Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Основные проблемы и понятия культуры речи

Читайте также:
  1. A) Основные термины и определения
  2. B.I. Понятие культуры
  3. Borland C и его основные режимы с характерными окнами
  4. D. Основные принципы.
  5. I. Основные права граждан
  6. I. Основные правила и принципы переноса слов
  7. I.3. Понятие, сущность И СТРУКТУРА культуры
  8. I.4. задачи и ФУНКЦИИ КУЛЬТУРЫ
  9. II ОСНОВНЫЕ ПРАВИЛА МЕР БЕЗОПАСНОСТИ
  10. II. Основные понятия
  11. II.1. Категориальный аппарат по понятиям
  12. II.3.3. Основные направления денежно-кредитной политики



Культура речи журналиста

Семинарское занятие

Вопросы для обсуждения и размышления:

1. Поразмышляйте, почему в теории журналистики интервью занимает особое место.

2. Проанализируйте каждое определение жанра интервью с точки зрения выделения наиболее полного определения.

3. Прочитайте статью Уолтера Ван Дайка Бингхэма, Брюса Виктора Мура «Как интервьюировать» из книги «Искусство разговаривать и получать информацию» под редакцией Б.Н. Лозовского (см. хрестоматию) и выполните следующие задания:

Выделите основные советы автора по проведению интервью.

Определите, как интервью рассматривается автором.

Объясните, какими навыками должен обладать журналист, чтобы написать хорошее интервью.

4. Подумайте и скажите, что движет журналистом при выборе формы интервью.

5. Прокомментируйте слова английского поэта Оливера Голдсмита: «Не задавайте мне нелепых вопросов, и я не буду говорить вам неправду».

6. Сделайте вывод о значении умения задавать вопросы, получать ответы и излагать и то, и другое на бумаге, в эфире. Аргументируйте свой ответ, используя знания о журналистской деятельности и свой собственный опыт.

7. Найдите взаимосвязь между собеседником журналиста и качеством интервью.

8. Прокомментируйте правила интервью «Двенадцать ступеней к неотразимому интервью», предлагаемые в книге Джеффри Аллена «Как превратить интервью в работу» (см. приложение М).

 

Задания для самостоятельной работы и последующего анализа:

1. Возьмите интервью (у друга, членов семьи, сокурсника и т. д.) на любую интересующую вас тему по схеме (см. приложение Й), предложенной в статье Т.В. Шумилиной «Не могли бы вы рассказать…» из книги «Искусство разговаривать и получать информацию» под редакцией Б.Н. Лозовского.

2. Подберите все виды интервью в газетах, согласно предложенной классификации, и докажите свой выбор. (Можно использовать любые газеты за определенный период (например, год или месяц).

3. Рассмотрите приведенные в хрестоматии примеры интервью, определите их вид, аргументируя свой выбор, и выделите в каждом из них языковые средства, передающие характер устной речи.

 

 

Периодическая печать и телерадиовещание, основные средства массовой информации (СМИ), наиболее оперативные и регулярно действующие, оказывают все большее влияние на формирование литературного языка, языковой нормы, становятся основным фактором формирования и распространения современных норм литературного языка. Сегодня, в условиях серьезных социальных изменений, происходящих в нашем обществе, СМИ становятся непосредственным инструментом самих процессов либерализации и свободы слова. В связи с этим особое значение приобретает одна из важнейших проблем развития форм и методов работы средств массовой информации – проблема совершенствования языка и стиля произведений печати, радио- и телепередач.



СМИ играют огромную роль в воспитании языковых вкусов, являясь своеобразным языковым нормализатором. Средний читатель, как правило, через печать пополняет свой словарь. Газеты, журналы, радио, телевидение – одни из главных воспитателей в области стилистических норм. Большие возможности у СМИ в формировании и распространении представления о том, на что должна и может ориентироваться речевая практика современного общества. В этом смысле вполне оправданным является интерес лингвистов, обращенный на анализ текстов для радио и телевидения, в определенном смысле концентрирующих в себе все особенности современного общенародного языка /160; 155/.

