Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

На трепет новой яркой тьмы. 2 страница

Читайте также:
  1. A BELLEVILLE 1 страница
  2. A BELLEVILLE 2 страница
  3. A BELLEVILLE 3 страница
  4. A BELLEVILLE 4 страница
  5. Accounting Terms for Small Business Owners 1 страница
  6. Accounting Terms for Small Business Owners 1 страница
  7. Accounting Terms for Small Business Owners 2 страница
  8. Accounting Terms for Small Business Owners 2 страница
  9. Accounting Terms for Small Business Owners 3 страница
  10. Accounting Terms for Small Business Owners 3 страница
  11. ActeII, se. V. 1 страница
  12. ActeII, se. V. 2 страница



То не сон,

Чувствую это, знаю.

Отныне

Во мне ты, а я в тебе, вечно верю.

Люби меня,

В страсти огня я летаю.

 

Дыши, только вздох, лишь вздох - и всё. А дальше? Дальше пламя.

 

Унять сердечную гонку, не дрожать как осиновый лист, преодолеть желание вырваться...

Господи, когда же это пройдет?

Одергиваю себя, чтобы перестать прокручивать в своей голове все эти наставления. Вновь отираю ладони о брюки, и только тут осознаю, что Господь то, по большому счету, сейчас передо мной.

И его ответ на мой вопрос вряд ли поможет мне успокоиться. Скорее всколыхнет еще больше чувств.

А он как раз это и делает...

 

Возможно, это немного по детски, протянуть руку, когда тебе предлагают куда-то идти, даже возможно, это одна из моих старых привычек, копившихся тысячелетия.

Но я понимаю свою глупость, когда дело уже сделано. Моя рука в его большой ладони, и он касается своими губами моей кожи.

- Прошу вас быть сегодня моей гостьей, прекрасная леди…

Так и хочется переспросить: "Что?"

Мозг упорно отказывается воспринимать слова, он желает лишь знать эти новые чувства.

Будь у меня завязаны глаза, я бы уверенно заявила, что это губы Бога Огня. Почему? Огонь жидким золотом пылает на коже, нет, не сжигает, а именно... целует своим жаром.

Воздух выходит из легких, шумно, желая немного остудить, охладить, только бы не сгореть.

Бог отстраняется и говорит медленно и вкрадчиво, словно пытаясь достучаться.

- Вот только маленькая незадача, прекрасные леди не ходят в таком виде.

Я вообще не имею понятия, как они ходят, в каком виде... Так и застываю с открытым ртом, выдавливая из себя нечленораздельные звуки.

- Ш-ш-ш... я все исправлю.

Голос окутывает, забираясь под ткань одежды, заставляя дрожать, и только тут замечаю, что одежда меняется. Прямо на глазах. Я вижу себя в зеркале, другую, взрослую, гордую.

И его взгляд, словно рисующий меня такую. Тьма… я чувствую это.

Приговор заставляет краснеть: я прекрасна? Нерушимая связь глаза в глаза.

И его присутствие теперь не только вокруг меня, но и во мне. Он смотрит, проникая так глубоко, что это становится невыносимо... непостижимо... неудержимо... и тогда...

- Красота - в глазах смотрящего.

...увожу взгляд, потому что это слишком... приятно, волнительно и страшно...

 

Не успеваю уловить момент - все так смешалось, - но только огонь вновь касается, теперь уже губ.

И это не как проснуться, нет. Сон обычно тяжел, и выход из него - как со дна на долгожданную, но такую далекую поверхность.

А тут - как прыжок с закрытыми глазами, в самое сердце вулкана... и никак не долетишь до него, но воздух уже жжет, не сжигает, но пожирает, нестерпимо, желаемо...



Обнимает, ласкает, проникает в кожу, делая ее такой же яркой и жаркой, как сама лава.

И я уже не я, а часть этого горячего воздуха, забытая и вновь обретенная частица потерянной когда-то капельки раскаленной крови мира, стремящейся к сердцу.

Пекло - это я теперь, невозможно надышаться, начувствоваться им.

В желании поддаться, расправляю крылья, подхватываемые потоком. Они еще очень малы, но готовы гореть сильнее.

