Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Защита трудовых прав и свобод работника




 

Законодатель не случайно решил изменить в новой редакции[263]название раздела XIII ТК РФ, поскольку работник защищает не только свои трудовые права, но и свободы, а ответственность возникает не только за нарушение норм трудового законодательства, но и норм иных актов, содержащих нормы трудового права. В соответствии с ч. 2 ст. 45 Конституции РФ каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Развивая это конституционное положение, законодатель в ч. 1 ст. 352 ТК РФ устанавливает принцип защиты трудовых прав работника: каждый имеет право защищать свои трудовые права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

В ч. 2 ст. 352 ТК РФ перечислены только основные способы защиты трудовых прав и свобод работников, а именно:

– самозащита работниками трудовых прав;

– защита трудовых прав и законных интересов работников профессиональными союзами;

– государственный надзор и контроль за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права;

– судебная защита.

Среди неосновных способов можно назвать защиту трудовых прав работников через комиссию по трудовым спорам, посредством коллективного трудового спора, правозащитными организациями, посредством Международного суда по правам человека и т. д.

Остановимся на основных способах защиты трудовых прав:

– самозащита работниками трудовых прав.

В ч. 2 ст. 45 Конституции РФ указана правовая база для существования самозащиты – каждый может защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. По своей правовой природе данное право следует отнести к группе естественных прав, закрепленных в Конституции РФ, среди которых устанавливаются права на жизнь, здоровье и т. д.

Частью 1 ст. 352 ТК РФ предусмотрено право каждого на защиту своих трудовых прав, а также право на защиту своих трудоправовых свобод, всеми способами, не запрещенными законом. Следует указать на «принципиальность» этой нормы для трудового права, которая безусловно является исходным принципом трудового права. Но он почему‑то не нашел отражения среди 19 основных принципов трудового права, указанных в ст. 2 ТК РФ. Это неправильно. Безусловно, тогда формально этот принцип следует отнести к принципам отдельного института трудовых споров или трудоправового процесса (хотя это и не верно, по сути).

В ч. 2 ст. 352 ТК РФ законодатель перечисляет четыре основных способа защиты трудовых прав, где на первом месте стоит самозащита работниками своих трудовых прав. Несмотря на это место среди основных способов защиты, законодатель не установил соответствующего принципа в ст. 2 ТК РФ. Хотя для других основных способов защиты есть соответствующий основной принцип:

– защита трудовых прав и законных интересов работников профессиональными союзами – обеспечение права работников и работодателей на объединение для защиты своих прав и интересов, включая право работников создавать профессиональные союзы и вступать в них, а также обеспечение права представителей профессиональных союзов осуществлять профсоюзный контроль за соблюдением трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права;

– государственный надзор и контроль за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права – установление государственных гарантий по обеспечению прав работников и работодателей, осуществление государственного надзора и контроля за их соблюдением;

– судебная защита – обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, включая судебную защиту.

 

Отсутствие у одного основного способа защиты трудовых прав (самозащиты) соответствующего принципа, на котором эта правовая конструкция должна развиваться вызывает оправданное недоумение.

В части 1 статьи 379 ТК РФ предусмотрено право работника на самозащиту в трудоправовой сфере, которое для анализа приведем полностью: в целях самозащиты трудовых прав работник, известив работодателя или своего непосредственного руководителя либо иного представителя работодателя в письменной форме, может отказаться от выполнения работы, не предусмотренной трудовым договором, а также отказаться от выполнения работы, которая непосредственно угрожает его жизни и здоровью, за исключением случаев, предусмотренных ТК РФ и иными федеральными законами. На время отказа от указанной работы за работником сохраняются все права, предусмотренные трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права.

В ТК РФ отсутствует понятие самозащиты трудовых прав. Не содержится определения понятия и в идентичном институте самозащиты в ГК РФ, где в ст. 12 законодатель, упоминая самозащиту, не выделяет ее, как основной способ защиты гражданских прав, а указывает ее в открытом перечне среди 12 других способов самозащиты. А в ст. 14 ГК РФ констатируется, что допускается самозащита гражданских прав.

