет назад. Бессознательный отбор на приручаемость, подкормка сняли пресс стабилизирующего отбора, поддерживающего малую изменчивость природных популяций, и в результа­те в полусинантропной – полудомашней популяции пред­ков собак мог достаточно быстро появиться широкий спектр мутаций. Эти мутации затем стали поддерживаться сначала бессознательным, а затем и сознательным искус­ственным отбором.

Важнейшее экологическое различие между людьми и другими видами животных состояло в использовании огня. Около 300 лет человек прямоходящий начал использовать огонь, возникающий от молний, само­возгорания торфа и других причин, а уже около 150 тыс. лет назад неандертальцы научились добывать его самостоятельно.

Огонь представлял собой еще один ис­точник энергии, дополнявший энергию, потребляемую через пищу и необходимую для поддержания обмена веществ. Его использо­вание сделало человека менее зависимым от климатических изме­нений, а также позволило за счет термической обработки сущест­венно повысить потребительские свойства потребляемой пищи.

Уже в верхнем палеолите использование огня в хозяйственных целях и рост числа жителей Земли привели к увеличению энергопотребления на планете по сравнению с начальным этапом ста­новления человечества в 100 раз. Использование людьми огня нередко приводило к возникновению опустошительных пожаров. Древ­нейшие люди практиковали выжигание травы для загона живот­ных во время охоты, что было причиной периодических пожаров, которые охватывали огромные площади лесов и степей. Экологи­ческий эффект этих пожаров был весьма значителен. Они приво­дили к смене растительности на обширных пространствах, в ре­зультате чего на обширных территориях влажные леса уступили место кустарникам и открытым саваннам, изменились состав и структура почвы, а также микроклимат.

Воздействие внешних условий и общий характер жизнедеятель­ности первобытных охотников и собирателей предопределили изменения в состоянии их здоровья. Так, в костных остатках пер­вобытных людей антропологи и палеопатологи обнаружили ха­рактерные болезненные изменения: рахит, кариес зубов, заболе­вания челюстей, повреждения суставов позвоночника, деформи­рующие артриты и др. Возникновение большинства костных па­тологий специалисты связывают с увеличением и видоизменением нагрузок на опорно-двигательный аппарат в результате перехода предков человека к прямохождению.

Средняя продолжительность жизни мезолитического человека, установленная по костным останкам, равнялась примерно 26 го­дам. Среди болезней первобытного человека и причин его смерти Б.Б.Прохоров на первое место ставит травмы, полученные на охоте и при стычках с представителями других групп людей. Од­ной из основных причин различных недугов человека был голод. Его жертвами преимущественно становились старики и дети.

В позднем палеолите человек современного типа — кроманьонец – уже владел живописью и скульптурой. На наскальных рисунках верхнепалеолитического че­ловека обна­ружены изображения пещерного медведя, пещерной гиены, носорогов, диких лошадей — тарпанов, мамонтов, диких быков – туров, зубров, пещерных львов, северных оленей, альпийских козлов (рис. 4.3, 4.4). Датировка наиболее древних рисунков по радиокарбону – около 30 – 32 тысяч лет.

Рис. 4.3. Полон силы и экспрессии мамонт, выгравированный на пластине из бивня мамонта, найденной в пещере Ле Мадлен (Франция) (из Воронцова, 1999)

Рис. 4.4. Выразительны гравюры из пещеры Трех Братьев (близ Арьежа, Франция) с изображением сцен охоты человека в звериной маске на зубров, тарпана, оленя и тура (из Воронцова, 1999)

Можно говорить о синхронном существовании в конце палеолита разных культур, разных традиций в отдельных областях. Так, если на западе Европы преобладали графи­ка, гравировка и живопись, то в Центральной, Восточной Европе и Азии большее распространение получила скуль­птура (рис. 4.5).

Рис. 4.5. Слева голова пещерного льва (Panthera spelaea), справа голова пещерного медведя (Ursus spelaeus) из верх­него палеолита (из Воронцова, 1999)

Наряду с изобразительным искусством, в верхнем па­леолите появляются зачатки музыки. В качестве ударных инструментов кроманьонцами использовались кости мамонта, в частности, нижние челюсти и лопатка. В качестве колотушки использова­лись рога оленя.

В своем мышлении первобытный человек целостно восприни­мал мир, ощущая себя частью природы. В то же время он пытался сделать природу более понятной для себя. Не будучи способным адекватно познавать ее, человек пошел по пути антропоморфизации природы. По его представлениям все природные объекты как живые, так и неживые - одушевлены, способны чувствовать, переживать, радоваться и пр. Так возник анимизм - вера в суще­ствование духов, в наличие у всего сущего души, не зависящей от материальных причин.

Как способ объяснения отношений общества с природой суще­ствовал не только анимизм, но и тотемизм, фетишизм и магия. Тотемизм - это поклонение животному, растению, явлению приро­ды (тотему), от которого произошла данная родовая группа людей. Фетишизм - это поклонение неодушевленному предмету (фети­шу), который, по мнению верующих, наделен сверхъестественной силой.

На мистической сопричастности, слитности человека с явле­ниями природы и его возможности влиять на них основывалась магия. Магия - колдовство, волшебство, совокупность обрядов, связанных с верой в способность человека воздействовать на при­роду, людей и даже богов. Первобытные люди пытались исполь­зовать магию для воздействия на окружающий мир в нужном им направлении.

Таким образом, первобытные охотники и собиратели располагали значительным багажом практических знаний о природе. Использование этих знаний одновременно с орудийно-трудовой деятельностью способствовало выживанию людей в условиях сильной зависимости от факторов окружающей среды.

Постепенное увеличение численности человека в верхнем палеолите и мезолите, истребление одних видов животных, сокращение численности других привели человечество к первому в его истории экологическому кризису. Ос­тавались мало освоенными охотничьи виды, для которых загонно-облавная охота не была достаточно эффективной – многие виды копытных равнинных ландшафтов, кото­рых трудно было добывать копьями. Изобретение лука и стрел в мезолите способствовало расширению числа охот­ничьих видов, привело к возникновению новых форм охоты с использованием собак при загоне. Кардинальный же выход из кризиса был найден неолитической револю­цией.

 

Аграрная культура

Аграрная культура охватывает всю эпоху, когда основой мате­риального производства были земледелие и скотоводство – с мо­мента появления сельского хозяйства (ок. 8 тыс. лет до н. э.) вплоть до возникновения полноценного промышленного производства (середина XVIII в. н. э.).