Руки сами собой поднимаются, захватывая плечи Бога. Губы двигаются в неведанном стремлении вдохнуть сильнее, а воздух в нем...

 

И я просыпаюсь. Выплываю на поверхность, такую далекую, осознания новых чувств, затянувших меня в неизведанные глубины. Пелена медленно спадает с глаз, но легкие все хватают и тянут тугой томный воздух - теперь тяжело дышать по совсем другим причинам.

- А теперь, мы идем смотреть библиотеку, сады и бассейн.

И это все? - хочется крикнуть. Конечно не все, но правила игры мне явно не известны.

Вспыхивает черта характера, как когда я еще была ребенком. При неполучении того, что я хотела, я мстила... Но, в такой ситуации, мстить Богу? Опасно... и крайне соблазнительно.

Не специально ли он затеял эту игру? Распаляя меня, как сухие дрова, добиваясь самого сильного пламени в ответ на очаг возгорания. В ответ на него...

 

Он ведет меня по коридорам, почти тащит, потому что мои конечности снова не хотят слушаться.

Стараюсь следовать, воспринимая, что он говорит. Не много, но быть может очень важно.

Сперва - библиотека.

"...Там собраны не только книги из различных уголков всех пяти миров, но и написанные самими Богами, и даже Талларой." - Улавливаю слова, кидая взгляд на большие фолианты, полки в несколько этажей, огромный купол потолка и удивительно родной запах старого пергамента. - "Я приглашаю тебя сюда, когда-нибудь тебе может понадобиться их прочесть."

И лишь киваю в ответ. Чтение - не то, что интересует меня теперь. Всё еще ярки воспоминания, и так тоскливо внутри.

Далее сады. Они красочные и сочные, от цвета тициана, меди и охры, до лимонно-золотого. И все равно, в мыслях не всевозможные яства и цветущие красоты, а совсем другое.

Бассейн. Блеск водной глади, отражение различной палитры и силуэтов. Блики, такие яркие, удивительные, которые могут исходить только из глаз, жаждущих и вопрошающих.

 

От воздуха огонь горит сильнее,

Но только если воздух сам гореть умеет.

 

Помню, как я рассматривала всех тех избранных, попавших в Храм на ритуалы омовения, и откровенно любовалась ими.

Это не то же самое, что лицезреть Бога.

 

Бурлящая вокруг тебя вода, напоминающая, как опасно играть с огнем, завораживает не меньше.

Но Бог... возможно ли подобрать слова? Я стараюсь моргать как можно реже, глаза щиплет, но все же упорно не желаю разрывать связь.

А ты манишь. И противостоять, кажется, так глупо. Но растерянность влечет за собой бездействие. И лишь только потому, что ноги не могут больше удержать вес тела, я опускаюсь на край бассейна, проверяя, насколько опасен огонь - окуная в нагретую воду ноги.

Вода не горячая, нет. Но ты горячее всего возможного. Слежу за твоими действиями, только чтобы ничего не пропустить, напоминая себе, что такое не повторится.

Приближаешься, нависаешь, и страх отступает с каждым новым теплым омовением потоками вод моих икр.

Глаза бегают по твоему лицу, стараясь впитать каждую эмоцию, запомнить все. А ты вдруг склоняешься и глубоко вдыхаешь, все ближе и ближе.

Трепет в сердце, обрывочное дыхание. Ты словно желаешь быть ближе? Поэтому ты касаешься меня с такой осторожностью, но настойчиво, непреклонно?

Я хватаюсь, ища опору, потому что ты затягиваешь лишь одним своим присутствием. Этой паровой завесой, бурлящей водой...

Мне хочется сдвинуть руки, только чтобы ощутить всю гладкость твоей кожи, но состояние не то, ведь ты сам ласкаешь мои бедра, совсем новые для меня бедра, увлекая потоки воздуха под платье.

И оно уже мешает. Убери его, пожалуйста, убери.

Не могу двигаться, и видеть уже не могу. Знойный пар в моих глазах, и ему нет конца. Я бы хотела его убрать, но по-прежнему не моргаю, боясь пропустить важное.

