Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

ПЕРЕРАБОТКИ ИНФОРМАЦИИ





ПОЛУШАРИЙ МОЗГА И ПРОЦЕССЫ

ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ АСИММЕТРИЯ

Вопрос о принципах переработки информации полушария-
ми мозга является основным в проблеме межполушарной
асимметрии и весьма существенным в нейропсихологической
диагностике. В последние десятилетия накопилось немало кли-
нико-психологических и экспериментальных работ по этой
проблеме (Глезер В. Д., 1966; Бианки В. Л., 1985; Меерсон Я. А.,
1986; Брагина Н. Н., Доброхотова Т. А., 1988; Зальцман А. Г., 1990;
Зальцман А. Г., Меерсон Я. А., 1990; Невская А. А., Леугаина Л.
И., 1990; Гольдберг Э., Коста Л. Д., 1995; Деглин В. Л., 1996;
Bever Т., 1975; Polich V., 1978; Bradshaw J., 1981; Bryden М.,
1982, 1986 и др.). Вместе с тем теоретическое осмысление ре-
зультатов многочисленных исследований позволяет утверждать,
что проблема переработки информации правым и левым полуша-
риями головного мозга требует дальнейшего изучения на меж-
дисциплинарном уровне.

За последние годы на смену господствовавшему длительное
время представлению о ведущей роли левого полушария в об-
работке вербальной и правого — невербальной информации,
поступающей по традиционным каналам связи, сформирована
концепция об относительной доминантности полушарий (кон-
цепции парциальной доминантности полушарий), согласно ко-
торой доминирование каждого из полушарий мозга в процес-
сах переработки информации распространяется лишь на опре-
деленные функции, либо на те или иные компоненты этих
функций, и носит динамический характер. При этом оно срав-
нительно мало зависит от степени вербализации и больше от
этапа решения задачи. Как указывалось в разделе 1.2, посте-
пенно намечается стремление подойти к вопросу о различиях
в характере переработки информации структурами левого и
правого полушарий с точки зрения различий в самих страте-
гиях и способах переработки.

Наряду с такой точки зрения в литературе представлен ряд
дихотомий, акцентирующих внимание или на характере предь-
являемых стимулов, или на принципах, отражающих какие-


либо отдельные стороны процесса переработки информации.
Помимо дихотомий по критерию «вербальное-невербаль-
ное» описаны следующие основные виды полушарных дихо-
томий:

1) Дихотомия по принципу восприятия простых, хорошо
знакомых стимулов — левое полушарие, и сложных в перцеп-
тивном отношений, трудноразличимых, малознакомых стиму-
лов — правое полушарие.

2) Дихотомия по принципу оценки временных — левое по-
лушарие, и пространственных — правое полушарие — парамет-
ров стимулов.



3) Дихотомия по принципу анализа —левое, и синтеза —
правое полушарие.

4) Дихотомия по принципу последователыюго восприятия
стимулов — левое, и одновременного их восприятия — правое
полушарие.

5) Дихотомия по принципу абстрактного восприятия — ле-
вое и конкретного восприятия — правое полушарие.

Здесь указаны лишь наиболее часто упоминаемые в ли-
тературе дихотомий, но и они не являются общепризнанны-
ми, поскольку большое число фактов не укладывается в их
рамки.

Вместе с тем, были получены данные, позволяющие выде-
лить и сформулировать иные важные и принципиальные под-
ходы к закономерностям, лежащим в основе межполушар-
ной асимметрии (Polich V., 1978; Springer S et. al., 1983;
Меерсон Я. А., 1986; Зальцман А. Г., 1990). Было проде-
монстрировано, что в определенных условиях те или иные
стороны вербальной деятельности могут обеспечиваться пра-
вым, а невербальной — левым полушарием у правшей. При
этом ведущая роль правого полушария выступает в процессах,
требующих оценки перцептивных свойств вербальных стиму-
лов (например, установления идентичности букв без их фо-
нетического и лингвистического анализа), ведущая же роль
левого полушария выступает в процессах, связанных с оцен-
кой категориальных, семантических характеристик стимулов
(например, различение букв по их фонетическим свойст-
вам).

