Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Психологии





Помощь в написании учебных работ
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

История развития знаний о психике животных и происхожде­нии психики человека неразрывно связана с историей всей пси­хологической науки, поскольку зоопсихология и сравнительная психология решают фундаментальные психологические пробле-мы: определение психики, ее возникновение и развитие в эволю­ции, происхождение человеческого сознания. Как и все осталь­ные знания о мире, знания о психике животных имеют два ос­новных источника: бытовой опыт (ненаучные знания) и специ­ально организованные научные исследования. Оба вида знаний (бытовые и научные) имеют свои особенности, они взаимодопол­няют друг друга и на разных этапах развития науки могут иметь разные отношения и взаимосвязи^ одной стороны, в хозяйствен­ной деятельности человека возникает запрос на познание свойств и закономерностей мира, что стимулирует развитие научных зна­ний. С другой стороны, бытовое сознание более консервативно и ограничено, не всегда может воспринять и адекватно использо­вать научные открытия, особенно если требуется изменение тра­диционных взглядов и практик. Однако эмпирические бытовые знания, сформировавшиеся в течение многих веков и тысячеле­тий, несут в себе в обобщенном, кристаллизованном виде такие сведения, которые могут быть очень полезны для науки. И здесь также возможны отвержение и недостаточная востребованность таких знаний научным мышлением. В современном мире наблюда­ется интеграция обоих путей познания: наука более пристально и уважительно стала относиться к практическому человеческому опы­ту, а повышение общего образовательного уровня и необходи­мость фактически в любой области человеческой практики иметь специальное образование приводят к необходимости получения научных знаний и их приложения к традиционным представле­ниям.

Бытовые (ненаучные) знаниявозникли на основе эмпириче­ского опыта человека, в первую очередь хозяйственного, на осно­ве наблюдений за животными в природе. Такие знания имеют очень давнюю историю. Еще в доисторические времена, на ранних эта-

пах развития Homo Sapiens sapiens (современный подвид человека разумного, возникший около 150 000 лет тому назад), человек на­чал познавать психику животных, причем для тех же двух основ­ных целей, которые существуют и сейчас: для взаимодействия с животными (охота, животноводство) и для познания собствен­ной психики. Первая цель достигалась за счет наблюдения и фик­сации полученного опыта в рисунках и ритуальных охотничьих обрядах. Элементы таких охотничьих ритуалов были уже у неан­дертальцев (подвид Homo Sapiens, предшествующий современно­му). Позднее для подготовки к охоте охотники придавали себе сход­ство со зверем, имитировали его движения и т.п. То же самое осуществлялось в ритуалах, связанных с животноводством. Рисун­ки древних людей изображали животных очень натуралистично, в движении, выполнении различных форм жизнедеятельности и даже с внутренним строением («рентгеновские рисунки»). Такие дей­ствия помогали человеку понять состояние животных и на основе этого прогнозировать их поведение, правильно строить взаимо­действие с ними. Вторая цель (познание собственной психики) первоначально реализовывалась в тотемических представлениях: человек пытался познать себя, отождествляясь с тотемическим животным с помощью приемов, сходных с охотничьими ритуала­ми, но уже с другими задачами. Отождествляя себя с тотемом с помощью имитации внешнего вида, движения, голоса и т.п., че­ловек познавал свои состояния и стремился научиться управлять ими: достигать такой же степени ловкости, смелости, мудрости и т. п., которые он представлял у своего «старшего» тотемическо-го сородича. Такие приемы до сих используются в некоторых вос­точных практиках работы с душой и телом. По сути, все описан­ное выше — это настоящие психологические знания (хотя и полу­чаемые ненаучным путем), так как они направлены на понима­ние внутреннего состояния животного (что, кстати, периодиче­ски выпадало из сферы научных интересов психологов, например в период развития «объективной» психологии в XIX—XX вв.). В дальнейшем эмпирические знания о психике животных накап­ливались в процессе хозяйственной и природоохранной деятель­ности человека, а также дрессировки (которая могла иметь как хозяйственное приложение, так и чисто развлекательное). В со­временном мире эти виды практики уже не основываются только на традиционных знаниях, а активно используют научные дости­жения и сами служат источником получения эмпирических дан­ных для науки.



