Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Медицинская психология: основы патопсихологии и психопатологии. 17 страница

Читайте также:
  1. A METAPSYCHOLOGICAL SUPPLEMENT TO THE THEORY OF DREAMS 1 страница
  2. A METAPSYCHOLOGICAL SUPPLEMENT TO THE THEORY OF DREAMS 2 страница
  3. A METAPSYCHOLOGICAL SUPPLEMENT TO THE THEORY OF DREAMS 3 страница
  4. A METAPSYCHOLOGICAL SUPPLEMENT TO THE THEORY OF DREAMS 4 страница
  5. A METAPSYCHOLOGICAL SUPPLEMENT TO THE THEORY OF DREAMS 5 страница
  6. A METAPSYCHOLOGICAL SUPPLEMENT TO THE THEORY OF DREAMS 6 страница
  7. A METAPSYCHOLOGICAL SUPPLEMENT TO THE THEORY OF DREAMS 7 страница
  8. A METAPSYCHOLOGICAL SUPPLEMENT TO THE THEORY OF DREAMS 8 страница
  9. A NOTE ON PSYCHO-ANALYTIC PUBLICATIONS AND PRIZES 1 страница
  10. A NOTE ON PSYCHO-ANALYTIC PUBLICATIONS AND PRIZES 10 страница
  11. A NOTE ON PSYCHO-ANALYTIC PUBLICATIONS AND PRIZES 11 страница
  12. A NOTE ON PSYCHO-ANALYTIC PUBLICATIONS AND PRIZES 12 страница



 

Своеобразный взгляд на мир больного с символическим (разорванным, аутистическим и др.) мышлением приводит к тому, что, будучи не в силах подобрать подходящие слова для обозначения некоторых собственных представлений и понятий, больной вынужден изобретать новые слова-символы - неологизмы (например, словогромкость и т.д.).

 

Нарушение содержания, продукции мышления проявляется в виде различных идей, в большей или меньшей мере не соответствующих действительности: навязчивых, сверхценных и бредовых.

 

Навязчивые идеи не только не соответствуют действительности, но часто противоречат ей, нередко нелепы по содержанию. Тем не менее

 

 

больной не в состоянии от них освободиться. Навязчивые мысли, как правило, сочетаются с другими навязчивыми явлениями (обсессиями) - навязчивыми представлениями, сомнениями, воспоминаниями, счетом, запоминанием, действиями, влечениями, страхами и т.п. Все они без исключения оцениваются больными правильно, "как они того заслуживают", и осознаются как нечто лишнее и постороннее, привнесенное извне. Поэтому выполняются лишь те навязчивые мысли, желания, действия и пр., которые не причиняют ущерба здоровью окружающих и не противоречат общепринятым моральным и этическим нормам (например, навязчивое мудрствование, пересчитывание, мытье рук). Часто навязчивые мысли и желания возникают лишь в обстановке, исключающей возможность их выполнения (контрастные обсессии). Серия навязчивых действий, выполняемых в определенной, раз навсегда установленной больным последовательности, называется ритуалам.

 

Сверхценные идеи (переоцениваемые, доминирующие) всегда имеют какое-то реальное основание, психологическую проекцию вовне, т.е. основаны на действительных фактах, обстоятельствах, которым, однако, больной придает слишком большое значение. Несоответствие истинной ценности факта и мнения о нем больного им самим не осознается. Поэтому развивается кипучая деятельность в связи с имеющейся у больного сверхценной идеей (например, изобретательства, ревности, необычных качеств собственной личности). В обыденной жизни эти больные почти не отличаются от здоровых людей: ходят на работу, участвуют в общественной деятельности и различных мероприятиях, занимаются садоводством, спортом и др. Критика своих неверных идей отсутствует, что не мешает больным замечать скептические взгляды и насмешки окружающих. Поэтому свои занятия (переписку с учреждениями, посещения руководящих работников, редакций газет и пр.) такие люди тщательно скрывают и выбирают для них преимущественно свободное от других дел время.

