Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Проходи, – пригласила я, мысленно поблагодарив его за пунктуальность. 3 страница





– Родная, что стряслось?

Но вместо ответа она, обняв меня, завыла на высокочастотной волне (хоть я и Ангел, но уши после этого у меня были ещё долго заложены).J Сильнее прижав её к себе, я мечтала узнать, что же произошло.

«Двояк» тут не при чём, ссора с мамой тоже. Но что же тогда? С Антоном (старшим братом) повздорила? Компьютер завис? Кто из друзей обидел? На все эти вопросы я находила лишь один ответ: «НЕТ!»

Вскоре Тоня перестала дрожать, я вой теперь напоминал скорее поскуливание. Я решила, что можно наконец вновь задать свой вопрос:

– Родная, что стряслось?

– Владислав – сволочь! – всхлипнула подруга утирая глаза полотенцем, тем самым размазывая по щекам тушь. – Сегодня пришёл и сказал… – Она вновь залилась слезами, – сказал, что у него другая, я же ему только друг. – Тонька всхлипнула. – А ведь целую неделю африканскую страсть изображал, артист. Ненавижу! – И она вновь заплакала, только теперь как-то робко, по-детски.

Моя челюсть непроизвольно съехала в сторону, как каретка у пишущей машинки. Ну не фига себе! Неделю!

– Тонь, но вы же сегодня как не в чём не бывало… ну… целовались.A

– Угу, – хрюкнула подруга, – а потом сел на диване и сказал: «Спасибо за незабываемую неделю, но у меня другая девушка. Давай останемся друзьями». Встал, взял куртку и ушёл, а я, как дура, осталась одна. Ты себе не можешь представить как же мне стало обидно, какая меня охватила злоба. Я готова была выцарапать ему глаза, а той мымре выдергать волосы. А плакала я оттого, что никому не нужна на всём свете. Вот, у тебя есть Костя, у Антона – Олька, даже у этого гада Владислава есть девчонка, я у меня никого нет…Ненавижу его!

– Я, конечно, понимаю, что за такие советы можно и в ухо схлопотать, но почему ты ему «подарочек» не сделаешь? – Я заговорчески подмигнула Тоньке. Та, ещё раз всхлипнув, отбросила жёлтую махру и сказала:

– Продолжай…

– Так вот, по неофициальным данным, Артемий, брат этого нехорошего человека, сохнет без тебя, как без «Sprit'а». Почему бы тебе ни завести шашни с Тёмой? А Влад пусть потом ногти кусает. – В душе, правда, я чувствовала себя очень гадко, но на что не пойдёшь ради лучшей подруги. – Представь, приходишь к ним, целуешь Артёма, а Владу только: «Привет, Владик». Как ему будет обидно.

Тоня, последний раз хрюкнув, встала с пола. Пристально посмотрев на меня, проговорила:

– А ты дело советуешь. Когда Владислав обернётся назад и увидит, что мне с Артёмом не хуже, чем с ним, он поймёт кого он потерял.

– Действуй…

Со скоростью моторной лодки Антонина вынеслась из ванной комнаты. Повесив полотенце на место, я вышла за ней. В то время из комнаты уже слышалось щебетание:



– Тёма? Приветик… Да, это Тонька! Да… Да… Нет!!!… Конечно… Слушай, встретится не хочешь? Да… Да, с удовольствием! Обязательно… Ага, вообще-то ещё и поговорить хочу. Нет, только при встрече… Ага, и тебя целую. До встречи.

Она положила трубку.

– Через полчаса в «Nord&West». А что одеть ума не приложу.

Тонька подскочила к шкафу и принялась рыться в его содержимом. Тут она повернулась ко мне и продемонстрировала приставленную к плечам вешалку с кофточкой:

– Может это?

Но вместо ответа я свалилась на диван, а из моей груди рвался дикий смех. Предполагаю, что при этом за вид у меня был, но так мне не приходилось смеяться уже несколько лет.

– Ты чего ржёшь? – нахмурилась Антонина. – Вроде ничего смешного не было… или это ангельство так влияет на психику?