Научные знания,как уже было показано выше, первоначально развивались в русле общефилософских и затем выделились в са­мостоятельные науки, имеющие свой собственный предмет ис­следования. Зоопсихология и сравнительная психология являются отраслью психологии и, как вся психология, выделились из фи-

лософии в самостоятельную науку относительно поздно — в сере­дине XIX в. Но поскольку зоопсихология — это междисциплинар­ная область знаний, то ее развитие связано не только с психоло­гией, но и со смежными науками: эволюционной биологией, это­логией, физиологией высшей нервной деятельности, антрополо­гией. Все направления, из которых позднее сложилась зоопсихо­логия, сначала были относительно едиными, развиваясь в рамках античной философии. Позднее знания о психике животных и про­исхождении психики человека формировались в русле двух на­правлений: философии (проблемы определения психики и возник­новения человеческого сознания, позднее ставшие предметами исследования в психологии) и естествознания (движущие силы эволюционного развития, регуляция поведения животных и че­ловека, антропогенез). В настоящее время зоопсихология и срав­нительная психология представляют собой синтез обоих направ­лений, в рамках которых выделяются различные частные предме­ты исследования, общие и конкретные задачи, используются раз­личные теоретические подходы, концепции и модели экспери­ментальных исследований. В рамках учебного пособия мы можем лишь кратко показать как развивались эти знания. Более подроб­ные исторические обзоры, характеризующие отдельные направ­ления развития знаний о психике животных, представлены в рекомендуемой к данному разделу литературе (Н. Н.Ладыгина-Коте, А.Н.Леонтьев, К.Э.Фабри, Д.Дьюсбери, Д.Мак-Фарленд, 3.А.Зо­рина, И.И.Полетаева и др.).

Представление о психике животных и человека в античной философии

Античные философы много внимания уделяли проблемам души, ее определению и формам существования. Первые письменные свидетельства представлений о душе животных и человека можно обнаружить еще у самых ранних философов Древней Греции, при­чем уже у них присутствуют воззрения, которые можно отнести к материалистическим и даже эволюционным. Так, еще в V—IV вв. до н.э. Демокрит говорил, что душа материальна и принадлежит всему (всеобщее одушевление природы), причем качество души зависит от организации тела. Очень похожие суждения позднее высказывал средневековый философ Б.Спиноза. Развивая взгля­ды Демокрита, Эпикур (IV—III вв. до н.э.) также признавал на­личие «духовного начала» (т. е. психического в широком смысле) не только у человека, но и у животных. Отличие души животных от души человека он и его последователи видели в том, что у животных душа «материальная, телесная», а у человека и богов — «идеальная», так как животные, с одной стороны, а человек и

боги, с другой, были созданы в результате двух различных актов творения. При этом Эпикур считал, что душа есть только у тех существ, которые способны ощущать. Таким образом, еще древ­негреческие философы предлагали рассматривать ощущение как критерий наличия у живого существа психики. Последователь Эпи­кура Лукреций (И—I вв. до н.э.) предлагал различать дух и душу. Душа — это чувствующая субстанция, а дух — мыслящая. В этом отношении Лукреций развивал представления Аристотеля (IV в. до н.э.), который считал, что душа человека отличается от души животных тем, что первая — разумная и бессмертная, а вторая — чувственная (телесная) и смертная. Только тело способно к чув­ственным впечатлениям, но прибавление к этому души идеаль­ной, разумной делает человека способным к познанию и наделя­ет его свободной волей. У древнегреческих мыслителей мы нахо­дим и идеи о происхождении человека от животных, а значит, и преемственности в развитии их психики. Еще в VI в. до н.э. Анакси-мандр говорил о происхождении человека от рыб, которые заро­дились под влиянием солнечных лучей на илистом мелководье. Анаксагор и Сократ считали, что своим исключительным поло­жением среди всего живого, приближающим человека к богам, он обязан своей необыкновенно умелой руке, а Исократ добавлял к этому наличие речи. В этот же период (V—IV вв. до н.э.) Демок­рит и Эмпедокл высказывали идеи о происхождении человека от животных предков (при желании можно рассматривать это как на­учное осмысление тотемических воззрений, позднее вернувшихся в науку в форме эволюционных идей). Представление о душе жи­вотных и человека как порождении «Универсального разума», ко­торая, попадая в тело, приобретает способность к чувствованию и управляется влечениями, высказывал Сократ. Его идеи развивались в двух разных направлениях Платоном и Аристотелем. Платон (V— IV вв. до н.э.) продолжал линию идеализма, ядром его философии было представление об «Абсолютных идеях» как сущности бытия, воплощающихся в материальной форме. Душа есть посредник меж­ду миром идей и миром вещей. Платон выделял три «начала» души: первое — чувственное, общее для человека и животных; второе — разумное (способность к познанию); третье — «дух», устремляю­щий человека к справедливости, служению идеям.