Трактовка этих данных оказалась возможной благодаря
представлениям, получившим в последние годы сравнительно
широкое признание в рамках когнитивной психологии. Сущ-
ность последних заключается в том, что роль каждого полуша-
рия в анализе и синтезе тех или иных стимулов определяется
не столько характером стимульного материала (вербальным

7• 195



или невербальным), сколько характером той задачи, которая
решается субъектом и соответственно тем функциональным
уровнем переработки информации, с которым это решение
преимущественно связано.

Функциональный уровень, к которому, главным образом,
адресуется стоящая задача, определяет ту ведущую страте-
гию, с помощью которой эта задача решается. В основном
выделяется два функционалмшх уровня переработки инфор-
мации. 1) Более низкий уровень, который обозначен как
перцептивный и связан в большей мере с правым полуша-
рием. На этом уровне протекают процессы анализа перцеп-
тивно-образных свойств стимулов без учета семантических,
категорнальных их характеристик. 2) Более высокоорганизо-
ванный уровень, который обозначен как категориальный, се-
миотический, связан, главным образом, с левым полушари-
ем. На этом уровне анализируются семантические, категори-
альные характеристики стимулов, оценивается их
содержательная сторона. Наиболее четко зависимость особен-
ностей межполушарной асимметрии от функционального
уровня переработки информации может быть продемонстри-
рована на примере исследований, в ходе которых при
предъявлении идентичного материала решаются различные
по характеру задачи, как, например, при восприятии букв,
которые, как известно, сочетают в себе как перцептивные,
так и фонетические семиотические свойства. Каждая буква
представляет собой графический, перцептивный образ, обла-
дающий фонетическими свойствами. Таким образом, если
для решения задачи достаточным является анализ перцеп-
тивных, образных характеристик стимулов, ведущую роль
будет играть правое полушарие, связанное в большей мере
с перцептивным уровнем переработки информации. Если же
для решения задачи необходим учет категориальных, семан-
тических свойств стимулов, ведущая роль будет принадле-
жать левому полушарию, представляющему семиотический
Функциональный уровень переработки информации.

Особо следует указать на те стратегии, которые характерны
для деятельности каждого из полушарий мозга. В этом отно-
шений заслуживают внимания экспериментальные данные по-
следних лет, полученные нами при исследований зрителыю-
гностической деятельности у здоровых и больных с полушар-
ными очагами (Меерсон Я. А., 1981, 1986; Зальцман А. Г.,
1990; Зальцман А. Г., Меерсон Я. А., 1990).

Проведенные эксперименты с унилатеральным предъявле-
нием зрительного материала здоровым людям, когда с по-


мощью тахистоскопа этот материал (вербализуемые и невер-
бализуемые изображения) предъявлялись только в левое или
только в правое поле зрения, т. е. в правое или левое полуша-
рие, а также исследования больных с локальной патологией
правого или левого полушария, позволили выделить 2 ведущие
стратегии переработки информации, используемые мозгом
при опознании: 1) стратегия сканирования, поэлементной
оценки отдельных конкретно-наглядных признаков сигналов,
их простой суммации при относительно низком уровне обоб-
щения этих признаков и 2) стратегия выделения значимых
признаков, классификации и обобщенной оценки. Каждая из
указанных стратегии, основанная на использовании определен-
ной системы признаков, обеспечивается преимущественно де-
ятельностью одного из полушарий мозга. Первая — деятельно-
стью правого, вторая — левого полушария. В связи с этим в
опознании хороших знакомых, легко вербализуемых, относи-
тельно хорошо различимых изображений большее участие
принимает левое полушарие, тогда как в опознании незнако-
мых, трудновербализуемых и трудноразличимых изображений —
правое.

В обычных условиях оба полушария действуют едино и со-
гласованно, обеспечивая переработку информации как на на-
глядно-перцептивном, так и на обобщенно-категориалыюм
уровнях.

