Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Понятие юридической ответственности





Вопрос о понятии ЮОТ является, пожалуй, самым дискуссионным в отечественной литературе. По сути дела, существует столько определений указанного феномена, сколько авторов затрагивали указанный аспект проблемы. Причем четко наметились две тенденции в исследованиях. Суть первой заключается в выделении позитивной и ретроспективной сторон (видов и т.д.) ЮОТ. Вторая тенденция выражается в том, что в юридической науке идет огульная критика разнообразных определений ретроспективной ЮОТ. Особенно эта тенденция усилилась в конце XX – начале XXI вв. Почти в каждой работе (за некоторым исключением) указывается, что нельзя отождествлять ЮОТ с реализацией санкции нормы права, государственным принуждением, наказанием, обязанностью делинквента принудительно претерпевать установленные юридическими предписаниями неблагоприятные последствия и т.д. (подробнее об этом см. [28-35, 38, 127, 129, 131, 135, 139]).

А.С. Бондарев, проанализировав существующие в отечественной юридической науке основные определения ЮОТ, даже приходит к весьма парадоксальному выводу. Он пишет: «Такой продолжающийся более полувека серьезный разнобой во мнениях многих ученых о понятии юридической ответственности за правонарушение и отсутствие даже намека на их сближение в будущем, на наш взгляд, есть серьезное свидетельство того, что такого правового явления – юридическая ответственность в ретроспективном аспекте – не существует в природе современного общества…» [145. С. 55]. В качестве альтернативы он предлагает ввести понятие «юридическая безответственность» (см. [145. С. 65 и след.]).

Чтобы более четко определить свою позицию по поводу сложившейся в правоведении ситуации вокруг разнообразных дефиниций ЮОТ, вначале обратим внимание на факторы, обусловливающие данный процесс, а затем воспользуемся логической методологией для уточнения некоторых принципиальных позиций по этому вопросу.

По ЮОТ написано очень много работ, в которых авторы достаточно подробно рассматривают разнообразные ее определения, тем самым избавляя нас от подобного анализа (см. библиографию в конце книги). Отдельных дефиниций мы будем касаться лишь постольку, поскольку в этом будет необходимость в той или иной степени отразить некоторые аспекты (стороны, свойства и т.п.) ЮОТ, показать ее место и роль в правовой системе общества.

Многообразие определений ЮОТ обусловлено несколькими существенными факторами: а) сложностью самого предмета изучения; б) различием методологических подходов (философским, психологическим, лингвистическим, юридическим и т.п.) в исследованиях (социологические и иные качества ЮОТ порой «заслоняют» ее правовую природу); в) попыткой все меры государственного и иного принуждения свести к ЮОТ; г) существованием разнообразных типов, видов и подвидов ЮОТ, которые необходимо «охватить» общетеоретической дефиницией (в отдельных определениях явно прослеживаются цивилистический, уголовно-правовой и иные предпочтения ученых); д) стремлением выделить в дефиниции основной, главный признак («обязанность претерпевания», «реализация правовых санкций» и т.п.), который наиболее ярко отражал бы сущность рассматриваемого феномена; и т.д.



Хотелось бы сразу предупредить читателя, что не все выделенные нами в работе признаки присущи соответствующим типам (видам и подвидам) ЮОТ. Мы будем исходить из следующего методологически исходного положения: существуют объективно-необходимые (постоянные и т.п.) и нестационарные (непостоянные и т.п.) свойства ЮОТ, которые по-разному сочетаются в публичной и частной сфере, в различных типах (видах и подвидах) ЮОТ, конкретной социально-правовой ситуации (каждая из них по своей природе уникальна и индивидуальна).

Используя логическую методологию, необходимо иметь в виду, что содержащиеся в том или ином определении знания в силу своей краткости не могут дать достаточно полного представления об изучаемом предмете. Исследовать ЮОТ только по ее определениям невозможно. Поэтому можно согласиться с Ф. Энгельсом в том, что «все дефиниции имеют в научном отношении незначительную ценность» [39. С. 84].