Продолжение этих представлений позднее мы находим у Геге­
ля в его учении об «Абсолютном духе», проходящем в своем раз­
витии все этапы развития материи. В учении Платона важным с
точки зрения развития знаний о психике животных и происхож­
дении психики человека является дальнейшее развитие положе­
ний Сократа о влечениях. По Платону, низшее начало души (род­
ственное у человека и животных) в форме влечений направляет
поведение животных (и человека, когда они — влечения — преоб­
ладают над высшими началами). ** >»

Понятие влечения позднее стало центральным в психоанали­зе, преобразовалось в понятия потребности и мотивации в совре­менной психологии, а в Древней Греции было использовано Ари­стотелем и его последователями, развивающими материалисти­ческие представления о душе. Аристотель, продолжая идеи Де­мокрита и Сократа о материальной душе животных, придержи­вался мнения, что человеческая душа имеет другое, божествен­ное, происхождение и в отличие от души животных обладает бес­смертием. Аристотель в своих трактатах «История животных», «О возникновении животных», «О душе» предлагал классифика­цию живых существ, ставя человека на высший уровень развития. Он анализировал сходство человека с обезьяной и предположил, что именно обезьяны являются «промежуточным звеном» между животными и человеком, хотя в смысле «вариации первоначаль­ной формы» одушевленной материи, а не в смысле происхожде­ния. У Аристотеля помимо тщательно проведенных и описанных наблюдений за поведением и строением животных и человека мы находим настоящие экспериментальные исследования психики и поведения животных. Он изучал формирование песни у певчих птиц, подкладывая яйца одних видов птиц в гнезда других. На основе этих и других данных Аристотель говорил о наличии у животных способности к прижизненному приобретению опыта и наличии разума наряду с врожденным неразумным поведением. Разум животных, во-первых, отличается от разума человека, а во-вторых, животные также различаются по степени разумности. Представления Аристотеля положили начало различению трех форм поведения-, врожденного, основанного на научении и разумного (родственного мышлению человека). Такое разделение продержа­лось до начала XX в., когда появилась «четырехчленная» класси­фикация: инстинкт, научение, интеллект, сознание.

Продолжением изучения врожденного и приобретенного в ре­гуляции поведения животных является учение стоиков (рубеж нашей эры), в рамках которого было сформулировано понятие «инстинкт». Изучая поведение самых разных животных, они при­шли к выводу о врожденном неразумном характере их действий, которые направляются влечением к полезному (которое сами животные воспринимают как приятное) и уводят от вредного (не­приятного). Несмотря на некоторую упрощенность по сравнению со взглядами предшествующих мыслителей, стоики (Хризипп — I в. до н.э., Сенека-младший — I в. н.э.) выделили основные характе­ристики инстинктивного поведения и обратили внимание на то, что реализация врожденной целесообразной формы поведения регулируется чисто психическими механизмами: животное не осо­знает пользы (биологической) своего поведения, но руководству­ется влечением, т. е. переживанием удовольствия и неудовольствия, которое и «ведет» его по правильному пути. Само влечение (т. е.

способность «нужным образом» испытывать удовольствие и стра­дание при разных воздействиях и в результате своих действий) является врожденным. Можно сказать, что в этом отношении сто­ики оказываются более «психологичными», чем бихевиористы XIX в., отрицавшие возможность проникновения в субъектив­ный мир животных, и тем более современные этологи, вообще проблемами субъективного переживания животных не интересу­ющиеся. Учение стоиков завершает античный период развития знаний о психике животных и происхождении психики человека. После застоя Средних веков многие гениальные прозрения и обоб­щения античных ученых «переоткрывались» вновь, причем не все­гда достигая такой высоты и отточенности научной мысли, кото­рая была свойственна великим умам прошлого. Поэтому обраще­ние к идеям древних мыслителей не потеряло своей актуальности до сих пор.

К сожалению, представления древневосточной философии о психике животных и происхождении психики человека известны в основном в форме мифологии и философских оснований вос­точных практик работы с душой и телом. Их анализ с позиций истории зоопсихологии и сравнительной психологии еще ждет своих исследователей.

Дальнейшее формирование знаний о психике животных и про­исхождении психики человека связано с развитием психоло­гии в рамках философии (XVII —XIX вв.) и бурным развитием естествознания в XVIII—XIX вв.

Представление о психике животных и человека в философии XVII—XIX веков

В этот период психология еще развивалась в рамках филосо­фии, а естествознание только начинало пробуждаться после «тем­ной» эпохи Средневековья. Философов в первую очередь интере­совали проблемы человеческого сознания и бытия человека в мире; проблему происхождения и развития психики они решали имен­но с этих позиций. Обращаясь к сущности человеческой психики, философы рассматривали ее в общей системе строения мира, раз­рабатывали и применяли для объяснения психических явлений общие закономерности существования и развития материи. В тру­дах великих мыслителей этой эпохи заложены основы теоретиче­ских представлений о психике, феноменологии, развитии. Наи­более важные для анализа эволюции психики представления со­держатся в работах Р.Декарта (Франция, XVII в.), Б. Спинозы (Гол­ландия, XVII в.) и Г.В.Ф.Гегеля (Германия, XVIII —XIX вв.).