 



Бредовые идеи - бред - неверное умозаключение, не поддающееся разубеждению и возникающее в связи с болезнью. Описываются острый бред (например, при делирии), хронический (например, алкогольный параноид) и осциллирующий (затухающий и периодически обостряющийся). Первый обычно не имеет определенной системы, второй - почти всегда систематизированный. Бред в своем развитии проходит несколько стадий:

 

а) бредовое настроение (настороженность)', больной в тревоге, он чего-то ожидает и среди образов и явлений окружающего мира постоянно ищет подтверждение своим опасениям, объяснение наступившей с некоторых пор "внутренней несвободы";

 

6) бредовое восприятие~. некоторые из окружающих больного предметов и лиц воспринимаются им "особенно", хотя больной ничем этого выделения пока объяснить не может;

 

 

в) бредовое толкование, "особенно" воспринятое все больше и больше начинает объясняться больным, приобретает определенный смысл и значение;

 

г) кристаллизация бреда (И.М. Балинский): воспринятое и истолкованное бредовым образом организуется в систему, приобретает стройность и законченность (больному "теперь все стало ясно");

 

д) исчезновение бреда, спонтанное, связанное с лечением или с демен-цией.

 

Источником, основой для образования бредовых идей могут стать сверхценные идеи, а также галлюцинации. Иногда бред - единственное остаточное явление только что перенесенного психоза (например, дели-риозного помрачения сознания) - резидуальный бред.

 

По содержанию бред может быть весьма разнообразен: преследования (разновидности - химического, физического, гипнотического воздействия; отравления; обвинения; ущерба; обворования и др.); самообвинения, отношения (все или некоторые лица, предметы имеют к больному определенное отношение); одержимости ("внутри тела сидит бес, что хочет, то и делает, даже говорит моим голосом"); метаморфозы (больной, по его мнению, превратился в собаку - кинантропия, в волка - ликантропия и др.); величия; богатства; знатного происхождения и др.

 

Содержание бреда в некоторых случаях может видоизменяться (трансформация бреда). Иногда собственные бредовые мысли и переживания приписываются больными окружающим людям (транзитивизм бреда). В одних случаях при бреде преобладают элементы рассуждений и умозаключений (бред толкования), в других - конкретные образы (образный бред). В происхождении бредовых идей определенную роль играет основной фон настроения (кататимный бред). Некоторые чувствительные люди, обладающие повышенной ранимостью, собственные переживания интерпретируют бредовым образом (сенситивный бред).

 

Бред, как и другие формы нарушения мышления, наиболее часто встречается в психиатрической практике - и как составная часть какого-либо синдрома, и как более или менее изолированная психопатология. В последнем случае различаются в основном два синдрома: параноидный (включает систематизированный бред и соответствующие изменения в поведении и настроении) и паранойяльный (систематизированный бред при отсутствии нелепых суждений и галлюцинаций - своеобразная патологическая интерпретация реальных фактов, событий).

 

Бред и выраженные расстройства психики в других сферах сочетаются в разных комбинациях. Например, депрессивное настроение, сосуществуя с бредовыми идеями, образует депрессивно-параноидный синдром.

 

В синдроме галлюцинаторно-параноидном сочетаются бред и галлюцинации или другие расстройства акта восприятия, которые часто поддерживают бредовые идеи. В зависимости от характера бреда и галлюцинаций различают ипохондрический галлюцинаторно-:тараноид-194

 

ный синдром (уверенность в несуществующей болезни и висцеральные галлюцинации, сенестопатии), парафренный синдром (эмоционально насы^ щенный систематизированный бред, преимущественно фантастического содержания, в сочетании со сложными гаплюцинациями и явлениями психического автоматизма), сивдром Кандинского-Клерамбо (взаимососу-ществование явлений психического автоматизма и бреда преследования - воздействия, уничтожения и др.). Под психическим автоматизмом понимаются такие акты психической деятельности (в одной или нескольких сферах), которые совершаются помимо воли и желания больного: либо "сами по себе", либо под влиянием "воздействия извне". Различные явления в сферах мышления, интеллекта и памяти (лносятся к ассоциативному автоматизму (ментизм, "вкладывание" мыслей, "разматывание" воспоминаний и др.). В сфере восприятия психический автоматизм представден различными видами псевдогаллюцинаций, некоторые из них сочетаются с двигательным автоматизмом ("не хочу, а голова запрокинулась назад"; "лежу, не шевелюсь, а кто-то будто использует мои уста: с языка сами слетают неслышимые слова"; "рот пустой, но ощущаю, как зубы разжевывают пищу, затем она проглатывается и передвигается по пищеводу"). Подобным же образом мотут самопроизвольно (или "в связи с посторонним влиянием") возникать, сменять друг друга, исчезать и вновь появляться различные чувства, побуждения и другие проявления психической деятельности.