Нестабильность практиковавшегося на протяжении многих сотен тысячелетий охотничьего хозяйства вынуждала людей искать новые источники обеспечения своего существования. В результате начи­ная с 12-го тысячелетия до н.э. стал систематически практиковаться возникший на базе предшествующего собирательства сбор урожая диких злаков, а примерно 10-11 тыс. лет назад возникло зем­леделие. Первыми культурами, освоенными ранними земледельца­ми, были предположительно злаковые растения (пше­ница, ячмень), тыква, перец, слива, миндаль и др. Приблизительно 7– 8 тыс. лет назад стали возделываться рис, чечевица, горох, фасоль, лен и др., 6 тыс. назад – лук, 4 – 5 тыс. лет назад – хлопчатник. В настоящее время человеком возделывается свыше 2 тыс. видов культурных растений. Но основную сельскохозяйствен­ную продукцию дают всего около 20 видов: рис, пшеница, рожь, ячмень, просо, картофель, бобы и др.

Николой Иванович Вавилов (1887 – 1943) выделил 7 основных центров, где происходило внедрение диких растений в культуру (рис. 4.6). Перечислим их в географи­ческом порядке – с востока на запад:

1. Южно-азиатский тропический центр — рис, тро­пические плодовые и овощные культуры.

2. Восточно-азиатский центр — соя, просо.

3. Юго-Западно-азиатский центр — пшеница, рожь, ячмень, горох, чечевица, виноград.

4. Средиземноморский центр — оливковое дерево, чечевицы, кормовые травы (клевер, сулла).

5. Абиссинский горный центр — зерновое сорго, ко­фейное дерево.

6. Центральноамериканский центр — кукуруза, длин­новолокнистые хлопчатники, какао, подсолнечник, табак, сладкий картофель — батат, авокадо, гуайява.

7. Андийский центр — картофель, хинное дерево, ко­каиновый куст.

Рис. 4.6. Центры происхождения культурных растений: I — Южно-азиатский тропический; II — Восточно-азиатский; III — Юго-Западно-азиатский; IV — Средиземноморский; V — Абиссинский; VI — Центральноамериканский; VII — Андийский (Южноамерикан­ский).

Начало «неолитической революции» в земледелии было положено на Ближнем Востоке введением в культу­ру пшеницы-однозернянки, пшеницы-двузернянки, ячме­ня, гороха и чечевицы. Со временем этот набор возделываемых видов растений неуклонно увеличивался. В нашей эре в культуру из растений были введены лишь сахарная свекла, хинное дерево и каучуковое дерево (гевея). Впрочем, в Голландии и других странах и сейчас идет процесс интенсивного окультуривания цве­тоносных декоративных растений.

Параллельно с развитием земледелия шло приручение домаш­них животных. Первым из них, по-видимому, была собака, веду­щая свою родословную с палеолита от диких волков или шакалов. Начало процессу одомашнивания сельскохозяйственных животных было положено в горных районах Восточной Турции, Палестины, Сирии, Междуречья и Западного Ирана. На ранних этапах доместикации животные еще сохраняли много признаков своих диких предков.

А     Б
В Г

Рис. 4.7. Предки сельскохозяйственных животных: азиатский горный безоравый козел (А), муфлон (Б), тур (В) и тарпан* (Г)

Неолитическая революция в животноводстве на­чалась, по-видимому, с приручения азиатского горного безоарового козла (Copra aegargus) (рис. 4.7-А), ставшего предком ко­зы около 10 – 12 тыс. лет до н. э. в Восточном Средизем­номорье. Вероятно, в IX тыс. до н. э. где-то на территории Восточной Турции, Западного Ирана, Северного Ирака одомашнены азиатские муфлоны (4.7-Б), родоначальники домашних овец. На территории Северного Ирана найдены остатки домашней свиньи, относящиеся к VII тыс. до н. э. Тому же времени принадлежат и самые ранние остатки круп­ного рогатого скота западного типа, ведущего свое проис­хождение от дикого быка – тура (Bos primigenius) (рис. 4.7-В). Они обнаружены на Переднем Востоке и Восточной Греции. К ним позднее (6 – 7 тыс. лет назад) до­бавились ишаки (Африка и Аравия), лошади** – потомки дикого тарпана (рис. 4.7-Г) (Северное Причерноморье), а затем верб­люды (Аравия — одногорбый, Средняя и Центральная Азия — двугорбый), яки (горные районы Центральной Азии), северный олень (начало нашего тысячелетия), ку­ры в Юго-Восточной Азии, ин­дюк и лама-гуанако в Америке и ряд других видов жи­вотных. Примерно в это же время люди начали разводить пчел. В настоящее время крупный рогатый скот и овцы стали самыми многочисленными млекопитающими на Земле (не считая серых крыс). Среди птиц первенство занимают домашние куры, которых на Земле насчитывается около 5 млрд. особей.

За исключением северного оленя и норки, а также лабораторных живот­ных, весь процесс одомашнивания животных был завер­шен уже за 1–2 тыс. лет до нашей эры. В эпоху древних рабовладельческих цивилизаций человечество вошло практически с современным видовым составом домашних животных и культурных растений.

Первые скотоводы и земледельцы довольно быстро вывели домашних животных и культурные растения из зон их естественного обитания (рис. 4.8). Данное обсто­ятельство так же как новые условия содер­жания, способствовали усилению процессов искусствен­ного отбора и породообразования.

Рис. 4.8. Распространение сельского хозяйства из Передней Азии в Европу (из Воронцова, 1999)

Переход от охо­ты и собирательства к сельскому хозяйству коснулся в первую очередь районов с относительно умеренно-теплым климатом, где первый экологический кризис привел к резкому уменьшению охотничьих ресурсов. Охотничьи племена не исчезли, а стали осваивать более северные, освобождав­шиеся после таяния ледников районы Европы и Северной Америки*. Первоначально земледелие и скотоводство возникли в Средней Азии (Шумер) и Северной Африке (Египет). Отсюда они стали распространяться в Европу и Азию. Независимые очаги возникновения земледелия (в т.ч. поливного) и скотоводства сформировались несколько позже в Восточной и Юго-Восточной Азии, Центральной Америке. Процесс этот был длительным по времени и продолжался вплоть до начала 3-го тысячелетия до н. э.