Иная картина наблюдается у больных с полушарными по-
ражениями. Больные с левосторонпими полушарными пораже-
ниями, при которых, главным образом, страдают процессы
синтеза и обобщенной оценки сигналов, пытаются компенси-
ровать этот дефект в ходе опознания путем изменения стра-
тегии опознания, использования операций, основанных на
простом сканировании деталей или фрагментов изображения.
Так, например, при многократном кратковременном предъяв-
лении изображения велосипеда больной, последовательно вы-
деляя его отдельные детали, говорит: «колесо, сидение, пере-
кладина, еще колесо, руль, педаль» и только после этого, вы-
делив и суммировав почти все детали, он мог сказать, что
предъявлялось изображение велосипеда. Такая стратегия тре-
бует значительного времени для опознания, но, в конце кон-
цов, позволяет более или менее точно опознать объект. Боль-
ные же с правополушарными поражениями, при которых пре-
имущественно страдает восприятие, учет и оценка конкретных,
индивидуальных особенностей изображения, его отдельных де-
талей, в противоположность больным с левополушарными оча-
гами, малоспособны компенсировать этот дефект за счет рас-



ширения и изменения операционной структуры опознания,
изменения стратегии опознания. В связи с этим процесс опоз-
нания носит у них длительное время после поражения, неор-
ганизованный, нередко хаотичный характер: больной выделяет
отдельные, часто второстепенные, но более заметные, бросаю-
щиеся в глаза детали изображения и на оснований этих, часто
неточно узнанных деталей — без их анализа и оценки взаимо-
отношений с другими деталями — пытается судить об изобра-
жений в целом. Так, например, приияв при тахистоскопиче-
ском предъявлении носик чайника за трубу паровоза, больной
говорит, что он видел изображение паровоза, а приняв колесо
велосипеда за солнце утверждает, что видел солнце.

Таким образом, левое полушарие может в случае его пораже-
ния в определенной мере использовать стратегию сканирования
поэлементной оценки отдельных признаков сигнала, т. е. страте-
гию, свойственную в норме правому полушарию. Правое же по-
лушарие в случае его повреждения, утрачивая полностью или ча-
стично присущую ему стратегию поэлементной оценки деталей,
может лишь в крайне ограниченной степени и только на более
низком, конкретно-наглядном, уровне воспользоваться стратегией
обобщения по отношению к отдельным, часто неточно узнанным,
признакам сигнала.

Такое различие между полушариями дает основание ду-
мать, что левое полушарие обладает, по крайней мере, двумя
стратегиями переработки информации, причем стратегия по-
элементного анализа реализуется левым полушарием лишь в осо-
бых условиях—в частности в условиях его повреждения — и
выступает в более свернутой, рсдуцированной форме, чем при
деятельности правого. Приведенные данные указывают на ди-
намический характер межполушарного взаимодействия и при-
влекают внимание к механизмам дублирования и надежности
работы мозга, о чем писал в свое время И. М. Тонконогий
(1973).

Можно полагать, что в основе способности левого пол-
ушария переходить при переработке информации с одной
стратегии на другую лежат такие его особенности, как оби-
лие нервных связей, тесная спаянность с глубокими струк-
турами, большая подвижность и сила нервных процессов.
Эти особенности создают, по-видимому, условия, способст-
вующие формированию болынего числа гибких вероятност-
но-статистических связей, о чем, в частности, свидетельст-
вуют полученные нами данные, указывающие на ведущую
роль левого полушария в вероятностно-прогностической де-
ятельности и обучении.


Тот факт, что левое полушарие играет ведущую роль в за-
дачах, которые связаны с опознанием хорошо знакомых изо-
бражений, к какому бы классу эти стимулы ни принадлежали
(слова, буквы, простые геометрические фигуры, знакомые ли-
ца...), может означать, что высокая степень знакомства наблю-
дателя с алфавитом предъявляемых стимулов, возникающая в
ходе обучения, является необходимым условием для форми-
рования в левом полушарий той системы значимых призна-
ков, которая позволяет человеку выйти на качественно новый
уровень решения задач. Следовательно, становление левополу-
шарной стратегии зрительного опознания можно проследить
экспериментально, если предлагать испытуемому задачи, свя-
занные с опознанием незнакомого стимульного материала, ко-
торый в ходе многократных повторных предъявлении стано-
вится все более и более знакомым.

