Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

В Концепции выделяется как важная составляющая формирования военно-политического господства НАТО политика симметричного разоружения и контроля над ним. 4 страница




Читайте также:
  1. A) А.Тенсли. 1 страница
  2. A) А.Тенсли. 2 страница
  3. A) А.Тенсли. 3 страница
  4. A) А.Тенсли. 4 страница
  5. A) нарушению адгезии тромбоцитов 1 страница
  6. A) нарушению адгезии тромбоцитов 2 страница
  7. A. Thalictrum minus 1 страница
  8. A. Thalictrum minus 2 страница
  9. A. Thalictrum minus 3 страница
  10. A. Thalictrum minus 4 страница
  11. A. Thalictrum minus 5 страница
  12. A. Thalictrum minus 6 страница

Ограничимся кратким рассмотрением таких направлений (и их разновидностей), как политический идеализм, политический реализм, модернизм, транснационализм и неомарксизм.

Наследие Фукидида, Макиавелли, Гоббса, с одной стороны, Витториа, Гроция, Канта с другой, нашло непосредственное отражение в крупной научной дискуссии, которая возникла в США в период между двумя мировыми войнами, дискуссии между идеалистами и реалистами.

Идеализм в современной науке о международных отношениях имеет и более близкие идейно-теоретические истоки, в качестве которых выступают утопический социализм, либерализм и пацифизм XIX века. Его основная посылка - это убеждение в необходимости и возможности покончить с мировыми войнами и вооруженными конфликтами между государствами путем правового регулирования и демократизации международных отношений, распространения на них норм нравственности и справедливости. Согласно данному направлению мировое сообщество демократических государств при поддержке и давлении со стороны общественного мнения, вполне способно улаживать возникающие между его членами конфликты мирным путем, методами правового регулирования, увеличения числа и роли международных организаций, способствующих расширению взаимовыгодного сотрудничества и обмена. Одна из его приоритетных тем - это создание системы коллективной безопасности на основе добровольного разоружения и взаимного отказа от войны как инструмента международной политики. В политической практике идеализм нашел воплощение в разработанной после первой мировой войны американским президентом В.Вильсоном программы создания Лиги наций, Пакте Брайена-Келлога (1928 г.), предусматривающем отказ от применения силы в межгосударственных отношениях, а также в доктрине Стаймсона (1932 г.), по которой США отказываются от дипломатического признания любого изменения, если оно достигнуто при помощи силы. В послевоенные годы идеалистическая традиция нашла определенное воплощение в деятельности таких американских политиков, как госсекретарь Дж.Ф. Даллес и госсекретарь З. Бжезинский (представляющий, впрочем, не только политическую, но и академическую элиту своей страны), президенты Д. Картер (1976- 1980) и Дж. Буш (1988-1992). В научной литературе она была представлена, в частности, книгой американских авторов Р. Кларка и Л.Б. Сона «Достижение мира через мировое право». В книге предложен проект поэтапного разоружения и создания системы коллективной безопасности для всего мира за период 1960-1980 гг. Основным инструментом преодоления войн и достижения вечного мира между народами должно стать мировое правительство, руководимое ООН и действующее на основе детально разработанной мировой конституции. Сходные идеи высказываются в ряде работ европейских авторов.



Политический реализм не только подверг идеализм сокрушительной критике, - указав, в частности, на то обстоятельство, что идеалистические иллюзии государственных деятелей того времени в немалой степени способствовали развязыванию второй мировой войны, - но и предложил достаточно стройную теорию. Ее наиболее известные представители - Р. Нибур, Ф. Шуман, Г. Киссинджер, Э. Карр, А. Уолферс и др. - надолго определили пути науки о международных отношениях. Бесспорными лидерами этого направления стали Г. Моргентау и Р. Арон.

Работа Г. Моргентау «Политика среди нации. Борьба за влияние и мир», первое издание которой увидело свет в 1948 году, стала своего рода «библией» для многих поколений студентов-политологов в США, и других странах Запада. С точки зрения Г Моргентау» международные отношения представляют собой арену острого противоборства государств. В основе всей международной деятельности последних лежит стремление к увеличению своей власти, или силы (power) и уменьшению власти других. При этом термин «власть» понимается в самом широком смысле: как военная и экономическая мощь государства, гарантия его наибольшей безопасности и процветания, славы и престижа, возможности для распространения его идеологических установок и духовных ценностей. Два основных пути, на которых государство обеспечивает себе власть, и одновременно два взаимодополняющих аспекта его внешней политики - это военная стратегия и дипломатия. Первая из них трактуется в духе Клаузевица: как продолжение политики насильственными средствами. Дипломатия же, напротив, есть мирная борьба за власть. В современную эпоху, говорит Г. Моргентау, государства выражают свою потребность во власти в терминах «национального интереса». Результатом стремления каждого из государств к максимальному удовлетворению своих национальных интересов является установление на мировой арене определенного равновесия (баланса) власти (силы), которое является единственным реалистическим способом обеспечить и сохранить мир. Собственно, состояние мира - это и есть состояние равновесия сил между государствами.