Переход к аграрной (сельскохозяйственной) культуре называ­ют неолитической революцией, так как человек пришел от при­сваивающей экономики к экономике производящей. Важными отличительными особенностями жизни неолитического человека были его оседлость или полуоседлость, что предполагало тесный контакт с территорией, которую он об­рабатывал, увеличение плотности населения, овладение гончар­ным ремеслом, высокие достижения в технике шлифования и сверления камня. В этот же период в хозяйственной деятельности начал использо­ваться топор и плуг.

Оседлая жизнь требовала надежных долговременных жилищ, а следовательно, производства и совершенствования строитель­ных инструментов. Земледельческая культура предполагает нака­пливание собираемых продуктов, что привело к развитию технологии изготовления ке­рамики. Стремление повысить урожайность эксплуатируемых зе­мель толкало людей к усовершенствованию навыков обработки земли и изобретению новых сельскохозяйственных орудий. Воз­никновение потребности в одежде из растительных волокон при­вело к развитию технологии ее изготовления и появлению в эпоху неолита прообраза ткацкого станка.

Мощным стимулом накопления информации в эпоху аграрной культуры стала письменность (оформилась 4—5 тыс. лет назад), что привело к ускоренному развитию культуры как общего достояния всей видовой популяции человека.

По оценкам демографов, численность населения, которая в на­чале неолита (6 тыс. лет назад) достигала 26,5 млн человек, к 4-му тысячелетию составляла уже 70-90 млн человек, а во 2-м тысяче­летии превысила показатель в 130 млн (рис. 4.9). Плотность населения в начале неолита достигала в некоторых районах 500 чел/км2 (при среднем показателе 200-350 чел/км2). Первобытные земледельцы и скотоводы объединялись в группы, насчитывающие от 50 до 300 человек, в ряде случаев их численность доходила до 500.

Рис. 4.9. Динамика численности населения на протяжении человеческой истории (по Небелу, 1993)

Если в доземледельческую эпоху размеры человеческих групп и продолжительность жизни людей определялись преимущественно количеством продуктов питания, то с развитием земледелия главным регулирующим фактором стали болезни, ставшие следствием повышенной плотности населения и тесного контакта людей с домашними животными. Скопление от­носительно большого числа людей на ограниченных площадях создавало условия для распространения среди них различных инфекционных болезней. Выделяют три наи­более вероятных источника их возникновения. Первым, по-види­мому, служили болезни животных предков человека. К этой кате­гории можно отнести малярию, некоторые гельминтозы, и, воз­можно, брюшной тиф. Вторым источником образования инфек­ционных болезней человека мог послужить процесс приобретения свойств патогенных паразитов организмами, ранее не представ­лявшими опасность для человека. Примером этой категории ин­фекционных болезней является холера. Наиболее обильным с точки зрения приобретения человеком новых болезней является третий источник их происхождения. Вступая в различные формы общения (употребление в пищу, одомашнение, хозяйственное ис­пользование, пребывание на одной территории и т. п.) со многими видами животного мира, люди принимали на себя болезни жи­вотных, к которым они сами оказались восприимчивыми. Так про­изошли оспа человека из коровьей оспы, сыпной тиф человека из крысиного риккетсиоза, возвратный тиф из клещевого спирохетоза грызунов и т. д.

Разведение сельскохозяйственных животных существеннейшим образом отражалось на здоровье неолитического человека. Упот­ребление недостаточно термически обработанного мяса домаш­них животных нередко приводило к заражению людей биогельминтозами, в частности трихинеллезом. Тяжелое течение трихи­неллеза, часто заканчивающееся смертью, привело впоследствии к тому, что некоторые религии (иудаизм, ислам) наложили запрет на употребление своими последователями свиного мяса, с кото­рым связано возникновение трихинеллеза. Охота и животновод­ство способствовали заболеванию людей, живших в Африке, тринаносомозом (сонной болезнью), переносчиком которой является паразитирующая на животных муха цэ-цэ.

Экологические последствия деятельности неолитических зем­ледельцев и скотоводов были весьма разнообразны. Практиковавшееся в то время подсечно-огневое земледелие позволяло не только освобождать новые территории для расширения земледелия, но и получать необходимые мине­ральные соли для подкормки культурных растений. Выжигание лесной растительности приводило к образованию золы – мине­рального удобрения, которое на несколько лет обеспечивало сбор высоких урожаев зерновых культур. Подсечно-огневое земледелие и выжигание прошлогодних растительных остат­ков на луговых и степных участках* приводили к обширным пожарам, в результате которых выгорали большие территории леса, погибало много видов растений и животных, усиливалась эрозия почвы, снижался уровень рек и грунтовых вод.

Сельскохозяйственные животные также оказали огромное влия­ние на природные комплексы. Конкурируя с дикими копытными, они вытесняли их с естественных пастбищ. В то же время скопле­ние большого количества крупного рогатого скота на ограничен­ных участках, расположенных в непосредственной близости к че­ловеческим поселениям, приводило к сведению травяного покрова. Мелкий рогатый скот (овцы, козы), объедая молодые растения, оказался виновником исчезновения лесов в ряде регионов мира, а в некоторых случаях даже их опустынивания (рис. 4.10).

Рис. 4.10. Козы ощипывают дерево, уничтожая листья, ветви, кору. Экологическая роль этого домашнего животного была ясна уже в Древ­нем Египте

Органическое истощение почв в результате выращивания сель­скохозяйственных культур, вырубка лесов при заготовке древеси­ны, перевыпас домашних животных – все это в конечном счете приводило к эрозии почв, надолго выводившей их из хозяйствен­ного оборота. Крупнейшим экологическим результатом неолитиче­ского скотоводства стало возникновение пустыни Сахара. Еще 10 000 лет назад на территории Сахары была саванна, жили бегемо­ты (рис. 4.11-Б), жирафы (рис. 4.11-А), африканские слоны, страусы. Человек пере­выпасом стад овец превратил саванну в пустыню. Пересо­хли реки и озера, исчезли озера – исчезли бегемоты, исчезла саванна – исчезли жирафы, страусы, большинство видов антилоп. А вслед за опусты­ниванием Сахары из-за перевыпаса отсюда исчез и крупный рогатый скот (рис. 4.11-В).