Предостерегая от переоценки определений, Ф. Энгельс писал, что «для обыденного употребления такие дефиниции очень удобны, а подчас без них трудно обойтись; повредить же они не могут, пока мы не забываем их неизбежных недостатков» [39. С. 84]. Он подчеркивал, что «краткое указание наиболее общих и в то же время наиболее характерных отличительных признаков в так называемой дефиниции часто бывает полезным и даже необходимым, да оно и не может вредить, если только от дефиниции не требуют, чтобы она давала больше того, что она в состоянии выразить» [39. С. 635].

Определением (дефиницией) обычно называется логическая операция, раскрывающая содержание понятия. Содержание же понятия представляет собой, как правило, совокупность (систему) существенных признаков предмета (см., например, [36. С. 41; 37. С. 150-151]). Причем определения бывают явные и неявные, номинальные и реальные, аксиоматические и генетические, уточняющие и учреждающие, операционные и остенсивные, определения через родовые и видовые отличия, индуктивные и т.п. (см., например, [36. С. 41-48; 37. С. 151 – 157]).

Если в данном контексте проанализировать имеющиеся в литературе дефиниции ЮОТ, то окажется, что почти все они имеют право на существование.

Нас, естественно, интересуют базовые для данного исследования определения. Так, явным будет определение ЮОТ, содержащее прямое указание на присущие предмету существенные признаки; определяемое и определяющие в нем выражены четко и однозначно. Основным здесь будет определение ЮОТ через род и видовое отличие. Эта логическая операция включает два этапа. Первый заключается в подведении определяемого понятия (ЮОТ) под более широкое по объему родовое понятие (социальную ответственность). Последнее содержит в себе лишь часть признаков определяемого понятия. Нужно также указать признаки, отличающие определяемый предмет от других предметов, относящихся к тому же роду. Данная операция осуществляется уже на втором этапе, который состоит в указании отличительных признаков определяемого предмета. Таким признаком будет видовое отличие. Видовое отличие принадлежит только данному виду и отличает его от других видов, входящих в данный род. При указании видового отличия не всегда можно ограничиться одним признаком (см. [36. С. 42-43]). «Беда» некоторых ученых-юристов заключается в том, что ЮОТ, как особый вид, отождествляется, по сути дела. с социальной ответственностью, выступающей в данной логической операции как тип, либо в основу ее дефиниции кладутся один-два признака.

Иногда при определении ЮОТ нарушаются логические правила его построения. Определение должно быть: а) истинным по содержанию и правильным по форме; б) соразмерным, т.е. объем определяемого понятия должен быть равен объему определяющего понятия, эти понятия должны находиться в отношении тождества (если, например, ЮОТ определяется как ответственность за свои деяния, то правило соразмерности будет нарушено, поскольку объем определяющего понятия шире объема определяемого понятия); в) не должно заключать в себе круга (тавтологии); г) ясным и четким (признаки ЮОТ не содержат двусмысленности); д) не должно быть отрицательным (указываются признаки, принадлежащие ЮОТ, а не отсутствующие у нее) (см. подробнее, например, [36. С. 44 – 45]).

Для того, чтобы сформулировать дефиницию ЮОТ, выделим существенные ее признаки.

1. Она представляет собой разновидность социальной ответственности (подробнее см. [5, 9, 48, 49]). В данном случае мы подводим определяемое понятие под родовое. Поэтому ЮОТ присущи многие черты, характерные для социальной ответственности. В этом плане ЮОТ представляет собой: а) определенную систему общественных отношений отдельных лиц, их коллективов и организаций друг к другу, к обществу и государству (государствам) в целом с точки зрения выполнения ими соответствующих правил поведения (деятельности); б) осознанную необходимость выполнять указанными субъектами должным образом свои права и обязанности; в) понимание ими последствий своих действий (бездействия); г) необходимость претерпевать в случае нарушения предъявляемых к ним требований (нравственных, корпоративных, правовых и т.п.) конкретных мер социального воздействия (обременения); и др.