Согласно Мергентау есть два фактора, которые способны удерживать стремления государств к власти в каких-то рамках - это международное право и мораль. Однако слишком доверяться им в стремлении обеспечить мир между государствами - означало бы впадать в непростительные иллюзии идеалистической школы. Проблема войны и мира не имеет никаких шансов на решение при помощи механизмов коллективной безопасности или посредством ООН. Утопичны и проекты гармонизации национальных интересов путем создания мирового сообщества или же мирового государства. Единственный путь, позволяющий надеяться избежать мировой ядерной войны, - обновление дипломатии.

Концептуальная стройность, стремление опираться на объективные законы общественного развития, беспристрастный и строгий анализ международной действительности, отличающейся от абстрактных идеалов и основанных на них бесплодных и опасных иллюзиях, - все это способствовало расширению влияния и авторитета политического реализма как в академической среде, так и в кругах государственных деятелей различных стран.

Однако и политический реализм не стал безраздельно господствующей парадигмой в науке о международных отношениях. Превращению его в центральное звено, цементирующее начало некоей единой теории, с самого начала мешали его серьезные недостатки.

Дело в том, что, исходя из понимания международных отношений как «естественного состояния» силового противоборства за обладание властью, политический реализм по существу сводит эти отношения к межгосударственным, что значительно обедняет их понимание. Более того, внутренняя и внешняя политика государства в трактовке политических реалистов выглядят как не связанные друг с другом, а сами государства - как своего рода взаимозаменяемые механические тела с идентичной реакцией на внешние воздействия. Разница лишь в том, что одни государства являются сильными, а другие - слабыми. Абсолютизация роли силы и недооценка значения других факторов - например, таких, как духовные ценности, социокультурные реальности и т.п. - значительно обедняет анализ международных отношений, снижает степень его достоверности. Это тем более верно, что содержание таких ключевых для теории политического реализма понятий, как «сила» и «национальный интерес», остается в ней достаточно расплывчатым, давая повод для дискуссий и многозначного толкования. Наконец, в своем стремлении опираться на вечные и неизменные объективные законы международного взаимодействия политический реализм стал по сути дела заложником собственного подхода. Он упустил из виду весьма важные тенденции и уже произошедшие изменения, которые все в большей степени отличают характер современных международных отношений от тех, которые господствовали на международной арене вплоть до начала XX века. Одновременно было упущено еще одно обстоятельство: указанные изменения требуют применения наряду с традиционными, и новых методов и средств научного анализа международных отношений. Все это вызвало критику в адрес политического реализма со стороны приверженцев иных подходов, и, прежде всего, со стороны представителей так называемого модернистского направления и многообразных теорий взаимозависимости и интеграции.

Представители «модернизма», или «научного» направления в анализе международных отношений, чаще всего не затрагивая исходных постулатов политического реализма, подвергли резкой критике его приверженность традиционным методам, основанным, главным образом, на интуиции и теоретической интерпретации. Полемика между «модернистами» и «традиционалистами» достигает особого накала, начиная с 60-х гг., получив в научной литературе название «нового большого спора». Источником этого спора стало настойчивое стремление ряда исследователей нового поколения (К. Райт, М. Каплан, К. Дойч, Д . Сингер, К. Холсти, Э. Хаас и многие другие) преодолеть недостатки классического подхода и придать изучению международных отношений подлинно научный статус. Отсюда повышенное внимание к использованию средств математики, формализации, моделированию, сбору и обработке данных, эмпирической верификации результатов, а также других исследовательских процедур, заимствованных из точных дисциплин и противопоставляемых традиционным методам, основанным на интуиции исследователя, суждениях по аналогии и т.п. Такой подход, возникший в США, коснулся исследований не только международных отношений, но и других сфер социальной действительности.