Эффективности воздействия на разум и чувства читателей и слушателей, вне всякого сомнения, можно достичь при хорошем владении данным языком, то есть обладании высокой культурой речи. Большое значение для читателя (слушателя) имеет не только содержание речи (текста), но и её внешняя сторона – форма, структура, средства выразительности. Особенно важно такое понимание для тех, кто непосредственно словом воздействует на разум и чувства людей, и в первую очередь, для журналистов, редакторов, радио- и телеведущих, так как эффективность публицистики и её литературно-языковое совершенство связаны очень тесно. Любой дефект и слабое место речи говорящего и пишущего будут снижать действенность речи (текста).

В этой связи очень сильно возрастает роль культуры речи как науки о правильной и хорошей (целесообразной) речи, которая включает два важных аспекта: как говорить правильно и как говорить хорошо. Первый связан со знанием внутренних законов и правил языка, второй направлен на коммуникативность речи.

С учетом этих двух названных аспектов речи можно согласиться с определением, что «культура речи представляет собой такой выбор и такую организацию языковых средств, которые в определенной ситуации общенияпри соблюдении современных языковых норм и этики общения позволяют обеспечить наибольший эффект в достижении поставленных коммуникативных задач» /80, 16/.

Таким образом, культура речи – это совокупность и система коммуникативных качеств речи, а также, как свидетельствует «Лингвистический энциклопедический словарь»,«владение нормами устного и письменного литературного языка (правилами произношения, ударения, словоупотребления, грамматики, стилистики), а также умение использовать выразительные средства языка в различных условиях общения в соответствии с целями и содержанием речи. Понятие культуры речи… включает в себя две ступени освоения литературного языка:правильность речи, то есть соблюдение литературных норм, воспринимаемых говорящими и пишущими в качестве «идеала» или общепринятого и традиционно охраняемого обычая, образца, и речевое мастерство, то есть не только следование нормам литературного языка, но и умение выбирать из сосуществующих вариантов наиболее точный в смысловом отношении, стилистически и ситуативно-уместный, выразительный и т.п. Высокая культура речи предполагает высокую общую культуру человека, культуру мышления, сознательную любовь к языку» /94, 247/.

Культура речи – понятие многозначное. Одна из основных задач культуры речи – этоохрана литературного языка, его норм. Следует подчеркнуть, что такая охрана является делом национальной важности, поскольку литературный язык – это именно то, что в языковом плане объединяет нацию. Однако литературный язык не может появиться сам по себе. Ведущую роль в этом процессе на определенном историческом этапе развития страны играет обычно наиболее передовая, культурная часть общества. Становление норм современного русского литературного языка неразрывно связано с именем А.С.Пушкина. Язык русской нации к моменту появления русского литературного языка был весьма неоднороден. Он состоял из диалектов, просторечия и некоторых других обособленных образований. Как правило, диалекты весьма различны с точки зрения произношения, лексики, грамматики. Просторечие более едино, но все же недостаточно упорядочено по своим нормам. А.С. Пушкин сумел на основе разных проявлений народного языка создать в своих произведениях такой язык, который был принят обществом в качестве литературного.

Литературный язык – это вовсе не одно и то же, что язык художественной литературы. В основе языка художественной литературы лежит литературный язык. Более того, литературный язык как бы вырастает из языка художественной литературы. И все же язык художественной литературы – это особое явление. Его главная отличительная черта состоит в том, что он несет в себе большую эстетическую нагрузку. Для достижения эстетических целей в язык художественной литературы могут привлекаться диалектные и другие нелитературные элементы.

Одна из главнейших функций литературного языка – быть языком всей нации, встать над отдельными территориальными или социальными языковыми образованиями. Посредством литературного языка (разумеется, наряду с экономическими, политическими и др. факторами) создается единство нации. Без развитого литературного языка трудно представить себе полноценную нацию. Известный современный лингвист М.В. Панов среди основных признаков литературного языка называет такие, как язык культуры, язык образованной части народа, сознательно кодифицированный язык. Сознательная кодификация языка – прямая задача культуры речи: с появлением литературного языка появляется и «культура речи» /123, 9-10/.