По своей правовой принадлежности этот институт права имеет межотраслевой, частноправовой характер. Но для того, что бы применять его в трудовом праве, необходимо проанализировать его сущностные характеристики.

По мнению Н.В. Витрука, самозащита как способ защиты прав и свобод допускается в публичном и частном праве (ст. 14 ГК РФ; ст. 379 ТК РФ; ст. 16 УПК РФ)[264]. Следует в отношении примера из УПК РФ отметить дискуссионность этого вопроса, не позволяющего однозначно согласиться с высказанным мнением. Законодатель в ч. 1 ст. 16 УПК связывает это с осуществлением личной защиты прав и интересов как формой участия в уголовном процессе, а не со способом защиты (самозащиты) при нарушении права подозреваемого или обвиняемого. Формально УПК РФ, КоАП РФ не предоставляет возможности самозащиты, так как один устанавливает правила уголовного судопроизводства (ст. 1 УПК РФ), а другой административного. Самозащищающий свои права и свободы не может защищать их в уголовном или административном процессе всеми способами, не запрещенными законом.

В публичных отношениях стороны должны руководствоваться предписанными правилами поведения и не могут самостоятельно выбирать способы защиты, а могут использоваться только те, которые установлены в нормативно‑правовом акте. Государственно‑властные полномочия, формально предопределенные государственному органу, корреспондируют соответствующим формально определенным правам и обязанностям правонарушителя в связи с совершением преступления уголовном процессе, административного правонарушения в административном процессе, не оставляя свободы для самозащиты.

С.Н. Братусь рассматривает самозащиту как оперативное воздействие, которое применяется к нарушителю гражданских прав непосредственно самим управомоченным лицом как стороной в гражданском правоотношении, не прибегая к помощи государственных юрисдикционных органов[265]. Представляется, что рамки самозащиты не должны быть сведены только в отношении неучастия государственных юрисдикционных органов. Например, защита гражданских прав через третейский суд, трудовых прав через КТС нельзя признать самозащитой, но они и не являются государственными юрисдикционными органами. Не будет являться самозащитой, если факт нарушения прав рассматривается вышестоящим должностным лицом в порядке подчиненности.

В.П. Грибанов к мерам самозащиты относит только фактические действия, направленные на охрану личных или имущественных прав и интересов управомоченных лиц, в том числе действия в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости[266]. Представляется, что не только действием, но и бездействием можно осуществить самозащиту Например, отказ работника выти из отпуска в связи с изданным приказом работодателя об отзыве из отпуска. Подобные действия или бездействие субъекта, защищающего свои права в пределах ч. 2 ст. 45 ТК РФ, будут носить юридический характер, вызывая возникновение правоотношения, поскольку они облечены в правовую форму, установленную законом.

В литературе высказывалось мнение, что к мерам самозащиты относятся односторонние действия как фактического, так и юридического характера, в том числе при помощи государственных органов, не рассматривающих спор между сторонами по существу[267]. По нашему мнению, участие иного лица нельзя признать самозащитой и соответственно распространить на его действия правила самозащиты.

Интересен вопрос о существовании индивидуальной и коллективной формы самозащиты, которая может быть выражена как право на забастовку, собрания и мирные публичные мероприятия, право на объединение и т. д.[268]Формально толкуя ч. 2 ст. 352 ТК РФ, где законодатель говорит о «самозащите работниками своих трудовых прав», т. е. указывая на работников во множественном числе, он тем самым исключает возможность самозащиты работником своих трудовых прав. Но в ч. 1 ст. 379 ТК РФ законодатель уже говорит только о работнике и для него устанавливает формы самозащиты, в том числе и в других случаях, указанных в федеральных законах. Несмотря на то, что общие положения допускают возможность каждого защищать свои трудовые права любым способом, не запрещенным законом, а значит прибегать и к «коллективным формам самозащиты» (коллективный трудовой спор), следует констатировать, что в данном случае речь идет о привлечении к защите иного субъекта права, а значит и отсутствует самозащита. Если мы распространим возможность самозащиты с использованием правового статуса другого субъекта права, тем самым мы размоем границы этого института. Отсюда следует вывод о том, что отсутствуют коллективные формы самозащиты.