Явившись реакцией на недостатки традиционных методов изучения международных отношений, применяемых в теории политического реализма, модернизм не стал сколь либо однородным течением - ни в теоретическом, ни в методологическом плане. Общим для него является, главным образом, приверженность междисциплинарному подходу, стремление к применению строгих научных методов и процедур, увеличению числа поддающихся проверке эмпирических данных. Его недостатки состоят в фактическом отрицании специфики международных отношений, фрагментарности конкретных исследовательских объектов, обусловливающей фактическое отсутствие целостной картины международных отношений, в неспособности избежать субъективизма. Тем не менее многие исследования приверженцев модернистского направления оказались весьма плодотворными, обогатив науку не только новыми методиками, но и весьма значимыми выводами, сделанными на их основе.

Сторонники различных теоретических течений, которые могут быть условно названы «транснационалистами», выдвинули общую идею, согласно которой политический реализм и свойственная ему парадигма не соответствуют характеру и основным тенденциям международных отношений и потому должны быть отброшены. Международные отношения выходят далеко за рамки межгосударственных взаимодействий, основанных на национальных интересах и силовом противоборстве. Государство как между- народный автор лишается своей монополии. Помимо государств, в международных отношениях принимают участие индивиды, предприятия, организации, другие негосударственные объединения. Многообразие участников, видов (культурное и научное сотрудничество, экономические обмены и т.п.) и «каналов» (партнерские связи между университетами, религиозными организациями, землячествами и ассоциациями и т.п.) взаимодействия между ними вытесняют государство из центра международного общения, способствуют трансформации такого общения из «интернационального» (то есть межгосударственного, если вспомнить этимологическое значение этого термина) в «транснациональное» (то ель осуществляющееся» помимо и без участия государств). «Неприятие преобладающего межправительственного подхода и стремление выйти за рамки межгосударственных взаимодействии привело нас к размышлениям в терминах транснациональных отношений», - пишут в предисловии к своей книге «Транснациональные отношения и мировая политика» американские ученые Дж. Най и Р.О. Кеохан.

Представителей неомарксизма (П. Баран, П. Суизи, С. Амин, А. Имманюэль, И. Уоллерстейн и др.) - течения столь же неоднородного, как и транснационализм, так же объединяет идея о целостности мирового сообщества и определенная утопичность в опенке его будущего. Вместе с тем исходным пунктом и основой их концептуальных построении выступает мысль о несимметричности взаимозависимости современного мира и более того - о реальной зависимости экономически слаборазвитых стран от индустриальных государств, об эксплуатации и ограблении первых последними. Основываясь на некоторых тезисах классического марксизма, неомарксисты представляют пространство международных отношений в виде глобальной империи, периферия которой остается под гнетом центра и после обретения ранее колониальными странами своей политической независимости. Это проявляется в неравенстве экономических обменов и неравномерном развитии.

Так, например, «центр», в рамках которого осуществляется около 80% всех мировых экономических сделок, зависит в своем развитии от сырья и ресурсов «периферии». В свою очередь, страны периферии являются потребителями промышленной и иной продукции, производимой вне их. Тем самым они попадают в зависимость от центра, становясь жертвами неравного экономического обмена, колебании в мировых ценах на сырье и экономической помощи со стороны развитых государств. Поэтому, в конечном итоге, «экономический рост, основанный на интеграции в мировой рынок, есть развитие слаборазвитости».

В 70-е годы подобный подход к рассмотрению международных отношений стал для стран «третьего мира» основой идеи о необходимости установления нового мирового экономического порядка. Под давлением этих стран, составляющих большинство стран-членов Организации Объединенных Наций, Генеральная Ассамблея ООН в апреле 1974 года приняла соответствующую декларацию и программу действий, а в декабре того же года - Хартию об экономических правах и обязанностях государств.

Таким образом, каждое из рассмотренных теоретических течений имеет свои сильные стороны и свои недостатки, каждое отражает определенные аспекты реальности и находит то или иное проявление в практике международных отношений. Полемика между ними способствовала их взаимообогащению, а, следовательно, и обогащению науки о международных отношениях в целом. В то же время нельзя отрицать, что указанная полемика не убедила научное сообщество в превосходстве какого-либо одного из течений над остальными, как не привела и к их синтезу. Оба этих вывода могут быть проиллюстрированы на примере концепции неореализма.

