Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Подтверждаю Янск-11. 60°8'10.66 СШ 153°54'20.601 ВД / Файл 1258-09-02. 1 страница




 

Долгожданный результат.

Впрочем, результат, предвиденный заранее. Подтверждение тоже пришло быстрее,

чем предполагалось.

В настоящий момент Мишель Лемон находился в Москве. Ради того, чтобы добыть

эту информацию, он отправился на разведку, подвергаясь нешуточной опасности. Сейчас

он уже готовился к отходу и завтра должен был вернуться в западную Европу через

Венгрию.

– Хорошо. Сотрите сообщение.

– Так точно.

Проследив, как исчезает текст радиограммы, Тесса повернулась и покинула ГКП.

 

С момента атаки на остров Мерида прошло восемь месяцев. Все это время Тесса и

ее соратники трудились, не покладая рук.

 

1 Северное побережье Охотского моря, Магаданская область.


 

 

Рассеявшиеся по всему миру бывшие члены Митрила в первом приближении

восстановили сеть снабжения, финансирования и разведки. Хантер, Тень и их коллеги из

Разведывательного управления активно собирали информацию. Ветераны, подобные

подполковнику Эстису, набирали и тренировали личный состав, постепенно, шаг за шагом

наращивая военную мощь.

Но никто до сих пор не смог узнать о судьбе или местонахождении лиц из высшего

командного состава Митрила. Начальник Оперативного управления адмирал Борда,

начальник Разведывательного управления генерал Амитт, профессор Пэйнроз,

возглавлявший Исследовательский отдел и руководитель организации, лорд Мэллори –

все они погибли или продолжали скрываться от преследования.

По словам Хантера незадолго до нападения генерал Амитт перевел штаб

Разведывательного отдела в новое место, и, похоже, избежал разгрома и физического

уничтожения. Весьма вероятно, он и теперь продолжал тайно собирать информацию, не

предпринимая никаких действий. На контакт никто из его сотрудников не вышел, и было

трудно судить, можно ли считать эту группу союзниками нового, возрождающегося

Митрила. Хантер, получивший строгий приказ лечь на дно и ничего не предпринимать,

нарушил его и полностью перешел на сторону Тессы – на свой страх и риск. То же самое

можно было сказать и о Тени.

Они с Хантером сумели найти скрывающихся уцелевших сотрудников

Исследовательского отдела, вступить с ними в контакт и завершить строительство

«Лаэватейна». Новая разработка была окутана плотным туманом секретности, но Тесса

была в курсе, что его сборка прервалась задолго до трагических январских событий – в

связи со смертью ведущего конструктора и сложностями технического характера. Их не

удалось бы преодолеть и сейчас, но дело исправило то, что Тень смогла спасти и тайно

вывезти из Японии центральный вычислительный блок разбитого «Арбалета», и то, что к



ним присоединилась девушка-посвященная по фамилии Миллер. Та самая, которую в свое

время спасли Соске и его товарищи. Она смогла восстановить искусственный интеллект, и

проснувшийся Ал с ее помощью сконструировал новый бронеробот из того, что имелось

на руках.

Оснащенный мощным лямбда драйвером бронеробот был собран с бору по

сосенке. На него пошли экспериментальные агрегаты, имевшиеся в распоряжении

серийные запчасти для М9 и вообще все, что попалось под руку, поэтому его дизайны

выглядел несколько странным, а назначение – узкоспециализированным. В жертву

наступательным возможностям было принесено все остальное. Вспоминая, как в свое

время инженеры фирмы Локхид собрали первый прототип стелс-истребителя «Хэйв Блю»

из всяческих остатков, начальник секции технического обслуживания ТДД Эд Сакс и его

подчиненные прозвали этот бронеробот «Хэйв Рэд».

Были предприняты попытки заполучить и другое вооружение, но Тесса и ее

помощники не слишком рассчитывали на создание вооруженных сил, хотя бы

приближавшихся к тому, что было до нападения Амальгам. Снабжение было затруднено,

подобрать безопасные базы для размещения персонала было еще сложнее, да и

финансирование оставалось больным вопросом. Фонды, сохранившиеся от прошлой

организации, таяли, а новая децентрализованная сеть сбора средств через подставные

фирмы работала не слишком эффективно.