М.Н. Мальцев под самозащитой понимает совершаемые без посторонней помощи прямо не запрещенные законодательством действия (бездействие) физических или юридических лиц, направленные на предупреждение или пресечение нарушений своих субъективных прав[269]. Следует согласиться Н.В. Витруком, который отмечает, что не совсем понятно, почему из содержания самозащиты исключается возможность восстановления нарушенных прав[270].

Н.В. Витрук определяет самозащиту прав и законных интересов посредством включения: «а) фактических действий, направленных на непосредственную защиту благ, прав и законных интересов до и в процессе посягательств на них; б) меры оперативного воздействия на нарушителей прав и законных интересов. Она применяется в тех случаях, когда обстоятельства исключают возможность обращения в данный момент за защитой к государственным органам».

По нашему мнению, если фактические действия лиц направлены на предупреждение нарушения прав, то отсутствует право на самозащиту, поскольку нет факта нарушения права. Также из этого определения следует возможность обращения за самозащитой к негосударственным органам, что, как представляется, не соответствует сущности «самозащиты».

Глава 59 ТК РФ называется «Самозащита работниками своих трудовых прав». Такое же узкое понимание, как защита только трудовых прав, установлено и в тесте норм этой главы. Но название раздела XIII ТК РФ в новой редакции допускает защиту не только прав, но и свобод. В трактовке же ч. 2 ст. 45 Конституции РФ самозащиту в ТК РФ необходимо понимать не только как защиту своих трудовых прав, но и свобод.

В ч. 1 ст. 1 ТК РФ одной из целей трудового законодательства является защита не только прав и свобод, но и законных интересов работника. Поэтому представляется обоснованной точка зрения, что работник может защищать не только свои права или свободы, но и законные интересы, поскольку такая постановка вопроса улучшает положение работника, хотя правового механизма для такой защиты законодатель и не предусматривает.

Осуществление самозащиты возможно только субъектом – работником, отвечающим требованиям трудового законодательства. Правила ТК РФ о самозащите не могут быть применены к будущему работнику, если ему, например, незаконно отказали в приеме на работу или к бывшему работнику, права которого после увольнения были нарушены. Но эти категории физических лиц не лишаются прав на самозащиту в контексте ч. 2 ст. 45 Конституции РФ. Законодатель не устанавливает в ст. 379 ТК РФ каких‑либо ограничений для применения самозащиты иностранных работников, государственных или муниципальных служащих, «за исключением случаев, предусмотренных ТК РФ и иными федеральными законами».

Самозащита трудовых прав, свобод и законных интересов возможна в том случае, если они нарушаются одним субъектом трудоправовых отношений – работодателем. Это может быть, в соответствии с ст. 20 ТК РФ, юридическое лицо, индивидуальный предприниматель или физическое лицо, не являющееся индивидуальным предпринимателем. Не будет иметь значения для возможности осуществить самозащиту, если трудовые права, свободы или законный интерес нарушит представитель работодателя. Но ТК РФ не допускает возможности осуществления самозащиты при нарушении прав и свобод другими субъектами трудового права.

Может ли осуществлять самозащиту своих прав работодатель? Например, когда работник совершает дисциплинарный проступок, который нарушает право работодателя требовать от работника исполнения им трудовых обязанностей, работодатель совершает «самозащиту», привлекая работника к дисциплинарной ответственности.

Исходя из формального толкования ч. 2 ст. 45 Конституции РФ, данное положение установлено в гл. 2 Конституции РФ, а значит, имеет отношение только к человеку или гражданину, а не к юридическому лицу.