Как пишут авторы учебника «Культура русской речи», «Кодификация – это фиксация в разного рода словарях и грамматике тех норм и правил, которые должны соблюдаться при создании текстов кодифицированных функциональных разновидностей»/80, 30/. Культура речи начинается там, где язык как бы предлагает выбор для кодификации, и выбор этот далеко не однозначен. Например, с разными ударениями произносятся слова километр, договор, каталог и др., но динамика нормы различно кодифицирует эти произношения, что свидетельствует, кроме всего прочего, еще и о том, что русский литературный язык при всей своей гибкости и разносторонней развитости на протяжении истории, в том числе и новейшей, никогда не оставался неизменным. В этих условиях неизбежно со всей остротой встали и встают вопросы нормализации литературного языка, выработки единых норм.

Термином «нормализация» обозначается сложный комплекс видов деятельности лингвистов, предполагающий:

- изучение проблемы определения и установления нормы литературного языка;

- исследование в нормативных целях языковой практики в её отношении к теории;

- приведение в систему, дальнейшее совершенствование и упорядочение правил употребления в случаях расхождения теории и практики, когда появляется необходимость укрепления норм литературного языка /80, 30/.

Существенную роль в разработке идей активной нормализации литературного языка нового времени в свое время сыграли выдающиеся ученые – Л.В. Щерба, Г.О. Винокур, С.И. Ожегов, В.В. Виноградов и др. В соответствии с этими идеями, основу нормализации языка составляет анализ современного состояния языка и его литературной нормы в свете закономерностей исторического развития. Языковая норма, хотя бы и неосознанная, свойственна разным формам существования языка – диалектам, языку народностей, общенародному языку. Но о языковой норме в полном смысле этого слова, то есть как о категории осознанной и фиксированной в общеобразовательных правилах, можно говорить только применительно к эпохе формирования языка с сопутствующим этому процессу преобразованием его литературно-письменной формы.

Понятие нормы в разных областях деятельности оказывается существенным, но строится на основе различных конструктивных признаков. К конструктивным признакам языковой нормы относятся план кодификации и план функционирования речевой деятельности, в процессе которой происходит реализация кодифицированных норм. В работах исследователей Пражского лингвистического кружка Б. Гавранка, М. Докулила, А. Едлички подчеркивалась необходимость различать действительность нормы, её реальную материализацию в нормативной литературе – в грамматиках, справочниках, стилистиках, риториках и словарях. Кодификация как осознанная норма, закрепленная в сводах правил, предназначенных для всех обучающихся языку, свойственна лишь литературному языку. Кодификация как свод языковых правил может существовать отдельно от говорящих, тогда как функционирующие нормы, то есть нормы в действии, не могут существовать вне коллектива, вне личностей.

Идеал кодификации заключается в незыблемости, стабильности языковых установлений. Функциональные же и стилистические потребности языка создают условия для возможных его изменений, прежде всего в норме употребления языковых единиц. Значение фактора употребления подчеркнуто и в том определении нормы, которое дал С.И. Ожегов: «Норма – это совокупность наиболее пригодных («правильных», «предпочитаемых») для обслуживания общества средств языка, складывающаяся как результат отбора языковых элементов (лексических, произносительных, морфологических, синтаксических) из числа сосуществующих, наличествующих, образуемых вновь или извлекаемых из пассивного запаса прошлого в процессе социальной, в широком смысле, оценки этих элементов» /118, 259-260/.

Резкие и немотивированные отступления от литературной нормы – имеются в виду неправильные, неверные написания слов; погрешности в произношении; образования, противоречащие грамматическим и лексическим законам языка, квалифицируются как ошибки. Обычно ошибки изживаются в школе, на протяжении многолетнего обучения русскому языку. Тем не менее, многие из них проскальзывают в повседневную речь даже образованных людей; иногда появляются в речи дикторов на радио и телевидении, в деловой речи, выступлениях депутатов и государственных деятелей.