Сейчас над воссозданием Митрила трудились около двух тысяч человек, но

контратаки Амальгам серьезно осложняли ситуацию, заставляя их постоянно скрываться

и перемещаться.

«Туатха де Данаан» стала мобильным штабом, объединяющим всю

реконструированную сеть тайной организации. Верховное главнокомандование, по

существу, перешло к капитану первого ранга Терезе Тестаросса.

 


 

 

Не все из митриловцев были довольны этим. Такая огромная ответственность – и

семнадцатилетняя девушка. Как бы уверенно она себя ни вела перед лицом подчиненных,

это вызывало беспокойство.

Тем не менее, иных кандидатур, подходящих на этот пост лучше Тессы, не

имелось. Мардукас был надежным офицером, прекрасным тактиком и ее учителем, но все

же не обладал необходимым набором лидерских качеств, способностью вдохновить и

увлечь за собой людей, тем, что называется харизмой. Здесь не могла помочь его ставшая

притчей во языцех пунктуальность, строгость и привычка к занудным назидательным

речам. Но, кроме Мардукаса, иных сколько-нибудь серьезных кандидатов, способных

возглавить Митрил, просто не было.

Тесса часто со вздохом вспоминала майора Калинина – если бы он был с ней!

Являясь ее заместителем, он без труда нес на своих плечах огромных ворох задач по

подготовке, обеспечению и проведению операций, работе с личным составом – и

неисчислимое множество иных. Без него она была как без рук.

Андрей Сергеевич Калинин.

Известие о его переходе на сторону Амальгам повергло Тессу в шок. Безусловно,

наемники, из которых состоял Митрил, всегда следовали в первую очередь собственным

интересам, для них было логично выбирать более сильную из противоборствующих

сторон и более существенную компенсацию своих усилий. Но образ Калинина,

сложившийся у всех митриловцев, служивших вместе с ним на Западно-тихоокеанской

флотилии, разительно не соответствовал этой меркантильной концепции.

Неразговорчивый и мрачный, создающий впечатление совершенной безжалостности к

себе и другим – по крайней мере, внешне – он являлся человеком, на которого можно

было безоглядно положиться. Несгибаемая воля и честь настоящего воина, которая

безошибочно ощущалась в нем, притягивала к нему людей

Почему же теперь он оказался в рядах врагов?

Оставшаяся без самых насущных запасов после бегства с острова Мерида «Туатха

де Данаан» уцелела и смогла продолжить борьбу только благодаря тайному складу,

подготовить который не мог никто, кроме Калинина. Исходя из этого, можно было

предположить, что его решение перейти на сторону Амальгам было принято уже после

нападения на Мериду. Повлиял ли на него плен? Если вспомнить те события, то Тесса

заметила, что во время сражения в поведении майора были заметны признаки совершенно

несвойственной ему нерешительности – как будто он знал, что должно произойти, но не

видел способа противостоять нападению и пребывал в смятении.

Смогли ли враги промыть ему мозги и перетянуть на свою сторону посулами? Или

кто-то из его близких оказался на положении заложника? Возможно, он имел какие-то

связи с Амальгам еще до вступления в Митрил? Или причина была еще более сложной?

Единственное, что можно было сказать с уверенностью: у Амальгам появился

талантливый военачальник, а у Митрила – могущественный и опасный враг.

В чем же дело?

Может быть, это не Калинин появился в рядах Амальгам, может быть, это был его

брат-близнец? Но откуда у него такие же знания? Или Калинин сотрудничал со своим

братом, но…

– Командир?

Голос Сати заставил Тессу очнуться от тяжелых мыслей и вернуться к реальности.

– Да. Все в порядке.

Все десять участников совещания, рассевшихся вдоль стола в штабном отсеке,

озадаченно уставились на нее. Начальник технической службы Эд Сакс, по прозвищу

Брузер, сейчас как раз докладывал о ситуации с материально-техническим обеспечением,

наличных запасах и ведущихся работах.