И все что могу, это увлажнить пересохшие губы. Неосознанно, нерешительно, но действенно. Ведь в следующий миг моё тело вдыхает свободу, платье испаряется, неважно каким образом.

И, хотя я чувствую прохладную кладку бортика под ягодицами, она совсем не охлаждает.

Твои руки тянут меня к тебе, и я скольжу, раздвигая ноги под божественным напором...

 

Как сдержать себя, если Бог сплетает вокруг паутину, словно er'inte [1], из зноя, вожделения, желания? И вода завесой, усиливая жажду, насыщает воздух новыми оттенками жара?

И как понять, откуда вдруг всплывают незнакомые знания, если я и думать уже не могу?

 

Ведь теперь я тебя обнимаю ногами, касаясь так, как никого и никогда. Хотя, что уж говорить, сейчас все ново для меня. Но огонь моей плоти горит только для тебя, ведь я права?

Твои руки ласкают тело, и нервные окончания тянутся за пальцами, готовые вырваться из кожи, но только не нарушать единства с твоей.

Я все думала, понравится ли тебе мое тело настолько, чтобы наслаждаться им. Но сейчас вовсе забываю об этом.

Ведь твои губы на моей груди не просто умелые, они жаждущие, проникающие до неведомых глубин, вырывающие звуки голоса так же, как я неосознанно пытаюсь вырвать пряди твоих волос, перебирая их пальцами.

И чем ниже твои губы оставляют божественные следы, тем сильнее я впиваюсь зубами в свои. Знаю, что сейчас будет что-то, что и рождает жизнь. Знаю, потому что ты позволяешь мне знать. Знаю, потому что все вокруг насыщает меня этим знанием.

Давишь мне на бедра, заставляя лечь. Спину царапает кладка. Чувствую твои пальцы на лобке, вдруг остро ощущая жжение там же. И, словно в насмешку, твое дыхание на совершенно голой коже таким контрастом, что не удерживаюсь, резко сводя ноги, хотя и не желаю этого вовсе.

Конечно, безрезультатно. Ведь ты это не хочешь. Я могу лишь дивиться, как легко мое тело подчиняется твоим посылам.

Будто зов, становящийся звоном в моих ушах, когда твои губы касаются моих, но там, между ног.

Губы - горячими объятьями поцелуев, зубы - жалящими пикантными тенями боли, язык - влажными утягивающими мои мысли ласками.

Или это не зов? Что же это? Песня? Крик? Стон?..

Нет, все же зов, выстреливающий пороховыми всполохами во всем теле, заставляющий его стремиться на самое дно по своему желанию, и резко взлетать к зареву восходящего светила...

И вновь падать, ударяясь настолько сильно, что ломит все тело, но боль еще желаннее, нежели обжигающий Флеймонд...

- Это... - шепчу, удивляясь сухости во рту.

- ... Оргазм. Первый из нужных нам пяти. Надеюсь, ты не жалеешь.

Вот, оказывается, ради чего. Вот она жизнь... Или еще не вся? Только ее частица? Если их пять... Но я без сил, совсем...

- Теперь я понимаю Жриц из Храма, - почти смеюсь, из последних сил хватая воздух. Он упорно не хочет задерживаться в легких, и с шумом вырывается обратно. - За такое вполне можно убить.

Или умереть...

Слышу твой смех. Хриплый, но в то же время сочный, как весь твой мир.

- Типично Темные мысли. У тебя когда-нибудь было мужское тело? В полной твоей власти?

Я разлепляю веки, пытаясь опереться на локти и поднять такое бренное сейчас тело. Отрицательно качаю головой, встречая твой вопрошающий взгляд.

Что-то новое, все еще новое... И у меня нет сил? Да я убью себя, но найду их! Ради такой улыбки...

- Тогда я весь твой на какое-то время, только нежнее...

... пойду на все!

Еле сползаю с края в бассейн, не сводя глаз с тебя, Бога. Вода удивительно холодит кожу.

Пусть это эгоистично, пусть влечет за собой руины...

Но сейчас ты мой, и будешь мой... словно я вновь вижу свое будущее. Так отчетливо, как никогда. Ненадолго, но время, место, действо - все принадлежит только нам двоим.