Ошибки квалифицируются по уровням языка. Прежде всего выделяются орфографические и пунктуационные ошибки, появляющиеся в результате нарушения правил правописания. Рекомендации правильного написания даются орфографическими словарями /119/.

В устной речи различаются орфоэпические ошибки, связанные с отступлением от нормы в произносительной системе языка. Ошибки, наблюдающиеся в произношении и ударении слов, можно выправить в соответствии с рекомендациями орфоэпического словаря /120/.

Грамматические ошибки, обусловленные нарушением грамматических законов языка, наблюдаются в образовании форм слов, в построении словосочетаний и предложений. В соответствии с тремя основными разделами грамматики различаются ошибки в словоизменении, словообразовании и синтаксисе. Эти ошибки преодолеваются, с одной стороны, с помощью грамматики /141/, с другой – с помощью грамматических словарей /44; 55; 57/.

И наконец, последний пласт ошибок – лексические и лексико-фразеологические. Лексические ошибки – неправильности или неточности в употреблении отдельных слов, появляющиеся в результате смешения паронимов, незнания точного значения слов, неуместного использования заимствований и т.п. Лексико-фразеологические ошибки в речи обусловлены неправильным употреблением слов в фразеологии: ср. глас вопящего в пустыне вместо глас вопиющего в пустыне; жить как Христос за пазухой вместо жить как у Христа за пазухой; Брать быков за рога вместо брать быка за рога; не мытьем, так каторгой вместо не мытьем, так катаньем.

В связи с отклонением от современной стилистической нормы на всех уровнях языка различаются и стилистические ошибки. Эти ошибки заключаются в употреблении языковых единиц (слов, словосочетаний, предложений), обладающих стилистической окраской, не соответствующей стилистической окраске всего текста. Такого рода отступления от нормы фиксируются прежде всего в словарях лексических трудностей русского языка /87/, словарях паронимов /16/ и фразеологических словарях /166/.

В литературном языке существует пласт языковых единиц, стоящих на грани нормы и не–нормы. Это, видимо, имеет в виду и О.А. Лаптева, которая различает понятия ошибки и ненормативного речевого явления. Ненормативное явление может отличаться от системного недостаточной сформированностью. Иными словами, ненормативные построения не ошибочны – в них смысл превалирует над формой, которая осталась в незавершенном виде. При этом ошибка может возникнуть по двум причинам – из-за неумения или незнания и как отражение складывающейся в устной речи языковой тенденции, которая ещё не нашла системного выражения. Таким образом, явление, признаваемое ошибкой, с точки зрения кодифицированной нормы, может не быть таковым с точки зрения нормы устно-литературной и устно-разговорной /83, 59-60/.

С этой точки зрения наиболее показательны пласты существующих вариантов в языке, составляющих один из важнейших объектов внимания нормализаторов. Вариантность следует рассматривать как особое свойство, связанное с существованием разновидности, видоизменения второстепенных элементов языковых сущностей, их частностей (вариантов). С помощью этого термина характеризуются способы существования и функционирования дублетных элементов языковой системы на фонетическом, лексическом и грамматическом уровнях. Принципиальным представляется соображение о том, что языковые варианты, относящиеся к разным языковым уровням, существенно различаются.

1. Варианты, различающиеся произношением звуков, составом фонем, местом ударения или комбинацией этих признаков, относятся к фонетическим с уточнением характера варьирующегося признака.

Так, вариации произношения составляют круг орфоэпических вариантов: с[е]ссия – с[э]ссия, дож[д']и – до[ж'ж']и и др.

Вариации слов по месту ударения относятся к акцентным вариантам: звонит – звонит, алфавит – алфавит, каталог – каталог и др.

Варианты, различающиеся по составу фонем, являются фонематическими: галоша – калоша, фортепиано – фортепьяно, тоннель – туннель, ноль – нуль и т.д.

 

Существование этих групп вариантов определяется состоянием звуковой системы русского языка. Поэтому различия между ними подчиняются определенным закономерностям этой системы.