Р.Декарт считал, что душа и тело — это два разных начала. Телесные движения осуществляются рефлекторно, как двигатель-

ный ответ организма на внешнее воздействие. Поведение живот­ных этим и исчерпывается. У человека же помимо тела есть душа, сущность которой состоит в мышлении и познании своих субъек­тивных состояний. Животных, в отличие от человека, он характе­ризовал как живые машины, действующие на основе рефлексов и проявляющиеся вовне аналогично механическим конструкциям, которые также при работе выделяют тепло, издают звуки и т.п. Такой взгляд не оставлял никакой возможности для представле­ний о преемственности развития психики животных и человека. Идеи Декарта положили начало разделению психологии на изу­чающую сознание (в рамках которой до середины XX в. не было места исследованию животных) и поведение, объясняемое на ос­нове стимул-реактивных механизмов. Подход Декарта, весьма не­однозначный и противоречивый, стимулировал развитие других взглядов, преодолевавших введенный им дуализм души и тела.

Тезис о единстве души (мышления) и тела (протяженности) как неотъемлемых атрибутов одной субстанции (субстанция есть вся природа, или Бог, что в современном понимании аналогично материи) выдвинул Б. Спиноза. В его учении содержатся материа­листические идеи о присущей природе способности к саморазви­тию. Понятие мышления у Спинозы практически совпадает с со­временным понятием психики: живое тело является «мыслящим телом», мышление направляет движение тела по логике движе­ния других тел, с которыми первое вступает в отношения. Каче­ство мышления (психики) зависит от качества тела, причем не от его анатомического строения, а именно от особенностей взаимо­действия данного тела с другими телами. Одушевлены все вещи в мире, но в разной степени. Мышление в живой природе представ­лено тремя разными формами, усложняющимися по мере услож­нения взаимодействия тела с миром: чувствованием (чувственное познание), интеллектом (рациональное познание, состоящее из рассудка и разума) и интуицией (познание на основе озарения, проникновения в суть вещей). В учении Спинозы содержатся идеи о действенном характере психики, связи ее развития с преобра­зованием взаимодействия между субъектом и объектом, разделе­нии интеллекта на две формы, которое гораздо позднее появи­лось в психологии как разделение интеллекта животных и мышле­ния человека. Философия и психология Спинозы оказали боль­шое влияние не только на развитие знаний о психике человека, но и на представления о механизмах развития психики в эволю­ции как едином процессе, подчиняемом единым закономерно­стям. К высказанным им положениям мы вернемся при обсужде­нии проблем происхождения и эволюции психики.

Вершиной развития философских идей о происхождении и эво­люции психики является учение Г. В. Ф. Гегеля. Ортодоксальность марксистско-ленинской философии, господствующей в России в

середине XX в., препятствовала прямой ассимиляции положений диалектического идеализма Гегеля, несмотря на то, что сама на них же и основывалась. Место философии Гегеля в теории психо­логии весьма необычно: его необыкновенно точные и намного опережающие свое время представления о сущности психики, субъективности и деятельности, особенностях психики на разных уровнях развития материи практически оказались не востребован­ными зарубежной психологией, которая, во-первых, в то время мало интересовалась столь высокими сферами, как общепсихоло­гическая теория эволюции психики, а во-вторых, искала в объяс­нении этой эволюции более «объективные» представления. Отече­ственная же психология должна была соответствовать господству­ющей идеологии, что также не позволяло прямо пользоваться «идеалистической» теорией Гегеля. Это помешало увидеть подлин­ный материализм и эволюционизм гегелевской концепции «Аб­солютного духа», проходящего в своем саморазвитии все этапы от неорганической материи через органическую, не наделенную субъективностью (растительную) к подлинной субъективности у животных (чувственной) и идеальной субъективности у человека. Более того, Гегель, используя в качестве центрального объясни­тельного конструкта понятие «деятельность», продемонстрировал единство фил о- и онтогенетических закономерностей развития психики. В целом его идеи ассимилированы в теории деятельности А. Н.Леонтьева и положены в основу предлагаемых в данном учеб­ном пособии представлений об эволюции психики.