Вот почему я выбрала страсть. Должна была именно по этому. И должна всему миру только за это.

Ловлю потоки жизни, исходящие из тебя, такого обнаженного, окутанного паром, лицезря твое совершенство.

Я умею наслаждаться мужской красотой. Но раньше никогда еще не упивалась ею.

 

Медлю, растягивая и свое, и твое томление, уверенная, что так будет приятней.

И когда рука, наконец, касается мужской груди, твой выдох смешивается с моим. Ты не такой громкий как я, - а теперь я знаю, что это мой оглушительный зов. Надеюсь, что и для тебя он такой - но твоя реакция все равно выдает нетерпение.

И все же, ты позволяешь мне изучать. Почему? Разве от этого я лучше стану Богиней?

Мне хочется верить, что не по этой причине ты так смотришь в мои глаза, прежде чем я опускаю взгляд на руки. Увы, за всем уследить нет возможности.

Как бы ни утягивал твой огненный взгляд, боюсь его, он поглотит меня, я чувствую это.

Скольжу пальцами по коже, рисуя на ней как в детстве впервые знакомясь с красками. Сейчас это краски чувств. Моих и твоих.

Склоняюсь, касаясь кончиком языка бусину соска. Прости, я такая неумеха.

Отстраняюсь, чтобы подуть, и прочертить рядом медленную полосу ноготком. Другой рукой ощупываю спину, водя по позвоночнику, словно вытягивая его в струну.

Меняю расположение руки, спускаясь ниже, медленно, захватывая прекрасные изгибы.

Их не описать, но можно почувствовать. Эмоции, которыми обмениваются нервные окончания в местах прикосновений. Сейчас я ощущаю это четче.

Боюсь смотреть тебе в глаза, вдруг заметишь сомнения, потому сосредотачиваю все внимание на твоих чреслах.

Мелким рыжим завиткам не скрыть силу и гордость божественного органа. Упиваюсь зрелищем, чуть ли не щурясь от удовольствия и желания еще четче видеть его.

- Ты великолепен, - хриплю я, даже не пытаясь прокашляться - не услышишь, значит так и должно быть. - Ты Бог.

Констатация факта, знаю, но по-другому никак.

Я провожу пальцем по длине, осторожно, как ты и просил. Дышу через рот, ведь иначе воздух отказывается служить. И постоянно облизываю пересохшие губы.

Обхватываю ладонью, впиваясь другой в плечо - прости, снова прости, все время прости, но мне не устоять на своих ногах.

Ты пальцем тянешь мой подбородок выше. Не можешь больше ощущать мои руки на себе, или не можешь дольше не видеть глаз?

 

И снова связь: глаза в глаза. И снова я с тобой, горю тобой.

Испей меня, вдыхай меня. Твоя. Теперь твоя.

 

__________________

[1] паук, старотемный.

 

Часть вторая.

Обладание.

Бегу по замысловатым коридорам держа её за руку, попутно говорю что-то, но слова свои осознаю лишь частично. Она разбудила самые древние чувства, которые, как я считал, уснули... Воздух. Её стихия - воздух, а я, дурак, понял это только сейчас. И запах, и эта легкость, и… о, Боги! Это все она!

Земля чуть дымится под моими ногами, охваченная жаром и предчувствием, благо, моя спутница занята другим и не сильно смотрит в пол.

Мимо пролетают стеллажи с книгами, цветной сон садов, песчаные дорожки... Мне хочется показать ей все, рассказать, но не сейчас, позже, если будет время и возможность. Хотя, конечно, если подумать, это слишком фантастично. Свет и Тьма не могут быть рядом. Никогда. Это невозможно.

Я останавливаюсь у края синей глади. Вода бассейна манит прохладой, обещая если не покой разгоряченному телу, то, как минимум, некоторый комфорт. Отпустив влажную ладошку, я щелкаю пальцами. Одежда на мне вспыхивает ярким пламенем и истлевает за несколько секунд, будто сделанная из тонкой бумаги. Тело изгибается в полете, а вода плотной завесой смыкается сверху, покрывая кожу влажными поцелуями. Я спокоен, спокоен... Выныриваю. А вот нихрена я не спокоен!