А Б
В

Рис. 4.11. Жираф (А), бегемот (Б) и крупный рогатый скот (В), изображенные на скалах в Сахаре, свидетельствуют об обитании этих видов в Сахаре в неолите

Процесс опустыни­вания из-за перевыпаса про­должается и в наши дни. На территории России близ гра­ниц Калмыкии и Дагестана в 1952 г. было 25 тыс. гектаров подвижных песков, к 1991 году их площадь возросла до 1 млн. 200 тыс. га (рис. 4.12).

Рис. 4.12. Единственная в Европе пустыня, расположенная на территории Республики Калмыкия (Российская Федерация), образовалась в результате распашки степей и перевыпаса скота

Опустынивание обширных территорий в результате подсечно-огневого земледелия и перевыпаса скота в неолите ста­ло причиной второго экологического кризиса. Из него человечество вышло двумя путями:

1) продвижением на север и наступлением на степную зону, лесостепь и леса, где еще кочевали племена охотников и рыболовов (здесь, в связи с таянием ледников, появлялись новые, ранее не освоенные человеком территории);

2) переходом к полив­ному земледелию в долинах великих южных рек: Нила, Тигра и Евфрата, Инда и Ганга, Янцзы и Хуанхэ. Именно там возникли древнейшие цивилизации.

Ирригационное земледелие было несомненным прогрессом. Возросла урожайность, увеличилось число человеческих поселений и их размеры. Ирригация способст­вовала росту численности населения. Поливное земледелие привело к увеличению потребления энергии людьми (с конца палеолита до конца неолита оно увеличилось в 100 тыс. раз).

Однако при ирригации человек столкнулся с засоле­нием почв (рис. 4.13). Заиливание каналов требовало регулярной чи­стки. Вынутый ил образовывал высокие валы вдоль каналов. Со временем оказывалось проще построить новый канал, чем чистить старый. Ис­пользовались методы дренажа почв. Однако это не спаса­ло от падения продуктивности почв, что часто приводило к серьезным геополитическим изменениям. Так, падение продуктивности почв из-за за­соления привело к передаче власти от расположенного на юге Месопотамии Шумера к более северному Вавилону, где продуктивность почв не была еще разрушена. Через тысячу лет засоление и резкое снижение плодородия до­шло и до Вавилона.

Рис. 4.13. Ландшафт с сильным засолением грунта (окрестности оз. Эльтон в Волгоградской области)

На поливных землях пойменный ландшафт резко трансформировался – вместо пойменных болот с тростником, лотосом, цапля­ми, ибисами, кабанами и тиграми (в Индии, Китае, Хорезме) возникли глинистые засоленные почвы, такыры, солончаки. Здесь развивалась флора глинистых пустынь и сопутствующая ей фауна. Опустыниванию способствовало уничтожение деревь­ев и кустарников, связанное с перевыпасом. В свою очередь, опустынивание способствовало одомашни­ванию верблюдов (около 3 тыс. лет до н. э.). Одногорбый верблюд дромадер (Camelus dromedarius) был одомашнен на юге Аравийского полуострова, а двугорбый бактриан (С. bactrianus) — в Средней Азии.

Расширение поливного земледелия привело к терра­сированию склонов, что преобразило исходный ланд­шафт. На рисовых полях создались благоприятные усло­вия для развития личинок малярийного комара (Ano­pheles). Если до поливного земледелия с малярийным ко­маром соприкасались лишь охотники и рыболовы во вре­мя посещения плавней, то цивилизации Нила, Месопота­мии, Инда, Хуанхэ и Янцзы обеспечивали постоянный контакт человека с малярийным комаром и способствовали распространению малярии.

Скопление на небольших приречных пространствах больших масс людей и скота привело к резкому загрязне­нию речных вод. В это время возникает множество гельминтозов и иных паразитарных заболеваний человека. Возникли такие циклы развития паразитов (например, печеночного сосальщика), связанных с человеком и домашним скотом, которые целиком происходили в среде обитания человека. Впервые возникла проблема качества питьевой воды. Уже в Месопотамии строятся специаль­ные каналы с акведуками для транспортировки незагряз­ненной питьевой воды к городам, расположенным на больших реках.

Ирригация вела к смыву почв, заиливанию русел и устьев рек, росту дельт. Расширяющееся производство ри­са в Китае и Юго-Восточной Азии ввело в действие но­вый антропогенный фактор – активное поступление ме­тана в атмосферу. Некоторые ученые считают, что увеличение эмиссии метана в теплых районах и углекислого газа за счет сжигания лесов под пастбища на севере впервые привело к появлению пар­никового эффекта на нашей планете. Проблема, со всей остротой вставшая перед человечеством в последней трети XX века, на самом деле возникла на несколько тысяче­летий ранее.

Важным событием в эпоху аграрной культуры было возникновение городов (рубеж 4-3-го тысячелетий до н.э.). Начиная с сере­дины 4-го тысячелетия до н. э. на Ближнем Востоке, в Междуречье и Египте города стали объединяться и образовывать государства, переросшие со временем в мощные рабовладельческие империи.

Отмечаемые в эпоху аграрной культуры плавные колебания в численности населения связаны, по-видимому, с изменением ко­личества доступной пищи. Однако на протяжении истории земле­дельческих обществ наблюдались и резкие пики смертности - до 150-300 и даже 500 на 1000 человек. В ряде случаев они совпадали с войнами, но чаще возникали из-за вспышек эпидемий и голода.

В эпоху античности (VIII в. до н. э. - V в. н. э.) в результате уси­ления давления на природу со стороны общества в ней произошли заметные изменения, многие из которых носили однозначно нега­тивный характер. Они коснулись прежде всего наиболее активно осваиваемого в то время побережья Средиземного моря. В ре­зультате активной вырубки были сведены леса ливанского кедра, началась интенсивная эрозия почв на склонах Балканских гор, что усугубилось выпасом на них больших стад коз и овец. В эту эпоху начался процесс добычи полезных ископаемых (руд метал­лов), что привело к серьезным деформациям окружавших города ландшафтов.

Энергопотребление населения в античном мире ненамного пре­вышало уровень эпохи в целом. На первый взгляд такой неболь­шой прирост энергопотребления не способствовал быстрому раз­витию общественного производства и не мог энергетически обес­печить рост численности населения. Вместе с тем античные наука и культура достигли в этот период человеческой истории небыва­лого расцвета. Некоторые историки объясняют это широким использова­нием особого малозатратного источника энергии - находящихся в рабстве людей.