– Да так…

Она хмыкнув, всё же выбрала из всех вещей именно то, что хотела.

– Вот теперь порядок. Ну, подвигали?

Я ухмыльнулась, глядя на цветущую подругу.

– Если Артём не рухнет, как подкошенный к твоим ногам, значит он слепой, либо… – я с улыбкой глянула на Тоню.

– Не продолжай… – хихикнула в ответ девушка, застёгивая куртку.

Мы вышли на лестничную площадку, покинули подъезд и тут я вспомнила об одной важной вещи.

– Во! Забыла сказать, я же сегодня с Витькой разговаривала. Финиш!

У Антонины, обалдевши смотрящей на меня, челюсть не произвольно съехала в сторону.

– Он что, смог тебя увидеть? – закричала она, хватая меня за плечи. – Значит он не врал, говоря, о любви к тебе. Офигеть! Не зря же он на тебя права качал и ревновал к каждому столбу. Вот это да!

Не смотря на то, что я – Ангел, у меня так зачесался язык, что невозможно было удержаться:

– Да пусть он засунет свою любовь в… Ой! Извините!

Тонька с восхищением уставилась на меня.

– Вот, теперь узнаю прежнюю Полину. Давай, двигаем быстрее, время не резиновое.

Мы молча потопали к остановке.

Как это у меня вырвалось такое? Ну действительно, что мне до его любви, если я питаю нежные чувства к другому человеку.

– Полька, мне пора. Загляни завтра, а? Ну, пока!

Я согласно кивнула. Тонька улыбнулась и зашла в полупустой троллейбус. И пришлось мне остаться на остановке в гордом одиночестве. Ох, не нравится мне эта ситуация – Влад, Артём и Тоня. То с одним, то с другим… Кто следующий будет? Алик? Или Костя? Бред! Так, полечу, проясню хотя бы для себя всю эту неразбериху. Надеюсь, Владислав дома.

Время подбиралось к пяти, когда я переступила стенку Владькиной квартиры.

Помещение встретило меня тишиной и пустотой. Не успела я расстроиться, как уловила нескладное пение, нёсшееся из коридора. Выглянув в коридор, оценила обстановку: в родительской спальне и кухне тихо, гостиная стоит в безмолвстве, в детской я только что была, следовательно, «дивные звуки» несутся из уборной.

Как в подтверждение моим словам из-за двери послышался шум сливного бачка, и из туалета выпорхнул Владислав. Я оказалась ровно за его спиной.

– Ну, здравствуй, герой-любовник! – С лёгкой издёвкой провозгласила я. Владик нервно вздрогнул и обернулся.

– Тьфу! – вздохнул он. – Поля, блин, ты в своём репертуаре! Опять меня до обморока решила довести? Мне и прошлого раза хватило.

– Да ну тебя. Поговорить пришла… – я сделала серьёзную мину.

– Твои слова меня пугают. Ты так говоришь, будто я чуть кого-то не убил… Пойдём.

Удобно расположившись на креслах в гостиной, мы продолжили начатый разговор:

– Ну, примерно ты прав. Чуть не убил… точнее, чуть не разрушил сердце своего брата…

– Не понял!!! – искренне удивился Владислав. Его светлые брови разлетелись в разные стороны.

– Начнём всё по порядку, – я начала допрос с пристрастием, – значится так, что у тебя с Тоней?

– Ну, если честно, то абсолютно ничего, – без тени смущения начал было Влад, но вдруг резко спохватился, – эй, а ты откуда знаешь?

– Оттуда. Хм, если в обнимку на диване – ничего, то я не должна быть Светлым Ангелом, - хмыкнула я.

– Это почему? –полюбопытствовал парень.

– Не об этом разговор. – Отрезала я, хмурясь. – Ответь на поставленный вопрос.

И тут Влад не выдержал и принялся каяться:

– Ну, короче, дело такое: я поссорился с Аринкой, а тут такой вариант подвернулся… В принципе, Антонина девушка не плохая, а Ринке «каку» есть шанс сделать. А сейчас вновь всё замечательно, я ведь просто развлекался…

– Тем самым чуть не разбив сердце Артёма. Какой же ты болван. – Вынесла резюме я. – Он по уши влюблён в Тоню. Эх, ты, а ещё старший брат. Слушай, что расскажу.