Стоит на краю, там, где я ее оставил, и жадно смотрит своими огромными глазами.

Провожу руками по лицу, ощущая, как испаряется влага. Я никогда такого не планировал, все происходит само собой, будто она зовет мою силу из той тщательно охраняемой части сознания, не дающей энергии свободно расплескаться вокруг.

- Присоединишься?

Протягиваю руку в зовущем жесте. Маню кончиками пальцев. Вокруг, испаряясь, дымится вода.

- Давай же, ты не обожжешься.

Отрицательно качает головой. Просто садится на краю, снимает обувь и опускает ноги вниз, будто пробуя влагу на ощупь.

Подбираюсь ближе. Медленно, плавно. Её бездонные глаза, не отрываясь, смотрят на меня. Даже не понять - кто кого гипнотизирует.

Кладу руки по обеим сторонам от Кары. Она не отстраняется, только внимательно глядит вперед глазами Богини. Той, которую мне предстоит разбудить.

Склоняюсь ближе, вдыхая её аромат. Нежный, сладковатый и невообразимо свежий. Погружаюсь в него, как до этого в воду. Окунаюсь лицом в мягкость ткани и шелковый бархат кожи, ощущая, как её руки цепляются за мои плечи. Кара не притягивает меня к себе, но это и не попытка оттолкнуть, отнюдь. Она просто держится за меня, дотрагиваясь прохладными пальчиками.

Провожу руками вверх, цепляю кромку платья и ныряю за край ткани. Она не двигается, выжидая. Смотрю на лицо будущей богини и встречаю туманный взгляд. Кара облизывает губы маленьким розовым язычком, и в моем мозгу будто взрывается атомная бомба.

Руки скользят вверх, но платье мешает моим желаниям. Эта мысль возникает на поверхности сознания, пока глубинные процессы заняты картинами куда более занятными. К бесам! Платье рассыпается в прах, разлетаясь на частицы в легком ветерке, оставляя Кару полностью обнаженной. Мои руки скользят дальше, обхватывая упругую попку и притягивая девушку ближе, прижимая к себе, раздвигая её длинные ноги... Мои губы ласкаются о ее шею, нежную и гибкую, спускаясь по ключице к груди, устремляясь к ярко-розовой ягодке соска.

Милая, у нас выходит именно так, как тебе нравится?

Похоже, ответ - да, ибо ее руки не отпускают меня, перекочевав в волосы - тонкие пальчики так и путаются в жестких рыжих прядях. Она выдыхает со стоном, когда мои губы накрывают вершину женской груди, а язык очерчивает твердую горошинку соска. Руки тоже заняты делом - одна крепко поддерживает Кару под спину, а другая накрывает свободную грудь, и пальцы играют с нежной вершинкой...

Вода вокруг нас испаряется сплошным туманом, почти закрывая обзор, но мне не нужно видеть. Её стоны звучат как музыка. Они сопровождают каждое мое движение, оплетают, как невидимая глазу вуаль восточной принцессы.

Прокладываю вниз влажную дорожку из поцелуев, постепенно укладывая её на кромку бассейна. Скольжу вниз ладонями, лаская тонкую кожу. Исследую широко разведенные бедра и плоский животик. И шелковистый треугольник, скрытый нежным пушком... Теряю голову, уходя в лабиринты страсти. Лишь одно касание пальцев, и от нескольких темных прядок остается только пепел.

Дую. Она ахает и рефлекторно пытается свести ноги. Ну, уж нет, я только начал...

Нежное касание губами. Втягиваю солоноватую на вкус кожу. Прикусываю. Погружаюсь языком. Её ноготки оставляют следы на моих плечах, пальцы путаются в волосах пытаясь притянуть еще ближе. Песня из стонов переходит в симфонию.

Покусываю, облизываю и посасываю, пока её тело не начинает биться в судорожном оргазме.

