Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Проблемы квалификации преступлений против здоровья

Читайте также:
  1. I Экономика как наука и основные проблемы экономики
  2. Активно разрабатывать проблемы социально-экономической истории историки-марксисты стали во второй четверти XX в.
  3. Актуальные проблемы компетенции международного коммерческого арбитража
  4. АЛКОГОЛЬ И ТАБАК – ГЛАВНЫЕ ВРАГИ НАШЕГО ЗДОРОВЬЯ И ЗРЕНИЯ
  5. Антистрессовая пластическая гимнастика и система психосоматической саморегуляции в работе с лицами, имеющими отклонения в состоянии здоровья
  6. Биологическая, социальная и психологическая сущность здоровья.
  7. Борьба против олигархии
  8. Бразилия не подтвердила участия в блоке США против юаня. Стране больше вредит монетарная политика Вашингтона
  9. В мирное время и в период подготовки к нападению противника
  10. В реальных условиях для пружинного маятника, кроме упругой силы на материальную точку действует сила сопротивления, пропорциональная скорости
  11. В-третьих, информационно-психологическое противоборство является неотъемлемой и зачастую определяющей составной частью современных войн и вооруженных конфликтов.
  12. Величина силы сопротивления воздуха

Вопрос 2.

 

Уголовно-правовой анализ преступлений, связанных с причинением или угрозой причинения вреда здоровью (общие вопросы). Система преступлений против здоровья включает преступления, связанные с причинением вреда здоровью (ст.ст. 111-118, 121, 122, 124 УК), и преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье (ст.ст. 119-120, 123, 125 УК).

Квалифицируя преступления против здоровья, следует исходить из содержания Постановления Правительства Российской Федерации № 522 от 17 августа 2007 г. «Об утверждении правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»[12] и Приказа Министерства Здравоохранения и Социального Развития Российской Федерации № 194н от 24 апреля 2008 г. «Об утверждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»[13].

Непосредственным объектом преступлений, связанных с причинением вреда здоровью, является здоровье другого человека. Здоровье представляет собой состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических дефектов. Преступными действиями, ответственность за которые предусмотрена ст.ст. 111-118, 121-122, 124 УК, здоровью другого человека причиняется вред, под которым понимают «нарушение анатомической целостности и физиологической функции органов и тканей человека в результате воздействия физических, биологических и психических факторов внешней среды (п. 2 вышеуказанного Постановления Правительства). Причинение вреда собственному здоровью не может рассматриваться как преступление. Исключение представляют случаи причинения себе телесного повреждения с целью уклонения от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иными способами, например путем членовредительства (ст. 339 УК).

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК). Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью является самым тяжким преступлением против здоровья, связанным с причинением здоровью другого человека достаточно серьезного по своим последствиям вреда.

Объективная сторона причинения тяжкого вреда здоровью характеризуется: а) действием (бездействием); б) последствием в виде тяжкого вреда здоровью; в) наличием причинной связи между причиненным вредом здоровью и действием (бездействием) виновного.

Способы причинения вреда здоровью при совершении данного преступления могут быть самыми разнообразными и на квалификацию не влияют. Исключение составляют способы, указанные в п. п. «б», «в» ч. 2 ст. 111 УК.

В понимании вреда здоровью в УК и в судебно-медицинской практике используется понятие так называемых квалифицирующих признаков тяжести вреда здоровью. В ч. 1 ст. 111 УК и в Постановлении Правительства РФ выделяются девять таких квалифицирующих признаков: 1) опасность вреда здоровью для жизни человека; 2) длительность расстройства здоровья; 3) стойкая утрата общей трудоспособности; 4) утрата какого-либо органа или утрата органом его функций; 5) утрата зрения, речи, слуха; 6) полная утрата профессиональной трудоспособности; 7) прерывание беременности; 8) неизгладимое обезображивание лица; 9) психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией. Их юридическое значение заключается в том, что наличие того или иного признака позволяет юридически оценить вред здоровью как тяжкий, средней тяжести или легкий либо отнести совершенные действия к не повлекшим вреда здоровью. Соответственно, из девяти квалифицирующих признаков тяжести вреда здоровью семь (1, 4-9) связаны исключительно с тяжким вредом здоровью, т.е. их установление позволяет квалифицировать причиненный вред здоровью как тяжкий. Оставшиеся же два квалифицирующих признака (2 - 3) могут варьироваться по степени своей вредоносной выраженности, свидетельствуя о причинении вреда здоровью различных степеней тяжести.



В случае сочетания нескольких квалифицирующих признаков тяжесть вреда здоровью определяется по тому признаку, который соответствует большей тяжести.

Установление всех квалифицирующих признаков тяжести вреда здоровью относится к компетенции судебно-медицинской экспертизы (хотя заключение эксперта и не имеет для суда предопределяющего значения, а оценивается в совокупности с другими доказательствами по делу). Исключением является неизгладимое обезображивание лица, при котором эксперт определяет лишь неизгладимость повреждения (т.е. его неустранимость без применения хирургических средств), а суд - обезображивание лица (п. 13 Постановления Правительства, п. 6.10 Приказа Минздрава).

