Студопедия

КАТЕГОРИИ:



Мы поможем в написании ваших работ!

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Мы поможем в написании ваших работ!

Борьба за власть в партийном руководстве в 20-е гг


Формирование административно-командной системы и режима личной власти Сталина

ВОПРОС.

На решение задач хозяйственной политики и государственного строительства в СССР сказывалась обстановка в самой партии. При В.И.Ленине и в первые годы после его смерти, споры и разногласия разрешались путем дискуссий, стремления выработать общее мнение. После смерти Ленина дискуссии в высших партийных органах приобрели очень острый характер. Причин здесь было несколько: усложнение задач хозяйственного развития, рост социальных противоречий в стране, недостаточность культуры, цивилизованности среди населения и в самой партии, отсутствие четких теоретических обоснований и опыта строительства социализма, размывание индустриального ядра в рабочем классе, который пополнялся представителями крестьянства, не во всем поддерживавшего политику коммунистической партии, слабая партийная прослойка среди трудящихся, создававшая угрозу перерождения самой партии.

В 1922 г. Ленин так писал об этом: “Если не закрывать себе глаза на действительность, то надо признать, что в настоящее время пролетарская политика партии определяется не ее составом, а громадным, безраздельным авторитетом того тончайшего слоя, который можно назвать старой партийной гвардией. Достаточно небольшой внутренней борьбы в этом слое, и авторитет его будет если не подорван, то, во всяком случае, ослаблен настолько, что решение будет уже зависеть не от него”. События этих лет развивались так, что старая партийная гвардия была втянута не только в борьбу идей, но и в борьбу за власть.

Внутрипартийные процессы, свидетельствовавшие о частнопредпринимательской деятельности какой-то части партийных, советских и хозяйственных работников, взятках, комчванстве, бюрократизме, удручали больного В.И.Ленина. С декабря 1922 г. по март 1923 г. он продиктовал ряд статей и писем, которые вошли в полное собрание его сочинений под общим названием “Последние письма и статьи В.И.Ленина”. В них нашли отражение мысли о кооперации, о революции, о положении учителя, о функциях рабоче-крестьянской инспекции и Госплана. В.И.Ленин предлагал разграничить функции Политбюро, Оргбюро и Центральной Контрольной Комиссии, советовал расширить состав Центрального Комитета партии, пополнив его рабочими и крестьянами “от станка и сохи”, регулярно менять их, чтобы они смогли влиять на верхи партии, снизить опасность раскола в ЦК.



Во второй части “Письма к съезду” В.И.Ленин дал личные характеристики видным деятелям партии: “Сталин слишком груб, подчеркивал он, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека”. Ленин выразил неуверенность что, сосредоточив в своих руках необъятную власть генсека, Сталин сумеет всегда с достаточной осторожностью пользоваться этой властью. Это и вынудило Ленина предложить членам Политбюро и ЦК “обдумать способ перемещения Сталина с этого места”.

В.И.Ленин отметил “небольшевизм” Л.Д.Троцкого, “неслучайность октябрьского эпизода “ 1917 г. - Г.Е.Зиновьева и Л.Б.Каменева, недостаточное владение диалектикой Н.Л.Бухарина - “любимца партии”, увлечение администраторством Г.Л.Пятакова. Но ученики и соратники Ленина по своему отнеслись к оценкам, рекомендациям и завещанию вождя. В.В.Куйбышев предложил напечатать “Письмо к съезду” в “Правде” в одном экземпляре только для В.И.Ленина, чтобы он думал, что со статьей познакомилась вся страна. За подписью членов Политбюро в губкомы партии было направлено инструктивное письмо с рекомендациями как относиться к последним опубликованным статьям и письмам. В нем намекалось, что болезнь вождя не позволяет ему правильно оценивать политическую ситуацию в стране и партии.