Я поведала ему сначала ночной разговор с Тёмой, потом с Тоней. Лицо Владислава вытягивалось по мере услышанного. Когда вся информация окончилась, парень выговорил:

– Я – сволочь, бесчувственный и бессердечный чурбан…

– Стой! Стой! Владик! – воскликнула я, зная его словарный запас на эту тему. – Родной, ты явно переоценил свои возможности! Успокойся, теперь всё в порядке. Только побыстрее проясни обстановку с Тёмкой. Чтобы не было:

…Враги в нашем доме,

Земля в муках стонет,

Убийца на троне –

Он зло во плоти…

– Полина, ты как была, так и остаёшься Ангелом-хранителем для меня и не только. Помнишь, как ты помогла Алику…

– Давай не будем о грустном. Лучше аккуратно намекни ему о том, что я жива. Он ведь до сих пор грустит по мне.

– Ты не появлялась у него?!!!

Я смущённо улыбнулась. В свете последних событий я позабыла о своём младшем друге. Вот ведь, клуша.

– Значится так, в… четверг сиди на своём «гнезде», – Влад восторженно сверкнул глазами, – операцию «Алик и Полина» я беру на себя. А, кстати, у кого перебиваешься?

– На «Небесах», – криво усмехнулась я. - Чердак около Угловой площади.

– Знаем такой. Будь там, а остальное за мной.

Поболтав ещё чуть-чуть, я улетела. На последок я нежно взъерошила светловолосую голову Владика и, обняв, прошептала: «Удачи, мой друг. Удачи!».

О, Господи, какой же тяжелый день выдался. Как была нянькой, так ей и остаюсь. Когда они научаться сами решать свои проблема, но только не проклятиями и кулаками, а мирными переговорами и прощением. О таком можно только мечтать.

Под такие мысли я уснула, удобно устроившись на одной из балок, поддерживающих крышу.

 

 

14.Новости про жизнь.

Ровно в половину третьего следующего дня я стояла у дивана в Тониной комнате. На диване, завернувшись в плед, спала моя подруга. Аккуратно потряся её за плечо, я зашептала:

– Тонька, не пугайся, это я…

– М-м-м… – промычала девушка поворачиваясь ко мне лицом, – Тёма?

– У тебя окончательно и бесповоротно поехала крыша, – резюмировала я. – Это я – Полина. – Но подруга меня просто не слышала.

– Тёмочка, дай я тебя поцелую, – она обхватила меня за шею и потянула к себе. От неё исходил запах дрожжей и солода. Пиво! О, милая, да ты пьяна!

– Тонька, аллё! – я встряхнула подругу. Та незамедлительно распахнула свои очаровательные глазки.

– Поля? А где Артём? – искренне удивилась она. – Он же был тут только что!

– Признайся, ты пила пиво.

– Да, мы пили… Где Тёма?

Я дёрнула плечами, но вдруг за спиной послышались шаги и голос Надежды Алексеевны:

– Тоня, я убежала, помой посуду. Вернусь в девять. – Следом захлопнулась дверь.

Тут же послышался скрип, лёгкое шуршание, и из недр гардероба выпал Артемий с бутылкой пива в руках. Я удивилась. Никогда не подумала бы, что Тёма спрячется от кого-либо, да ещё и в шкафу.

– Чуть не умер, – проблеял он, – там так душно и тесно. Слава Богу. Что успел.

– Тёма, ты Бога-то не трогай, – не утерпела я.

– Поля! Что ты тут делаешь?

– Вон, к ней прилетела, а она спит. Бужу, бужу её, а она чушь какую-то несёт. Еле добилась нормального ответа. И ты тут, как не парадоксально, прямо-таки, как снег на голову.

Парень раскрыл было рот, но Антонина ласково прощебетала:

– Тёма, тебе надо было уходить в половину, а сейчас как раз полтретьего. Я тебе сегодня же позвоню.