Тесса наклонила голову, не обращая внимания на вопросительные взгляды.

– Итак, что дальше?

 


 

 

– Состояние наших М9 ухудшается. Все три бронеробота: «Фальке» и две машины

Е-серии. Мы не смогли заполучить для них запасные части – их слишком легко отследить.

БР интенсивно используются в течение полугода без капитального ремонта – все три

давно уже пора тщательно диагностировать и восстанавливать с использованием

специальных стендов, которых у нас нет. Они имеются только на заводах, но туда нам не

пробраться, какие бы уловки мы не использовали – тут же поднимется шумиха.

В распоряжении возглавляемого Тессой отряда сейчас находились четыре

бронеробота. Один черный «Фальке», две машины серии Е и «Лаэватейн». Последний

совсем недавно начал участвовать в боях, и износ его агрегатов был незначительным, но

три остальных участвовали в таком количестве жестоких сражений, что сейчас их

состояние вызывало самые серьезные опасения.

– Сколько еще мы сможем поддерживать их боеготовность?

– Их хватит не более чем на три боевые операции. После этого я ничего не могу

гарантировать. Может заглохнуть палладиевый реактор в разгар схватки, могут

переломиться несущие скелетные фермы из-за усталости металла, могут заклинить

суставы… все что угодно. Если мы разберем один из них на запчасти, то два оставшихся

смогут продержаться…

– Погодите. Но тогда наши возможности существенно снизятся! – озабоченно

заговорила Мао. – Раньше мы выставляли на поле боя шесть единиц одновременно, теперь

у нас всего одна боевая тройка плюс один. Если мы лишимся хотя бы одного бронеробота,

то не сможем полноценно участвовать в операциях и следовать отработанной тактике.

– В противном случае из строя выйдут все три БР.

– Хм.

– Ничего страшного, – вмешалась Тесса. – Надеюсь, еще до того, как они

сломаются после третьего боя, мы добудем запасные части. Пожалуйста, продержитесь до

тех пор.

Она говорила уверенно, хотя на самом деле не представляла, появится ли у

митриловцев такая возможность. Вероятно, что-то смогут сделать Хантер или Эстис, в

ином случае боеспособность десантного отряда «Туатха де Данаан» резко упадет.

Но самое главное…

Все решится еще до того, как произойдут три сражения.

Бросать три оставшихся бронеробота в четвертую и пятую схватки не потребуется.

Если эта война затянется настолько – они в любом случае потерпят поражение.

– Так что насчет следующей операции? – спросил Курц.

– Наши ряды множатся – собираются рассеявшиеся союзники. Кроме того, мы

смогли восполнить запасы и восстановить боеготовность ТДД, а заново созданная

разведывательная сеть начинает снабжать нас информацией. Тем не менее,

местонахождение Леонарда остается неизвестным – мы даже не знаем, жив он или нет.

Для того, чтобы разгромить Амальгам, мы должны знать точно, – просуммировал Крузо.

– Да, достоверной информации нет. Но я уверена – он жив.

– Интуиция?

– Возможно.

Тесса говорила без колебаний. И, хотя не подкрепленное фактами заявление

выглядело иррациональным, никто из присутствующих ни на секунду не усомнился. Она

не только была сестрой-близнецом, но и Посвященной, а те, кто служил в этой флотилии,

не раз имевшие дело с подобными вещами, понимали, что интуицию такого рода нельзя

недооценивать.

– Если вы помните, Канаме тогда сказала: «кажется, я его убила» – она не знала

сама. Правильнее считать его живым.

– Даже если и так, мы понятия не имеем, где он прячется, – пожаловался Курц.

– В настоящий момент информации для планирования эффективной атаки

недостаточно, – уточнил Крузо.

 


 

 

– Вы правы. Кстати, что касается плана с вирусом. Дана и Ал все еще дискутируют

и работают над этой проблемой, и до сих пор не пришли к удовлетворительному

заключению.

– Впервые слышу об этом. Они умеют общаться между собой? – удивился Сакс.

– В то время, когда не загружены прямыми задачами, естественно. С некоторой

натяжкой его можно назвать нерабочим временем. Но пока пользы не слишком много.