2. Грамматические варианты характеризуются прежде всего тождеством грамматической функции. Ведущим признаком грамматических вариаций оказывается критерий грамматической системности, предполагающий регулярное колебание грамматической формы. Так, строение цепи вариантов грамматической модели предполагает три необходимых элемента:

а) грамматический тип вариантов, то есть ряд варьирующихся форм – моделей. Например, словоизменительный тип инфинитива на –нуть и на –чь у ряда глаголов;

б) варианты формы – модели внутри каждого типа: все формы на –нуть (один грамматический вариант этой модели) и все формы на – чь (второй вариант модели);

в) варианты словоформ: это лексемы, которые принимают один из варьирующихся форматов. В приведенном примере могут быть следующие варианты словоформ: достигнуть – достичь, застигнуть – застичь, настигнуть – настичь, постигнуть – постичь.

Варианты словоформ выступают в качестве параллели к вариантам слов. Однако у вариантов слов грамматическое значение не реализуется в ряду вариативной грамматической модели (ср. качественное различие между лексическими вариантами типа брег – берег и вариантами форм род. п. ед. ч. у сущ. муж. р. на твердый согласный типа сыра – сыру, творога –творогу, сахара – сахару и т.п.

В соответствии со структурой грамматики различаются три состава грамматических вариантов:

а) словоизменительные, представляющие собой варианты словоизменительных форм (форм рода типа спазм – спазма, падежных форм типа длиною – длиной, застолий – застольев; причастных форм типа промерзший – промерзнувший и т.п.);

б) словообразовательные варианты, у которых вариативны словообразовательные аффиксы (типа накатка – накат – накатывание, туристский – туристический, двусторонний – двухсторонний и т.д.);

в) синтаксические варианты, к которым относятся варианты управления, согласования и примыкания (типа большинство стремилось – большинство стремились, две основные задачи – две основных задачи, нельзя купить спичек – нельзя купить спички.

3. Лексические варианты, представляющие собой разновидности одного и того же слова, которые характеризуются тождественной лексико-семантической функцией и частичным различием звукового состава неформальной части слова (типа средина – середина, ветр – ветер, огнь – огонь и др.). Группировки лексических вариантов определяются представлениями о системности лексики и обусловливаются характером парадигматических и синтагматических отношений в ней. В отличие от грамматических, ряд лексических вариантов одномерен: он располагается только по горизонтали.

Различие в качестве вариантов определяет их историю, время сосуществования, то есть характер и продолжительность фазы вариантности, что особенно важно в нормативно-историческом аспекте. Орфоэпические и акцентные варианты существуют только в устных формах речи (однако проявляются и в стихотворных произведениях). Вековая история грамматических вариантов, с одной стороны, иногда однолетнее существование фонематических вариантов, на письме закрепленных в вариантах написания (типа фломастер и фламастер) – с другой, должны осмысляться как неизбежная закономерность, осуществляющаяся для контрастных явлений языка по-разному.

Поскольку язык постоянно развивается, то меняется и литературная норма. «Крепость» литературной нормы, стабильность её частей неоднородна. Так, устойчив и неизменен основной словарный фонд языка и стержневой каркас его грамматической системы. На протяжении многих веков остаются неизменными прямые значения слов – существительных типа стол, дом, человек, мать, отец и др.; глаголов – есть, пить, любить, плакать и др.; прилагательных – холодный, теплый, хороший, плохой и др.

Части, связанные с пограничными зонами литературного языка, и прежде всего его стилистическими сферами, бывают подвержены изменениям, сдвигам и смещениям даже на протяжении одного столетия.

Примером высокодинамического (ускоренного) типа эволюции (10-20 лет) служит вторжение иноязычной (преимущественно американской) лексики, наблюдающееся за последнее десятилетие – с 1985 по 1995 годы. Бизнес – тур, бодибилдинг, дайджест, дилер, киллер, менеджмент, рэкет, эксклюзив и многие другие слова уже вошли в употребление, но ещё не зарегистрированы ни в одном из толковых словарей.