Своеобразным оказалось отношение Политбюро и ЦК партии к той части завещания, где давались личные характеристики видным деятелям партии. Ленин считал эти оценки “абсолютно, категорически секретными”, не подлежащими преждевременному разглашению и должны быть переданы после его смерти очередному съезду партии. Но воля Ленина не была выполнена. Секретарь Ленина - Л.А.Фотиева обо всех записях проинформировала Сталина и некоторых других членов Политбюро. После смерти В.И.Ленина у гроба его соратники демонстрировали верность вождю: И.В.Сталин выступил с клятвой от имени партии и народа, Троцкий опубликовал скорбновеличавый некролог, Каменев подготовил статью “Ленинизм” для энциклопедического словаря, Зиновьев инициировал переименование Петрограда в Ленинград, выступил на ХIII съезде партии с докладом от имени ЦК. Каждый стремился показать свою близость, верность В.И.Ленину и ленинизму.

Состоявшийся 21 мая 1924 г. пленум ЦК по докладу Каменева принял решение произвести оглашение “Письма к съезду” не на заседании съезда, а по делегациям. При этом подчеркивалось, что эти ленинские документы опубликованию не подлежат. Оглашение записей, которые заключали в себе личные характеристики некоторых членов ЦК, по решению президиума ХШ съезда партии производилось делегациям членами комиссии по приему бумаг В.И.Ленина - Каменевым, Зиновьевым, Сталиным. В их выступлениях подчеркивалось, что Ленин говорил лишь о возможности перемещения Сталина с поста генсека, что Сталин учтет в полной мере критику Ленина, высказывалась мысль, что перемещение Сталина с поста генсека может усилить влияние Троцкого и он займет этот пост. Предложения Ленина, высказанные в его последних статьях и письмах, были рассмотрены ХII съездом партии, ХIII конференцией РКП/б/ и ХIII съездом партии.

В декабре 1927 г. ХV съезд ВКП/б/ принял решение приложить “Письмо к съезду” (записи от 24-25 декабря 1922 г. и 4 января 1923-г. с характеристикой членов ЦК) к стенограмме и опубликовать в ленинском сборнике. Но, несмотря на решение съезда, текст “Письма к съезду” был опубликован в закрытом бюллетене и в ленинском сборнике не печатался. В 1956 г. по решению ЦК КПСС эти письма были доведены до сведения ХХ съезда партии и опубликованы в журнале “Коммунист” №9 за 1956 г., изданы отдельной брошюрой и включены в 36 том 4-го издания сочинений В.И.Ленина.



Болезнь и смерть Ленина лишь на время притупили остроту внутрипартийной борьбы, после клятв у гроба она возобновилась с еще большим ожесточением. Борьба за власть в партийном руководстве прошла несколько этапов. Группировки формировались по интересам. Сначала на антитроцкистской основе образовалась тройка (Сталин, Каменев, Зиновьев). С привлечением на свою сторону других членов Политбюро она превратилась в семерку. Троцкий не стал обороняться, он сам напал на Политбюро и ЦК партии. После смерти Ленина он считал, что наступил его час. Подчеркивая свои заслуги, в ходе двух революций и гражданской войны, Троцкий выступил против политики партии. В октябре 1923 г. Троцкий обратился в Политбюро с письмом. Вскоре туда же поступил другой документ, ставший известным как “Письмо 46”. В них раскрывались экономические противоречия НЭПа, утверждалась невозможность построения социализма в одной стране. В критике политики партии у Троцкого были и здравые суждения. В январе 1924 г. Троцкий опубликовал брошюру “Новый курс”, в мае этого же года он выпустил книгу “0 Ленине”, в октябре вышла в свет его статья “Уроки Октября”. В этих публикациях Троцкий претендовал на роль единоличного вождя, утверждал, что большевизм стал революционным, взяв на вооружение его теорию “перманентной революции”, принижал роль Ленина в руководстве Октябрьской революции, обосновывал необходимость замены руководства партии.

В борьбе с Троцким на этом этапе Сталин занимал умеренные позиции, он не соглашался с требованиями Каменева и Зиновьева об аресте Троцкого, предупреждал, что “политика отсечения чревата большими опасностями для партии”. В январе 1925 г. Троцкий был снят (по его просьбе) с поста народного комиссара по военным и морским делам и председателя Реввоенсовета республики. В 1926 г. Троцкий был выведен из Политбюро, а в следующем году исключен из партии и отправлен в ссылку. В 1929 г. - выслан из СССР, а в 1932 г. - лишен советского гражданстава.