Представление о психике животных и человека в естествознании в XVIII—XIX веках

Развитие эволюционных идей в естествознании в XVIII—XIX вв. гораздо больше основывалось на анализе психических особенно­стей животных, чем это представлено в современных вариантах эволюционной биологии. Можно сказать, что французские и анг­лийские эволюционисты в качестве центрального образования рас­сматривали формирование в эволюции приспособительного по­ведения животных, достаточно четко оценивая морфологические признаки как производные от изменения поведения. Главной в этих представлениях о поведении животных была дихотомия врож­денного (инстинктивного) и приобретенного (привычки, науче­ние), их роль в формировании адаптивных, наследуемых форм поведения. В XVIII в. Ж.Ламетри, изучая различных животных, говорил о биологической приспособленности инстинктивных дей­ствий и их прогрессивном усложнении от примитивных животных до человека. Э.Кондильяк, сравнивая инстинктивные действия и привычки, предполагал, что инстинктивные действия происхо-

дят от разумных, которые, постепенно автоматизируясь и теряя «разумность» (т. е. необходимость активного контроля — почти ав­томатизация ориентировочных действий по П. Я. Гальперину!), становятся навыками, а затем инстинктами. Противоположной точки зрения придерживался Ш.Леруа: разум происходит от ин­стинкта в результате повторяющихся действий и сопровождаю­щих их ощущений, которые откладываются в памяти и сопостав­ляются между собой при последующих повторениях. Леруа счи­тал, что приобретенное поведение (привычки) передается по на­следству. Таким образом, французские эволюционисты в анализе поведения и психики животных продвигались по той же логике, что и античные мыслители, выделяя инстинктивные формы по­ведения, научение и разумные способности.

Самым дискуссионным был вопрос о разумных способностях животных. Ж. Бюффон, систематизируя имеющиеся данные о мор­фологическом строении животных и их поведении, выступал про­тив приписывания животным разума, призывая к более строго­му, объективному определению используемых понятий. Он счи­тал, что разум как понимание смысла своих действий есть только у человека. В трудах Бюффона заложены основы объективного ис­следования психики животных.

В конце XVIII—начале XIX в. проблема разумного поведения животных стала изучаться экспериментально. Ф.Кювье, проводя опыты с животными Парижского зоопарка, предлагал различать инстинктивные действия животных и действия, основанные на «уме», а также ум животных и человека. Ж. Б.Ламарк в основу сво­его эволюционного учения ставил направляющее действие пси­хического фактора. Согласно его взглядам, внешняя среда дей­ствует на живой организм, изменяя его поведение. Следующее за этим упражнение имеющихся органов ведет к изменению в их строении, которое наследуется. Таким образом приобретенные при жизни привычки переходят в инстинкт и морфологические изме­нения органов. Отдавая дань развитию объективных биологиче­ских знаний своей эпохи, Ламарк меньше интересовался субъек­тивной стороной психического, зато заложил основы представле­ний о ведущей роли функции по отношению к органу как основ­ному эволюционному механизму и о роли психики в эволюции. Сходные идеи высказывал профессор Московского университета К. Рулье: инстинкты он считал приспособительными реакциями, выработавшимися под воздействием изменений среды. Инстинк­ты могут изменяться под воздействием опыта животных, и эти изменения передаются по наследству. Рулье говорил, что поведе­ние животных представляет собой сочетание врожденных и при­обретенных компонентов, видового и индивидуального опыта.

Огромный вклад в развитие зоопсихологии и сравнительной психологии внесли работы Ч.Дарвина. Он заложил научные осно-

т.! и представил классический вариант сравнительно-психологи­ческих исследований: «О выражении эмоций у животных и чело-пека» (1872), «Инстинкт» (1877) и др. Эти работы не потеряли сиоей актуальности до сих пор как в теоретико-методологическом, гак и в эмпирическом отношении. При анализе эволюционных іакономерностей Ч.Дарвин в качестве основного объяснительно­го принципа использовал представление о ведущей роли функ­ции по отношению к органу, применяя его к эволюции инстинк­тов так же, как к эволюции строения органов животных. При этом поведенческие изменения являются функциональными измене­ниями, ведущими за собой изменения в строении. Важным в уче­нии Дарвина является окончательное (хотя, разумеется, далеко не первое, учитывая работы античных философов, Спинозы и других) разграничение инстинкта, способности животных к на­учению и способности «к рассуждению», причем все это же есть и у человека, отличие которого от других животных Дарвин видел в степени, а не в качестве этих способностей. Именно с работ Дар-пина разделение трех вышеназванных категорий поведения стало общепризнанным в науке. Основанные на анализе огромного фак­тического материала, исследования Дарвина окончательно дока­зали преемственность психики человека и животных, необходи­мость и возможность их сравнительного изучения. Что, однако, не помешало в дальнейшем отдельным психологическим направле­ниям, признавая общие эволюционные закономерности, игно­рировать эту преемственность или даже углублять пропасть, раз­деляющую психику животных и человека.

С середины XIX в. психология оформляется в самостоятельную науку, и с самого начала ее становления исследования психики животных и сравнительно-психологические исследования зани­мают в ней большое место, они связаны с именами самых извест­ных теоретиков и экспериментаторов и послужили основой выде­ления фундаментальных направлений психологической мысли.