Один - считаю я про себя. Это первый из наших общих. А нужно четыре почти подряд экстаза для Кары, чтобы тело покинула обычная энергия, освободив место для божественной. И чем ближе будет обожествление, тем явственнее будут ощущаться её новые силы. А ведь на заключительном этапе нужно будет добавить еще мою энергетику, воплотив ее в оргазм...

- Это... - её глаза закрыты, а тело бессильно раскинулось в моих объятиях.

- ... Оргазм, - заканчиваю фразу. - Первый из нужных нам пяти. Надеюсь, ты не жалеешь.

- Теперь я понимаю Жриц из Храма.

Она блаженно выдыхает.

- За такое вполне можно убить.

- Типично Темные мысли, - смеюсь в ответ. - У тебя когда-нибудь было мужское тело? В полной твоей власти?

Отрицательно качает головой, томно облизывая губы. Отступаю на шаг.

- Тогда я весь твой на какое-то время, - улыбка не сходит с моих уст, - только нежнее...

Юное гибкое тело скользит в воду, погружаясь почти до пояса. Она высокая, но рядом со мной кажется миниатюрной, как кукла. Фарфоровый кукленок с идеальным лицом и... Нет. Полная жизни и желания, со сверкающими глазами и длинной сетью кудрявых волос, распущенных по плечам. Чудо, которым я упиваюсь. Когда получилось так, что она стала именно той, кого я жаждал? Куда делись все те границы, которые я воздвиг, и щиты, удерживающие меня от единения с другим существом?

Мое тело пылает энергией, чистой и незамутненной. Светлой, но ей сейчас все равно, поэтому я успешно игнорирую сей факт. Вода продолжает испаряться, достигая ее бедер и открывая мне изумительные виды, однако я не могу отвести взгляда от ее глаз.

Прохладная ладонь на моей груди. Резкий выдох, который невозможно сдержать, и такой же - в ответ. Легонько подаюсь вперед. Это нетерпение…

Кара околдовала меня? Пожалуй. Это чудо - только для меня, и я совсем не желаю делиться им с кем бы то ни было. Она играет, будто кошка с мышью. Прикасается. Ласкает. Смотрит прямо в глаза. Все еще невинная. Что же произойдет, если Кара будет знать, чего хочет? Что, если пойдет прямо к цели?

Ты привел мою погибель, брат... знаешь?

Робкое касание язычка выбивает из головы все мысли - дальше только ощущения: теплое дыхание на коже, острие ноготка, гибкие пальцы на коже. Мое тело отзывается, как марионетка на действия умелого кукловода. Между нами будто проскакивают невидимые глазу искры и энергии. Пока еще невидимые.

Ниже, ниже, ниже... Это как сладостная пытка, щедро сдобренная вязким сиропом желания. Я хочу...

Её руки следуют за взглядом, путаясь в рыжих волосках груди, паха… Это наваждение...

- Ты великолепен... Ты Бог.

Её хриплый голос - и мурашки по коже... Рядом с тобой... я не Бог, я лишь служу Богине. Той, что спит в тебе. Той, что родится совсем скоро.

Осторожные касания по всей длине. Такие нежные, аккуратные... Они почти причиняют боль.

Мы окружены паром, и он здорово мешает различить детали... Я неудачно выбрал место?

Лицо сосредоточенное, губа закушена, а пальцы мелко дрожат. Обхватывает ладонью у основания, проводит к кончику, опираясь на мое плечо. Теряю голову и способность думать. Не так быстро... Жажда...

Мягко приподнимаю ее подбородок, притягивая к себе. Ближе. Еще немного... За что Судьба сделала мне такой подарок? Почему я удостоился?

Поцелуй, как живительный родник. Наши языки танцуют, опаляя друг друга жаром. Я пью ее сквозь губы, наслаждаясь каждой миллисекундой. Прижимаю к себе податливое тело. Глажу нежную кожу, обрисовывая старинными рунами Языка Света. Касаюсь лишь кончиками пальцев. Господи...

Да и какого Бога зову я? Или Богиню? Уж не ту ли, которая сейчас в моих объятиях?

Вода в бассейне выкипает до колен. Ну и бес с ней... Лишь бы Кара целовала меня так, как сейчас, еще немного, а её ладошки и тоненькие пальчики так же утопали в моих волосах.