В то же время в качестве важнейшего элемента правовой системы общества ЮОТ имеет признаки, отличающие ее от экономической и политической, нравственной и религиозной, корпоративной и других видов ответственности, с которыми она тесно взаимосвязана в процессе воздействия на поведение людей, их коллективов и организаций. Но следует иметь в виду, что уж не настолько тесно связаны, например, мораль и право, нравственное и правовое регулирование общественных отношений, чтобы считать, как это делают порой отдельные ученые, ответственность «этико-правовой категорией» (см. [25. С. 219 – 220]).

В связи с этим вызывает тревогу стремление некоторых отечественных авторов (А.С. Бондарева, Д.А. Липинского, А.А. Мусат-киной, Е.А. Носковой, Р.Л. Хачатурова, Е.А. Цишковского и др.) в рамках так называемого «социологического подхода» сформулировать весьма широкое понятие «юридическая ответственность», которое охватывало бы правомерное и противоправное поведение, применение к субъектам мер поощрения и принуждения (см., напр., [34, 35, 40, 41, 124, 145]).

Как тут опять не сослаться на О.Э. Лейста, который пишет: «Стремление философски развить правоведение на основе омонимии привело к безотрадным выводам, что все мы несем уголовную ответственность – одни позитивную, другие негативную. Попытки терминологически преобразовать философское понятие свободы как познанной необходимости в юридическое понятие свободы как «сознательное подчинение закону» с неизбежностью породили софизм, согласно которому лишенный свободы преступник, добросовестно отбывающий наказание, на самом деле свободен» [2. С. 483].

2. В отечественной литературе подчеркивается неразрывная связь ЮОТ с санкцией нормы права (см., например, [28, 29, 32, 43, 45, 46]). Их соотношение следует рассматривать в нескольких аспектах. Во-первых, санкция норм права является нормативно-правовым условием (предпосылкой) ЮОТ, т.е. санкция определяет потенциальные меры юридического воздействия, которые могут быть использованы в случае нарушения участниками общественных отношений юридических предписаний (нормативно-правовых, правореализующих, праворазъясняющих и т.п.).

Во-вторых, ЮОТ представляет собой реализацию санкции норм права, когда в рамках конкретных социально-правовых ситуаций и правоотношений, применительно к персонально-определенным субъектам права происходит индивидуализация мер юридического воздействия. «Применение к правонарушителю юридических санкций, в том числе наказания, – полагают И.С. Самощенко и М.Х. Фарукшин, – не является какой-то отдельной стадией осуществления правовой ответственности. В этом применении состоит вся правовая ответственность» [43. С. 69].

Нельзя, видимо, не согласиться с Л.С. Явичем, когда он пишет, что «в самом простейшем подходе юридическая ответственность – это применение соответствующей санкции нарушенной правовой нормы» [42. С. 136]. Л.С. Явич отмечает, как видим, один из существенных видовых признаков ЮОТ. Уже на следующей странице своей работы он дает более развернутую дефиницию данного феномена (см. [42. С. 137]).

В-третьих, нередко в литературе, законодательстве и правореализующей практике под юридическими санкциями понимаются не структурные части норм права, а сами меры негативного юридического воздействия либо одновременно и то и другое. Такое широкое употребление термина «санкция», на наш взгляд, вносит путаницу в категориальный аппарат юридической науки, приводит к отождествлению его (термина) с понятием «юридическая ответственность», создает определенные трудности для субъектов и участников юридической практики. Если же учесть, что в качестве санкции отдельные авторы (В.Н. Кудрявцев, Э.А. Са­тина и др.) рассматривают не только «карательные», но и «поощрительные» меры воздействия, то многие вопросы ЮОТ (например, установление обстоятельств, отягчающих и смягчающих ответственность, исключающих и освобождающих от ЮОТ и др.) становятся просто неразрешимыми для юристов (ученых и особенно практиков).