Изгнание Троцкого не привело к примирению в партийной верхушке. Сталин укреплял свои позиции. Главные оппоненты Троцкого - Зиновьев и Каменев - почувствовали себя обманутыми. Во второй половине 1925 г. прежний триумвират распался, Зиновьев и Каменев выступили теперь против Сталина и Бухарина, возглавлявших большинство ЦК, открыв второй этап внутрипартийной борьбы. Политические дискуссии не столько касались программных вопросов, сколько отражали столкновения личных амбиций и борьбу за власть. Главный бой оппозиция дала на Х1У съезде партии. Зиновьев выступил с альтернативным докладом по отчету ЦК. Каменев с трибуны съезда заявил, что Сталин не может играть роль вождя партии, ее объединителя. Несколько позже они объединились с Троцким и с 1926 г. атаки на партийное руководство осуществлялись объединенной оппозицией. В этом же году Каменев и Зиновьев были выведены из политбюро, а в 1927 г. из ЦК и исключены из партии. Во время второго этапа борьбы Сталин продолжал упрочивать свое положение в высшем партийно-государственном руководстве.

Третий этап внутрипартийной борьбы был связан с “правым уклоном”. Во главе его стоял Н.И.Бухарин - член Политбюро, руководитель Коминтерна, редактор “Правды”. Бухарин не создавал оппозицию, не выступал против политики партии. Он выступал против чрезвычайных мер, недостатков и ошибок в работе органов власти, курса на ускоренную индустриализацию страны и коллективизацию сельского хозяйства. Бухарина поддержали члены Политбюро А.И.Рыков - председатель Совнаркома СССР, М.П.Томский - председатель президиума ВЦСПС, Н.А.Угланов - кандидат в члены политбюро, секретарь ЦК и МК ВКП/б/.

В ходе внутрипартийной борьбы к ноябрю 1929 г. произошло сближение позиций. Бухарин, Рыков и Томский признали необходимость форсированных темпов индустриализации, колхозы как “столбовую дорогу к социализму”, сплошную, массовую коллективизацию. Предметом оставшихся разногласий между группой Бухарина и сторонниками Сталина было отношение к вопросу о чрезвычайных, административно-насильственных мерах при проведении хлебозаготовок, создании колхозов, раскулачивании. Бухаринцы не отрицали возможность эпизодического применения чрезвычайных мер, но категорически выступали против превращения чрезвычайных мер в систему.

Беда и трагедия группы Бухарина состояла в непонимании ею, что чрезвычайные меры, вырастающие из самой политики партии, определялись не только субъективным фактором. Объективно программа форсированного осуществления индустриализации и коллективизации могла быть выполнена только с использованием чрезвычайных мер.

В апреле 1929 г. из Политбюро был выведен Угланов, в ноябре Бухарин, в следующем году Томский и Рыков. Все они были сняты с занимаемых постов.С конца 1929 г. Сталин стал безраздельном руководителем в партии и государстве.

Исследуя советское общество в 30-е гг., многие авторы среди причин возникновения административно-командной системы называют недостаточно высокий уровень развития производительных сил. Россия не достигла определенного уровня культуры и цивилизации, необходимого для строительства социализма, но в ней сложились условия, позволившие большевикам, выражавшим волю народа, взять в свои руки политическую власть. Обществу, заявившему о строительстве социализма, пришлось решать задачи, которые должны были быть решены в рамках буржуазного строя. Решить эти задачи методами, соответствующими социалистическим целям, было по меньшей мере трудно, если вообще возможно.

Кроме того, произошло слияние целей, ближайших на данный период, с перспективными целями развития общества в сторону социализма. Поэтому идеал мощного государства с развитой экономикой, тяжелой промышленностью, высокой обороноспособностью и т.д. фактически подменил собой социалистический идеал.

Сформировавшиеся в ходе решения этих задач формы общественной жизни были объявлены социалистическими, независимо от того, были ли они таковыми или просто хорошо служили задачам создания мощного государства, развитию экономики. Другие формы отвергались не в зависимости от того, служили они или нет раскрепощению человеческой личности, а в зависимости от их роли в мобилизации сил и средств для развития страны.