Формирование зоопсихологии и сравнительной психологии в XIX—начале XX века

В конце XIX—начале XX в. в психологии сформировались ос­новные направления, представители которых занимались изуче­нием психики животных и сравнительной психологией, — экспе­риментальная психология, бихевиоризм, зоопсихология, сравни­тельная психология. Сравнительно-психологические исследования проводились также в рамках ведущих психологических направле­ний (гештальтпсихологии, психоанализа, психофизиологии) и в смежных науках (физиологии высшей нервной деятельности, зоо­логии, антропологии). к,.

В конце XIX в. в психологии много внимания уделялось теоре­тическим представлениям, формировались основные научные направления, основывавшиеся на целостных теоретических под­ходах, имеющих свою методологию и, конечно, объяснение того, что такое психика и в чем сходство и различие психики животных и человека.

Наиболее общие теоретические представления о сущности и эволюции психики содержатся в работах Г. Спенсера (Англия, XIX—начало XX в.). Спенсер рассматривал психику в ряду общих явлений и закономерностей эволюции. Он обосновывал единство законов, по которым происходит развитие неорганической, орга­нической природы и психики. В его исследованиях обобщаются диалектические идеи развития предшествующих и современных ему философов и естествоиспытателей. Г. Спенсер сформулировал в качестве основного закона развития принцип дифференциации и последующей интеграции. Эволюцию психики он рассматривал как последовательную дифференциацию от простых форм к более сложным. Простые ощущения Спенсер считал единицей психи­ки, они развиваются в эволюции из раздражимости низших жи­вых организмов и преобразуются в психические явления высшего порядка. У животных происходит постепенное усложнение психи­ки, суть которого состоит в приспособлении к усложняющимся условиям среды.

Психика человека, являясь дальнейшим эволюционным эта­пом развития, качественно отличается от психики животных, ха­рактеризуется разумом и волей, появление которых связано с приспособлением человека к новой, «надорганической», соци­альной среде. Механизмом развития психики Спенсер считал из­менение отношений между субъектом и средой, которое стиму­лируется изменениями среды. Назначение психики состоит в при­способлении внутренних отношений к внешним, поэтому психо­логия должна изучать эти объективные отношения субъекта, об­ладающего психикой, с внешней средой. Таким образом, в уче­нии Спенсера заложены основы будущих системных взглядов и оснований деятельностного подхода в психологии. Идея возник­новения чувствительности из раздражимости, которая содержа­лась уже в концепции Гегеля, была поддержана русским физио­логом и психологом И. М. Сеченовым, а позднее принята как ос­новополагающая в концепции эволюции психики А. Н.Леонтьева. В фундаментальных методологических работах Г. Спенсера обосно­вано разделение психологии на субъективную и объективную, после чего поведение животных в основном стало предметом ис­следования объективной психологии, а субъективная психология надолго отошла от проблем эволюции психики.

В конце XIX в. проблемами психики животных занимались та­кие известные психологи, как У.Джеймс и У. Мак-Дугалл, в кни-

іііх которых содержится много сведений о поведении животных, ' равнительных данных о психике животных и человека, обсужда­ются проблемы инстинкта, импринтинга, научения. Эти исследо-на пия положили начало выделению экспериментальных исследо-илпий психики животных в самостоятельное направление.

Первоначально экспериментальное изучение психики живот­ных развивалось в Англии (Э.Л. Торндайк) и в Америке (Р. М. Йеркс, Цж.Б.Уотсон, К.С.Лешли и др.) и представляло собой широкий спектр сравнительно-психологических исследований различных сторон психики кошек, собак, приматов, крыс, птиц, рыб, насе­комых и даже одноклеточных животных. В этих исследованиях были предложены классические экспериментальные методы: проблем­ной клетки, лабиринта, использования орудий человекообразны­ми обезьянами, — сформулированы основные положения теории научения. В начале XX в. это общее направление разделилось на два: одно сконцентрировалось на объективном изучении процес­сов научения и переросло в бихевиоризм (определение и основ­ные принципы которого сформулированы в работе Дж. Б.Уотсона в 1913 г.), а другое продолжало развивать сравнительно-психоло­гический подход (Р. М. Йеркс, учениками и последователями ко­торого были В.Кёлер, У.Гамильтон, Г.Харлоу и другие известные психологи).

Основываясь на теории научения Э. Торндайка и принципах объективного изучения поведения животных Дж.Б.Уотсона, би-хевиористы использовали в качестве универсального объяснитель­ного принципа формулу «стимул-реакция» и отрицали возмож­ность и целесообразность изучения внутреннего субъективного мира животных. Дальнейшее развитие этого направления привело к не­обходимости пересмотра изначальной парадигмы, введения по­нятий «промежуточные переменные» и «целенаправленность по­ведения животных» (Э. Ч. Толмен), переходу к изучению когни­тивных процессов и внутренних образов-представлений у живот­ных. Применение объективного подхода к изучению психики жи­вотных в бихевиоризме положило начало развитию в XX в. многих перспективных направлений, которые на основе синтеза с други­ми психологическими подходами выросли в ведущие современ­ные теории социального научения, привязанности и другие, в которых в большой мере используется сравнительно-психологи­ческий метод исследования.