Таким образом, к тяжкому вреду здоровью относится либо вред, опасный для жизни человека, либо вред, повлекший утрату какого-либо органа или утрату органом его функций, утрату зрения, речи, слуха, полную утрату профессиональной трудоспособности, прерывание беременности, неизгладимое обезображивание лица, психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией, либо вред, вызвавший значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть (свыше 30%).

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью относится к преступлениям с материальным составом. Во всех случаях между действиями лица и тяжким вредом здоровью необходимо устанавливать наличие причинной связи. В подавляющем большинстве случаев установление причинной связи между деянием и наступлением последствий в виде тяжкого вреда здоровью не вызывает особых затруднений, ибо совершение действий и наступление результата, по сути дела, совпадают по времени. Так бывает, например, при нанесении ножом удара в грудь, ударе топором по голове и т.п. Однако в отдельных случаях, когда травма обнаруживается не сразу, могут иметь место какие-то побочные моменты, которые и являются подлинной причиной наступивших последствий. Так, П. из чувства мести нанес Б. удар кулаком по лицу. Последний, опасаясь повторного удара, пытался убежать, но споткнулся, упал на твердый предмет, что вызвало тяжкий вред здоровью. П. был привлечен к уголовной ответственности за причинение тяжкого вреда здоровью. Однако в судебном заседании выяснилось, что причиной тяжкого вреда здоровью был не удар П., а падение на твердый предмет. Повреждение же, полученное Б. от удара кулаком по лицу, относилось к категории побоев. В приведенном примере отсутствует причинная связь между действиями П. и тяжким вредом здоровью, причиненным Б.[14].

Что касается субъективной стороны рассматриваемого преступления, то оно может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Кроме того, - особенно это касается тяжкого вреда здоровью, ставшего следствием драки, - умысел может быть и неконкретизированным.

Прямой умысел при причинении тяжкого вреда здоровью характеризуется тем, что лицо, совершая это деяние, осознает общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидит возможность или неизбежность наступления тяжкого вреда здоровью потерпевшего и желает наступления такого вреда. Так, Ч. ударил ножом в грудную клетку П., причинив ему тяжкий вред здоровью - ранение грудной клетки, проникающее в плевральную полость. Ч. предвидел, что в результате удара ножом в грудь будет причинен тяжкий вред здоровью П., и желал этого результата, а стало быть, и осознавал развитие причинной связи. Ч. был правильно осужден по ч. 1 ст. 111 УК[15].

Примером причинения тяжкого вреда здоровью с косвенным умыслом может служить дело К. Он был признан виновным в том, что, присутствуя на вечере в доме у знакомого, схватил со стола кухонный нож и, желая выяснить, можно ли им проткнуть телогрейку, начал тыкать ножом в бок сидящего рядом с ним в телогрейке Б. Когда потерпевший встал, намереваясь уйти из дома, К. ударил его ножом в грудь, прорезав телогрейку и нанеся Б. проникающее ранение грудной клетки с причинением тяжкого вреда здоровью. Из фабулы дела видно, что намерение К. состояло в том, чтобы выяснить, можно ли проткнуть телогрейку ножом. Однако, нанося удар ножом в грудь, он не мог не предвидеть возможности причинения тяжкого вреда здоровью Б. и, хотя и не желая этого, отнесся к этому безразлично. Верховный Суд РФ признал, что субъективная сторона содеянного К. характеризуется косвенным умыслом[16].

Следует отграничивать умышленное причинение тяжкого вреда здоровью от покушения на убийство. Критерий отграничения заключен в направленности умысла виновного (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»). Это означает, что если в результате действий виновного потерпевшему будет причинен тяжкий вред здоровью, а умысел виновного был направлен на убийство, то квалифицировать содеянное надлежит как покушение на убийство.

Субъектом преступления является лицо, достигшее возраста 14 лет.

Квалифицированные составы умышленного причинения тяжкого вреда здоровью предусмотрены ч.ч. 2, 3 и 4 ст. 111 УК.

Применительно ко всем квалифицирующим признакам ч.ч. 2-3 ст. 111 УК следует указать на общее правило квалификации совершенного преступления: умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных несколькими пунктами ч.ч. 2-3 ст. 111 УК, должно квалифицироваться по всем этим пунктам, и наказание в таких случаях не должно назначаться по каждому пункту в отдельности, однако при назначении его необходимо учитывать наличие нескольких квалифицирующих признаков. При совершении умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, квалифицируемого по ч. ч. 3 или 4 ст. 111 УК, и наличии одного из квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 2 ст. 111 УК, содеянное не образует идеальной совокупности преступлений и в целом квалифицируется по ч.ч. 3 или 4 ст. 111 УК с указанием в описательно-мотивировочной части приговора всех квалифицирующих признаков деяния.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное в отношении лица или его близких в связи с осуществлением этим лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «а» ч. 2 ст. 111 УК), квалифицировано по мотиву (цели) совершения преступления в отношении потерпевшего, выполняющего служебную деятельность или общественный долг. Данный признак предполагает цель воспрепятствования правомерному осуществлению лицом его служебной деятельности или выполнению общественного долга либо по мотивам мести за такую деятельность. Под осуществлением служебной деятельности следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству; а под выполнением общественного долга - осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и др.).