Нами проведена серия экспериментов с предъявлением на-
бора из разного числа невербализуемых стимулов (от 2 до 8)
попеременно либо в левое, либо в правое полушарие. Задачей
испытуемого было найти и опознать тестовую фигуру среди
других фигур. Исследования многократно повторялись в тече-
ние 16 дней. На первом этапе тренировки в течение первых
4—5 дней при адресации фигур как в левое, так и в правое
полушарие отмечалась четкая зависимость времени поиска
эталона от числа стимулов в наборе. Это указывает на пре-
имущественно сукцессивный способ переработки информации
как в левом, так и в правом полушарий. Однако, по мере тре-
нировки, кривая времени поиска при предъявлении фигур в
левое полушарие снижалась и к 12—15 дню уже не зависела
от числа фигур в наборе. Происходил переход на более «эко-
номный» и эффективный путь решения задачи, связанный с
формированием в ходе обучения ограниченного числа обоб-
щенно-различительных признаков стимулов, на путь, не тре-
бующий последовательного анализа и оценки всех демонстри-
руемых стимулов. При предъявлении же набора фигур в пра-
вое полушарие время решения задачи и в конце тренировки,
на 12—16 день, продолжало зависеть от числа стимулов в на-
боре, хотя кривая, отражающая время поиска, и становилась
более пологой.

Сходные данные были получены при исследований больных
с поражением левого и правого полушарий. Если неоднократно
предъявлять таким больным для сравнительной оценки в цен-
тральном поле зрения ряд невербализуемых изображений, то
больные с пораженным правым и интактным левым полуша-
рием допускали в ходе опытов все меньше и меньше ошибок.



В противоположность этому, у больных с левосторонним по-
ражением и интактным правым полушарием число ошибоч-
ных ответов по мере продолжения экспериментов уменыпалось
незначительно. Следовательно, способность к обучению при
интактном левом полушарий сохранялась, а при его пораже-
ний нарушалась. То обстоятельство, что в левом полушарий
представлены, в отличие от правого, оба уровня переработки
информации, обеспечивает более высокие его возможности в
процессах обучения и компенсации поврежденных функций.

Есть основание полагать, что на ранних степенях антропо-
генеза процесс опознания осуществлялся как левым, так и
правым полушарием преимущественно на конкретно-перцеп-
тивном уровне путем сканирования и анализа отдельных при-
знаков сигналов. В дальнейшем в левом полушарий постепен-
но сформировался механизм выделения и оценки значимо
обобщенных свойств признаков сигналов, обеспечивающий пе-
реработку информации на более высоком функциональном
уровне, механизм, создавший предпосылки для возникновения
речевой деятельности. Вместе с тем, в левом полушарий со-
храняется возможность переработки информации на непосред-
ственно-перцептивном уровне, которая реализуется лишь в
особых условиях, при компенсаторной деятельности мозга.

Исходя из всего вышесказанного и привлекая ряд других
наших данных, можно в общем виде обозначить те нарушения
в переработке информации, которые характеризуют в большой
мере патологию левого или правого полушарий головного моз-
га человека.

При патологии левого полушария в большей мере наруша-
ются: 1) оценка иерархии признаков образа — способность вы-
делить значимые признаки стимульной информации и объе-
динить эти признаки в единый (обобщенный) образ; 2) класси-
фикация стимулов — способность установить принцип класси-
фикации с учетом тех или иных значимых признаков и адек-
ватно использовать его в процессе классификации; 3) способ-
ность к приобретению нового опыта — способность к обучению;

4) память на обобщенные категориальные признаки сигналов;

5) возможность выделить признаки продолжительности сигна-
лов и их последовательности.