Примером умеренного типа эволюции (30-40 лет) могут быть произошедшие изменения в норме употребления многих грамматических вариантов, у которых на протяжении 30-40 лет так перевернулись соотношения вариативных форм, что нормативными стали не традиционные (характерные для языка XIX или начала XX века), а конкурирующие варианты. Так, изменилось согласование сказуемого в форме прошедшего времени с подлежащим – существительным мужского рода в применении к лицам женского пола: варианты типа руководитель женской секции заявила, гроссмейстер делала ничью за ничьей и т.п. Об употреблении подобных форм в 20-е годы XX века писал ещё А.М. Пешковский. В 30-40-е годы происходило постепенное укоренение разговорных форм, а к концу 60-х – началу 70-х годов новая форма уже упрочилась в литературном языке.

Замедленный (низкодинамический) тип эволюции (50 и более лет) можно проиллюстрировать историей форм инфинитива некоторых глаголов на – нуть. Среди глаголов с формантом –стигнуть на протяжении уже двух веков (XIX и XX) употребляются два варианта: достигнуть – достичь, застигнуть – застичь, настигнуть – настичь, постигнуть – постичь. Несмотря на то, что в наше время в разговорном языке явно предпочитается более короткий бессуффиксальный вариант (достичь, постичь, застичь, настичь), в письменном литературном языке встречаются оба варианта /80, 37/.

Следует заметить, что между тремя рельефно выраженными типами эволюции нормы не существует абсолютных границ, имеются и переходные формы, например, может наблюдаться умеренный характер эволюции, приближенный к ускоренному или, напротив, к замедленному типу.

Проблематика культуры речи составляется из соединения трех её ведущих аспектов – нормативного, этического и коммуникативного. В соответствии с положениями классической риторики, исследователи выделяют следующие качества речи, находящиеся на стыке этих трех аспектов:

1) правильность – соответствие нормам современного литературного языка;

2) точность – строгое соответствие слов обозначаемым понятиям, предметам, явлениям действительности;

3) логичность – соответствие смысловых связей и отношений единиц языка в речи связям и отношениям предметов и явлений в действительности;

4) чистота – отсутствие элементов, чуждых литературному языку (слов и словосочетаний), а также отвергаемых нормами нравственности;

5) выразительность – наличие особенностей, которые поддерживают интерес у читателя (слушателя, зрителя);

6) богатство, разнообразие;

7) уместность (стилевая, контекстная, ситуативная, личностно-психологическая) – такая организация языковых средств, которая делает речь отвечающей целям и условиям общения. Разные стили и жанры нуждаются в разных коммуникативных качествах речи /38/.

Нормативный аспект культуры речи – один из важнейших, но не единственный. Еще один аспект – этический. В каждом обществе существуют свои этические нормы поведения. Они касаются и многих моментов общения. Этические нормы, или иначе – речевой этикет, касаются в первую очередь обращения на «ты» и «Вы», выбора полного или сокращенного имени (Ваня или Иван Петрович), выбора способов того, как здороваются и прощаются (здравствуйте, привет, салют, до свидания, всего доброго, всего, до встречи, пока и т.д.).Этические нормы во многих случаях национальны: например, сфера общения на «Вы» в английском и немецком языках уже, чем в русском; эти же языки в большем числе случаев, чем русский язык, допускают сокращенные имена. Иностранец, попадая в русскую среду, часто, не желая того, выглядит бестактным, привнося в эту среду свой языковой этикет. Поэтому обязательным условием хорошего владения русским языком является знание русского языкового этикета.

Этический аспект культуры речи не всегда выступает в явном виде. Выдающийся языковед XX века Р.О. Якобсон выделяет шесть основных функций общения:

- обозначение внеязыковой действительности,

- отношение к действительности,

- магическая функция,

- поэтическая,

- металингвистическая (суждения о самом языке),

- фактическая или контактоустанавливающая (или собственно коммуникативная).

Если при первых пяти функциях этический аспект проявляет себя, скажем, нейтрально, то при контактоустанавливающей функции он проявляется особым образом. Контактоустанавливающая функция – это сам факт общения, тема при этом не имеет большого значения; не имеет значения и то, хорошо или плохо раскрывается эта тема. Этический аспект общения выступает на первый план .