– Хорошо, милая, буду ждать…

Не прошло и пять минут, как хлопнула за Артёмом дверь, и мы остались вдвоём.

– Хм, можешь ничего не рассказывать, сама обо всём догадалась. Артём хороший парень – добрый, ласковый, преданный. Я очень рада, что вы нашли общий язык. Но пиво – это уж слишком. Обещай, что больше такое не повториться. – Тоня согласно кивнула головой и зевнула. Я продолжила:

– Ну, а теперь ложись и поспи.

На удивление девушка подчинилась беспрекословно.

– Спи, малыш, много чего случилось за последние несколько дней. Но знай, я никогда тебя не брошу, – поцеловав её в лоб, я прошептала:

– Засыпай…

Через какое-то время, подтыкая Тоне одеяло, я услышала её сонный голос:

– Ты просто Ангел-хранитель. Поля, спой мне чуть-чуть…

О, Господи, ещё чего?! Ладно, так и быть.

…От края до края

Небо в огне сгорает,

И в нём исчезают

Все надежды и мечты.

Но ты засыпаешь,

И Ангел к тебе слетает:

Смахнёт твои слёзы,

И во сне смеёшься ты…

Засыпай, на руках у меня засыпай,

Засыпай под пенье дождя.

Далеко, там, где неба кончается край,

Ты найдёшь Потерянный Рай…

Да, подействовало. Тихо сопя, Тонечка улыбалась миру своей очаровательной улыбкой. Глядя на неё было грех не улыбнуться. Хорошо, что она нашла себе друга именно в Свечкине-младшем, а не в его брате. Что не говори, а Влад всё же бабник. Ах… Помниться, когда-то давно, в прошлой жизни… может даже не я… плакала о жестокости мира и о равнодушии людей. Одним всё, а другим – ничего. Именно в таких ситуациях говорила фразу: «Успокойся, родная. Запомни, у тебя больше шансов выйти замуж по любви. Гуляют с красивыми, а женятся на порядочных. У тебя ещё всё впереди».

Вдруг какое-то непонятное чувство, то ли страх, то ли что-то в этом роде, шевельнулось в моём сердце. Надо срочно лететь к Косте. Что-то случилось.

 

 

15.Приключение с Костей.

В прихожей, едва переступив порог, я сразу сообразила, что не ошиблась.

Посреди коридора валялась зелёная пуховая куртка, чуть поодаль сумка и шарф. Ботинки стояли около тумбочки. Константин всегда очень аккуратен, так что такое много о чём говорит.

– Ты где? – крикнула я.

В ответ – тишина. Совсем испугавшись, я побежала а его комнату и нашла парня в кровати.

– Костик, что с тобой? – сердце сжалось от страха.

Он поднял голову и просипел:

– Горло очень болит.

Глаза его лихорадочно блестели, лоб оказался горячим, он заболел! Но я-то хорошо знаю, как следует действовать а подобной ситуации, сама последние четыре месяца до смерти провела в кровати.

Через полчаса довольный и повеселевший Костик пил на кухне обжигающий чай. Я положила в чашку три ложки сахара и налила яблочного уксуса. Заставила одеть шерстяные носки и тёплую фланелевую пижаму (кстати, пижама оказалась просто офигительной – вся в героях мультфильмов «Disney»). Уже через час с ним был полный порядок. Парень залез под одеяло, я же устроилась рядом. Тут же Плюш, спрыгнув с книжного шкафа, залез на кровать и устроился на груди парня. Я засмеялась:

– Лучше любой грелки.

Но Костя строго глянул на меня зелёными глазами и прохрипел:

– Всё тебе шуточки, а если ты из-за этого случая не вернёшься. Скажут, мол, не уследила, так ибо нехрен! Ты же должна меня оберегать!

Мне стало так грустно, хоть плачь. Действительно, занимаюсь проблемами всех, только не того, кого нужно. Тоже, блин, Ангел-хранитель!

Видя выражение моего лица, Костя решил сменить гнев на милость:

– Не кори себя, сам виноват. Вчера холодной минералки хапнул на улице – вот и результат.