 

В патопсихологии Б.В. Зейгарник (1986) выделяет следующие три вида патологии мышления: 1) нарушение оиерш^юююй страны мышмчшг, 2) нарушение динамик" мышления, 3) нарушение мпимтногв компонента мышления.

 

К нарушениям пиера^юнной стороны мышления относятся снижение уровня обобщения (в суждениях пациентов оперирование общими признаками заменяется преобладанием непосредственных представлений о предметах и явлениях, установлением конкретных связей между ними) и искажение процесса обобщения (установление чрезвычайно общих связей между предметами и явлениями, отражающих не существенную, а случайную сторону предметов и явлений).

 

Снижение уровня обобщений характерно преимущественно для больных с различными формами органического поражения головного мозга, а также для лиц с интеллектуальной неполноценностью. Искажения процесса обобщения наиболее часто встречаются у больных шизофренией и психопатических личностей, однако частота встречаемости этих нарушений у больных шизофренией значительно выше, чем у психопатов: так, по данным Б.В. Зейгарник (1986) они встретились у 67,1% обследованных больных шизофренией и у 33,3% обследованных психопатических личностей.

 

Нарушение динамики мыслительной деятельности проявляется в лабильности или инертности мышления. Лабильность мышления - это неустойчивость способа выполнения задания. При этом уровень обобще-195

 

ния и адекватный характер суждений пациентов, как правило, в целом сохраняются. Инертность мышления - это трудности (вплоть до невозможности) изменения избранного способа работы испытуемого, переключения с одного вида деятельности на другой.

 

Лабильность и инертность мышления являются в целом неспецифическими патопсихологическими феноменами, которые могут быть обнаружены при самых разнообразных психических расстройствах, однако все же наиболее часто они встречаются в рамках различных органических поражений головного мозга.

 

Нарушение мпимтиогв компонента мышления проявляется в виде разноплановости мышления, нарушения критичности мышления и нарушения саморегуляции мышления.

 

Разноплановость мышления заключается в том, что суждения испытуемых протекают одновременно в разных плоскостях, в разных руслах, в качестве основы для выполнения мыслительной деятельности при этом выступают совершенно разные посылки.

 

Резонерство (нарушени критичности мышления) сводится к "бесплодному мудрствованию", к непродуктивным многоречивым рассуждениям, к неадекватному стремлению подвести любое явление под какую-либо "концепцию".

 

Нарушения саморегуляции мышления проявляются в невозможности целенаправленной организации испытуемым своих мыслительных действий.

 

Описанные нарушения личностного компонента мышления также могут встретиться при самых разнообразных нарушениях психической деятельности человека.

 

7. МЕТОЛЫ ИССЛЕДОВАНИЯ МЫШЛЕНИЯ

 

Задача эта представляется весьма сложной уже хотя бы потому, что само по себе мышление - процесс многообразный, многоступенчатый и изобилует различными вариантами. Особенно важны те характерологические качества, которые мы обязательно должны учитывать при изучении мышления у конкретного субъекта. Без знания свойств личности достоверные результаты получить невозможно. Следовательно, при оценке ассоциаций, понятий, умозаключений, суждений исследуемого необходимо проверить весь ход мыслительного процесса, различные его этапы, вникнуть в сущность отдельных операций.