Сам этот термин отражает стремление ряда американских ученых (Р.О.Кеохан, К. Холсти, К Уолц, Р. Гилпин и др.) к сохранению преимуществ классической традиции и одновременно - к обогащению ее, с учетом новых международных реалий и достижений других теоретических течений. Показательно, что один из наиболее давних сторонников транснационализма, Коохейн, в 80-х гг. приходит к выводу о том, что центральные понятая политического реализма «сила», «национальный интерес», рациональное поведение и др, - остаются важным средством и условием плодотворного анализа международных отношений. С другой стороны, К. Уолц говорит о потребности обогащения реалистического подхода за счет той научной строгости данных и эмпирической верифицируемости выводов, необходимость которой сторонниками традиционного взгляда, как правило, отвергалась. Настаивая на том, что любая теория международных отношений должна основываться не на частностях, а на целостности мира, делать своим отправным пунктом существование глобальной системы, а не государств, которые являются ее элементами.

Неолиберализм – это своеобразный ответ на неореализм; не отрицая анархическую природу международной системы, неолибералы утверждают, что ее важность и эффект были преувеличены. Неолиберальный аргумент сосредоточен на недооценке неореалистов относительно того, что "варианты совместного поведения, возможно в некоторых пределах... децентрализованной системы". Обе теории, однако, рассматривают государство и его интересы как центральный предмет анализа; у Неолиберализма может быть более широкая концепция относительно тех или иных интересов.

Неолибералисты утверждают, что даже в анархической системе автономных рациональных государств, сотрудничество может появиться через строительство норм, режимов и институтов.

В терминах области международной теории, дебаты между сторонниками Неолиберализма и Неореализма касаются одной парадигмы, поскольку обе теории - позитивны и сосредотачиваются главным образом на государственной системе как первичной единице анализа.

Другое главное влияние - главная теория стабильности Стивена Креснера, Чарльза П. Киндлебергера, и других.

Роберт O. Киохан и Джозеф С. Ни, в ответ на неореализм, развивают противостоящую теорию, они дублируют "Сложную взаимозависимость". Роберт Киохан и Джозеф Ни объясняют, что “… сложная взаимозависимость ближе к действительности, чем реализм”. В объяснении этого, Киохан и Ни описывают три предположения реалистичной мысли: Во-первых, государства – это последовательные единицы и являются доминирующими «актерами» на сцене международных отношениях; во-вторых, сила - это эффективный инструмент политики; и, наконец, предположение, что есть иерархия в международной политике. Киохан и Ни утверждают, что нет, фактической иерархии среди проблем. Линия между внутренней и внешней политикой становится стертой в этом случае. Наконец, использование военной силы не осуществляется, когда сложная взаимозависимость преобладает. Идея развита на том основании, что между странами, в которых существует сложная взаимозависимость, роль вооруженных сил в решении споров инвертирована.

 

Главными историческими событиями, с которыми следует считать начало становления постмодерной культуры – это изменения, произошедшие в экономически развитых странах во второй половине шестидесятых годов, которые в общем виде можно охарактеризовать как начало перехода от индустриального общества к постиндустриальному, или информационному обществу. Именно в тогда начинают развиваться новейшие электронные технологии, которые в дальнейшем составят базис культуры постмодерна. Наступление постмодерна неразрывно связано со становлением постиндустриального или информационного общества, основу теории которого положили в 60-70-х годах Д. Белл, Д. Рисман, А. Тоффлер, З. Бжезинский, Дж. Гэлбрейт, А. Турен и др. Отличительными чертами постиндустриального общества являются массовое распространение творческого, интеллектуального труда, качественно возросший объем и значение научного знания и информации, развитие средств коммуникации, преобладание в структуре экономики сферы услуг, науки, образования, культуры над промышленностью и сельским хозяйством. Развитие новейших электронных технологий оказало на жизнь общества и отдельного человека такое влияние, что уже невозможно абстрагироваться от них при рассмотрении любой области реальности конца ХХ века. Другой причиной, по которой конец шестидесятых является временем возникновения постмодернизма как массового умонастроения, будет окончательное разочарование в возможности насильственного переустройства мира согласно "великим историческим проектам", начиная с проекта Маркса и заканчивая проектом Маркузе.

Юрген Хабермас, Дениел Белл и Зигмунт Бауман трактуют постмодернизм как итог политики и идеологии неоконсерватизма, для которого характерна фетишизация предметов потребления и другие отличительные черты постиндустриального общества.