Если сказать честно, то от его слов не стало легче. Нет, сейчас, как минимум две недели его нельзя покидать ни на минуту. Придётся операцию «Алик и Полина» перенести на потом. Хорошо, что телефоны теперь стоят практически в каждой квартире.

– Слушай, Коть, позвони Владу и скажи: «Завтра отменяется, я заболел», - Владька поймёт.

– А что должно быть завтра?

– Алик ещё не знает, что я вернулась. Плохо как-то получается, все знают, а он нет.

Более не спрашивая ничего, Костя выполнил мою просьбу. Вот теперь можно вздохнуть почти свободно: Александр Романов подождёт, а вот Константин – нет.

Я, абсолютно безвылазно провела около кровати друга две недели, пока не поняла, что он идёт на поправку. Большую часть времени он спал, но когда просыпался, с улыбкой говорил:

– Ну и скрутило меня. Не волнуйся, жить буду.

Конечно, шутка не смешная, зато про жизнь.

Раз в несколько дней Антонина приносила продукты, а я их готовила. Не смотря на то, что кроме друзей никто не мог меня видеть, я была очень даже материальна. Могла держать в руках разные предметы, от моей пощёчины щека ещё некоторое время пылала и побаливала, меня можно было обнять, но я не имела ни тени, ни отражения в зеркале. А так, вполне человек.

И вот настал тот по-весеннему тёплый мартовский день. В районе полудня, я услышала звук открывающегося замка на входной двери. Сказать, что я испугалась – ничего не сказать. Одним прыжком залетев за «любимый» шкаф, я стала ждать, что же будет.

Сквозь полки мне было видно, как в комнату вошла Инна Юлиановна. Тихо подойдя к кровати, она поцеловала спящего Костю, поправила одеяло и беззвучно заплакала.

Волна тепла поднялась из глубин души. Господи, как же плохо одной, без мамы… Мама! Как она сейчас? Как вообще они, мои родные и любимые. Я проглотила колючий комок, вставший поперёк горла, но из глаз градом потекли прозрачные слёзы. Мама – почему я до сих пор не разу не задумывалась о ней? Или меня успокоили слова Высшего: «…насчёт своих близких не беспокойся – они под хорошим покровительством…». Как бы я хотела узнать хоть что-нибудь про них.

Вдруг молниеносная мысль возникла в моём мозгу – надо срочно лететь к себе на Небеса.

Взяв крылья в руки, я понеслась на чердак.

 

 

16.Разговор с Архангелом.

Был ли это телепатический приказ, я не знаю. Но на Небесах меня ждал сюрприз, с одной стороны даже приятный, но с другой…

На подоконнике, скрестив ноги и разведя широкие крылья в разные стороны, сидел никто иной, как Архангел Кирилл. На его лице играла самая радостная улыбка, какую я только видела в его арсенале (а их было неисчислимое множество).

– Полинка! – воскликнул он, когда я просочилась сквозь стену. – Уже час тебя дожидаюсь. Ну и угораздило же тебя обосноваться в этом месте, месте наших встреч.

Нехорошее предчувствие сжало сердце, ледяные палицы прошлись по спине. Ох, не спроста явился он ко мне. Как сейчас влетит за Костю, мало не покажется.

– Ты из-за недогляда за Константином? Правда, – начала оправдываться я, – такого больше не случится. Клянусь!

– Нет! – отмахнулся Архангел. – Ты чего, не знаешь, сейчас грипп по городу ходит, – Кирюша с упоением чихнул, – даже Святой заболеет. – Он засмеялся.

Уф, аж гора с плеч! Сердца отпустило, а спина вмиг согрелась. Значит это не считается проступком. Я занималась вопросами других любимых мною людей и немного не доглядела за Костькой. Ладно, я поклялась, что такое больше не повториться, значит не повториться.

– Тогда, чем я обязана визитом такого высокопоставленного лица? Соскучился?

– И это тоже.

Кирилл вновь засмеялся и начал свой рассказ.

Не буду приводить его полностью, раскрою только суть: на Небе всё х´ОК´кей, с Нелли тоже всё в порядке, Полина Ярославовна (моя бабушка) скрипит помаленьку, ну, а данный субъект (Кирилл) приставлен к высокой должности.