В-четвертых, ЮОТ предполагает реализацию не только санкций, но и иных элементов нормы права (гипотезы и/или диспозиции), а также других нормативно-правовых предписаний (регулятивных и охранительных, материальных и процессуальных, легальных дефиниций и т.д.), непосредственно связанных с данной нормой.

При этом следует иметь в виду еще один важный момент. В сфере действия национального и международного частного права (гражданского, торгового и т.п.) санкции могут быть закреплены в индивидуально-правовых договорах, поскольку, например, в соответствии со ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом, иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства, порождают гражданские права и обязанности (см. также ст. 401 и др. ГК РФ). В соответствии с «Принципами УНИДРУА» при согласии сторон договор может быть заключен и урегулирован «общими принципами права», «lex mercatoria» или аналогичными положениями. «Они («Принципы УНИДРУА») могут использоваться для решения вопроса, возникающего в случае, когда оказывается невозможным установить соответствующую норму применимого права» [71].

3. В отечественной литературе общепринятым считается положение, согласно которому юридическая ответственность возникает лишь за совершенное правонарушение, которое выступает в качестве юридического факта, предусмотренного гипотезами правоохранительных норм (см., например, [46. С. 197; 53. С. 355; 54. С. 294]).

Здесь необходимо сделать, по крайней мере, два существенных уточнения. Во-первых, правонарушение, как правило, следует рассматривать в виде сложного юридического состава, а не факта, со всеми вытекающими отсюда последствиями теоретического и практического характера. Во-вто­рых, ЮОТ наступает лишь при установлении и доказанности реального факта его совершения, всех элементов его структуры (состав и структура правонарушения – это не одно и то же) (подробнее см. [1. Ч. 7]).

4. Одним из основных признаков ЮОТ многие отечественные авторы (Н.Н. Вопленко, Ю.А. Денисов, О.С. Иоффе, М.Д. Шаргородский, И.А. Галаган, С.Н. Кожевников, Р.З. Лившиц, М.Н. Марченко и др.) считают применение к правонарушителю мер государственного принуждения. Так, по мнению Ю.А. Денисова «сущность юридической ответственности мы видим в том, что она является применением к правонарушителю предусмотренной санкцией правовой нормы меры государственного принуждения» [31. С. 140]. С.Н. Кожевников также считает, что «юридическая ответственность неразрывно связана с государством. …Только органы государства (суд, прокуратура, органы внутренних дел и др.) реализуют, применяют меры юридической ответственности к тем, кто совершил правонарушение в специальном процессуальном порядке. Такой порядок также устанавливается государством» ([55. С. 83], см. также [149. С. 76 – 78]).

Действительно, если исследовать эволюцию института ЮОТ в историческом контексте, то с момента своего зарождения он связывается с карой, наказанием, государственным принуждением. Однако на современном этапе развития российского и зарубежного общества в данном случае необходимо иметь в виду следующее. Во-первых, не всегда эти меры носят государственно-властный характер. Они исходят и от компетентных негосударственных организаций (например, органов местного самоуправления, хозяйствующих субъектов, общественных объединений), которые могут и не прибегать к помощи государства, а сами реализуют меры ЮОТ присущими для юридической практики данных субъектов способами, средствами и методами. Поэтому точнее было бы говорить о реализации мер государственного и иного принуждения.

Во-вторых, виды государственного и иного принуждения настолько многообразны, что многие из них нельзя отождествлять с ЮОТ. Так, в российской и зарубежной юридической практике допускаются разнообразные способы юридической защиты прав и законных интересов отдельных людей, их коллективов и организаций, которые не являются мерами ЮОТ (подробнее этот аспект проблемы мы рассмотрим в п. 26.11. этой главы). Таким образом, принуждение – это более широкое по своему объему понятие, чем ЮОТ (см., например, [28. С. 7 – 9; 41. С. 9 – 11; 53;]).