Условия задач, которые ставит Ал, слишком сложны для того, чтобы Дана нашла

решение, – ответила Тесса.

– Так, получается, Ал – настолько мощный искусственный интеллект, что даже

может соперничать с Даной?

– Именно так.

– Но ведь Ал на удивление слаб в шахматах. Играя с ИИ бронеробота Мао –

«Пятницей» – он продул девять раз из десяти.

Тесса впервые услышала об этом. Но это вовсе не смутило ее, она всего лишь

небрежно пожала плечами.

– Вы правы. Но, тем не менее, Ал – поразительный искусственный интеллект.

– Да? Но разве он не доказал свою слабость?

– Полагаю, причина в том, что он не использовал во время матчей математические

вычислительные методы. Он сумел победить всего единожды, но – используя интуицию,

подобно тому, как это делаем мы.

– Интуицию?.. – Сакс недоверчиво сдвинул брови, но тут заговорил молчавший до

сих пор Мардукас.

– Инстинкт. Часто шахматный гроссмейстер, математик или опытный стратег

сталкивается со сложными задачами и выдает правильное итоговое решение интуитивно,

не проводя сложных вычислений. Это трудно объяснить с точки зрения формальной

логики, но и отрицать существование подобного явления невозможно. Если угодно, одним

из вариантов его объяснения является частный случай предсказания будущего в

результате страстного желания победить, воплощение предвидения в реальность. В

рамках несложных математических игр расчетные методы, используемые неймановскими1

компьютерами, имеют определенные преимущества, но когда мы имеем дело со сложной

и многогранной реальностью – все изменяется.

– Хм-м-м.

– Давайте обсудим дефиниции интеллекта в следующий раз, когда у нас появится

свободное время, – Тесса со значением захлопнула папку, лежащую на коленях. –

Вернемся к насущным вопросам. В структуре системы управления Амальгам возникли

малозаметные, но важные изменения. Скорость, с которой принимаются решения,

возросла, противник демонстрирует более решительную и активную тактику. Я не уверена

до конца, но, возможно, наша партизанская война наконец-то доказала свою

эффективность.

– Они начинают нервничать и злиться? Хорошие новости.

– Впрочем, возможно, не мы послужили причиной.

– Что вы имеете в виду, командир?

– Леонард. Или мистер Калинин. Что, если они захватили руководящие позиции

внутри организации? До сих пор, сколь серьезные и болезненные удары бы мы ни

наносили, Амальгам не выказывала никаких признаков внутренних конфликтов. Так не

может ли быть причиной тайная борьба за власть? Мы должны принимать во внимание и

такую вероятность.

 

1Джон фон Нейман (1903 – 1957) — венгро-американский математик, сделавший важный вклад в квантовую

физику, квантовую логику, функциональный анализ, теорию множеств, информатику, экономику и другие

отрасли науки. Наиболее известен как праотец современной архитектуры компьютеров (так называемая

архитектура фон Неймана), применением теории операторов к квантовой механике, а также как участник

Манхэттенского проекта и как создатель теории игр и концепции клеточных автоматов.


 

 

– Все это выглядит очень таинственно, – в словах Крузо прозвучали непривычно

жалобные и растерянные нотки.

– Именно этот момент был одной из причин данного собрания. Есть и другая

причина. Благодаря самоотверженным действиям мистера Лемона и других разведчиков, у

нас возникла редкая возможность. Я планирую исследовать этот момент примерно через

сутки.

Слова Тессы заставили Мардукаса нахмуриться.

– Исследовать? Лично?

– Да. Без моего присутствия это исследование просто невозможно. Конечно,

определенная опасность имеется, поэтому, пожалуйста, выделите несколько

оперативников, которые будут сопровождать меня. Это очень удаленное место.

– Где же оно находится?

– На Дальнем Востоке. Некие руины на территории России.

В настоящий момент «Туатха» де Данаан» находилась в Атлантическом океане.

Если для сопровождения потребуются бронероботы, это будет весьма непростой маршрут.

Подводная лодка здесь не могла помочь, оставалось рассчитывать только на авиацию. А

два боеспособных вертолета могли поднять всего два БР.