– Представь, твоих родителей и брата с женой, как стеклянных берегу…

– Как они? Что с мамой? Как отец? Как дела у Степана с Симкой? – засыпала вопросами Кирюшу. – Где они сейчас?

– Тише, тише, у них в общем-то всё вроде нормализовалось. Живут они сейчас в Никополе, в доме твоего детства. Инна Вячеславовна, правда, всё ещё горюет, но уже немного полегче. Ну, а у Степана с Серафимой вообще полный класс – ребёнок родился, Полиной назвали. На тебя похожа, как ксерокопия. Те же голубые глазки, рыжие волосики, впрочем ещё редкие, но уже что-то…

Я тупо уставилось на Архангела. Нифига ж себе! Они скрыли от меня Симкину беременность. Ай да родители! Ай да Стёпа! Знали, радовались, а молчали, как партизаны!

Резко подлетев к Кириллу, я схватила его за ворот рубашки и начала трясти:

– Нимбом за них отвечаешь! – кричала я. – Особенно за маленькую Полину! Береги её, как не берёг никого, а за мной не заржавеет. Пойми, я не хочу, чтобы Серафиму постигла участь моей мамы. Я не хочу, чтобы Степан лишился одного из самого дорогого, что у него есть. Обещай мне, что выполнишь мою просьбу! Обещай!

– Полечка, успокойся, конечно, выполню. Именно для этого меня к ним и приставили. Но если ты…

– Что? Что я?

– А ладно, не обращай внимания… – грустно улыбнулся парень. – Проехали.

В глубине души я поняла, что он хотел сказать. Ещё давным-давно он говорил эту фразу. Но как и сейчас, тогда я не смогу её выполнить… из-за Кости. Хотя, что может быть дороже безопасности Полечки. Раз уж в своё время меня никто не взял под надёжное крыло Ангела-хранителя, то она должна быть под таким крылом, а лучшего крыла, чем у Кирилла не найти во всём Раю. Так что можно пойти за благое дело на маленькое предательство. Надеюсь, что простит мне это не только Костя, но и Высший.

Мои душевные терзания прервал мягкий голос Архангела:

– Поля, ку-ку! Ты мне внемлешь?

– А? Да, да.

– Говорю, что и Люк (мой ньюфаундленд), и шиншилла, оба живы и здоровы. Не волнуйся, все под присмотром надёжных глаз, а маленькая вообще накрыта моими крыльями. Ну, я тут у тебя задержался, – заторопился он. – Ну, я полетел.

Он тряхнул кудрями и повернулся ко мне спиной.

– Погоди! – вскрикнула я, рванув к нему.

Киря повернулся и непонимающе глянул на меня. Я на секунду прижалась губами к его губам, потом шепнула: «Спасибо…» – и отвернулась.

Но вопреки всем ожиданиям, Кирилл положил ладонь мне на плечо и серьёзно сказал:

– Лишусь ангельства, но оберегу малышку от всех несчастий. Прощай!

Вспорхнув с подоконника, он полетел ввысь. Я с грустью глядела, как он растворяется в темнеющем небе. Вот только нимб шлёт мне привет свысока, но и его скоро стало не видно.

Вдруг на душе стало как-то легко и спокойно, предательство больше не гнело мою ангельскую душу, я поняла, что поступила правильно и, что прощена Высшими Силами.

Стоя на широком подоконнике, я вдыхала аромат приходящей весны, хотя на дворе стоял лишь март месяц.

 

17.Праздник «Королевской парочки».

Несколько месяцев пролетело абсолютно незаметно. У всех дела шли хорошо. Может потому, что им был послан Ангел, а может просто так сложились обстоятельства. Тоня просто помешалась на Артёме, а Владик на Аринке. А вот к Алику я попала только 1апреля, как это не парадоксально. Ох, как же было страшно, что он примет это за идиотскую шутку. Но вопреки всем моим ожиданиям, он не испугался и не принялся орать, что все идиоты и, что нельзя этим шутить, а просто заплакал, уткнувшись носом в мою грудную клетку. Вот тогда я и почувствовала, что почти счастлива.