Само по себе ”подтягивание” экономики с помощью административных и политических средств, изменение экономических отношений по определенному плану создавало предпосылки для волюнтаризма, для создания административно-командной системы, так как появлялась возможность исходить не из объективных реальностей жизни, а навязывать (хотя и в определенных пределах), созданные в умах людей схемы развития общества. Это в свою очередь многократно усилило влияние субъективного фактора, увеличило цену теоретических ошибок.

Складывание административно-командной системы определялось и тем, что в силу исторических особенностей развития России степень демократизации советского общества оказалась недостаточной. Общество не прошло настоящей школы демократии. В стране, где веками существовало крепостное право, до 1917 г. сохранялось самодержавие, отсутствовали демократические традиции.

Имело значение и положение в самой партии: бесконечные чистки ее рядов от “классово чуждых элементов”, регулирование ее состава с помощью ограничения приема из числа служащих, зажиточных крестьян, представителей интеллигенции, что сказывалось на образовательном уровне самих коммунистов и партии в целом в борьбе за власть.

Важное значение для формирования политического режима в стране имели особенности характера самого И.В.Сталина. В нем сочетались сильная воля, огромные организаторские способности с неограниченным властолюбием, грубостью, болезненной подозрительностью и другими отрицательными качествами.

Административно-командная система в СССР прошла в своем становлении три этапа.

1-й этап - период “военного коммунизма” /1918-1921 гг./. Предпосылками для складывания административно-командной системы послужили определенные теоретические положения научного социализма и необходимость наладить хозяйство в условиях войны и разрухи.

Подобные меры применялись во многих воюющих государствах, например, принудительная продажа продовольствия государству по ценам, значительно ниже рыночных, трудовая повинность, государственное распределение сырья и т.п. В России хлебную монополию ввело царское правительство, продотряды были созданы правительством Керенского.

Но “военно-коммунистическая” система не была еще административно-командной системой в законченном виде. В экономике, кроме национализированной промышленности и транспорта, имелся значительный негосударственный сектор. В экономике страны преобладало сельское хозяйство, развертывался огромный черный рынок.

В политической сфере партия оставалась и политической организацией единомышленников, имеющей оппозицию либо в виде других партий, либо в виде белых армий и иных движений, участвующих в Гражданской войне. Степень поддержки тех или иных политических сил народом показывали в определенной степени результаты вооруженной борьбы.

2-й этап - “новая экономическая политика” (1921-1929 гг.).

Командные методы ведения хозяйства не были полностью изжиты и при Нэпе, а с возникновением экономических трудностей их роль возросла. В период формирования нэповской хозяйственной системы экономические трудности вынудили Советское государство сохранить и даже укрепить централизованное руководство государственной промышленностью, что позволило установить и удерживать монопольные цены на промышленные товары.

3-й этап - окончательное формирование административно-командной системы (1929 - середина 30-х гг.). В промышленности - взят курс на форсированную индустриализацию, который требовал огромных административных усилий. В сельском хозяйстве - проводится коллективизация. Перевод сельского хозяйства на путь крупного общественного производства стал рассматриваться как средство решения в короткие сроки хлебной проблемы и одновременно ликвидации кулачества как главного врага Советской власти. В сфере государственного управления продолжался процесс сращивания партийных и государственных органов, концентрации власти в руках И.В. Сталина.

В партии (после разгрома группы Бухарина) не возникало больше серьезной оппозиции Сталину. Из союза единомышленников партия превращалась в иерархическую структуру, в которой господствовали приказные методы. Всякое инакомыслие подавлялось. Все ошибки и недостатки списывались на врагов и вредителей. Прошли сфабрикованные процессы - “Промпартии” в 1929 г., “Трудовой крестьянской партии” в 1930 г. и другие. Органы безопасности выходили из-под партийного контроля, становились независимой силой, подчиненной только Сталину.

Таким образом, к середине 30-х гг. в СССР сформировалась административно-командная система. Хотя в основе этой системы лежала государственная и колхозно-кооперативная собственность на средства производства, социалистическая направленность преобразований, происходивших в советском обществе, выхолащивалась. Дальнейшее развитие административно-командной системы продолжалось в предвоенные годы.

Наверное, уместен такой вопрос: имелись ли у Сталина объективные предпосылки претендовать на лидерство в партии и государстве? Ответ, на наш взгляд, может быть положительным.