Следующим этапом в развитии аграрной культуры, начавшимся в V-VI вв. н.э., стала средневековья. Со II в. до н. э. до начала X в. н. э., скорее всего, не происходило существенного прироста производства продо­вольствия прежде всего по причине нестабильности политической обстановки. Росту производства препятствовали войны, мародер­ство и грабежи. В то же время растущему городскому населению и регулярным армиям требовалось все больше продовольствия. В IX в. население Земли насчитывало примерно 250 млн человек (рис. 4.9). Это была эпоха застоя, разобщенности, непрекращавшихся войн, эпидемий, частых неурожаев. На этом фоне заметным был недос­таток пищевых ресурсов, большая часть населения Земли хрони­чески недоедала, велики были показатели смертности от голода.

Период с X в. до середины XIII в. отмечен мощным прогрессом человечества, его численность увеличилась почти вдвое. Однако уже в конце XIII в. рост численности населения прекратился. В XIV в. во многих регионах настали трудные времена: население Китая за 100 лет сократилось более чем на 50 млн, в Индии и Ев­ропе число жителей также значительно уменьшилось. В результа­те в 1400 г. на Земле людей жило меньше, чем в 1200 г (рис. 4.9). В качестве основной причины такого резкого спада многие ученые считают тяжелую, затяжную пандемию чумы. Однако эта причина, по-види­мому, не является единственной с точки зрения объяснения при­остановки демографического роста. В условиях аграрной культуры рост населения в каждый данный период неизбежно опережает рост продуктивности сельского хо­зяйства. Следствием этого было то, что до XV столетия люди, по существу, жили на грани голода и качество питания улучшалось очень медленно. Рост народонаселения неизбежно прекращался, как только численность населения доходила до критической, по­сле которой вновь нарождающиеся люди не могли уже быть обес­печены средствами к существованию. Лишь начиная с XV в., в по­следние несколько столетий господства аграрной культуры, меж­ду 1400 и 1750 гг., за счет совершенствования технологии и техни­ки земледелия человечество сумело увеличить производство про­дуктов питания и на этой основе добиться стабилизации роста численности народонаселения.

К середине средних веков потребление энергии человечеством по сравнению с эпохой античности увеличилось в 7 раз, а в позд­нее средневековье этот показатель вырос еще в 3 раза. Для эпохи феодализма характерно широкое использование в производстве силы ветра и течения воды. В городах и сельской местности стали находить все большее применение водяные и вет­ряные двигатели (их использовали, в частности, при производстве хлебной муки). Огромное значение в жизни общества в качестве тягловой силы приобрела лошадь.

В эпоху средневековья более интенсивно стали развиваться го­рода. Средневековые города отличались крайне неблагоприятной для жизни и здоровья людей санитарной обстановкой. Несовершенство системы вывода отходов производства и нечистот (иногда ее полное отсут­ствие), недостаток чистой питьевой воды, высокая плотность засе­ления (особенно в бедных кварталах), высокая численность крыс и мышей - все это способствовало раз­витию массовых эпидемий холеры, брюшного тифа, чумы и пр.

Крысы и мыши стали достигать сверхвысокой чис­ленности и процветания только в условиях поселений человека. В Средиземноморье, Месо­потамии рядом с человеком поселилась 38-хромосомная форма черной крысы (Rattus rattus), а в Китае 42-хромосомная форма черной крысы. Черные крысы хорошо плавают и лазают. Каналы и реки не были для них препятствием. Со временем в большинстве поселений человека, не связанных с приречными и приморскими районами, черную крысу вытеснил более крупный и агрессивный вид – серая крыса, или пасюк (Rattus norvegicus)*. Крысы и паразитирующие на них блохи контактировали с живущими в дикой природе пустын­ными грызунами, в первую очередь с песчанками (под­семейство Gerbillinae). В Индии аналогичный контакт осуществлялся с дикоживущими видами крыс. Песчанки, дикие виды крыс были хранителями природных очагов чумы. Синантропные виды грызунов и их блохи обеспечивали перенос микробов чумы из природных очагов на популяцию человека. Скотоводы–номады на севере – в зоне степей и полупустынь, а также на аль­пийских лугах – столкнулись с другими хранителями природных очагов чумы – сусликами (Spermophilus) и сурками (Marmota). Человечество оказалось перед лицом массовых пандемий чумы, от которых вымирали десятки и сотни тысяч людей.

В средневековье стали появляться первые законодательные акты, направленные на охрану окружающей среды. Еще во време­на Карла Великого (742-814) был принят ряд королевских указов и декретов, регламентирующих охоту и имевших определенное природоохранное значение. В XI в. в первом документе русского права - «Русской правде» - регламентировалась добыча бобра. Позднее некоторые правители европейских государств издавали специальные распоряжения, запрещавшие охоту на конкретные виды животных. В середине XVI в. во многих странах Европы бы­ла запрещена охота в лесах, принадлежавших монархам, крупным феодалам, монастырям. В них были организованы заповедники, представлявшие собой, правда, частные охотничьи хозяйства. Именно этим законам человечество обязано тому, что в лесах Ев­ропы до сих пор сохранились многие дикие животные.

В эпоху господства аграрной культуры, растянувшейся на мно­гие тысячелетия, произошли существенные изменения в воспри­ятии человеком природы, его отношении к ней, понимании своего места в мире. Для человека времен древнейших земледельческих цивилизаций (Шумер, Египет, Китай и др.) были характерны уход от анимизма и тотемизма. Люди все чаще рассматрива­ют животных и растения как автономные, не связанные с ними объекты. В представлениях людей этой эпохи превалируют куль­ты домашних животных и обеспечивающих обильный урожай природных сил (солнце, земля, дождь и др.), возникают мифы о вечном самовозобновлении природы, такие, например, как древ­неегипетский миф об Осирисе.

Значительный прогресс в развитии представлений об окружаю­щей человека действительности произошел в эпоху античности (VI в. до н.э. - V в. н.э.). Человечество, расселяясь, расширяло свои познания об окружающем мире. Люди создали мощную цивилиза­цию и уверовали в свое могущество. Главными персонажами ан­тичной мифологии стали боги, чрезвычайно похожие на людей. На всем протяжении эпохи средневековья духовная жизнь Ев­ропы была под контролем христианства, церковная догматика определяла общественную деятельность и мораль. Отношения общества и природы объяснялись исключительно Библией, пове­ствующей о том, что Бог отдал человеку всю землю и всех ее оби­тателей в полное и безраздельное владение.