5. С указанным выше признаком тесно связан, но имеет относительно самостоятельное значение, другой признак ЮОТ – это наступление неблагоприятных последствий для делинквента. Так, Н.С. Малеин пишет: «Юридическую ответственность можно охарактеризовать тремя признаками: государственным принуждением, осуждением правонарушения и его субъекта, наличием неблагоприятных последствий для правонарушителя» [38. С. 134. См. также: 33. С. 69; 35. С. 20].

Во-первых, хотелось бы отметить, что неблагоприятные последствия для людей, их коллективов и организаций бывают и при использовании мер предупреждения, пресечения и других средств юридической защиты. Поэтому в каждой социально-правовой ситуации этот момент необходимо иметь в виду.

Во-вторых, к неблагоприятным для правонарушителя последствиям в литературе относят разнообразные ограничения: личного и имущественного (О.С. Иоффе, М.И. Брагинский, В.В. Витрян-ский и др.), материального, правового и личного (Р.Л. Хачатуров, Р.Г. Ягутян и др.), материального, физического и нравственного (Е.В. Грызунова и др.) характера.

Нам представляется, что неблагоприятные последствия (обременения, взыскания и т.п.) для делинквента выражаются в применении к нему мер личного (физического и психического – лишение свободы, например), имущественного (например, штраф), организационного (например, увольнение с работы) принуждения. Физические, психические и нравственные последствия охватываются понятием «личные меры». Поскольку речь идет о ЮОТ, то все указанные выше средства воздействия (материальные, личные, организационные и т.п.) имеют, безусловно, юридическое значение. При этом, естественно, нельзя забывать, что в конкретной социально-правовой ситуации каждое воздействие на делинквента носит свое специфическое общесоциальное, психическое и иное содержание (утрата имущества и финансовых ценностей, физические и нравственные страдания, переживания и т.п.).

6. ЮОТ в литературе обычно связывают с таким ее признаком, как осуждение правонарушителя со стороны людей, их коллективов и организаций, государства и общества в целом. И.С. Самощенко и М.Х. Фарук­шин, например, прямо указывают, что ЮОТ «есть прежде всего государственное принуждение к исполнению требований советского права, содержащее осуждение деяний правонарушителя государством и обществом» [43. С. 6. См. также: 33. С. 69; 38. С. 135 и след.; 53. С. 356].

Думается, что не всегда такое осуждение может иметь место. Например, увольнение сотрудника М. в случае представления им работодателю подложных документов или заведомо ложных сведений при заключении трудового договора (см. п. 11 ст. 81 ТК РФ) в определенных ситуациях (один «кормилец» в многодетной семье, вынужденный скрывать другие места работы и т.п.) вызывает не осуждение, а скорее сочувствие и даже сострадание со стороны сослуживцев и других лиц.

7. ЮОТ по своей сути конкретна и осуществляется в относительно определенных регулятивных и охранительных, материальных и процессуальных правоотношениях между персонифицированными их участниками.

В отечественной науке принято считать, что меры ЮОТ реализуются только в охранительных правоотношениях (такой подход противоречит содержанию и форме реальной юридической практики, поскольку в процессе реализации ЮОТ имеет место как правомерная, так и неправомерная деятельность субъектов и участников правоотношений). Поэтому не случайно ученые-юристы очень часто при характеристике ЮОТ используют и соответствующие категории, а именно: лишение или ограничение субъективных прав, принудительное исполнение юридических обязанностей, возложение новых, дополнительных обременений и т.п. (см., например, [29. С. 4; 44. С. 97]). Например, по мнению О.С. Иоффе, под гражданско-правовой ответственностью следует понимать санкцию за правонарушение, вызывающую для нарушителя отрицательные последствия в виде лишения субъективных гражданских прав либо возложение новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей (см. [44. С. 97]). «Юридическая ответственность, – писал также С.Н. Братусь, – это та же обязанность, но принудительно исполняемая, если лицо (гражданин или организация), на котором эта обязанность лежит, не исполняет ее добровольно» [29. С. 4].