Следует обратить внимание, что умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное в отношении лиц, осуществляющих специально оговоренную законом служебную деятельность (например, судьи, сотрудники правоохранительных органов), квалифицируется по специальным нормам - ч. 4 ст. 296, ч. 2 ст. 318 УК.

Потерпевшими применительно к п. «а» ч. 2 ст. 111 УК также могут быть близкие лица осуществляющего служебные обязанности или выполняющего общественный долг, т.е. его родственники (в том числе близкие), лица, состоящие в свойстве с таким лицом, и иные лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги такому лицу в силу сложившихся личных отношений.

При квалификации умышленного причинения тяжкого вреда здоровью по п. «а» ч. 2 ст. 111 УК вовсе не обязательно, чтобы оно было совершено непосредственно в процессе осуществления указанных в законе обязанностей или долга; достаточно установить, что оно мотивом (целью) связано с осуществлением потерпевшим служебной деятельности или выполнением общественного долга.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего (п. «б» ч. 2 ст. 111 УК), квалифицировано по способу причинения тяжкого вреда здоровью, а также по обстановке его причинения.

Сложность в квалификации умышленного причинения тяжкого вреда здоровью по данному признаку обусловлена использованием в законе нескольких сходных терминов. Соответственно, под особой жестокостью следует понимать умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный осознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания. Под издевательствами и мучениями следует понимать пытки, истязание или глумление над потерпевшим, унизительное с ним обращение, причинение ему страданий путем длительного лишения пищи, питья или тепла либо помещение жертвы во вредные для здоровья условия или оставление ее в этих условиях, а также другие сходные действия.

Следует отметить, что квалификация умышленного причинения тяжкого вреда здоровью как совершенного с особой жестокостью с необходимостью предполагает, что целью действий виновного является причинение потерпевшему или его близким особых страданий (или по меньшей мере осознание, что причиняются такие страдания). Сама по себе множественность нанесенных потерпевшему телесных повреждений, как последовательно считает судебная практика, еще не свидетельствует об особой жестокости, издевательствах и мучениях[17].

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии (п. «б» ч. 2 ст. 111 УК), квалифицировано по потерпевшему, находящемуся в беспомощном состоянии.

Беспомощное состояние лица означает, что потерпевший в силу психических или физиологических причин был лишен возможности оказать сопротивление или каким-либо иным способом спастись от угрожавшей ему опасности, а виновный, заведомо осознавая факт беспомощности потерпевшего, использовал это для совершения преступления. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

При этом как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, не могут квалифицироваться те случаи, когда в процессе причинения тяжкого вреда здоровью потерпевший приводится в беспомощное состояние (избивается, связывается и т.п.), поскольку в таком случае приведение в беспомощное состояние является частью объективной стороны данного преступления.

Следует отметить, что судебная практика склонна ограничительно толковать понятие беспомощного состояния, не относя к нему нахождение потерпевшего в состоянии сна или алкогольного опьянения. Мотивируется это, в частности, тем, что «нахождение лица в состоянии алкогольного опьянения не может свидетельствовать о его беспомощном состоянии»[18], либо тем, что «сон является жизненно необходимым и физиологически обусловленным состоянием человека»[19].

Для квалификации умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, совершенного общеопасным способом (п. «в» ч. 2 ст. 111 УК), необходимо установить, осознавал ли виновный, осуществляя умысел на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью определенного лица, что такой способ причинения вреда здоровью представляет опасность для здоровья не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми, помимо потерпевшего, пользуются другие люди).

Сущность общеопасного способа состоит в том, что в результате его использования создается реальная опасность для здоровья двух и более лиц, а не только одного человека: виновный применяет взрывные устройства, ядовитые и радиоактивные вещества, организует поджог помещений или использует огнестрельное оружие в многолюдных местах, а также прибегает к другим источникам повышенной опасности. Если при этом здоровью посторонних лиц причиняется тот или иной вред, то ответственность должна наступать в зависимости от конкретно причиненного вреда здоровью либо по п. «б» ч. 3 ст. 111 УК (с указанием в описательно-мотивировочной части приговора на общеопасный способ причинения тяжкого вреда здоровью), либо по совокупности п. «в» ч. 2 ст. 111 УК и ст. 112 УК или ст. 115 УК.

Об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, совершенном по найму, речь идет в п. «г» ч. 2 ст. 111 УК. Как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное по найму, надлежит квалифицировать преступление, обусловленное получением исполнителем материального или иного (но могущего быть оцененным в денежном эквиваленте) вознаграждения. Лица, организовавшие совершение данного преступления за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в его совершении, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. «г» ч. 2 ст. 111 УК. В случаях, когда заказчик совместно с исполнителем совершает данное преступление, совершенное обоими деяние квалифицируется по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК с указанием в описательно-мотивировочной части приговора на то, что преступление совершено по найму.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное из хулиганских побуждений (п. «д» ч. 2 ст. 111 УК), представляет собой преступление, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым моральным нормам, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение. Потерпевшим в данной разновидности квалифицированного причинения тяжкого вреда здоровью может выступать как посторонний для виновного человек, так и его родственник, если в основе совершения преступления в отношении его лежат хулиганские побуждения.