Классическая сравнительная психология продолжала активно развиваться в Америке и внесла большой вклад в изучение разви­тия психики в фило- и онтогенезе. Эксперименты Р.М.Иеркса с высшими обезьянами и организованный им первый приматоло­гический центр явились источником дальнейших исследований интеллекта этих животных, их развития в онтогенезе, социально­го поведения. Йеркс впервые провел сравнительное изучение «ум-

ственных способностей» гориллы, шимпанзе и орангутана, срав­нивая их по мере приближения к человеку на основе более чем 20 показателей (причем уже тогда орангутан оказался на первом месте). Изучение закономерностей индивидуального развития пси­хики животных Нью-Йоркской группой психологов положило начало формированию эпигенетической концепции и целого на­правления, в современной психологии оформившегося в «психо­логию развития».

Развитие зоопсихологии и сравнительной психологии в XX веке за рубежом

Изучение психики животных и вопроса о происхождении пси­хики человека в зарубежной психологии XX в. происходило в рам­ках уже сложившихся психологических направлений (сравнитель­ная психология, бихевиоризм), кроме того, проявилось как са­мостоятельная область исследования в гештальтпсихологии, ста­ло почти обязательным при исследовании психики человека, а также бурно развивалось в русле биологии поведения (этология, физиология ВНД, антропология).

Психологическое направление

Продолжая исследование поведения животных, бихевиоризм и его новые направления практически переросли в когнитивную психологию, изучающую не только научение у животных, но и весь спектр когнитивных процессов, в том числе и интеллекту­альных (способность животных к обобщению, абстрагированию при дифференцировочном научении и т.п.). В психофизиологии много внимания уделяется процессам мотивации, нейрогумораль-ной регуляции поведения, сравнительным нейрофизиологиче­ским исследованиям. В этой области практически все исследова­ния имеют сравнительно-психологическую направленность. В них изучаются самые различные виды животных: беспозвоночные, млекопитающие, птицы, приматы (в основном низшие). Подроб­ные описания этих исследований содержатся в сводных учебниках по поведению животных, лучшие из которых переведены на рус­ский язык (Р.Хайнд, Р. Шовен, Д.Дьюсбери, О. Меннинг, Д. Мак-Фарленд).

Классические сравнительно-психологические исследования продолжают традиции, заложенные Р.М.Йерксом, и в основном сосредоточены на изучении высших психических способностей антропоидов (хотя не только). Можно сказать, что это направле­ние в течение всего XX в. развивалось по пути «подтягивания» обезьяны к человеку, в отличие от отечественной психологии со-mvrcKoro периода, планомерно углубляющей разделяющую пси-чнку человека и животных пропасть. Это можно проиллюстриро-нать знаменитыми высказываниями двух основоположников изу­чения психики высших обезьян. В.Кёлер сказал, что «шимпанзе почти человек», а Н.Н.Ладыгина-Котс, полемизируя с ним, ут-перждала: «Шимпанзе не почти человек, а совсем не человек», іадачей же зарубежных исследователей стало выявление все более иысоких психических способностей высших обезьян (понгид), психику которых еще в предыдущем веке рассматривали как пе­реходную между всеми остальными животными и человеком. Изу­чение этих животных должно пролить свет на происхождение пси­хики человека, поэтому в первую очередь подвергаются анализу такие их способности, которые имеют антропогенетическое зна­чение: интеллект (В.Кёлер, Д. Румбо, Д.Гиллан и др.), способ­ность к использованию и изготовлению орудий (В. Кёлер, К. Пар­кер, Ю. Летмат и др.), овладению искусственными знаковыми сред­ствами (К. и К. Хейс, В. и Л. Келлог, Д. Премак, Д. Румбо и Е. Сэ-І1СДЖ-Румбо, Ф.Патерсон, Р. и Б.Гарднер и др.), зачатки самосо-•шания (Д. Гриффин, Г. Галлуп и др.). Систематическое изучение интеллекта высших животных (шимпанзе, собак и др.) в сравне­нии с интеллектом детей и взрослого человека стало самостоя­тельным предметом исследования в гештальтпеихологии первой половины XX в. (К. Коффка, В. Кёлер). В. Кёлер, изучая процессы мышления и восприятия человека, поставил задачу вывести внут­ренние операции мышления во внешний план, для чего необхо­димо было исследовать таких испытуемых, которые еще (или во­обще) не могут производить эти операции в уме в свернутой фор­ме. Таковыми оказались дети на довербальной стадии развития и ныешие антропоиды (шимпанзе). Кёлер предложил критерии ин­теллекта животных, выявил структуру интеллектуального реше­ния задачи, обосновал понятие инсайта. Вышеперечисленные ис­следования будут подробно проанализированы ниже в соответ­ствующих разделах.