 

При осмотре пациента обращается внимание как на внешний вид больного, так и на его поведение и речь. Больные с бредом величия нередко носят "погоны", самостоятельного изготовления "ордена" и "знаки отличия". Таким больным свойственны горделивый вид, повелительный тон в обращении с окружающими. Защищаясь "от воздействия", больные с бредом преследования совершают различные ритуалы или носят при себе амулеты и имеют "защитные приспособления". Так, в

 

 

клинику бык доставлен больной (аспирант-физик), который, "спасаясь от преследователей, скрылся из Москвы". С целью защиты "от облучения" больной привязал к спине подушку, а к животу сковородку и оделся в вывернутый мехом вверх тулуп. Другая больная постоянно держала над головой кусок клеенки, "предохраняя" себя от "воздействия электромагнитных волн".

 

При религиозном бреде больные носят с собою "живые мощи" и переписанные молитвы, прикрепляют к одежде "священные знаки" - крести, изображения святых и т.п. Подобные же символы могут быть нарисованы или вытатуированы на коже. Один больной с религиозным бредом наносил себе повреждения (кровоподтеки, царапины) и так усердно молился, что в области лба в конце-концов обозначилась значительная припухлость.

 

Нами наблюдался больной с бредом значения, не разрешавший до-страгиваться до правой половины тела, так как это "может принести несчастье" прикасающемуся к нему человеку.

 

Больные с бредом преследования, уничтожения, постоянно опасаясь за свою жизнь, насторожены, подозрительны, недоверчивы, следят за каждым движением окружающих. Если удается установить с ними контакт и больные начинают верить, что собеседник не опасен и желает им только добра, то тогда становится возможным узнать о сложных системах запоров и замков в их квартирах, о ножах, шилах, гирьках, которые больному приходится носить с собой с целью возможной самообороны. При бреде отравления больные отказываются от приема лекарств и пищи, при бреде обворовывания - собирают в узелки свои вещи, постоянно носят их с собой и даже закалывают в землю.

 

Соответствующее какому-либо животному поведение больного укажет на наличие бреда метаморфозы (больной передвигается на четвереньках, лает, рычит и т.п.).

 

При навязчивостях можно заметить некоторые лишние движения, жесты, вынужденные позы, вытекающие из характера навязчивости. Например, больной все время держит пальцы рук сомкнутыми или руки сложенными на хруди, чтобы не взять какой-либо мелкий предмет и "незаметно для себя не проглотить его". Специфические движения совершают также больные с символическим мышлением и явлениями психического автоматизма.

 

Если нарушения мышления входят в состав какого-либо синдрома, то при осмотре обнаруживается соответствующая патология (например, депрессивность, галлюцинации).

 

Речь больного с расстройствами мышления иногда очень показательна. Особенно рельефно проявляется замедление: ответы даются с задержкой, после многократного повторения вопроса. Внезапные остановки в речи больного свидетельствуют о явлении шперрунга. В других случаях о "закупорке мыслей" больные сообщают самостоятельно. Характерна

 

 

также речь больных с обстоятельным мышлением: несмотря на вновь заданный вопрос, больной продолжает разговор в плане предыкущей темы. Скорость возникновения и качества ассоциаций можно определить в ассоциативном эксперименте. В спонтанной речи больного легко можно отметить персеверацию, разорванность и ее виды и другие так называемые формальные расстройства ассоциативного процесса. Имеют также значение лаконичность или распространенность ответов, богатство словарного запаса и смыслового содержания и пр.

 

Патология суждения в спонтанной речи проявляется не всегда, поэтому больному следует задать специальные вопросы: об отношении к нему окружающих (раньше, теперь, дома, на улице и др.), о самочувствии, деятельности внутренних органов, о наличии страхов и опасений и т.п., не делая специального акцента на возможности постороннего воздействия, преследования, лишения его жизни. Более конкретно можно расспрашивать о навязчивостях, ибо критика к ним остается во всех случаях. Наоборот, большие затруднения могут возникнуть, если беседа ведется с больным, у которого имеются сверхценные идеи. Нужен большой тахт и осторожность в выражениях, вопросы следует ставить обдуманно, не сразу касаясь в них существа болезненного расстройства мышления. Только при таком подходе удается вызвать бального на откровенный рассказ о его переживаниях и идеях. Сказанное особенно относится к случаям налаживания контакта с "изобретателями".