Нередко умышленное причинение тяжкого вреда здоровью из хулиганских побуждений совершается без повода или с использованием незначительного повода как предлога для причинения вреда здоровью.

Квалифицируя содеянное по данному пункту, следует учитывать, что не всякое умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное в общественном месте, следует рассматривать как содеянное из хулиганских побуждений. В частности, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное виновным из ревности, мести и других побуждений, возникших на почве личных неприязненных отношений, независимо от места его совершения, не должно квалифицироваться как содеянное из хулиганских побуждений.

Сложности при квалификации по п. «д» ч. 2 ст. 111 УК имеют место при умышленном причинении тяжкого вреда здоровью в ссоре или драке. Судебная практика считает, что, если зачинщиком явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, виновный ни при каких условиях не может нести ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью из хулиганских побуждений. И соответственно, наоборот: если зачинщиком явился виновный, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, он может нести ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью из хулиганских побуждений, но лишь при условии, что в основе его действий лежали именно хулиганские побуждения.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «е» ч. 2 ст. 111 УК), предполагает установление мотива совершения преступления, которым является желание виновного показать неполноценность потерпевшего в силу его принадлежности к определенной национальности, расе, этнической группе или религиозному вероучению и продемонстрировать исключительность собственной национальной, расовой, религиозной принадлежности. При этом умышленное причинение тяжкого вреда здоровью по указанным мотивам может быть направлено на то, чтобы вызвать массовые беспорядки, вооруженный мятеж, массовое возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, т.е. спровоцировать совершение преступлений, предусмотренных ст. ст. 212, 279, 282 УК.

Рассматриваемый вид умышленного причинения тяжкого вреда здоровью характеризуется, как правило, прямым умыслом, поскольку мотив его совершения часто отражает и цель преступления, а цель несовместима с косвенным умыслом. Тем не менее в редких случаях здесь возможен и косвенный умысел (например, поджог дома лица другой национальности по указанным мотивам, когда в доме находятся люди, и виновный к их судьбе относится безразлично, не исключая наступления тяжкого вреда здоровью).

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК), предполагает совершение преступления с целью использования органов и тканей потерпевшего непосредственно для пересадки нуждающемуся лицу либо для продажи донорского материала заинтересованным лицам и организациям. Квалификация по п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК должна иметь место не только при «бескорыстном» причинении вреда здоровью с целью спасти жизнь другого человека, который нуждается в пересадке конкретного органа, но и при причинении вреда здоровью из корыстных соображений.

Следует отметить, что к умышленному причинению тяжкого вреда здоровью в целях использования органов или тканей потерпевшего не относится совершение преступления на почве каннибализма, ритуальных действий и тому подобного, квалифицируемое (при отсутствии иных квалифицирующих признаков ч. ч. 2 - 3 ст. 111 УК) по ч. 1 ст. 111 УК.

Субъектом данной разновидности умышленного причинения тяжкого вреда здоровью могут быть как медики, так и иные лица, действующие с прямым умыслом и преследующие указанную цель.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, предусмотрено п. «а» ч. 3 ст. 111 УК.

Под умышленным причинением тяжкого вреда здоровью, совершенным группой лиц, следует понимать совместное совершение этого преступления двумя или более лицами без предварительного сговора. При этом каждый из соучастников выполняет функции соисполнителя, т.е. реализовывает объективную сторону причинения вреда здоровью (например, один наносит удары ножом в спину, а другой в грудь). Не исключается при совершении умышленного причинения тяжкого вреда здоровью группой лиц и сложное соучастие, когда в процессе осуществления преступления у соисполнителей появляется пособник (в еще более редких случаях - подстрекатель) либо когда преступление, совершаемое в сложном соучастии, является следствием внезапного видоизменения первоначального существовавшего замысла (например, в процессе драки у виновных внезапно возникает умысел на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, и при этом с совершением преступления связан подстрекатель или пособник).

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, являющиеся соисполнителями и заранее договорившиеся о его совместном совершении.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное организованной группой, следует квалифицировать относительно всех участников организованной группы только по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК без ссылки на ст. 33 УК, поскольку все участники организованной группы признаются соисполнителями. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное преступным сообществом, также квалифицируется по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК как совершенное организованной группой.

В соответствии с судебной практикой к соисполнительству в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью относятся не только те случаи, когда телесные повреждения причиняются каждым из соисполнителей, но и случаи «технического» распределения ролей между соучастниками, когда фактически те или иные из них оказывают помощь в совершении преступления, не выполняя непосредственно объективную сторону причинения вреда здоровью. В частности, соисполнителем в причинении вреда здоровью признается удерживающий потерпевшего, в то время как соучастник наносит телесные повреждения.