Акцент лишь на одну сторону правоотношения(й), который просматривается в указанных и подобного рода положениях, на наш взгляд, не совсем корректен. Вольно или невольно мы забываем о других субъектах правоотношения – сторонах гражданско-правовых или административно-правовых договоров, работодателях и иных компетентных органах (судах, органах внутренних дел и т.п.), которые налагают на правонарушителя меры принуждения личного и иного характера и обладают определенными правами и обязанностями.

В данном случае возникает немало вопросов теоретического и практически-прикладного характера, которые слабо исследованы в отечественной и зарубежной юридической науке. Необходимо тщательно изучить виды и содержание (личностные и социальные характеристики участников соответствующих правоотношений, их субъективные права и обязанности, объекты интересов, конкретные юридические действия и операции, средства и способы осуществления действий, вынесенные решения и другие результаты), формы (внутреннюю – процедурно-процессуальную и внешнюю – устную или документальную) юридических отношений, в рамках которых происходит возникновение, функционирование, реализация и т.п. мер ЮОТ (подробнее о новом подходе к понятию, содержанию и форме правоотношений см. [1. Ч. 6; 126. Гл. 17]).

8. Любая разновидность ЮОТ представляет собой единство объективного и субъективного, внутреннего и внешнего, индивидуального и общесоциального аспектов совместного поведения (деятельности) правонарушителя и «карающей инстанции».

Внутренний, субъективный аспект ЮОТ выражается в осознанной и подсознательной сторонах поведения субъектов (правонарушителей, «компетентных» физических и должностных лиц и т.п.) правоотношений, а объективный – во внешне выраженных их действиях и операциях, используемых способах и средствах, результатах и т.п. (подробнее об этом см. п. 16.5).

9. Неотъемлемым признаком ЮОТ является ее связь с правовой оценкой. С.С. Кузакбирдиев и Е.А. Цишковский, например, пишут: «Специфика юридической ответственности заключается в том, что ее сущностным признаком является юридическая оценка. При этом важнейшим требованием к такой оценке является законность» [41. С. 55]. Они выделяют три необходимых условия законности юридической оценки: а) «юридическая оценка должна производиться только на основе правовых норм»; б) «юридическая оценка должна осуществляться в соответствии с нормами права» (?); в) «юридическая оценка дается только уполномоченным законом государственным органом или должностным лицом» [41. С. 55. См. также: 54. С. 5; 55. С. 95].

Нам представляется, что указанные положения требуют ряда существенных уточнений. Во-первых, не совсем ясно, почему юридическая оценка дается только уполномоченным органом или должностным лицом, возлагающим ЮОТ. Правовую оценку, на наш взгляд, своему поведению дает и правонарушитель, а также иные люди, их коллективы и организации (истцы, потерпевшие, свидетели, эксперты и т.д.), анализируя соответствующие противоправные действия делинквента, принимаемые к нему санкции и меры принуждения, исходя из своих интересов и руководствуясь определенным уровнем правовой культуры (антикультуры) и правосознания (индивидуальным и общественным, обыденным и научным, профессиональным и т.п.).

Во-вторых, слишком категоричен тезис о том, что «юридическая оценка должна производиться только на основе правовых норм» (выделено нами. – В.К.). Мы уже писали о том, что ЮОТ и соответствующие правоотношения в сфере частного права могут возникать и на основе индивидуально-правовых договоров, соглашений и т.п., которые прямо не предусмотрены правом (его нормами), но не противоречат его основополагающим началам («не запрещенное законом дозволено»). Кредитор и должник, например, вольно или невольно оценивают сложившуюся социально-правовую ситуацию, неисполнение договорных условий и обязательств, принимаемые меры воздействия, сроки и объем возмещаемого вреда.

Одним словом, рациональные и эмоциональные оценки характеризуют поведение всех участников правоотношения и иных заинтересованных субъектов права, которые в той или иной степени связаны с действиями правонарушителя и применяемыми к нему конкретными мерами ЮОТ.