Роль этических норм в общении можно проследить и на другом ярком примере. Сквернословие – это тоже «общение» (но со знаком минус), в котором, однако, грубейшим образом нарушены именно этические нормы.

Как известно, культура речи тесно связана с психолингвистикой, семиотикой, социолингвистикой, социальной психологией, лингвистикой текста, теорией диалогического взаимодействия, с этикой и эстетикой, с логикой и стилистикой.

Стилистика реализует в практике работы над языком и стилем произведения принцип коммуникативной целесообразности. В работах Б.Н. Головина, в том числе и в учебном пособии «Основы культуры речи», утверждается, что для культуры речи вообще значим только один – коммуникативный – аспект, в плане которого следует рассматривать и нормативность /38, 23 – 40/. Культура речиопределяется как набор коммуникативных качеств хорошей речи. Эти качества выявляются на основе соотношения речи с отдельными «неречевыми» (Б.Н. Головин) структурами. К неречевым структурам относятся:

- язык как некоторая основа, производящая речь;

- мышление;

- сознание;

- действительность;

- человек – адресат речи;

- условия общения.

Язык выполняет разные коммуникативные задачи, обслуживает разные сферы общения: одно дело – язык науки и совсем другое – обыденная разговорная речь. Каждая сфера общения в соответствии с теми коммуникативными задачами, которые ставятся в ней, предъявляет к языку свои требования. Поэтому невозможно говорить в коммуникативном плане о культуре владения разными функциональными разновидностями языка. То, что хорошо в одной функциональной разновидности языка, оказывается совершенно неприемлемо в другой. Норма накладывает ограничения на использование языковых вариантов в том или ином функциональном стиле, жанре. Здесь мы сталкиваемся с понятием стилистической нормы, то есть нормы, присущей данному функциональному стилю. Оценивать один стиль, опираясь на нормы другого, нельзя. При выборе языковых средств необходим функциональный подход, то есть языковые средства должны соответствовать данному функциональному стилю. Стилистические нормы, обусловленные целями, задачами и содержанием определенных сфер общения, являются вершиной речевой культуры и устанавливаются на основе обобщения закономерностей развития языка.

Лингвисты всегда хорошо понимали важность для культуры речи того, что называется коммуникативным аспектом. Известный филолог Г.О. Винокур еще в 20-е годы подчеркивал: «Для каждой цели свои средства, таков должен быть лозунг лингвистически культурного общества». Об этом же много позднее писал и С.И. Ожегов: «Высокая культура речи – это умение правильно, точно и выразительно передать свои мысли средствами языка. Правильной речью называется та, в которой соблюдаются нормы современного литературного языка…. Но культура речи заключается не только в следовании нормам языка. Она заключается еще и в умении найти не только точное средство для выражения своей мысли, но и наиболее доходчивое (т.е. наиболее выразительное) и наиболее уместное (т.е. самое подходящее для данного случая) и, следовательно, стилистически оправданное» /118, 287–288/.

Научная языковая нормализация проходит в борьбе с двумя крайностями: пуризмом и антинормализаторством. Пуризм – это стремление очистить литературный язык от заимствований, новообразований, диалектизмов, просторечия и др. Это объясняется заботой о развитии самобытной национальной культуры, о сохранении богатств родного языка. Отрицательные стороны пуризма – субъективность его последователей, непонимание поступательного развития языка. Антинормализаторство – это отрицание необходимости вмешательства в языковой процесс. Сторонники антинормализаторства оценивают факты языка с субъективных позиций.

Итак, была сделана попытка определить в общих чертах основной круг проблем, связанных с понятием «культура речи»: его содержание, сферу охвата, реализацию его задач в рамках различных разновидностей национального языка; определить сущность и содержание терминов «литературный язык», «литературная норма», «нормализация», «кодификация» языка. Названы основные типы словарей, рекомендующих нормы правильной речи и позволяющих при обращении к ним преодолеть трудности орфографического, орфоэпического, лексического и грамматического характера.

 





Дата добавления: 2014-12-29; Просмотров: 667; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.80.137.187
Генерация страницы за: 0.021 сек.