– Итак… прикрытие будут осуществлять старшина Вебер и сержант Сагара. Майор

Крузо займется сбором информации и другими делами на Украине. Мелисса отправится в

Южную Америку вместе с полковником Кортни для атаки вражеского объекта. С этим

неугомонным стариком вам будет непросто, но придется потерпеть.

– Да нет проблем, – бросила Мао.

– Попрошу вас отвечать, как полагается.

– Так точно, командир!

– Прекрасно. На этом все, благодарю вас. Пожалуйста, будьте осторожны и не

делайте ошибок. Все свободны.

 

На следующее утро после устроенного Тессой внеочередного совещания, Мелисса

Мао открыла глаза и поняла, что совершила большую-пребольшую ошибку.

По сравнению с тем, что она натворила, все остальное – наступить по ошибке на

своего пехотинца, разболтать по открытому радиоканалу совершенно секретную

информацию – выглядело не стоящей упоминания ерундой.

Она проснулась в собственной каютке для комсостава. Командирские дела, куча

навалившейся бумажной работы привели к тому, что в ее единоличном распоряжении

оказалось крохотное, но совершенно личное помещение. Для людей, которые служили на

субмарине, это было невыразимой словами роскошью.

И теперь в этой маленькой каюте, на единственной узкой койке…

…Рядом с ней безмятежно похрапывал совершенно раздетый Курц.

Он дрыхнул без задних ног, чему-то улыбаясь во сне – так, как будто имел на это

полное право.

– Боже мой…

Застонав в голос, Мао уселась на кровати. Голова раскалывалась.

Короткая проверка показала, что на ней тоже не осталось ни единой ниточки – она

была в чем мать родила.

С трудом продираясь сквозь похмельную пелену, она попыталась припомнить, что

именно произошло прошлой ночью.

Какой ужас! Ей страстно захотелось, чтобы все это оказалось просто страшным

сном.

Все верно, теперь она вспомнила отчетливо.

Поздно ночью, когда она разбирала формуляры на погруженное снаряжение и

боеприпасы, явился Курц – ему нужна была подпись непосредственного командира на

каком-то документе. Кроме того, он поделился с ней своими проблемами – его

 


 

 


беспокоили неопытные новички из PRT. Начавшийся с деловых вопросов разговор

незаметно перешел в дружескую беседу, затянувшуюся надолго.


 



 

 

Когда ей захотелось промочить горло, и из малюсенького холодильника появилась

бутылочка газировки, рука ненароком соскользнула и пузырящаяся жидкость щедро

оросила койку и палубу.

Черт, вот в чем было все дело.

Если бы не эта проклятая газировка, ничего бы не случилось!

Быстро перейдя к светлому пиву, они сами не заметили, как начали делиться

своими заботами и горестями, жалуясь на выматывающую службу с беспрерывными

авралами. Ах, если бы получилось отдохнуть, хоть ненадолго, смотаться на какой-нибудь

курорт! Безмятежный сон, романтические знакомства… она не успела оглянуться, как

Курц в ответ на эти неожиданно поднявшиеся со дна души слова, деловито принялся

массировать ее затекшие от канцелярской работы плечи. Обычное домогательство – как

раз в его стиле.

Сверкая чистыми голубыми глазами, он с плотоядной улыбочкой наклонился и

прошептал ей прямо в ушко:

– Эй, сестричка. Неужели ты бы не хотела романтического приключения? Прямо

здесь. Со мной?

Ее стандартный ёко-гири1 в ухо, исправно валивший нахала с ног, в этот раз привел

к неожиданным и катастрофическим последствиям. Каютка была тесной, а пол мокрым от

пролитой минералки – она неожиданно поскользнулась. Курц попытался ее поймать, и

небезуспешно – они оба упали на койку. Что самое печальное, в процессе Мао сильно

ударилась головой об стенку. Кажется, она даже потеряла сознание на пару-тройку

секунд. Когда головокружение прошло, все поле зрения заполняло лицо Курца с

написанной на нем неподдельной тревогой. Его голос слегка дрожал.