Не исключено, что все указанные нарушения, свидетельст-
вующие о дефекте функции категориального обобщения при
левосторонних поражениях, связаны во многом с расстройст-
вом регулирующей функции речи вне зависимости от того,
пострадала ли сама речь или нет. При патологии правого по-
лушария в большей мере нарушаются: 1) оценка конкретных,


специфических особенностей стимульного материала при бо-
лее или менее сохранной способности к обобщению, а также
возможность одновременно охватить и учесть ряд конкретных,
специфических признаков образа. Способность к обобщению
при правосторонней патологии, в отличие от левосторонней,
страдает вторично, вследствие затруднений в выделении и
оценке характерных, специфических свойств стимулов и не-
возможности одновременно учесть ряд их признаков; 2) па-
мять на конкретные, сугубо индивидуализированные признаки
стимулов; 3) оценка пространстве н ных параметров стимулов и
их пространственного взаимоотношения; 4) помехоустойчи-
вость восприятия по реальным каналам связи. Последнее на-
рушение связано, по-видимому, с тем, что при помехах выде-
ляется лишь ограниченное число признаков образа, значи-
мость которых различна, тогда как больные с правосторонней
патологией могут принять решение лишь при наличии пол-
ного или почти полного набора признаков.

Полученные результаты не позволяют согласиться с рас-
пространенной точкой зрения, что при левосторонних пораже-
ниях больше нарушается способность к анализу, а при право-
сторонних—к синтезу информации, и что при левосторонних
поражениях страдает, главным образом, способность к сукцес-
сивной, а при правосторонних — к симультанной обработке ин-
формации. Как показывают приведенные выше данные, анализ
и синтез нарушается при патологии любого из двух полуша-
рий, но особенности нарушения определяются тем, какое
именно полушарие поражено.

Что же касается различий в способе переработки информа-
ции (сукцессивном или симультанном), то он зависит в пер-
вую очередь от предшествующей тренировки, степени знаком-
ства испытуемого со стимульным материалом. Как уже отме-
чалось, при интактном левом полушарий по мере тренировки
наблюдается постепенный переход от сукцессивного на иной
способ обработки информации, более близкий к симультанно-
му, когда решение принимается на основе ограниченного чис-
ла обобщенно различительных признаков, формирующихся в
ходе обучения.

Выше шла речь о тех нарушениях, которые характсрны в
целом для патологии левого или правого полушария. Однако,
наличие таких базисных нарушений проявляется в расстрой-
ствах конкретных психических функций, типичных для каждой
пораженной зоны в пределах одного из полушарий. Эти нару-
шения в виде различных синдромов нарушений ВПФ пред-
ставлены в табл. 4.



В заключение следует подчеркнуть, что выдвинутый А. Р. Лу-
рия (1973) и разделяемый нами основополагающий теоретиче-
ский принцип нейропсихологии, согласно которому любой вид
психической деятельности осуществляется сложной системой со-
вместно работающих зон как левого, так и правого полушария,
каждое из которых обеспечивает различные стороны этой дея-
тельности, нашел полное подтверждение в тех многочисленных
фактических данных, которые были получены исследователями,
в том числе и нами, за последние годы. Отсюда следует, что
при решении задач нейропсихологической диагностики в прак-
тических целях необходимо учитывать принципы интегративной
деятельности мозга как универсальный психофизиологический
базис нейропсихологии.


Глава V





Дата добавления: 2015-06-04; Просмотров: 291; Нарушение авторских прав?


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:

  1. А. Сбор информации
  2. Автоматизация процессов контроля, сбора и передачи информации
  3. Адекватные формы передачи информации
  4. Аксон (всегда только один)— обычно длинный отросток, приспособленный для проведения возбуждения и информации от тела нейрона или от нейрона к исполнительному органу.
  5. Аксон (всегда только один)— обычно длинный отросток, приспособленный для проведения возбуждения и информации от тела нейрона или от нейрона к исполнительному органу.
  6. Аксон (всегда только один)— обычно длинный отросток, приспособленный для проведения возбуждения и информации от тела нейрона или от нейрона к исполнительному органу.
  7. Актуализация информации о преступлении и преступнике
  8. Алмазных Нитей ДНК, имеющие 38.400.000.000 единиц генетической информации.
  9. Асимметрия информации и профессионализма.
  10. Аудио- и видеозапись как средства материальной фиксации материальной информации.
  11. Б-12. Видеозапись как средство фиксации криминалистически значимой информации. Применение видеозаписи при производстве следственных действий.
  12. Б-8. Нетрадиционные методы и средства получения и использования значимой для расследования информации.

studopedia.su - Студопедия (2013 - 2020) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.004 сек.