10. Некоторые авторы (С.Н. Братусь, Р.В. Климанов, О.Э. Лейст и др.) указывают, что ЮОТ представляет собой правовое состояние принуждения в случаях нарушения норм права, субъективных прав, неисполнения обязанностей и т.д. Например, В.М. Баранов пишет, что «по своей природе юридическая ответственность – это особое политико-правовое состояние. Именно понятие «состояние», – продолжает автор, – выступает родовым по отношению к этому понятию» [28. С. 7].

Не совсем только ясно, почему речь в данном случае идет о «политико-правовом», а не о «нравственно-правовом» или ином состоянии? Кроме того, родовым к понятию «юридическая ответственность» выступает все-таки социальная ответственность, на что мы уже обращали внимание в данном параграфе.

11. ЮОТ (реализация правовых санкций, применение конкретных мер принуждения, функционирование правоотношений и т.п.) осуществляется в определенных процедурно-процессуальных формах, которые могут быть весьма сложными и простыми (подробнее о процедурно-процессуаль­ной форме в юридической практике см. [1. Ч. 1 – 5; 126. Гл. 12 – 16]). Например, привлечение лица к уголовной ответственности и применение конкретных наказаний возможно только в рамках уголовно-процессуальной формы, весьма сложной по своим стадиям, производствам и процессуальным режимам. Упрощенную процедурно-процессуальную форму имеет, например, реализация мер дисциплинарной ответственности в виде замечания, выговора и т.п.

12. ЮОТ, являясь частью юридической практики, – неотъемлемый элемент любой правовой системы общества, важнейшее средство (способ, метод и т.п.) охраны закрепленных и урегулированных правом общественных отношений, обеспечения личной и общественной безопасности, законности и правопорядка, воспитания и «наказания» нарушителей юридических предписаний, предупреждения и борьбы с правонарушениями и некоторыми иными проявлениями юридической антикультуры (деструктивными конфликтами, рисками и т.п.).

В процессе привлечения делинквентов к ЮОТ и реализации конкретных мер принуждения активная роль принадлежит всем компонентам правовой системы общества, а именно: праву, юридической практике (правореализующей, интерпретационной, судебной, следственной и т.п.), которая осуществляется в рамках соответствующих правоотношений. Правосознание, в свою очередь, находит выражение и в праве, и в юридической практике, и в правоотношениях, представляя собой определенную совокупность взглядов, идей, интересов, целей, знаний, эмоций, настроений и т.п. компетентных лиц «карающих инстанций», правонарушителей и других участников юрисдикционного процесса.

Таким образом, анализ указанных и иных признаков ЮОТ позволяет сформулировать либо узкое, либо весьма широкое ее определение. Все зависит от того, сколько ее существенных признаков будет «положено» в основу той или иной дефиниции. Можно дать такое краткое ее определение. Юридическая ответственность – это применение к персонифицированному правонарушителю в рамках конкретных правоотношений и процессуальных форм компетентными на то субъектами строго индивидуализированных мер принуждения личного, имущественного, организационного и иного характера.

Если к данному определению добавить еще несколько основных признаков, то дефиниция будет более содержательной, но и более громоздкой (думаю, что все признаки в одном определении ЮОТ «поместить» практически невозможно). Итак, юридическая ответственность– это такая разновидность социальной ответственности, которая предполагает особое правовое состояние участников правоотношений, когда компетентные на то субъекты (сторона договора, суд и т.п.) применяют к нарушителю правовых предписаний (нормативно-правовых, правоприменительных, интерпретационных и т.п.) конкретные меры принуждения личного (физического и психического), имущественного, организационного и иного характера, что предполагает дополнительную юридическую обязанность для делинквента претерпевать соответствующие лишения и ограничения.





Дата добавления: 2014-12-07; Просмотров: 656; Нарушение авторских прав?


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2020) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.007 сек.