Но теперь про сегодняшний день.

Вообще-то сегодня 11июня, день Рождения моих лучших друзей – Владислава и Антонины.

Чтобы не поссориться, все единогласно решили справлять общий праздник на квартире у Свечкиных. Тем более их мама уезжала в командировку, а отец работал в соседнем городе, так что старшее поколение в этот день отсутствовало.

Вот мы и решили устроить праздник «Королевской парочки».

 

Тоня позвонила в дверь квартиры именинника. Я же, хихикнув, прошла в прихожую сквозь стену и открыла замок.

– Владик, иди встречать гостей! – радостно закричала подруга, сбрасывая босоножки.

Тут же из комнаты вынырнул именинник с дурацкой улыбкой от уха до уха.

– Владик, – заулыбались мы, – расти большой, не будь лапшой, надеемся, тебе это понравится.

– Прошу в наше скромное жилище двух холостяков, – пригласил парень, сжимая в руке наш подарок.

В комнате, как мы и ожидали, уже сидел Алик. Именинник начал аккуратно разворачивать хрусткую упаковку.

– Тонька, Поля, хотите, отгадаем, что внутри! – лукаво прищурившись спросил Алик. Артём, обнявший Тоню, захихикал. – Внутри этой коробки лежит лягушка в бескозырке и тельняшке, производства Китай. А цена сему предмету – двести пятьдесят семь рублей. Обёртка бесплатно.

Тоня вскипела:

– Кто ж о стоимости говорит?!

– Значит в точку? – захохотал Алик.

– Жаба!!! – вскрикнул Владислав, раскрывая коробочку. – Спасибо, Тонечка, Полинка, классная игрушка.

Но отчего-то в его голосе прозвучало явное разочарование. Не успели мы спросить в чем дело, как затрещал звонок, говорящий о приходе Кости. Артём спрыгнул с кресла и убежал.

– Тебе не понравилось? – растерялась я.

– Прелесть! – вздохнул Владик. – Давно о такой мечтал.

– Сейчас придут Артём с Костей, и всё поймёте… - пообещал Алик.

В комнату бодрым шагом вошёл Костик и, протянув имениннику нечто, запакованное в ярко-фиолетовую бумагу, с чувством произнёс:

– Расти большой, не будь лапшой, это тебе.

На лице Влада заиграла фальшивая улыбка.

– Спасибо, там что-то прикольное!

– Жаба! – упал с кресла Артём.

– В тельняшке! – пропищал Алик.

– И бескозырке! – вздохнула Антонина.

– Стоит около двухсот пятидесяти рублей, – подытожила я.

– Что-то никак не пойму, – завёл было Костя, но Влад быстро распахнул створку шкафа и прикрепил на неё жабу. Я ахнула. Перед глазами предстали одинаковые игрушки: зелёные, украшенные тельняшками и бескозырками. Константин разинул рот.

– Мы купили одно и то же, довольно мирно констатировал Алик, – более того, все сказали ему, вручая подарок: «Расти большой, не будь лапшой…»

– Ну отчего мы такие одинаковые? – вздохнул Артём, поудобнее устраиваясь головой на Тониных коленях.

– Да потому, что мы друзья! – Я смотрела в никуда. Вдруг в комнате стало светлее, чем было. Друзья смотрели на меня во все глаза – из нимба и крыльев лился белый свет. Внезапно пламя охватило всю комнату. Когда глаза присутствующих снова смогли различать предметы, они увидели, что я лежу без сознания на полу, а на открытой дверце шкафа появилась ещё одна игрушка – маленький Ангелок с рыжими волосами. Было понятно, что это не с проста.

Когда я пришла в себя, то оказалось, что я ничего не помню. Единственное, что задержалось в моей памяти – это ослепительная вспышка и появление фигуры в белом. Потом наступила темнота.

Только потом выяснится, что таким способом Высший решил показать, что нет провода отчаиваться. Но… увы! Никто до этого не додумался.

– Поля, что за шутки? – дрожащим голосом спросила Тонька. – Ты что, нормально подарок сделать не можешь? Обязательны все эти штучки?