– …Эй! Эй, ты цела?!

Эти простые слова словно прорвали плотину. Из ее глаз брызнули слезы.

Нет, нельзя сказать, что она безутешно рыдала, но накопившаяся тяжесть хлынула

через край горячими, обильными слезами.

Что я делаю в этой стальной коробке, на дне океана?! Почему он так беспокоится

обо мне?

Все, что ложилось на душу невыносимым грузом еще с Мериды – страх,

одиночество, тоска – все подкатилось к горлу горячим комком. И этот парень, держащий

ее в крепких объятиях, вопросительно заглядывающий в глаза – его лицо оказалось

близко-близко. Они смотрели друг на друга, не отрываясь, забыв о времени…

Да. Все верно.

Именно тогда они поцеловались.

Точно. Все было именно так.

Кто бы мог себе представить? Как… как глупо.

Где же было ее офицерское достоинство?

Она чувствовала себя настолько неловкой и смущенной, что ни за что не смогла бы

рассказать об этом Норе и остальным подругам.

Впрочем, если бы они узнали об этом, их глаза наверняка вспыхнули бы восторгом

и интересом. Можно было бы не сомневаться, на ее голову посыпались бы бесчисленные

вопросы.

«Так как же, как?! Как это было? Признавайся, быстро»!!!

 

Ну, как бы вам сказать…

…Боже мой!

Это было чудесно. Она и подумать не могла, что они окажутся созданы друг для

друга. Словно в сказке, словно в музыке…

 

1 Ёко-гири – боковой удар ногой.


 

 

В какой-то миг она просто потеряла себя. Наверное, потому сейчас так ноет все

тело. Конечно, звукоизоляция в жилых отсеках хорошая, но не дай бог кто-нибудь

услышал…

Вспоминая прошедшую ночь, Мао покраснела, как помидор. А Курц за ее спиной

выбрал как раз этот момент, чтобы что-то пробормотать, зевнуть и проснуться. Она в

панике попыталась прикрыть грудь простыней – несмотря на очевидную глупость этого

предприятия.

– Охо-хо-хо… А?..

Раскрыв глаза, Курц обалдело уставился на нее. Потом на его лице возникло

выражение, зеркально отображавшее ее собственное. Не теряя ни секунды, он отшатнулся

и закрыл голову руками, словно ожидая неминуемой кары.

– …Ё-моё! Что ж я наделал-то?!

Как бы Мао ни была сбита с толку, такое отношение вызвало в ней вспышку

возмущения, поборовшую ошеломление.

– Эй, это что за хамство?..

Она прервалась, заметив, как сквозь закрывшие лицо пальцы блеснул хитрый

голубой глаз. Убедившись, что немедленная расправа не грозит, злоумышленник

самодовольно ухмыльнулся.

– Хе-хе! Поверила! Я тебя проверял.

Как ни в чем не бывало, он пододвинулся и притянул ее спиной к себе. Его

дыхание защекотало щеку, а пальцы нежно пробежались по ключице и шее.

– Ай!.. Ты что творишь?! Дурак!..

– Нет-нет, без прелюдии нельзя.

– Какая-такая прелюдия… эй, ты, ну-ка – перестал!!!

– Мелисса, ты прекрасна.

– Ты куда?! Я сказала – нельзя… ой!..

Наученная горьким опытом прошлой ночи, она крепко ухватилась за кронштейн

койки, и меткий пинок отправил Курца на пол.

– Ай. Чего это ты?!

– Не наглей! Я тебе не какая-нибудь…

В подтверждение своих слов она пару раз шмякнула Кура по башке подушкой, уже

совершенно не заботясь о сползшей простыне.

– За что?.. Ведь ночью ты…

– Ночью – это ночью. Может, это тебе вообще приснилось. От того, что мы разок

переспали, мы еще не становимся любовниками.

– Какой разок? Три – три раза!!!

– Счетовод нашелся. Вообще, я не это имела виду… и с какого перепугу ты зовешь

меня Мелиссой?!

– Но ты сама сказала!

– Врешь, нахал!

– Сказала. И та-а-а-аким невероятным голоском!