 

В процессе разговора с больным нередко встречаются затруднения, например, при склонности больного кдиссимуляции (утаиванию) имеющихся бредовых или других идей. Такие больные всячески уходят от прямых ответов, переводят разговор на другую тему или пытаются "объяснить" свои неправильные, нелогичные поступки ("из дома не выходил - гриппом болел", "жену побил - мало ли ссор не бывает в семье", "не сплю ночью - живот болит, часто хожу в туалет"). Обследованию во многом помогает систематическое наблюдение за поведением больного.

 

Если все-таки удалось установить наличие заблуждений, неправильных идей, отражающихся на поведении больного, необходимо их дифференцировать, в частности выяснить отношение к ним самого больного (сейчас, в прошлом) и окружающих (дома, на работе).

 

О расстройствах мышления можно судить по письмам и рисункам больных: "изобретатели" или "рационализаторы" обращаются со своими предложениями в различные инстанции (а затем и с жалобами в различные органы власти и прессу), "преследуемый преследователь" пишет заявления в органы юстиции, государственной безопасности. Особенно содержательны бывают письма больных с бредом обворовывания и ущерба, в которых подробному описанию "попорченных", "украденных" вещей и предметов, способов, которые "используются для этого", уделяются целые страницы. В конце письма нередко высказываются удивление по поводу того, что "несмотря на многолетние наблюдения и постоянную

 

 

слежку", больному до сих пор "не удалось" поймать вора или "застать на месте преступления" человека, который портит его вещи, продукт или причиняет другой материальный ущерб.

 

Рисунки, схемы и письма больных с символическим мышлением тоже весьма характерны. В равной степени по письмам больных можно судить о наличии разорванности, персевераций, неологазмов и др.

 

В диагностике расстройств мышления очень шщюко используются различные методики патопсихологической диагностики. Основными из них являются: складывание картинок из отрезков, понимание рассказов, понимание сюжетных картин, установление последовательности событий, классификация предметов/понятий, исключение предметов/поня-тий, выделение существенных признаков предметов и явлений, образование аналопий (простых и сложных), определение и сравнение понятий, формирование искусственных понятий (методика Л.С. Выготского, Л.С. Сахарова), понимание переносного смысла пословиц и метафор, методика пиктограмм, подбор слов-антонимов, ассоциативный (словесный) эксперимент, методика Титце. Все эти методики, давая представление об общем состоянии протекания мыслительных процессов, вместе с тем имеют и свои индивидуальные специфические возможности в оценке тех или иных сторон расстройств мышления, в том числе и при различных психопатологических состояниях. Например, методики изучения аналогий очень чувствительны к нарушениям динамики мыслительного процесса; для диагностики нарушений мышления при шизофрении наиболее оптимальными (в зависимости от давности протекания шизофренического процесса) являются методики классификации, исключения и пиктограммы и т.д.

 

Подробное описание указанных выше методик приводится в специальных руноводствах по патопсихологической диалюстике, там же приводятся особенности использования патопсихологических диагаостических методик при различных нервно-психических и соматических заболеваниях. Глава 9 ПАМЯТЬ

 

1. ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ

 

Такими психологическими категориями, как запоминание, ассоциация, память, пользовался еще Аристотель. В последующем функция памяти изучалась многими учеными, применявшими для этого преимущественно метод самонаблюдения, к которому впоследствии были присоединены различные экспериментальные методики для проверки типов и видов, свойств и качеств памяти. К тому времени, кота психология выделилась в качестве самостоятельной науки, накопилось значительное количество работ по изучению памяти. Однако в большинстве своем в исследованиях того времени сложные процессы памяти рассматривались механистически в отрыве от явления взаимодействия человека с окружающим его реальным миром (Д. Юм, Г. Спенсер, Дж. Миль и др.).