Моя рука ныряет между стройных ножек. Туда, где скрыт волшебный источник наслаждения. Раздвигаю нежные складочки и медленно массирую её, такую влажную и совсем раскрывшуюся. Для меня.

Ноги почти не держат, а мои уши вновь наполняет музыка ее стонов. Не прекращая поцелуя, поглаживаю ее внутри, обхватив за талию гибкое девичье тело. Минута - и ловлю ее, охваченную оргазмом, у самого пола, почти лишившегося воды. Укладываю на теплый кафель, слушая шумное дыхание. У меня самого такое же, в дополнение к почти пустой голове, наполненной лишь её телом, звуком и запахом...

Опускаюсь на колени между широко разведенных ног. Готовый служить за один взгляд. И она смотрит. Замутнено, неспешно... завлекающе. Так, как умеют только самые опытные куртизанки. Боже... Боже... Боже... Боже...

Покрываю мелкими поцелуями внутреннюю сторону ее бедер, поглаживаю. Затем плоскость живота, холмики грудей, острые сосочки. Нежную шею, такую белоснежную, оплетенную спутанной массой темных волос. Её нежные ручки поглаживают меня, играют, прижимают ближе. Д-да-а-а! Потираюсь телом о нее, попадая членом точно между ножек, лаская клитор всей напряженной длиной. Снова вызывая восторженную музыку стонов.

Третий оргазм я ощущаю скорее интуитивно, чем физически. Кара зажмуривается и выгибается в моих руках, хватая воздух широко открытым ртом. Её коготки впиваются в мою спину, полосуя кожу кровавыми разводами, которые заживают почти мгновенно.

Нет зрелища красивее, чем женщина, охваченная удовольствием. С этим утверждением можно поспорить. Эта конкретная девушка гораздо красивее того, что вообще можно представить.

В моих зрачках плещется живой огонь.

Когда Кара открывает глаза, я вижу завихрения ураганов.

Она просто удивительна...

Поднимает руку, томно, сладко. Касается моей кожи.

Горю, просто пылаю. Слова и выражения исчезают, не успевая сорваться с непослушного языка. Да и кто я такой, чтобы выразить твое совершенство?

- Хочу...

Этот хриплый голос настолько созвучен моим мыслям, что сначала я даже не понимаю, что слово произнесено вслух. Доходит через несколько секунд, когда ее ножки обхватывают меня, привлекая ближе.

А я?

Я готов служить. Вечность, если таким будет желание этого чуда...

- Прости, - с сожалением выдыхаю ей в губы и одним резким толчком проникаю во влажные глубины …

А вода все испаряется, оставляя жажду и иссушаемую теплым ветром кожу…

 

Глава 3

 

Часть первая.

Становление.

Ласкай, целуй, лети со мной. Я чистый кислород, а ты огонь. И мы горим так жарко, ярко.

Твои мысли сейчас проникают в разум моими желаниями. Уверена, что это так. Ведь я желаю именно того, что требуешь ты. Что творишь.

Храбрюсь? С тобою все так удивительно, что нет... Но мне становится не важно это, когда сжигают губы на губах. Их объятья... и сладость огненного поцелуя.

Руками тянусь к твоим волосам. Они пылают цветом в моих жестоких пальцах, как если бы пылала я буквально.

Божественные руки оглаживают изгибы. Я льну к тебе, цепляясь, словно за якорь.

Да, я сейчас - что воск, в твоих руках. Плавлюсь, источая влагу.

Кто бы мог подумать, что ласки пламени могут быть так необходимы?

Меж разведенных бедер чувствую мужские пальцы. Они скользят в моем желании. Тебе достаточно лишь намекнуть на прикосновение, и при очередном выдохе слышу вновь свой стон, приглушенный все еще неистовой любовью губ.

Твои пальцы внутри, и это так неожиданно. Но импульсы проникают, точно воздушные потоки, все глубже. Чувство трепещет внутри… нет, трепыхается, как будто рождаясь на свет. И каждая секунда неуловимо близка и далека в топях пытки, которую ты создаешь. Я разве еще не рассыпалась в твоих руках? Тебе не кажется?