Как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное в отношении двух или более лиц (п. «б» ч. 3 ст. 111 УК), следует квалифицировать две возможные ситуации совершения преступления.

Во-первых, это случаи умышленного причинения тяжкого вреда здоровью двум или более лицам, если действия виновного охватывались единым умыслом и были совершены, как правило, одновременно.

Во-вторых, это случаи повторности в совершении лицом тяжкого вреда здоровью независимо от единства умысла на их совершение. Практика квалификации таких действий по п. «б» ч. 3 ст. 111 УК была выработана Верховным Судом РФ[20]. Данная практика применима тогда, когда в статье Особенной части УК содержится квалифицирующий признак совершения умышленного преступления в отношении «двух или более лиц». Квалификация преступления здесь имеет следующие особенности: а) совершается тождественное преступление в отношении двух и более потерпевших, причем необязательно, чтобы действия в отношении их охватывались единым умыслом; б) преступные роли и стадии совершения преступления в совершенных преступлениях тождественны; в) виновный не осужден за ранее совершенное преступление; г) в статье Особенной части УК имеется квалифицирующий признак совершения умышленного преступления в отношении «двух или более лиц». Соответственно, прилагая данные черты к умышленному причинению тяжкого вреда здоровью двум и более лицам, можно сказать, что, если виновный совершил два и более умышленных причинения тяжкого вреда здоровью (независимо от того, охватывались ли они единым умыслом или нет) и ни за одно из них не был судим, содеянное в целом должно квалифицироваться только по п. «б» ч. 3 ст. 111 УК (без дополнительного вменения ч.ч. 1 или 2 ст. 111 УК). Если виновный был ранее осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, то вновь совершенное им преступление квалифицироваться по п. «б» ч. 3 ст. 111 УК не может.

Применительно к обеим разобранным ситуациям умышленного причинения тяжкого вреда здоровью двум или более лицам следует отметить, что по п. «б» ч. 3 ст. 111 УК преступление может квалифицироваться лишь в том случае, если виновный во всех совершенных им преступлениях исполнял тождественные преступные роли; осуществление, к примеру, в одном преступлении роли исполнителя, а в другом - роли пособника (подстрекателя, организатора) исключает квалификацию по п. «б» ч. 3 ст. 111 УК и должно квалифицироваться отдельно по соответствующим частям ст. 111 УК со ссылкой при необходимости на соответствующую часть ст. 33 УК. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью одного человека и покушение на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью другого не может рассматриваться как оконченное преступление - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное в отношении двух лиц. В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч. ч. 1, 2 или 3 ст. 111 УК и по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 111 УК. При совершении виновным двух покушений на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, за которые он не был судим, все действия надлежит квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 3 ст. 111 УК и, кроме того, по соответствующим пунктам ч. 2 или 3 ст. 111 УК, предусматривающим квалифицирующие признаки обоих покушений на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

Часть 4 ст. 111 УК предусматривает ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Отвечая на вопрос о наличии этого квалифицирующего признака, необходимо установить: а) был ли умышленно причинен тяжкий вред здоровью потерпевшего; б) явилась ли смерть потерпевшего результатом этого вреда, т.е. имеется ли причинная связь между смертью потерпевшего и причиненным вредом; в) какова форма вины лица, причинившего потерпевшему тяжкий вред здоровью, по отношению к факту смерти. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, относится к преступлениям с двумя формами вины. Как указывается в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», необходимо отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности. При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения. Судебная практика ориентируется при установлении направленности умысла виновного также на владение виновным приемами единоборства и специальными навыками, поскольку обладающее таковыми лицо по сравнению с обычным человеком способно за меньшее количество ударов умышленно лишить потерпевшего жизни, создав лишь видимость умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего[21].

Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК). Объективная сторона преступления характеризуется действиями (бездействием), состоящими в причинении средней тяжести вреда здоровью. Квалифицирующими признаками средней тяжести вреда здоровью являются либо длительность расстройства здоровья (более 21 дня), либо значительная стойкая утрата общей трудоспособности менее чем на одну треть (от 10 до 30% включительно) (п.п. 7.1 и 7.2 Приказа Минздрава). Состав преступления материальный.

С субъективной стороны данное преступление характеризуется прямым или косвенным умыслом. В тех случаях, когда умысел виновного был направлен на убийство или на причинение тяжкого вреда здоровью, а фактически был причинен средней тяжести вред здоровью, ответственность должна наступать за покушение на убийство или на причинение тяжкого вреда здоровью.

Содержание квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 2 ст. 112 УК, аналогично квалифицирующим признакам, предусмотренным ч.ч. 2-3 ст. 111 УК.

Субъект - лицо, достигшее возраста 14 лет.

Умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК). Объективная сторона преступления характеризуется действиями (бездействием), состоящими в причинении легкого вреда здоровью. Квалифицирующими признаками легкого вреда здоровью являются либо кратковременность расстройства здоровья (до 21 дня включительно), либо незначительная стойкая утрата общей трудоспособности (менее 10%) (п.п. 8.1 и 8.2 Приказа Минздрава). Состав преступления материальный.