В отношении работодателя – физического лица следует указать, что как основное право самозащита не зафиксирована в ст. 22 ТК РФ и не предусмотрена в ч. 1 ст. 352 ТК РФ, где речь идет о трудовых правах, а значит о работнике. Работодатель не имеет право выходить за пределы предоставленных ему прав, например, в целях самозащиты привлечь работника к повышенной материальной ответственности относительно предела указанного в трудовом законодательстве, а значит у него нет права на самозащиту.

Самозащита как способ защиты трудовых прав, должна осуществляться в каких‑либо формах. В ст. 379 ТК РФ законодатель устанавливает порядок, формы и основание для применения самозащиты. Работник известив работодателя или своего непосредственного руководителя либо иного представителя работодателя в письменной форме (порядок), может отказаться от выполнения работы (форма), не предусмотренной трудовым договором (основание), а также отказаться от выполнения работы (форма), которая непосредственно угрожает его жизни и здоровью (основание), за исключением случаев, предусмотренных ТК РФ и иными федеральными законами.

Законодатель не указывает каких‑либо сроков для предупреждения работодателя, поэтому работник вправе отказаться от такой работы непосредственно перед выходом на нее или при ее выполнении. Другая точка зрения, существующая в литературе, ограничивает такой срок только возможностью для отказа от работы при заблаговременном предупреждении, что ставит под угрозу жизнь и здоровье работника[271].

На время отказа от работы за работником, в соответствии с порядком, формой и основанием, сохраняются все права, предусмотренные трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права.

В целях самозащиты трудовых прав работник имеет право отказаться от выполнения работы и в других случаях, предусмотренных ТК РФ или иными федеральными законами. Но в ст. 6 ТК РФ среди положений, относящихся к сфере правового регулирования федерации, прямо не оговорено о самозащите трудовых прав работника, хотя есть упоминание о других основных способах защиты.

Законодатель в ч. 2 ст. 379 ТК РФ не устанавливает границ использования, а говорит, что легальным будет только тот способ самозащиты, который указан в ТК РФ и в федеральных законах.

Поскольку перечень случаев самозащиты не закрыт, но ограничен перечислением их в ТК РФ и федеральных законах, следует сделать вывод, что в нормативных правовых актах субъекта РФ, тем более органа местного самоуправления, локальных актах работодателя не могут содержаться формы самозащиты трудовых прав.

В литературе была высказана точка зрения, с которой нельзя согласиться по вышеуказанным соображениям, что к иным формам самозащиты относится также инициатива работников по обращению их с исками, заявлениями в суд за разрешением индивидуальных или коллективных трудовых споров[272].

Коллективные договоры и соглашения являются актами социального партнерства. В ст. 9 ТК РФ устанавливается запрет на ухудшение трудовых прав и гарантий в договорном порядке, а значит, с посредством коллективных договоров и соглашений можно устанавливать иные правила самозащиты, улучшающие положение работников.

В соответствии со ст. 14 ГК РФ использование способов самозащиты должно осуществляться в следующих границах: 1) они должны быть соразмерны нарушению; 2) она не должна выходить за пределы действий, необходимых для пресечения нарушения. В литературе высказывалось мнение, что «при определении самозащиты трудовых прав следует руководствоваться ст. 12 и 14 ГК РФ, так как в настоящем ТК РФ не определены общие юридически значимые обстоятельства самозащиты работниками своих трудовых прав»[273].

Вряд ли можно согласиться с таким взглядом, поскольку трудно руководствоваться ст. 12 ГК РФ, которая, как уже говорилось выше, указывает на 12 видов в открытом перечне способов защиты гражданских прав. Также, по нашему мнению, ст. 14 Гражданского кодекса РФ формирует совсем другой подход законодателя, в котором он не стал перечислять формы самозащиты, а установил их границы. В ТК РФ концепция самозащиты иная, правомерна только одна форма самозащиты, которая определена федеральным законодателем, но по разным основаниям и в определенном порядке. Например: 1) отказ от работы при незаконном переводе; 2) отказ от работы при необеспечении средствами индивидуальной и коллективной защиты; 3) отказ от работы в связи невыплатой заработной платы или ее части и др.