Сталин был членом партии с 1898 г. После победы Октября Сталин выдвинулся в качестве одной из видных фигур в руководстве партии. Об этом свидетельствуют следующие факты: он постоянно избирался членом Политбюро ЦК с момента его создания, являлся постоянным членом и фактическим руководителем Оргбюро ЦК, ему доверялось возглавлять сразу два наркомата - Наркомнац и Рабкрин, а также представительство ЦК в ВЧК - ОГПУ (член коллеги) и он назначался членом Совета Труда и Обороны и Реввоенсовета Республики.

Известная ленинская характеристика свидетельствует, что Сталин был одним из “выдающихся вождей современного ЦК”. Он действительно был крупным организатором, умелым и талантливым систематизатором идей, обладал способностью выстраивать их в логическую и легко воспринимаемую систему взглядов, был целеустремлен в достижении поставленных целей. Сталин был избран на пост генерального секретаря на Пленуме ЦК РКП/б/ 3 апреля 1922 г. по рекомендации Л.Б.Каменева и В.И.Ленина.

Одним из условий победы Сталина в борьбе за власть являлось и то, что свою политическую деятельность он выдавал за беспредельную верность марксизму-ленинизму, а самого себя за верного последователя и продолжателя дела Ленина.

Параллельно с утверждением верховенства Сталина, со сколачиванием преданного ему окружения в партийных верхах, начиная с середины 20-х гг., появлялись группы коммунистов, стремившиеся если не недопустить, то хотя бы затормозить нарастающий процесс концентрации огромной власти в его руках.

В начале ЗО-х гг. попытку разоблачить действия Сталина как антиленинские предприняла группа партийцев во главе с Мартемьяном Никитичем Рютиным, членом партии с 1914 г., работавшим в 1924-1928 гг. секретарем Краснопресненского райкома партии Москвы, избранным на ХУ съезде ВКП/б/ кандидатом в члены ЦК. После острой беседы со Сталиным в 1928 г. Рютин был обвинен в примиренчестве по отношению к “правым”, снят с должности, а в 1930 исключен из партии.

Рютиным было написано Обращение “Ко всем членам ВКП/б/”. В нем подчеркивалось: “... Сталин за последние пять лет отсек и устранил от руководства все самые лучшие, подлинно большевистские кадры партии, установил в ВКП/б/ и всей стране свою личную диктатуру, порвал о ленинизмом, встал на путь самого необузданного авантюризма и дикого личного произвола, поставил Советский Союз на край пропасти”.

С критикой действий Сталина выступали и другие видные партийные работники: С.И.Сырцов, А.П.Смирнов, Н.Б.Эйсмонт, В.Н.Толмачев, В.Б.Ломинадзе и их единомышленники. Так, председатель Совнаркома РСФСР Сырцов критиковал навязанные Сталиным непосильные для страны темпы индустриализации, авторитарные методы партийного руководства. Он был убежден в необходимости перемещения Сталина с поста генсека.

Сырцов заявил на Политбюро, что этот высший орган партии превратился в совещательный при генсеке. В ответ на критику, Политбюро приняло решение передать “дело” о фракционной работе Сырцова, Ломинадзе и др. на рассмотрение ЦКК. В начале декабря 1930 г. было принято совместное постановление ЦК и ЦКК о возникновении в партии “левоправого блока” с программой, совпадающей с платформой правых ”оппортунистов”. Сырцов и Ломинадзе были выведены из состава ЦК; в дальнейшем Сырцов репрессирован, Ломинадзе покончил с собой после предъявления ему обвинения в создании террористической группы.

Январский (1933 г.) Пленум ЦК и ЦКК объявил о создании “подпольной фракционной группы” Эйсмонта, Толмачева, Смирнова и др. и вербовки ею своих сторонников “среди разложившихся элементов”. Они обвинялись в “антипартийной работе против политики партии”. Эйсмонт и Толмачев были исключены из партии, Смирнов из состава ЦК, а позднее из рядов партии и был репрессирован.

Утверждение позиций Сталина завершилось на февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП/б/ 1937 г. Проявилось это в том, что после Пленума начался разгул массовых репрессий против верных идеям большевизма кадров партии.