Субъективная сторона характеризуется прямым или косвенным умыслом.

Субъект - лицо, достигшее возраста 16 лет.

В ч. 2 ст. 115 УК предусматривается два квалифицирующих признака состава данного преступления:

- п. «а» - из хулиганских побуждений;

- п. «б» - по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Содержание данных квалифицирующих признаков аналогично содержанию признаков, предусмотренного п. «д» и «е» ч. 2 ст. 111 УК.

Побои (ст. 116 УК). Непосредственным объектом побоев является телесная неприкосновенность личности.

Объективная сторона выражается в активных действиях по нанесению побоев и (или) совершению иных насильственных действий, причиняющих физическую боль. Характеристикой побоев являются поверхностные повреждения, в том числе: ссадина, кровоподтек, ушиб мягких тканей, включающий кровоподтек и гематому, поверхностная рана и другие повреждения, не влекущие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности. Иные насильственные действия, причиняющие физическую боль, могут выражаться в нанесении удара, заламывании рук, толкании и т.п. Для причинения физической боли могут использоваться животные и насекомые. Так как все вышеперечисленные действия сопряжены с причинением физической боли, то лишение потерпевшего воды, пищи, воздуха не может квалифицироваться по данной статье, но при наличии иных условий не исключает ответственности за истязание. Состав преступления формальный: нанесение побоев не должно влечь кратковременного расстройства здоровья либо незначительной стойкой утраты общей трудоспособности.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Субъект - лицо, достигшее возраста 16 лет.

В ч. 2 ст. 116 УК предусматриваются те же квалифицирующие признаки, как и применительно к ст. 115 УК РФ.

Истязание (ст. 117 УК). Непосредственным объектом истязания является здоровье человека и его телесная неприкосновенность.

Объективная сторона характеризуется причинением физических и психических страданий особым способом - путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, связанными с длительным причинением боли (щипки, укусы, избиение розгами, плетью, сечение, нанесение множественных, в том числе небольших, повреждений тупыми, острыми предметами, воздействие термических факторов и т.п.) либо причиняющими страдания как следствие длительного лишения воды, пищи, тепла. Систематичность побоев предполагает многократное, не менее трех раз, совершение указанных действий.

Истязание относится к преступлениям с формальным составом. Если в результате истязания наступают последствия, указанные в ст. ст. 111 или 112 УК, то действия виновного следует квалифицировать по п. «б» ч. 2 ст. 111 УК или п. «в» ч. 2 ст. 112 УК соответственно. Причинение в процессе истязания легкого вреда здоровью полностью охватывается диспозицией ст. 117 УК и не требует дополнительной квалификации по ст. 115 УК.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Субъект - лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицированный состав истязания предусмотрен ч. 2 ст. 117 УК. Содержание квалифицирующих признаков в целом совпадает с аналогичными квалифицирующими признаками, предусмотренными ч. ч. 2 - 3 ст. 111 УК, за исключением истязания женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «в» ч. 2 ст. 117 УК), истязания в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника (п. «г» ч. 2 ст. 117 УК), и истязания, совершенного с применением пытки (п. «д» ч. 2 ст. 117 УК).

Истязание женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «в» ч. 2 ст. 117 УК), в плане квалификации требует достоверного знания субъектом того, что потерпевшая находится в состоянии беременности, его субъективной уверенности в этом. При этом срок беременности и источник осведомленности о ней на квалификацию не влияют. В случаях, когда виновный совершает преступление, ошибочно полагая, что потерпевшая беременна, квалифицировать содеянное следует как покушение на истязание женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 117 УК).

Истязание заведомо несовершеннолетнего (п. «г» ч. 2 ст. 117 УК) предполагает, что факт недостижения потерпевшим возраста 18 лет охватывался умыслом виновного (минимальный порог возраста законодателем здесь не установлен, так что по данному пункту квалифицируется в том числе похищение малолетнего). В противном случае ответственность должна наступать по ч. 1 ст. 117 УК.

Совершение истязания в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника (п. «г» ч. 2 ст. 117 УК), предполагает, что виновный заведомо действует в отношении указанных лиц. Под материальной или иной зависимостью понимается, например, зависимость малолетних детей от родителей или престарелых родителей от взрослых детей, должника от кредитора, подчиненного от начальника и др.; истязание лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника, связано с жестокостью в отношении потерпевшего, уже ставшего жертвой иного преступления (содеянное в таких случаях квалифицируется по совокупности ст. 117 и ст. ст. 126, 206 УК).

Под истязанием, совершенным с применением пытки (п. «д» ч. 2 ст. 117 УК), следует понимать причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях (примечание к ст. 117 УК).

Представляется, что, рассмотрев вопросы о видах умышленного причинения вреда здоровью, побоях и истязании, нельзя не обратить внимание на ст. 213 УК РФ, содержащую признаки такого преступления как хулиганство, т.к. существующая правоприменительная практика рассматривает данные преступления в связке, если речь идет об их совершении из «хулиганских побуждений».