В эпоху Возрождения (XV-XVI вв.) на первый план выдвину­лась человеческая личность. На смену теоцентризму пришли ан­тропоцентризм и гуманизм, человек начал освобождаться от религиозной догматики, культура стала приобретать светский характер. В эпоху Возрож­дения понимание человечеством своих отношений с природой вышло на качественно новый этап, в это время люди стали приро­ду изучать, применяя для этого научные методы, сформулирован­ные Ф. Бэконом.

Последовавшая за эпохами Средневековья и Возрождения эпоха Великих географических открытий (XVI-XVII вв.) также имела свою социально-экологическую специфику. В результате мореплавания в Европу из Старого Света, Северной и Южной Америк было вывезено огромное количество видов куль­турных растений. Многие акклиматизиро­ванные виды в новом месте стали играть большую экономиче­скую и культурную роль, чем у себя на родине. Трудно представить себе Россию без картофеля, Украину без под­солнечника и кукурузы, Болгарию без томатов.

Интенсивное внедрение новых видов животных и растений, развитие земледелия и животноводства привело к новому наступлению на дикую природу. Численность населения Земли к 1500 году составляла около 350 млн. человек, из которых на долю охотников, рыболовов и со­бирателей приходился 1%. Но это все еще была немалая цифра – 3,5 млн. человек. Последующее освоение США, Канады, Бразилии, Аргентины, Сибири, Австралии привело к су­щественному разрушению природы этих стран, резкому сокращению численности аборигенов, уничтожению мас­сы видов. Вместе с тем, благодаря новым растительным ресурсам численность человечества стала резко возрастать (рис. 4.9). Внедрение новых видов растений в культуру некоторые ученые называют первой зеленой революцией.

А Б
В Г
Д
     

Рис. 4.14. Жертвы эпохи великих географических открытий эпиорнис (А), моа (Б), дронт (В), морская корова (Г), сумчатый волк (Д)

Не мало было и отрицательных последствий у эпохи Великих географических открытий. Моряки Колумба привезли из Вест-Индии сифилис. Конкистадоры завезли в Америку оспу. С испанскими мореплавателями в Америку из Европы попали черная и серая крысы, домовая мышь. Для борьбы с ними и со змеями на тропические острова Америки завезли из Ин­дии мангустов. Мангусты успешно съели крыс, а вслед за ними уничтожили эндемичные формы грызунов.

Особенно ранимой оказалась фауна островов. На Ма­дагаскаре мальгаши в X—XII веках уничтожили гигант­ских нелетающих страусообразных эпиорнисов (рис. 4.14-А), в Новой Зеландии маорийцы уничтожили гигантских моа (рис. 4.14-Б), в XVII в. на острове Маврикий был уничтожен гигантский не­летающий голубь дронт (рис.4.14-В), в XVIII веке русские уничтожили морскую корову (рис.4.14-Г) на Командорских островах, в XIX веке европейские колонисты уничтожили аборигенов Тасма­нии, а в XX веке там исчез сумчатый волк (рис. 4.14-Д).

Несмотря на многократное увеличение потребляемой энергии, аграрная культура все же полностью не решила проблем обеспечения населения достаточным количеством пищи. Это отразилось на медленных темпах роста численности населения. Другим фактором, лимитирующим рост народонаселения Земли в эпоху средневековья, оказались многочисленные вспышки эпидемий и пандемий инфекционных заболеваний, ставших следствием одомашнивания животных, мореплавания и неблагоприятной санитарной обстановкой в городах.

 

Индустриальная эпоха

Наступление индустриальной эпохи во взаимоотношениях че­ловека и природы принято связывать с победой и окончательным утверждением во второй половине XVIII в. капиталистического способа производства. В это время возникает и начинает быстро развиваться крупная машинная индустрия. Основой новой формы организации общественного производства стала капиталистиче­ская фабрика.

Характерной чертой техники этого периода явилось изобрете­ние и распространение в основных отраслях промышленности (текстильной и машиностроительной) и сельского хозяйства ра­бочих машин. Применение механического ткацкого станка, паро­вого двигателя, сельскохозяйственных машин (парового плуга, механических сеялок, жатвенных машин) привело к резкому уве­личению промышленного и сельскохозяйственного производства, что сказалось на повышении уровня жизни и увеличении числен­ности населения (рис. 4.9), составившей к 1800 г. 954 млн человек, а уже к 1900 г. - 1633 млн человек.

В XIX в. существенно возрос объем выработки ряда полезных ископаемых, прежде всего железной руды и угля. Уголь использо­вался в паровых двигателях и при производстве чугуна, поэтому его добыча определяла все экономическое развитие в эту эпоху. Во второй половине XIX в. начинает разви­ваться добыча нефти и газа, растет добыча цветных металлов.

Характерной чертой этого времени являются рост числа горо­дов, их укрупнение, а также повышение концентрации в них насе­ления. На всем протяжении XIX в. продолжа­лось развитие городской инфраструктуры, совершенствование систем удаления отходов и обеспечения горожан сельскохозяйст­венной продукцией. Развивается система транспортных коммуника­ций, строятся дороги, мосты. Строительный материал изымается из карьеров и каменоломен, в окрестностях городов осуществля­ются вырубки леса, необходимого для постройки деревянных со­оружений. Все это деструктивно воздействует на естественные ландшафты и в конечном счете ведет к их разрушению. Им на смену приходят «антропогенные» ландшафты, в большей степени пригодные для проживания и работы современного человека.

Развитие транспорта способствовало расширению межпопуляционных свя­зей людей: за счет формирования регулярных транспортных потоков (морские суда, железнодорожный, автомобильный и воздушный транспор­т) ускорился обмен пред­ставителями разных континентов, регионов, территорий. Рост транспортных потоков благоприятствовал смешению народов и рас. Одно из биологических следствий нарастающего генного обмена заключается в невозможности в будущем обособленной эволюции отдельных рас, что в принципе исключает появление на Земле разных систематических категорий человека (например, самостоятельных подвидов). По этим же причинам невозможно и появление новых человеческих рас.

Значительную проблему для человечества на этом этапе стали представлять разнообразные вирусные инфекции (например, грипп) вызывавшие обширные эпидемии и пандемии и приводившие к ги­бели большого количества людей. Одним из ключевых факторов, обусловившим столь неблагоприятную для человечества ситуа­цию, была сверхвысокая концентрация населения в крупных про­мышленных центрах, способствовавшая быстрому распростране­нию возбудителей заболевания. Ситуация осложнялась также тем, что в то время не были известны сколько-нибудь эффективные средства лечения болезней, вызванных вирусными инфекциями.