В нарастающем и ярком наслаждении я теряю всякую бдительность, и ты успеваешь подхватить у самой земли. А я продолжаю падать.

Кажется, это был бассейн, полный воды? Где же она?

Сила, власть, мощь - ты источаешь это, возвышаясь. Хотела бы я, чтобы мои глаза могли охватить тебя всего, единого.

Но что-то новое теперь, не только во мне, но и в тебе. Во взгляде, в движениях, когда ты опускаешься в колыбель моих инстинктивно раздвинутых ног.

Как я могла бояться чего-то с тобой? Как не поняла сразу?

Зову тебя, призываю, как только умею. Разве не научилась я ментальному общению? Ведь я сейчас так стараюсь, и не выходит, как будто связи нет.

Но она есть! Она выше холмов и тверже чертогов. Ее сплетает сама пустота из ничего.

Противоречия... Разве это ничего? Разве? Здесь всё. И это всё поет во мне.

Будь ниже, ближе... везде.

Ты, словно, слышишь. Что тебя влечет? Ведь я сейчас мотылек, а ты пламя. Разве не должно быть наоборот?

Снова водоворот ласк и поцелуев. И даже ожидания меркнут. Наслаждаюсь тем, что дотрагиваюсь, где хочу. Ласкаю ягодицы, впиваясь ногтями, словно желая оставить там след. Хватаясь за твою талию, выгибаюсь в искрах особенно жгучего поцелуя. Или моя кожа горячит сама? Все, к чему стремлюсь - это подарить такие же блаженные ощущения тебе.

Но разве я могу? Ты Бог. А я всего лишь невинное дитя. Была им тысячелетия. За пару дней не могло многое измениться.

Но могло за мгновения с тобой. И это правда. Когда ты становишься еще ближе. Когда головка члена дразнит так невыносимо, когда ты гладишь уже не пальцами, а божественным органом, но глубина остается нетронутой. Я возмущаюсь, за настолько сильной эмоцией не замечая нарастание более важной. Какой это по счету?

Оргазм... и снова стон. Я лишь надеюсь, что не оглушаю тебя в этот момент. Хотя, мне все равно. Пусть так. Зажмуриваюсь, напрягаясь всем телом, прижимаясь к тебе, чтобы продлить наслаждение. И чем сильнее накатывает, тем яростней я сжимаю пальцы рук на твоих плечах, пытаясь восполнить воздух, вышедший со стонами из легких.

 

Веки не слушаются, фокусирую взгляд с трудом. Ты такой же прекрасный, как и был, и неудовлетворенный, пламенный.

Касаюсь твоего лица пальцами. Не они ли мгновение назад безжалостно терзали твою кожу? Или это было давно?

Мне хочется сейчас обжечься тем огнем, что горит в твоих глазах, в тебе во всем.

Да, я без сил. Но это мало. Ты дашь мне больше. Ты можешь, должен. Я так хочу...

- Хочу...

Если бы этим действом Богиня даже лишалась своей силы, я бы согласилась.

- Прости.

Ты шепчешь мне в ответ, вновь припадая к губам. Одним точным рывком вторгаешься в мою более не девственную плоть, неся с собой другие ощущения, ты разбиваешь...

 

Осколки боли... Я почти взлетаю ввысь, касаясь стали неба, которое должно быть золотым. Когда оно успело синим стать?

И там, в верхах раскалываюсь мельче, чем пыль песка. Мне ветер шепчет. Он хочет подарить мне крылья, чтоб летать.

Но он не знает, что я обретаю. В осколках боли я теперь не та, но пламени объятья чувством оплетают.

И воздухом витая, я рвусь к тому, кто дарит боль и негу. Блаженство... Ветер, слушай тишину, ведь я уже летаю.

 

Осколками настоящего мы строим свое будущее, отражаясь в нем огнями своих страстей.

 

Боль находит отголоски в каждой клеточке. Мышцы внимают ее мольбам, и протестующе ноют.





Дата добавления: 2015-06-27; Просмотров: 75; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.80.33.183
Генерация страницы за: 0.07 сек.