Прошлогодние изменения Уголовного кодекса РФ[22] вновь приковали внимание правоприменителей к понятию «хулиганский мотив (хулиганские побуждения)». Пленум Верховного Суда РФ своим Постановлением ввел в официальный юридический оборот обозначение группы преступлений как «преступления, совершенные из хулиганских побуждений»[23]. Выделение такой категории объективно необходимо.

Посягательство на жизнь и здоровье, совершенное из хулиганских побуждений, не дает оснований для квалификации по ст. 213 УК. Не является хулиганством и само по себе применение оружия. В действующем УК есть около десятка составов преступлений (не берем в расчет преступления против военной службы), где в качестве квалифицирующего признака предусмотрено применение оружия (ст. ст. 126, 127, 162, 205, 206, 211, 212, 227, 286). Для вменения этого признака необходимо установить, в чем заключалось хулиганство (не подпадающее под признаки преступлений против жизни и здоровья и других преступлений, совершаемых из хулиганских побуждений). А затем оценить характер применения оружия с точки зрения способа и мотива действия, учитывая рекомендации Пленума Верховного Суда РФ.

А. вступил в конфликт с работниками автосервиса по поводу, как он полагал, некачественного ремонта его автомобиля. Исчерпав свои аргументы и не добившись результата, он в помещении автосервиса прицельным выстрелом из охотничьего ружья разбил монитор компьютера и ушел, пригрозив, что, если его требования не будут удовлетворены, он снова придет и «всех перестреляет». Он был привлечен к уголовной ответственности по ст. ст. 213 и 119 УК за хулиганство с применением оружия и угрозу убийством. В суде дело по ст. 213 было прекращено ввиду отсутствия признаков хулиганства. Конфликт возник на почве бытовой ссоры, хулиганский мотив не установлен. Дело по ст. 119 было прекращено в связи с примирением сторон и добровольным возмещением ущерба за разбитый монитор.

Накопленный практикой многолетний опыт разграничения хулиганства и преступлений против личности может служить теперь для квалификации преступлений против жизни и здоровья, совершенных из хулиганских побуждений. Есть смысл остановиться лишь на тех трудностях, которые встречаются на этом пути, и рассмотреть наиболее типичные ошибки правоприменительной практики.

Нередко в приговорах и других судебных актах говорится о совершении деяния из хулиганских побуждений («хулиганских действиях») без указания на то, в чем они заключались. В. был осужден по п. «д» ч. 2 ст. 112 за то, что он примерно в 22 часа в состоянии алкогольного опьянения в своей квартире из хулиганских побуждений ударил доской для разделки овощей по руке свою мать, причинив ей вред здоровью средней тяжести. Президиум Московского городского суда в порядке надзора удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, в котором ставился вопрос о переквалификации действий В. с п. «д» ч. 2 ст. 112 на ч. 1 ст. 112 УК РФ, указав в постановлении: «Вывод о совершении В. преступления из хулиганских побуждений суд в приговоре мотивировал лишь тем, что никаких причин, кроме алкогольного опьянения, для избиения осужденным потерпевшей не было». Однако по материалам дела видно, что В. и пострадавшая постоянно ссорились на бытовой почве, что свидетельствует о наличии между ними неприязненных отношений. При таких обстоятельствах вывод суда о совершении преступления из хулиганских побуждений нельзя считать обоснованным[24].

Примером ошибочного вменения хулиганских побуждений может служить также дело Н., осужденного за убийство по п. п. «в» и «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Установлено, что Н. пришел в дом престарелой потерпевшей, инвалида I группы, и попросил в долг деньги. Получив отказ, осужденный нанес потерпевшей удар молотком по голове. После чего облил ее бензином и поджег. Смерть женщины наступила от отравления окисью углерода. В надзорной жалобе осужденный указывал, что хулиганских побуждений в его действиях не было, а конфликт с потерпевшей произошел на бытовой почве. Президиум Верховного Суда РФ в этой части удовлетворил жалобу осужденного. Н. в ходе следствия и суда утверждал, что «попросил у потерпевшей в долг деньги, но она отказала и стала упрекать его в попрошайничестве и злоупотреблении спиртными напитками. Он обиделся, взял молоток и убил потерпевшую». Эти доводы не опровергнуты судом. Президиум пришел к выводу, что при таких обстоятельствах действия виновного были вызваны личными неприязненными отношениями. Осуждение Н. по п. «и» ч. 2 ст. 105 было исключено[25].

При отграничении преступлений против жизни и здоровья на почве личных неприязненных отношений от аналогичных преступлений из хулиганских побуждений иногда допускаются ошибки при оценке повода к преступлению. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 января 1999 г., характеризуя убийство из хулиганских побуждений, отметил, что такое убийство совершается «например... без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства» (п. 12). Но какой повод следует считать значительным для совершения убийства или причинения вреда здоровью? Общего решения быть не может. В каждом конкретном случае анализ повода должен быть нацелен на установление мотива в действиях виновного.