Исследование тенденций трансформации мировой системы в конце ХХначале XXI вв. позволяет предположить, что вероятным направлением ее дальнейшего развития будет являться углубление процессов консолидации в целостный мировой социальный организм

 

Закономерности международных отношений Реализм и неореализм Неолиберализм Неомарксизм Положения, разделяемые в той или иной мере всеми парадигмами
Основная тенденция современного этапа международных отношений Ничего нового от Фукидида и до наших дней движущим мотивом международной политики остаются национальные интересы, а существом международной политики – борьба за власть и силу Возрастание взаимозависимости мира и, соответственно, значения совместных интересов и ценностей Усиление "несимметричности" взаимозависимости и вытекающая из этого борьба между "периферией" и "центром" мир-системы Усиление системного характера вызовов и угроз, с которыми сталкивается сегодня человечество
Акторы Главным международным актором, определяющим характер международных отношений остается государство Рост числа и многообразия международных акторов и связанная с этим фрагментация МО Государства становятся проводниками интересов мир-экономики, на-ходящейся под определяющим влиянием наиболее развитых стран Запада во главе с США Рост числа и многообразия международных акторов при ведущей роли государства и связанная с этим фрагментация МО
Регулирование международных отношений Сила и баланс сил - главный регулятор МО Рыночные механизмы (спрос, конкуренция…) как регулятор МО. Возрастание роли права и международных институтов в регулировании МО и связанная с этим их демократизация Основной регу-лятор - борьба "государств (и регионов) - классов" Роль демократи-ческих институ-тов, международ-ного права и ры-ночных механиз-мов растет. Но важнейшими регуляторами международных отношений оста-ются власть и сила (в ее разных измерениях)
Роль структурных факторов между-народной системы Детермини- рующая роль международ- ной системы и ее структуры в поведении го- сударств (неореализм) Усиление роли экономики в трансформации мировой системы и свя- занная с этим глобализация Определяю- щая роль ми- ровой эконо- мики в МО и связанная с этим глобали- зация Растущая роль экономики в международной системе
Представители рассматриваемых парадигм Г Моргентау, Р. Арон, К. Уолц, Б. Бузан, Дж.Греко, Дж. Миршаймер Р.Кеохейн, Дж. Най, М Николсон, М.-К. Смутс, Ч. Липсон, С. Стрендж И.Валерстайн, С. Амин, Р .Кокс, М. Рогальски, Ф. Кардозо, Т. Фалето  

 

 

50Система международных отношений в новых геополитических условиях

Геополитика и современность. Геополитическая структура современного мира. Система многополюсного мира: проблемы и подходы к проблемам безопасности. Права человека и международные отношения. Миграция и международные отношения. Глобальные проблемы современности и международные отношения. Изменения военной политики ведущих мировых держав после окончания “холодной войны”: мировые военные расходы, производство и торговля оружием, контроль над разоружением. Безъядерный мир: проекты и реальность. Появление новых "вызовов и угроз" в переходный период. Идеология национализма во внешней политике. Роль непpавительственных организаций в устранении “новых вызовов и угроз”. Превентивная дипломатия. Роль международных организаций в проведении миротворческих операций. Деятельность ООН по формированию новой структуры мировой стабильности и безопасности.

Развал СССР и Организации Варшавского Договора привели к разрушению прежнего мирового геополитического порядка. Сегодня мир находится в переходном состоянии. Идет поиск новой модели геополитической стабильности, учитывающей новые реалии и новый баланс сил на планете. Некоторые аналитики говорят о современной структуре мира как о “неустоявшейся многополярности”140. Другие о сложной структуре, сочетающей однополярность в военном отношении – доминирование США после войны в Персидском заливе трехполярности, в экономическом отношении – США, Япония и Германия и пятиполярность в организационно-политическом США, Россия, Китай, Англия и Франция141.

биполярную модель мироустройства оптимальной для сохранения стабильности современною мира. Такую точку зрения еще в 70-е годы отстаивал американский политолог К.Уольтц. В своей работе “Теория международной политики” (1979 г.) он видел значение биполярности в том, что она минимизирует неопределенность, ибо число участников конфронтации в этой модели резко ограничено142.

Ныне всякие церемонии отброшены в сторону. Соединенные Штаты стали откровенно проводить политику, направленную на формирование однополярного мира. “В основе нашей стратегии, – пишет министр обороны США Уильям Коэн в своем докладе президенту и конгрессу за 1997 год, – лежит неоспоримый факт, что, являясь глобальной державой с глобальными интересами, которые необходимо защищать, США должны продолжать активно участвовать во всех мировых делах через дипломатическую, экономическую и военную деятельность”.