Первый из политических процессов 30-х гг. проходил в августе 1936 г. по делу так называемого троцкистско-зиновьевского террористического центра. По суду проходили Г.Е.Зиновьев, Л.Б.Каменев, Г.Е.Евдокимов и другие - всего 16 человек, которые обвинялись в осуществлении убийства Кирова, подготовке покушений на жизнь Сталина и других руководителей партии, а также в шпионаже, вредительстве, диверсиях и других преступлениях против советского строя.

В январе 1937 г. проходил судебный процесс по делу Г.Я.Пятакова, К.Б.Радека, Г.Я.Сокольникова, Л.П.Серебрякова и других со стереотипным набором обвинений. В марте 1938 г. был организован суд по делу “право-троцкистского блока”. В числе обвиняемых проходили Н.И.Бухарин, А.И.Рыков, Н.Н.Крестинский, Х.Г.Раковский, А.И.Икрамов, Ф.У.Ходжаев и другие - всего 21 человек. Подсудимые обвинялись в шпионаже против Советского государства, измене, убийствах видных партийных и государственных деятелей. Наряду с этими процессами в июне 1937 г. проходил и закрытий суд над военными руководителями - М.Н.Тухачевским, И.Э.Якиром, И.П.Уборевичем и другими, обвиненными в шпионаже и подрыве боевой мощи Красной Армии. Все обвиняемые были расстреляны.

Репрессии 20-х гг. прокатились по всей стране, привели к разгрому советского, партийного, хозяйственного, военного аппарата, к колоссальной нехватке подготовленных кадров. Сотни тысяч людей, выдвинутых на руководящую работу из рядовых, не были готовы к исполнению своих обязанностей. Масштабы репрессий, нанесенный ими вред государству, не оценены в полной мере до настоящего времени.

Победа Сталина способствовала укреплению административно-командной системы, созданию атмосферы всеобщего подчинения вождю.

Это было наглядно продемонстрировано на ХVII съезде ВКП/б/ в 1934 г. Славословие в адрес Сталина раздавалось не только со стороны его ближайшего окружения (например, Ворошилова, Жданова, а также Хрущева, Кирова). Бухарин назвал Сталина “славным фельдмаршалом пролетарских сил, лучшим из лучших”, человеком, который “был целиком прав, когда разгромил, блестяще применяя марксистско-ленинскую диалектику, целый ряд теоретических предпосылок правого уклона, формулированных прежде всего мной”. На этом же съезде Каменев подчеркнул в своем выступлении о наступившей эпохе, как эпохе Сталина, нашего “вождя и командира”. Осинский назвал Сталина “вождем мирового коммунизма”. Томский подчеркнул, что Сталин - это “великий инженер социалистического строительства”. Даже Зиновьев, один из наиболее близких Ленину людей, назвал работы Сталина “квинтэссенцией ленинизма в данную эпоху”.

Что заставило партийную верхушку так поступать? В качестве одного из предположений выскажем мнение о том, что, по убеждению представителей старой партийной гвардии, открытые заявления или прямое противоборство со Сталиным ослабляло партию, нарушало единство ее рядов, влекло за собой раскол. Другое предположение состоит в том, что старцы большевики принимали условия навязанной им бесчестной игры ради того, чтобы не оказаться вне партии, без нее они не мыслили своего существования. Наконец, третье предположение такое: раз так нужно партии, ее благу - пусть так будет! Эта точка зрения среди партийцев была особенно распространена. Рождался уже тот термин, как культ.

Была и другая позиция. Ф.Ф.Раскольников, бывший полпред СССР в Болгарии, 17 августа 1939 г. в открытом письме Сталину писал: “Рано или поздно советский народ посадит вас на скамью подсудимых, как предателя социализма и революции, главного вредителя, подлинного врага народа, организатора голода и судебных подлогов”.

Несмотря на критику, сталинизм, как идеология и политика, овладевал сознанием миллионов людей, становился мировоззрением, идейной основой их жизни и деятельности.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Форсирование индустриализации и коллективизации | Достижения и трудности культурного строительства

Дата добавления: 2014-01-03; Просмотров: 1390; Нарушение авторских прав?; Мы поможем в написании вашей работы!


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2021) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.01 сек.