К числу других опасных заболеваний, распространенных в рас­сматриваемый период, следует отнести холеру, брюшной тиф, ту­беркулез, сифилис и пр. В то же время именно в XIX в. (точнее, во второй его половине) удалось добиться серьезных успехов в деле борьбы с некоторыми традиционными человеческими недугами: Л.Пастер изучил возбудителя бешенства и разработал первую антирабическую прививку; Э.Беринг совместно с Китасато получил противостолбнячную сыворотку; П.П.Э.Ру, А. Ш. Кальтмет и А. Боррельизготовили первую противочумную вакцину и пр. В этот же период ширится прививание против оспы при помощи вакцины, получен­ной еще в середине XVIII в. Э. Дженнером. Победа над многими заболеваниями, уносившими на протяжении многих столетий тысячи человеческих жизней, и развитие медицины значительно сократили детскую смертность, ослабив тем самым влияние болезней (ключевого экологического фактора) на рост численности человечества.

XX столетие ознаменовалось расширением экспансии человечества в природе, заселени­ем всех доступных для проживания территорий, интенсивным развитием промышленного и сельскохозяйственного производст­ва, открытием и началом эксплуатации новых способов высвобо­ждения и преобразования энергии (в том числе энергии связей частиц атомного ядра), началом освоения околоземного космиче­ского пространства и Солнечной системы в целом, а также неви­данным ранее ростом численности населения.

Резкое увеличение прироста населения в ХХ в. (рис. 4.9) дают основание говорить о «демографическом буме» и строить чрезвычайно неблагоприят­ные прогнозы развития ситуации на ближайшую перспективу. Так, принято считать, что уже к 2025 г. человечество перешагнет 8-миллиардный рубеж. Непрекращающийся процесс увеличения числа живущих на земле людей, по мнению большин­ства ученых, исследующих эту проблему, наряду с увеличением промышленного производства и потребления разнообразных при­родных ресурсов, а также с ростом количества отходов «жизнедея­тельности» цивилизации поставит в ближайшие 100 лет вопрос о выживании человечества в целом.

В XX в. успехи медицины, биологии, химии способствовали по­вышению устойчивости по отношению ко многим инфекционным заболеваниям: были открыты высокоэффективные антибактериаль­ные и противовирусные препараты, разработаны способы предот­вращения распространения инфекций и их носителей, окончатель­но истреблен возбудитель оспы и т.д. Однако на смену им при­шли неинфекционные болезни, порожденные, как принято счи­тать, прогрессом цивилизации. К их числу прежде всего следует отнести различные заболевания нервной системы, причиной ко­торых часто становятся длительные стрессы; онкологические за­болевания, возникающие вследствие воздействия на организм че­ловека веществ и излучений (преимущественно промышленного происхождения), способных вызывать нежелательные мутации в генах; и, наконец, заболевания сердечно-сосудистой системы, ожирение, про­воцируемые не в последнюю очередь неправильным рационом и режимом питания современного человека*.

Начавшаяся в XIX в. и продолжавшаяся в ХХ в. интенсификация аграрного производства, основанная на химизации и механизации сельского хозяйства, привели к увеличению урожайности растений и продуктивности сельскохозяйственных животных. Самый высокий прирост продуктивности зернового хозяйства отмечался с 1950 по 1980 г. (на 2–2,5% ежегодно), опережая темпы роста мирового населения (1,5–1,8% в год) и обеспечивая тем самым увеличение среднедушевого потребления зерна. Этот благоприят­ный для сельского хозяйства период именуют «зеленой револю­цией».

Себестоимость сельскохозяйственной продукции снизилась, а ее доступность возросла. В этой связи питание людей современной эпохи существенно видоизмени­лось по сравнению с предшествующими периодами. Доля мясной пищи в рационе значительно возросла, что явилось следствием ее удешевления. В то же время чрезмерное употребление мяса птиц и скота ведет к развитию неблагоприятных процессов в организме человека, в частности к повышению содержания холестерина в крови, спо­собного существенно затруднять нормальное функционирование системы кровообращения. Специалисты обращают также внима­ние на то, что многие продукты животного и растительного про­исхождения могут содержать в себе вредные для организма чело­века химические соединения, попавшие в них из внешней среды, загряз­ненной продуктами функционирования промышленных и сель­скохозяйственных предприятий.

Ослабление действия двух ключевых экологических факторов (пищи и болезней), благодаря удешевлению сельскохозяйственной продукции и успехам медицины, способствовало безудержному росту народонаселения в индустриальном обществе. В тоже время, в основе современного улучшения благосостояния людей лежит безудержное и, порой, нерациональное потребление природных ресурсов как возобновимых, так и невозобновимых. Интенсивная эксплуатация богатств биосферы, спровоцированная в том числе ростом народонаселения, делает проблематичным дальнейшее развитие человечества.

Постиндустриальное общество

Некоторые исследователи характеризуют современную нам эпоху как этап перехода к постиндустриальной (информацион­ной) цивилизации, подразумевая под этим, что уже сегодня фак­тически осуществляется переход к главенству производства ин­формации, знаний и гармонизации на этой основе взаимоотноше­ний человека и природы.

В.И.Вернадский одним из первых осознал, что человечество стало мощной геологической и, возможно, космической силой, способной преобразовывать природу в больших масштабах. Он отмечал, что человек охватил своей жизнью, культурой всю био­сферу и стремится еще больше углубить и расширить сферу своего влияния. Биосфера, с его точки зрения, постепенно преобразуется в ноосферу – сферу разума. В.И.Вернадский рассматривал ноо­сферу как высшую стадию развития биосферы, когда определяю­щим фактором становится разумная деятельность человека. Пре­образование биосферы в ноосферу он связывал с развитием нау­ки, углублением научного проникновения в суть происходящих в природе процессов и организацией на этой основе рациональной человеческой деятельности. В.И.Вернадский был убежден, что ноосферное человечество найдет путь к восстановлению и сохра­нению экологического равновесия на планете, разработает и осу­ществит на практике стратегию бескризисного развития природы и общества. При этом он полагал, что человек вполне способен принять на себя функции управления экологическим развитием планеты в целом.

