Студопедия

КАТЕГОРИИ:



Мы поможем в написании ваших работ!

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Мы поможем в написании ваших работ!

Фигурационная социология» Н. Элиаса





Немецкий социолог Норберт Элиас (1897 — 1990) родился в Бреслау (Вроцлав) в семье мелкого промышленника, изучал философию и медицину в местном университете, где в 1924 г. получил степень доктора философии. Затем он отправился в Гейдельберг для занятий социологией. Здесь молодой человек активно посещает организованный вдовой М. Вебера салон, где знакомится с К. Мангеймом. И когда тому предложили место во Франкфуртском университете, Элиас переезжает вместе с ним туда в качестве штатного ассистента.

В 1933 г., после прихода к власти А. Гитлера, начинающий ученый вынужден был эмигрировать сначала в Париж, а позднее в Лондон. Именно в столице Великобритании он проделал большую часть работы над своей книгой «О прогрессе цивилизации», опубликованной в Германии в 1939 г. Пока шла Вторая мировая война у Элиаса не было стабильного заработка, и он оставался пребывать вне научных кругов. И только в 1954 г. ему предложили, наконец, академическую должность в Лейстере; так в возрасте 57 лет немецкий социолог начинает свою научную карьеру, в которой, впрочем, он быстро разочаровался. Дело в том, что его эволюционный подход во времена господства в британской социологии теории Т. Парсонса оказался невостребованным (или, как говорил сам Элиас, «гласом вопиющего в пустыне»), а студенты считали его «эксцентричным голосом из прошлого». И только в 60-е гг. в Европе, наконец, «открыли» работы ученого, а в 70-е гг. они получили широкое признание к научных кругах. Это дало возможность Элиасу уже в довольно зрелом возрасте стать почетным доктором социологии и обладателем ряда наград.

Остановимся теперь вкратце на основных социологических идеях Элиаса. И прежде всего выясним, в чем он видел специфику социологии как науки. Этой проблеме посвящается его работа «Вовлеченность и дистанциирование», где утверждается, что социальные науки вообще и социологическое познание в частности, отличаются от естественных наук двумя особенностями. Во-первых, «объекты» социальных наук являются в то же время и «субъектами», наделенными представлениями о собственной жизни в обществе, чего нельзя сказать, например, об атомах в физике. Во-вторых, в социальных науках сами исследователи составляют часть их собственного исследовательского объекта.



Именно эти характерные черты социального познания, считает немецкий социолог, требуют дистанциирования и вовлеченности. Дистанциирование необходимо потому, что в любой из социальных наук исследователь, стремящийся к научной точности, обязан сам отмежеваться от предустановленных идей и бытующих предрассудков. Вовлеченность требуется, «поскольку для того, чтобы понять структуру молекулы, нам не нужно знать, что означает ощущать себя одним из атомов, тогда как для того, чтобы понять способ функционирования человеческих групп, очень важно иметь доступ к внутренней стороне опыта людей относительно их собственной группы и других групп».

Другой важной проблемой, которую поставил перед собой Элиас и решение которой красной нитью проходит через все его творчество, является преодоление классической оппозиции между индивидом и обществом. Она, по мнению ученого, возникает из-за того, что «индивид» и «общество» часто предстают в современной науке в виде «отчетливо видимых и осязаемых вещей». Это как раз и приводит к тому, что в дальнейшем они выступают «как две совершенно различные вещи, как если бы речь шла о столе и стуле».

Но такое положение дел, считает Элиас, существовало невсегда. Обратившись к истории данного вопроса, он приходит к убеждению, что «наше собственное обычное видение, наш собственный образ человека возник довольно поздно в истории человечества, он формировался медленно и существовал первоначально на протяжении достаточно короткого периода в узких кругах античных обществ, а затем появился вновь уже в период, который в истории западных обществ назвали Возрождением». Позднее, в XVII веке, возникает проблематика самосознания и внутреннего мира человека как противостоящего внешнему миру. Так в зависимости от новой эпохи меняется и представление об идентификации личностей, об отношении «Я» к «Мы». И эта «тенденция к индивидуализации», постоянно нарастая, в конечном счете приводит к появлению жесткой оппозиции между индивидом и обществом. В итоге индивид рассматривается в качестве некой целостности, внешней по отношению к обществу, а общество в качестве целостности, внешней по отношению к индивидам.

Но в действительности общество не состоит из обособленных единиц (атомов-индивидов), на чем настаивает социологический номинализм, рассматривающий человека как homo clausus, т. е. как абсолютно независимого от остальных людей. Напротив, исходной точкой социологического исследования должны выступать взаимозависимые индивиды. И чтобы это стало возможным на концептуальном уровне, Элиас вводит понятие фигурации, которое позволяет, по его мнению, преодолеть оппозицию «индивид — общество» и способствует «нашему восприятию людей как индивидов и в то же время как сообществ».

Фигурации — это социальные процессы, в которых люди «сплетены» друг с другом. Поэтому они составляют «цепочки взаимозависимостей», отличающихся друг от друга протяженностью и сложностью. Эти цепочки возникают и развиваются в основном неосознанным и незапланированным образом. «Сердцевину изменяющихся фигураций — самый их центр — составляет подвижное, гибкое равновесие, колебание баланса сил, перевес их сначала в одну, а затем в другую сторону». В результате в работах немецкого социолога общество предстает как подвижная и постоянно меняющаяся ткань многочисленных взаимозависимостей, связывающих людей друг с другом.

Использование понятия «фигурация» оказывается также плодотворным для преодоления другой классической оппозиции, противопоставляющей детерминизм и свободу. Этот вопрос, утверждает Элиас, не может более обсуждаться с позиций «либо всё, либо ничего», ибо реально «существует ткань взаимозависимостей, в которой индивид обнаруживает рамки индивидуального выбора и которая одновременно устанавливает его пределы». Поэтому степень автономии, равно как и зависимости, должна определяться для каждого отдельного актора, исходя из конкретных условий, в которых он находится, и с помощью конкретного социологического анализа.



Взаимозависимости, в которые включены индивиды, согласно Элиасу, действуют не только как внешние принуждения; они также участвуют в формировании внутренних структур личности. Вовлекаясь во множество связей, которые имеют место в таких образованиях, как семья, социальная группа, нация и т. д., человек тем самым формирует свои чувства и образ мыслей, т. е. свой внутренний мир. Стало быть, и на них лежит некий «отпечаток», являющий собой продукт различных фигураций, в рамках которых действует индивид.

И, наконец, поскольку понятие «фигурация» применимо как к макро-, так и к микроуровням социологического исследования, то его использование допустимо и к относительно малым группам, и к сообществам, состоящим из тысяч или миллионов взаимосвязанных индивидов. Более того, Элиас утверждает, что макро- и микроуровни не следует трактовать «как раз и навсегда данные субстанции», ибо они — относительные понятия, определяемые одно через другое. Например, если город можно рассматривать как микроуровень по отношению к мировому рынку, то он будет одновременно макроуровнем относительно двух находящихся в нем человек. И эта идея интеграции макро- и микроуровней отчетливо сказалась затем в самой известной работе немецкого социолога «О прогрессе цивилизации», где рассматривается то, как формировались у западных народов манеры поведения в разных сферах жизни, и то, какую роль играла власть как способ социального подавления.





Дата добавления: 2014-01-03; Просмотров: 1832; Нарушение авторских прав?; Мы поможем в написании вашей работы!


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2021) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.003 сек.