Не находя больше слов, Мао запустила в него пустой кружкой. Та с жестяным

звуком отскочила от его лба и покатилась по палубе.

– Черт, что же такое со мной случилось? Какой кошмар… – застонала Мао,

схватившись за виски. – Потеряла голову в самый неподходящий момент.

– Точно. Это называется легкое сотрясение мозга, – хихикнул Курц.

– Выходит?.. Свинья, ты специально?!

– Фи, как грубо. И не такой уж я проныра.

– Да? Тогда с чего это ты был такой внимательный и заботливый прошлой ночью?

– Потому что переживал. И ничего такого я не планировал, не возводи напраслину.

Я и сам не думал… что так выйдет.

 

 


 

 

На лице Курца возникло неожиданно серьезное выражение. Он продолжил

задумчиво.

– Думал, ты замыслила какое-то коварство.

– Ах, ты!..

Вырвав у него тощую подушку, Мао несколько раз изо всех сил треснула его по

ушам.

Бац, бац, бац!

– А-а-а, перестань! Щекотно.

– Самоуверенная рожа! Да ты знаешь, как я страшна в гневе?!

– Еще бы не знать. Спасите!..

Получая пинки и оплеухи, перешедшие в нешуточное удушение, Курц

жизнерадостно повизгивал и хихикал. Когда возмущенная воительница, наконец, устала и

без сил повалилась обратно на койку, он подобрался поближе и заглянул ей в лицо.

– Ну, похоже, тебе стало получше.

– Что?..

– Ты ожила. Совсем другое лицо.

Да, все было именно так, как сказал Курц. Тяжесть, до этой ночи гнетущая к земле,

заставляющая сгибаться ее плечи – исчезла. То, что не смогли прогнать даже жаркое

тропическое солнце и горячий песок – мрак и тоска, затаившиеся в глубине ее глаз,

инстинктивное желание втягивать голову в плечи и оглядываться – все это развеялось,

исчезло, как утренний туман. Она чувствовала себя точно заново родившейся.

Поразительно! Всего одна ночь – и все чувства обострились и посвежели, мир вокруг

заиграл яркими красками, о которых она уже почти совсем забыла. Как же так? Мао

потрясла головой, ужасаясь собственной примитивности.

Нет. На самом деле, так и должно быть.

Любому человеку станет лучше – отвлечься, расслабиться, забыть обо всем.

Вкусная еда, безумная ночь любви – и громоздящиеся над головой проблемы кажутся уже

не такими страшными.

Люди есть люди – так уж они устроены.

Наверняка, Тессе это тоже бы помогло.

Неожиданная мысль заставила ее улыбнуться.

Да, если бы у этой девочки был бы кто-нибудь подходящий. На эту роль прямо-

таки просился Соске… если бы не Канаме. Конечно, его прямота и беззаветная

целеустремленность не давали поводов думать, что может случиться что-то такое, но… но

смотреть на него временами было просто тяжело – даже издалека.

Ладно, лучше не думать о таких сложных вещах.

Тем временем на лице Курца явно образовалось некоторое ожидание. Фыркнув,

она отрезала:

– Да, ты прав. Теперь мне лучше. Выход – вон там.

– Жесто-о-окая! Знал, что ты грубиянка, но не настолько же!..

– Ха, я же говорила – не наглеть! Я занимаю ответственную должность. И вообще –

лучше забудь. Если растреплешь кому-нибудь, я тебя убью.

В этот раз Курц действительно расстроился. Тяжело вздохнув, он повесил голову и

весь поник.

– Вот так, значит? Я-то надеялся – выходит, зря…

– Ну и что?

– Ничего. Но это… это мне не нравится. Выходит, тебе любой бы подошел,

окажись рядом в нужный момент? А я… я был так счастлив. Ну, ладно, я все понял.

Насупившись, он встал и начал с мрачным видом натягивать штаны.

– По-погоди. Вовсе даже не любой…

– Ага, так я и поверил. Но неужели тебе ни капельки не понравилось?





Дата добавления: 2017-01-14; Просмотров: 49; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.224.50.28
Генерация страницы за: 0.061 сек.