В целом для приверженцев идеи ноосферного будущего чело­вечества характерен оптимистический взгляд на перспективу раз­вития взаимоотношений общества и природы. Однако среди спе­циалистов-экологов не многие готовы разделить сегодня подоб­ный оптимизм. По их мнению, человечеству еще предстоит дока­зать, действительно ли оно способно выступить в роли устроителя нового мира, свободного от разрушительных кризисов, экологи­ческих катастроф, войн и насилия.

Обеспокоенные существующим положением многие видные эко­логи, социологи, экономисты, политики и др. начиная со второй половины 70-х годов XX столетия объединили свои усилия с целью выработки нового подхода к построению взаимоотношений между человеком и средой его обитания. Результатом проделанной рабо­ты стала формулировка концепции устойчивого развития, провозгласившая такое развитие биосферы и человечества, при котором удовлетворение потребностей современного челове­чества не ставит под угрозу благополучие последующих поколе­ний и их способность удовлетворять собственные насущные по­требности. Концепция устойчивого развития получила мощную поддерж­ку не только со стороны специалистов в области социальной эко­логии и экологии человека, но и правительств и руководителей государств большинства стран мира, что нашло свое выражение в решениях Конференции ООН по окружающей среде и развитию, состоявшейся в 1992 г. в Рио-де-Жанейро. Концепция должна стать основой для выработки стратегии перехода мирового сообщества к устойчивому развитию в XXI в.

Ни индустриальная культура, ни предшествующие ей другие типы человеческих отношений не обеспечили гармоничного развития системы «общество и природа». Основной лозунг недавнего прошлого – «все на благо человека, все во имя челове­ка» – антиэкологичен. К сожалению человечество лишь недавно осознало ошибочность антропоцентрического подхода по отношению к природе. Первые робкие шаги в деле сохранения биоразнообразия, регламентации выбросов загрязняющих биосферу веществ, формировании экологической культуры общества вселяют надежду в гармонизацию отношений в системе «общество – биосфера».

История экологических кризисов

Истории человечества нередко наступали периоды напряженного состояния взаимо­отношений между людьми и природой, характеризующиеся несо­ответствием развития производительных сил и производственных отно­шений в обществе ресурсно-экологическим возможностям биосферы – экологические кризисы. Экологический кризис характеризуется не просто и не столько усилением воздейст­вия человека на природу, но и (это следует особо подчеркнуть) резким увеличением влияния измененной людьми природы на общественное раз­витие. Наиболее известны экологический кризис перепромысла крупных позвоночных жи­вотных (50—10 тыс. лет назад; рис. 4.15) и современный экологический кризис.

Рис. 4.15. Схема, иллюстрирующая совпадение но времени исчезновения некоторых крупнейших представителей животного мира плейстоцена и заселения мест их обитания охотниками палеолита. Пример палеолитического перепромысла (по Реймерсу, 1990)

От экологического кризиса следует отли­чать экологическую катастрофу: кризис — обратимое состояние, в котором человек выступает активно действующей стороной, катастрофа — необра­тимое явление, человек тут вынужденно пассивная, страдающая сторона. В более широком понимании экологические кризисы — фазы развития биосферы, на ко­торых происходит качественное обновление живого вещества (вымирание одних видов и возникновение других).

Рис. 4.16. Экологические кризисы и революции (масштаб условный) (по Реймерсу, 1990 с изменением)

В предыстории и истории человечества выделяют следующие экологические кризисы (рис. 4.16): 1) изменения среды обитания живых существ, вызвавшие воз­никновение прямоходящих антропоидов — непосредственных предков че­ловека; 2) кризис относительного обеднения доступных примитивному человеку ресурсов промысла и собирательства, обусловившего стихийные биотехнические мероприятия типа выжигания раститель­ности для ее лучшего и более раннего роста; 3) первый антропогенный экологический кризис — массовое уничтожение (перепромысел) круп­ных животных («кризис консументов»), связанный с последовавшей за ним сельскохозяйственной экологической революцией: 4) экологический кризис засоления почв и деградация примитивного поливного земледелия, недостаточность его для растущего народонаселения Земли, что привело к преимущественному развитию неполивного земледелия; 5) экологический кризис массового уничтожения и нехватки растительных ресурсов («кризис продуцентов»), связанный с об­щим бурным развитием производительных сил общества, вызвавший ши­рокое применение минеральных ресурсов, промышленную, а затем и научно-техническую революции); 6) современный кризис угрозы недопу­стимого глобального загрязнения (редуценты не успевают очищать биосфе­ру от антропогенных продуктов или потенциально это не способны сделать в силу неприродного характера выбрасываемых синтетических веществ, поэтому этот кризис можно назвать «кризисом редуцентов»), которому соответствует высший этап научно технической революции — реутилизация продуктов и условное замыкание технологических циклов.

Почти одновременно с «кризисом редуцентов» наступают два других экологических напряжения; термодинамическое (тепловое) и снижение надежности экологических систем. Связаны они с экологическими огра­ничениями производства энергии в нижней тропосфере и нарушением природного экологического равновесия. Эти экологические кризисы бли­жайшего будущего будут разрешены на основе энергетической и эколого-плановой экологических революций. Первая будет заключаться в максимальной экономии энергии и переходе к ее источникам, почти не добав­ляющим тепло в приземный слой тропосферы (прежде всего солнечным), вторая — в регулируемой коэволюции в системе «общество — природа», строительстве ноосферы.

Литература

1. Воронцов, Н.Н. развитие эволюционных идей в биологии / Н.Н. Воронцов. – М.: Издат. отдел УНЦ ДО МГУ, Прогресс-Традиция, АБФ, 1999. – 640с.

2. Реймерс, Н.Ф. Природопользование: Словарь-справочник / Н.Ф. Реймерс. – М.: Мысль, 1990. – 637 с.

3. Ситаров, В.А. Социальная экология: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений / В.А. Ситаров, В.В. Пустовойтов. – М.: Академия, 2000. – 280 с.

4. Чернова, Н.М. Основы экологии: Учеб. для 10 (11) кл. общеобразоват. учеб. заведений / Н.М. Чернова, В.М. Галушин, В.М., Константинов; Под ред. Н.М. Черновой. – 5–е изд., дораб. – М.: Дрофа, 2001. – 304 с.





Дата добавления: 2014-01-06; Просмотров: 1418; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.198.28.114
Генерация страницы за: 0.028 сек.