С. был осужден за убийство из хулиганских побуждений и с особой жестокостью ранее незнакомого ему А. Он использовал как незначительный повод тот факт, что А. оскорбил его жену. Президиум Верховного Суда РФ признал ошибочным вывод суда о хулиганских побуждениях. С. в своих показаниях последовательно утверждал, что потерпевший высказался оскорбительно в адрес его жены и он решил с ним «разобраться». Эти показания С. были признаны судом достоверными и приведены в приговоре. Президиум указал: «При таких данных действия С., совершенные в ответ на оскорбительные высказывания о его жене, т.е. из личной неприязни, не могут рассматриваться как совершенные из хулиганских побуждений»[26].

Отождествление незначительности повода с хулиганскими побуждениями недопустимо еще и потому, что в тех случаях, когда виновный и потерпевший длительное время находятся в неприязненных отношениях, иногда достаточно и небольшой искры, чтобы вызвать вспышку гнева.

Иногда к ошибке приводит преувеличенное значение, которое придается месту совершения преступления. Для хулиганских побуждений характерно стремление к демонстративности, публичности своих действий, дабы показать явное презрение к нормам поведения в обществе. Однако хулиганские побуждения могут проявляться и не в общественных местах или в отсутствие посторонних. Корень подобных ошибок в том, что факторы, характеризующие обстоятельства и место совершения преступления, оцениваются вне связи с мотивами.

Хулиганские побуждения иногда могут переплетаться с другими мотивами преступлений против жизни и здоровья. Практика столкнулась с ситуациями, когда хулиганские побуждения сочетаются с мотивами ксенофобского или националистического характера[27]. Выявить доминирующий здесь мотив бывает порой трудно. Нормы действующего законодательства позволяют учитывать при квалификации сочетание этих мотивов, поскольку они предусмотрены в отдельных частях (пунктах) соответствующих статей. Например, в п.п. «д» и «е» ч. 2 ст. 111, «д» и «е» ч. 2 ст. 112, «а» и «б» ч. 2 ст. 115 УК РФ. Но едва ли можно назвать удачей поглощение мотивом хулиганства упомянутых мотивов в новой редакции ст. 213 УК.

Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ст. 118 УК). Признаки объективной стороны данного состава преступления схожи с соответствующими признаками состава преступления, предусмотренного ст. 111 УК. Отличие этих преступлений заключается в субъективной стороне.

Субъективная сторона характеризуется неосторожной формой вины в виде легкомыслия либо небрежности.

Субъект - лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицированный состав (ч. 2 ст. 118 УК) предусматривает ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Под профессиональными обязанностями следует понимать такие, которые связаны с профессией, профессиональной деятельностью (тренер, врач, медсестра и пр.). При этом профессиональные или служебные обязанности не должны совпадать с должностными обязанностями лица; в противном случае ответственность должна наступать за должностные преступления (в частности, за халатность по ч. 2 ст. 293 УК).

В тех случаях, когда причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью является конститутивным признаком основного или квалифицированного состава преступления, предусмотренного специальной уголовно-правовой нормой (например, ч. 2 ст. 124, ч. 1 ст. 143 УК), содеянное квалифицируется по такой специальной уголовно-правовой норме, а квалификация по ч. 2 ст. 118 УК исключается. В таких ситуациях имеет место конкуренция общей и специальной норм, и предпочтение в силу ч. 3 ст. 17 УК отдается специальной норме.

Вывод:

Основные проблемы квалификации преступлений против здоровья сводятся к следующим моментам:

- разграничение видов вреда здоровью,

- отграничение причинения вреда здоровью от побоев (ст. 116 УК РФ) и истязания (ст. 117 УК РФ).

 

 

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Спорные вопросы квалификации преступлений против жизни | Проблемы квалификации преступлений против свободы

Дата добавления: 2014-01-06; Просмотров: 7553; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:

  1. I Экономика как наука и основные проблемы экономики
  2. Активно разрабатывать проблемы социально-экономической истории историки-марксисты стали во второй четверти XX в.
  3. Актуальные проблемы компетенции международного коммерческого арбитража
  4. АЛКОГОЛЬ И ТАБАК – ГЛАВНЫЕ ВРАГИ НАШЕГО ЗДОРОВЬЯ И ЗРЕНИЯ
  5. Антистрессовая пластическая гимнастика и система психосоматической саморегуляции в работе с лицами, имеющими отклонения в состоянии здоровья
  6. Биологическая, социальная и психологическая сущность здоровья.
  7. Борьба против олигархии
  8. Бразилия не подтвердила участия в блоке США против юаня. Стране больше вредит монетарная политика Вашингтона
  9. В мирное время и в период подготовки к нападению противника
  10. В реальных условиях для пружинного маятника, кроме упругой силы на материальную точку действует сила сопротивления, пропорциональная скорости
  11. В-третьих, информационно-психологическое противоборство является неотъемлемой и зачастую определяющей составной частью современных войн и вооруженных конфликтов.
  12. Величина силы сопротивления воздуха

studopedia.su - Студопедия (2013 - 2019) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.02 сек.