 

Другая группа ученых (Р. Декарт, Дж. Локк и др.) пытались дать памяти материалистическое обоснование, однако оно было весьма упрощено. Т. Рибо (1839-1916) полагал, например, что память бывает статическая и динамическая. Под статической памятью он понимал процесс запечатления нервными элементами только специфических для них раздражителей (зрительная, слуховая и другая память). У человека с динамической памятью в момент запоминания происходят распределение нервных клеток и организация их в группы в соответствии с запоминаемым объектом, подобно тому как те или иные буквы постоянного алфавита образуют при необходимости разные слова.

 

Р. Семон (1859-1918) считал, что внешний мир запечатлевается в клетках мозговой норы в виде особых гипотетических отпечатков - энграмм. Предполагалось, что нервные элементы при этом вибрируют значительно дольше, чем на них действовал раздражитель (Рише). Следы восприятий - эшраммы - могут быть и недеятельные и деятельные: при определенных условиях происходит формирование эгарамм. Способность мозга сохранять эти энграммы Семон называл мнемой (от Mnemosyne - Мнемозина, богиня памяти у древних греков).

 

Отечественная психология уже в двадцатые годы нашего столетия достигла значительных успехов в изучении памяти. Л.С. Выготский в

 

 

своих работах подчеркнул значение в процессах памяти прошлого опыта и активную регулирующую роль сознания. П.П. Блонский писал, что следы впечатлений надо рассматривать не как застывший процесс (энт-раммы Семона), а как динамическое явление. А.Н. Леонтьев, А.А. Смирнов, П.И. Зинченко специально изучали отдельные мнестические процессы; были проведены работы по исследованию издивидуальных различий в области памяти, по развитию памяти и др.

 

Следы запоминания могут быть связаны с тремя различными видами изменений: структурных сдвигов в строении нервных клеток, изменений в сложной сети нервных волокон и синапсов, соединяющих между собой клетки, и, наконец, химических изменений внутри клеток. На правильности каждой из этих теорий памяти настаивали представители трех соответствующих направлений в науке.

 

В начале XX века наиболее распространенным было мнение о том, что во время тех или иных процессов памяти происходят механические изменения формы и размеров нервных клеток, протоплазмы и ядра, увеличение диаметра, длины, даже числа нервных волокон.

 

Однако открытие в 1920 году X. Бергером и его учениками электрической активности мозга переключило мысль ученых на другое направление. Появилась "простая электрическая теория запоминания", в соответствии с которой поступившая в мозт информация воплощается в индивидуальную систему электрических цепей. Каждому акту запоминания соответствует своя цепь, причем токи по этой цепи могут циркулировать годами и десятилетиями. Поскольку каждая клетка может служить частью неопределенно большого количества цепей, а число клеток огромно, то как клеток, так и цепей в головном мозгу вполне достаточно, чтобы их хватило на все акты запоминания, которые могут иметь место на протяжении всей долгой жизни.

 

Электрическая теория просуществовала до 1940 года, когда К. Лешли, удаляя большие участки коры головного мозга и рассекая всю поверхность его серией разрезов, т.е. уничтожая все "цепи запоминания", доказал ее несостоятельность. При морфологическом разделении элементов мозга функция ламяга сколько-нибудь существенно не страдала. Все это заставило отвергнуть электрическую теорию, на смену которой пришла теория, базирующаяся на химических изменениях внутри клеток. В соответствии с ней предполагается, что электрические импульсы, пришедшие в нору головного мозга с периферии, изменяют химический состав нервных клеток. В частности, играет определенную роль рибонуклеиновая кислота (РНК), которая как бы шифрует, кодирует информацию и в дальнейшем является "местом ее хранения". Во всяком случае, в настоящее время почт все исследователи согласны с тем, что РНК имеет прямое и непосредственное отношение к процессам запоминания - об этом говорят многочисленные опыты на животных (X. Хидеи, У. Дингман, Дж. Роуз, Е.М. Крепе, А.В. Палладии, В.М. Банщиков и др.).