– Это не я… – пыталась оправдаться я, но никто не верил.

– Глупо вышло, – пробурчал Артём.

– А по-моему, замечательно, – вступились за меня Костя и Влад, – теперь вся компания в сборе. Пять лягушат и Ангел – мы все. А световой эффект просто супер, только в Хеллоуин был бы более уместен.

Я почувствовала искреннюю благодарность к Владику и Косте. Да и у других сердце оттаяло. Праздник был спасён, но теперь настал черёд Тони…

Тут, Слава Богу, всё обошлось без каких-либо неожиданностей с моей стороны, да и подарки оказались разными.

Посидев ещё чуть-чуть, мы разделились: Тоня, Артёмка, Влад и Алик отправились на дискотеку, я же с Костей пошли к нему. Сегодня мне хотелось побыть с ним.

В общем, праздник «Королевской парочки» удался на славу.

 

 

18.Другая жизнь не сон…

Дни текли и текли не оставляя никаких следов в памяти. Все поразъехались по отпускам. Тонька благополучно сачкует у бабушки в Симферополе, Владислав с Артёмом нежатся на берегу моря, наверное, даже Чёрного, а Алик копается в своём огороде и в ус не дует. Моим единственным спасением от одиночества всё так же является Костя. Но и он не может проводить всё время со мной, потому что устроился на приработки в школьный летний лагерь.

Для меня этот день стал пыткой. Сегодня мой семнадцатый день Рождения, вроде бы весёлый праздник, но настроение оставляет желать много лучшего. Откуда-то появилось желание запустить кирпичом в дверь чердака и разрыдаться. Такого со мной ещё никогда не происходило, даже когда два месяца пришлось жить с двумя стариками. Да, небось, ещё никто не вспомнит об этом дне Рождения, даже Костя, иначе давно бы уже прибежал с поздравлениями.

Мда, ну почему жизнь так несправедлива? Я с грустью уставилась на белый крест, нарисованный мною на стене. Из-за смерти на Земле я никто и звать меня никак. Следом пришёл запоздалый гнев. Разве это жизнь?! Кстати, не побегав под дождём на физкультуре, я бы не подцепила воспаление лёгких и не отправилась на Небо…

Я посмотрела сквозь оконный проём чердака на зелёные купола огромных тополей и рябин. Мне всегда хотелось выделиться из массы моих сверстников, надоело сидеть в стороне, выслушивая оскорбления и понукания, а в результате – годы жизни пошли псу под хвост. Хотя, именно я виновата в том, что в этот день Рождения сижу тенью никем не видимая, никому не нужная. Впрочем, нет, я нужна своим друзьям…

И опять на смену горечи и унынию пришла злость. Ну, Полиночка, хороша! Довыделывалась! Тело давно в могиле, а душа до сих пор живёт со старым характером. И вообще, той Полины больше нет, она умерла, задохнулась. Сейчас на чердачном окне сидит совершенно другая Полина – умная, ловкая, добрая, готовая прийти на помощь всем и каждому… На неё можно положиться, её всё по плечу!

Закрыв глаза, я попыталась представить новую себя – длинные волосы, чистые, лучистые глаза и радостная улыбка на лице.

«Я вернусь, – думала я, – и к друзьям вернусь, и новую жизнь начну, пойду заново учиться, работу найду. Всё будет просто замечательно!»

Тут откуда-то с улицы довольно-таки громко послышалось:

…Другая жизнь не сон –

Я был для неё рождён…

Я открыла глаза. Музыка сразу стихла. За окном по небу проплыло облако. На секунду мне показалось, что на краю, сгорбившись, сидит измождённая девушка с грустными глазами. Внезапно я автоматически помахала вслед уплывающему в никуда облаку – прощай, Полечка, надеюсь, больше не встретимся.

Вдруг я услышала, как кто-то копается в замке, висящем по ту сторону двери. А… Лично меня это мало волнует, даже если это кровельщик, то меня то он не увидит.





Дата добавления: 2015-07-13; Просмотров: 132; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

studopedia.su - Студопедия (2013 - 2020) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.028 сек.