Биологическое направление

Много эмпирических данных и теоретических моделей, объяс­няющих поведение животных, было получено в исследованиях физиологии высшей нервной деятельности, в этологии и антро­пологии. Эти направления взаимодействовали с зоопсихологией (несмотря на периодические «выяснения» приоритетов и предме­тов исследования) с двух сторон: со стороны изучения физиоло­гических механизмов и со стороны эволюционных задач и зако­номерностей развития поведения. В физиологии ВИД традицион­но использовались сравнительный метод и моделирование иссле­дований физиологии человека на животных. Исследования в этой

области в общем созвучны отечественным, более того, теорети­ческие представления, развиваемые И. М. Сеченовым, И. П. Пав­ловым, П.К.Анохиным, Е.Н.Соколовым, являются ведущими в развитии мировой физиологической науки. Этология, появившаяся в первой половине XX в., в середине столетия, благодаря работам К.Лоренца и Н.Тинбергена, стала главной наукой в исследова­нии поведения животных. Для зоопсихологии этология является в первую очередь источником богатого эмпирического материала, хотя чем дальше, тем больше эти науки сливаются в единое на­правление, что особенно характерно для современных зарубеж­ных исследований. Изучение инстинктивного поведения, имприн-тинга, группового поведения животных, огромное количество полевых исследований, а в последние десятилетия и лаборатор­ных, дало богатейший фактический материал, активно ассими­лируемый зоопсихологией и сравнительной психологией.

Особое место в развитии зоопсихологических знаний в XX в. занимала антропология, углубленно изучавшая происхождение человека и рассматривавшая этот процесс как становление труда и сознания. В антропологии в XX в. произошло немало революци­онных открытий, были предложены концепции возникновения орудийной и трудовой деятельности, речи, искусства, счета, со­циальных и семейных отношений и т. п. Палеонтологические ис­следования (Л. Лики, Д.Джохансон, И. Иди, К.Лавджой, Р. Фоу-ли и др.), наблюдения в природе (Дж. Шаллер, Дж. Ван Лавик-Гудолл, Д. Фосси, Дж. Маккинон, Х.Риксен и др.), содержание, размножение и искусственное выращивание понгид в неволе (Х.Хе-дигер, Дж.Эрвин, Б.Харрисон, Т.Майпл, В.Липперт, Р.Надлер и др.), исследования на реабилитационных станциях в Африке и Юго-Восточной Азии (Б. Галдикас и др.) позволили получить не­обыкновенно интересные данные, во многом перевернувшие пред­ставления психологов о психических способностях наших ближай­ших эволюционных родственников.

Развитие зоопсихологии и сравнительной психологии в XX веке в России

Психологическое направление

Изучение психики животных и вопроса о происхождении че­ловеческого сознания в отечественной науке традиционно проис­ходило в рамках общей методологии психологии. С самого начала становления этого направления разрабатывались фундаменталь­ные теоретические подходы и основные исследования осуществ­лялись в рамках ведущих психологических школ и направлений. Несмотря на то что у истоков теоретической и эксперименталь-dtit) отечественной зоопсихологии и сравнительной психологии

■іоит не только собственно зоопсихологи (В. А. Вагнер, А.Н. Се-нгрцов, Н.Н.Ладыгина-Коте), но и вполне «человеческие» пси-ишоги (Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев), в России зоопсихология

■шла самостоятельной отраслью психологии и была введена в го-

■удлретвенный стандарт обучения психологов. В целом отечествен-iitui юопсихология всегда была именно сравнительной наукой, ■no it этом плане отличало ее от физиологии, антропологии и пологий. Практически все зоопсихологи, продолжая традиции, шложенные Л.С.Выготским и Н.Н.Ладыгиной-Котс, проводили .решительные исследования (А.Я.Маркова, С.Л.Новоселова, И.С.Мухина, Н.А.Тих, Ю.Г.Трошихина, Г.Г.Филиппова и др.). І Ігсколько отошли от этого, углубившись в изучение психики жи-иотпых, К.Э.Фабри и его ученики (Н.Н.Мешкова, Е.Ю.Федо­рович, А.А.Крымов). В целом в развитии зоопсихологии и срав­нительной психологии в России в XX в. можно выделить следую­щие направления: разработка теоретических основ эволюции пси-чпки; сравнительно-психологические исследования Московской, Ленинградской и Грузинской психологических школ; зоопсихо-'іпгическое направление.





Дата добавления: 2013-12-13; Просмотров: 711; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2022) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление




Генерация страницы за: 0.056 сек.