При наличии определенного основания работник лишен свободы выбора формы самозащиты и должен придерживаться письменного вида предупреждения, которое оформляется в свободной форме.

Законодатель, устанавливая требование, что самозащита работником своих трудовых прав может осуществляться только в одной форме – отказа от работы, но не уточняет, как именно – с расторжением или без расторжения трудового договора. В случае без расторжения получается такая форма «самоотстранения» работника по его инициативе от работы, в противовес отстранению работодателем работника по ст. 76 ТК РФ. Но существует форма самозащиты, которая предполагает и расторжение трудового договора.

Например, формально является самозащитой ч. 3 ст. 80 Трудового кодекса РФ, но предполагающей расторжение трудового договора. Если заявление работника об увольнении по его инициативе обусловлено установленным нарушением работодателем трудового законодательства, локальных нормативных актов, условий коллективного договора, соглашения или трудового договора, то он обязан расторгнуть трудовой договор в срок, указанный в заявлении работника. В данном случае присутствуют все необходимые условия для самозащиты: форма (отказ от работы), основание (нарушение трудовых прав работника) и порядок (работник предупреждает работодателя).

Представляется, что такая позиция законодателя в выборе одной формы не совсем правильная, поскольку в ч. 3 ст. 17 Конституции РФ указано, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. А значит, при соблюдении этого правила формы самозащиты могут быть и в иные, не только форме отказа от работы.

По нашему мнению, ч. 2 ст. 45 Конституции РФ говорит об обратной ситуации, когда разрешены любые способы защиты, которые не запрещены законом, в том числе это правило распространяется и на самозащиту. Законодатель же в ст. 379 ТК РФ, говорит о том, что можно использовать только ту форму самозащиты трудовых прав, которая указана в ТК РФ, а в федеральных законах можно предусматривать только другие основания. Порядок же при применении любого основания должен оставаться тот, который указан в Трудовом кодексе РФ.

В данном случае законодатель использует положение ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, указывающее, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Наверное, такое ограничение по самозащите работника сделано законодателем для соблюдения прав и законных интересов работодателя.

Но в ТК РФ устанавливается множество прав и гарантий для работника, которые при их нарушении могут превращаться в формы самозащиты де‑факто, но которые не являются установленными формами самозащиты де‑юре. Можно используя взгляд, направленный на поиск иных форм самозащиты, пересмотреть некоторые права и гарантии, установленные ТК РФ.

Например, работник может выбрать как возможные формы самозащиты: 1) отказ от прохождения испытательного срока, если он не предусмотрен для данной категории работников; 2) отказ от выполнения незаконных распоряжений работодателя или его представителей; 3) отказ от направления в командировку, если она запрещена или требует получения согласия от работника; 4) требование к работодателю прекратить передавать третьим лицам персональные данные работника; 5) отказ от предоставления работодателю документов, которые не предусмотрены ст. 65 ТК РФ и др.

Законодатель не определяет сроков реализации самозащиты работником, в отличие от обращения в КТС или в суд. Работник может применить самозащиту в любое время, пока продолжается нарушение его прав, свобод или законных интересов. Этот срок независим от времени совершения нарушения работодателем или его представителем или от времени обнаружения работником нарушения.

Работодатель, представители работодателя не имеют права препятствовать работникам в осуществлении ими самозащиты трудовых прав, если она соответствует требованиям законодательства.

Исходя из вышесказанного, можно определить самозащиту как действие (бездействие), не запрещенное законодательством по форме, основанию и порядку применения, направленное на защиту работником нарушенных трудовых прав, свобод и законных интересов работодателем (его представителем) без участия других субъектов.

Используя это определение, можно отличать самозащиту от злоупотребления работником своего права, от самоуправства (ст. 19.1 КоАП РФ) или от самовольного прекращения работы как средства разрешения коллективного или индивидуального трудового спора (ст. 20.26 КоАП РФ) и др.

 




Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2014-11-25; Просмотров: 2671; Нарушение авторских прав?; Мы поможем в написании вашей работы!


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2024) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление




Генерация страницы за: 0.043 сек.