 

 

Со времени появления трудов И.М. Сеченова и И.П. Павлова о рефлекторной природа психической даятельности учение о памяти прошло интенсивный и содархягелшый пуп" развития, првдя, в конечном счете, к современным представлениям о роли в механизмах памяти непрерывно взаимодействующих биологических и социальных факторов.

 

2. ТЕОРИИ ПАМЯТИ

 

Как уже было сказано ранее, востфиятае - это начальный этап познавательного процесса. Коща-либо воспринятое, пережитое в дальнейшем обычно не исчезает бесследно. При определенных условиях материал прошлого может был" с большей или меньшей степенью точности воспроизведен вновь. Если восприятае - отрахсиие объективной реальности, действующей на наши органы чувств в данное время, то память - также отражение объектвной реальности, но действовавшей в прошлом.

 

Память - это отражение прошлого опыта, заключающееся в запоминании, сохранении и последующем воспроизведении и узнавании того, что раньше было воспринято, пережито или сделано.

 

Возможность сохранения и последующего оживления в сознании прошлых образов, 1федставлений и идей является необходимой основой психической деятельности. Не обладай головной мозг свойством удерживать и воспроизводить, мы были бы существами мгновения. Настоящее по мере его протекания исчезло бы безвозвратно в прошлом. Не было бы психической жизни и невозможен был бы по существу факт непрерывного учения, проходящий через всю нашу жизнь и делающий нас тем, чем мы являемся. Не накапливались бы из поколения в поколение знания и материальные ценности, не было бы предпосылок для существования человеческого общества.

 

Память не пассивное явление, а динамический процесс. Он включает в себя активное освоение и овладение материалом, его переработку и отбор, обобщение и конкретизацию, систематизацию, детализацию и т.п. Весьма сложная деятельность запоминания часто превращается затем в организованный процесс заучивания, припоминания, воспоминания. По своему происхождению она является продуктом исторического развития, обусловленным потребностями конкретной человеческой деятельности.

 

Ассоцивитвиш тюрю памяти. Со времени Аристотеля различают ассоциации по сходству, смежности и контрасту. Все они в настоящее время относятся к простым, или механическим ассоциациям.

 

Ассоциации по сходству основаны на том, что запоминаемые объекты имеют некоторые одинаковые черты. Сходство может касаться величины и цвета, формы и веса и т.п. К ассоциациям по смежности относятся такие связи, которые возникают при наличии близкого расположения предметов и явлений в пространстве или времени. Ассоциации по контрасту возникают цри наличии противоположных качеств объектов.

 

 

Ассоциации образуются в том случае, ковда соответствующие психические процессы переживаются или одновременно или непосредственно друг за другом.

 

И.П. Павлов ввделил яхоциации пршинм^сяедствеиных отношений. Например, в сеть включено мощное сопротвление. Далее, вслед за коротким потрескиванием в электросчетчике возникла искра, после чего свет потух. Таким образом, причина - перегрузка электрической сети, следствие - перегорела нить в предохранителе. Оба последовательных явления ассоциируются друг с другом, и возникает причинно-следственная связь.

 

Причинно-следственные ассоциации как временные единичные связи сходны в этих свойствах с механическими ассоциациями. Но, имея в основе логическое взаимодействие компонентов, они являются в то хе время и своеобразным переходом к сложным смысловым связям.

 

Под последними подразумеваются также ассоциации, но только объединенные и обобщенные посредством слов в группы и целые системы при условии обязательного понимания человеком характера связи отдельных слов и их комплексов. Образование, выделение определенных систем, в которых обобщается наиболее существенное, происходит в момент запоминания. Вновь созданные комплексы в дальнейшем связываются между собой. В результате возникают ассоциации на более высоком уровне - структуры высшего порядка. Смысловая (или логическая) память, основанная на образовании сложных (смысловых) связей, имеет активный характер, так как помогает сохранять данные, необходимые для трудовой деятельности, для выполнения специально поставленных задач, и непосредственно связана с интересами, потребностями человека. Смысловое запоминание несколько условно можно разделить на ряд этапов, показанных на схеме.





Дата добавления: 2014-12-25; Просмотров: 88; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.224.50.28
Генерация страницы за: 0.021 сек.