Основным для США средством установления гегемонии является утверждение их военного присутствия по всему миру. в первую очередь – в ключевых геостратегических районах Европы и в Восточной Азии.

Третьей возможной формой нового мирового порядка является многополюсная модель мироустройства. Именно к такой модели в настоящее время, по мнению многих специалистов, движется человечество. На это имеется целый ряд объективных причин. Как отмечает один из экспертов, “в основе современного полицентризма, идущего на смену геополитическому противостоянию Восток – Запад, лежит прежде всего распадение мира на соперничающие зоны внутренней экономической интеграции Европейский Союз, Североамериканская зона свободной торговли (НАФТА), зона “большой китайской экономики”, Япония и группа стран АСЕАН”152.

Происходит усиление и отдельных государств – в основном таких, которые сами по себе есть целые цивилизации[c.241] или их крупнейшие представители. В первую очередь это относится к Китаю. Растет значение Индии. Все серьезнее заявляет о себе Бразилия.

Подчеркну еще раз – многополюсная модель мироустройства сегодня в наибольшей степени соответствует интересам России. Именно складывающаяся многополярность должна определять геополитическую стратегию нашего государства. Одни политологи называют такую оптимальную стратегию России “стратегией балансирующей равноудаленности”153, другие – “стратегией равноприближенности”154.

В целомполитика России должна быть нацелена на упрочение многополюсной структуры мира, на противодействие формированию однополярности, т.е. фактической диктатуры США и НАТО. Россия должна поддерживать стремление Германии, Франции, Японии и других стран освободиться из-под опеки США, стать самостоятельными центрами силы, контролирующими цивилизационно близкие регионы.

Современную военно-политическую ситуацию в мире можно охарактеризовать следующими основными тенденциями.
ВО-ПЕРВЫХ, на первый план в глобальной системе военно-политических отношений выходит противодействие новым вызовам, стимулированным процессами глобализации. Это распространение оружия массового поражения и средств его доставки; международный терроризм; ~ этническая нестабильность; деятельность радикальных религиозных сообществ и группировок; наркоторговля; организованная преступность.

 

ВО-ВТОРЫХ, становится реальностью осуществление международных операций по применению силы вне традиционных военно-политических организаций. Военная сила все чаще применяется в рамках коалиций, сформированных на временной основе. Россия же выступает за строгое соблюдение норм международного права и будет вступать в подобные коалиции только в том случае, если этого потребуют ее внешнеполитические интересы.
В-ТРЕТЬИХ, происходит дальнейшая экономизация внешнеполитических приоритетов государств. Экономические интересы становятся более важными по сравнению с политическими и военно-политическими.

В-ЧЕТВЕРТЫХ, произошло сращивание внутреннего и международного терроризма. Современный терроризм носит глобальный характер, создает угрозу большинству государств, их политической стабильности, экономической независимости, его проявления приводят к массовым человеческим жертвам, разрушению материальных и духовных ценностей.

 

Очевидно, что терроризм превратился из политической угрозы в военно-политическую, и сфера ответственности вооруженных сил, в частности Вооруженных Сил России, по противодействию ему существенно расширилась.

 

Транснациональный характер растущих угроз от террористической деятельности и преступного экстремизма ставит на повестку дня необходимость международного сотрудничества.

Стратегическая концепция НАТО (далее - Концепция) является первым документом за всю историю альянса, который расширяет в значительной степени уставные рамки деятельности организации. Она приводит в соответствие политические и военные задачи и возможности НАТО с новыми международными реалиями, сложившимися в итоге распада Варшавского договора, СССР, вывода контингента войск СССР/Российской Федерации из ряда стран Центральной и Восточной Европы, беспрецедентного ослабления обороноспособности Вооруженных сил Российской Федерации, политического веса и международного влияния Российской Федерации.

Концепцией определяется евроатлантическая зона ответственности, географические пределы которой охватывают территорию как государств-членов НАТО, так и всех государств, участвующих в программе НАТО “Партнерство ради мира” (ПРМ), членами которой стали государства-участники СНГ и восточноевропейские страны - бывшие члены ОВД, не являющиеся в данный момент членами НАТО.





Дата добавления: 2015-04-24; Просмотров: 207; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2018) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление ip: 54.81.102.236
Генерация страницы за: 0.007 сек.