Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

ЧАСТЬ II 6 страница





Уже из коридора, чтобы не слышать возражений жены, он крикнул:

— Завтра я приглашу эту женщину в дом, и ты с ней сможешь поговорить.

— Спасибо за заботу, — крикнула Каролина, но Тэд ее уже больше не слушал.

Тэд поднимался по лестнице в свой кабинет. Он понимал, что работа у него сегодня больше не склеится, но ему хотелось побыть одному, подумать, стоит ли отговаривать ее дальше или предоставить самой разувериться в начатом деле. И вообще, Тэду начало казаться, что их жизнь в последнее время разладилась: постоянные размолвки, недоуменные взгляды, недоговаривания, какие-то странные проекты, придуманные Каролиной... Все это выводило его из себя, а в последнее время просто начало угнетать и злить.

«Боже, ну чего же ей не хватает? Все как у всех, даже лучше. Многие нам завидуют, считают замечательной парой, а мы вот уже чуть ли не каждый день начинаем ссориться, постоянно возникает непонимание и собственно, из-за чего? Из-за какой-то ерунды, из-за разбитой тарелки, из-за не поставленной на место вещи, то из-за царапины на полированной поверхности стола... Как все это надоело. И чего же ей не хватает? Ведь меня, в принципе, все устраивает, а она... Может, у нее кто-то появился?»

Тэд широко шагал по кабинету из угла в угол.

«Но тогда никто не стал бы заниматься паштетами, — успокоил сам себя Тэд и улыбнулся. — Это странно, если бы Каролина завела себе любовника да еще занялась бизнесом. Это невозможно. Два этих занятия несовместимы».

Тэд успокоился от этой догадки, опустился за свой письменный стол и попытался просматривать оставленные бумаги.

Но мысли путались, он слышал голос жены, слышал, как она покрикивает на кота в кухне, слышал как там гремят кастрюли и сковороды.

«Черт, неужели это она и на самом деле серьезно? Неужели она твердо решила заниматься изготовлением паштета и развозить его на новой машине по клиентам? Ведь это даже стыдно, что у Тэда Кэпвелла, у солидного адвоката, к которому обращаются самые лучшие и самые богатые клиенты, жена дома готовит паштет, а потом его развозит, получая за это наличными. Еще не хватало, чтобы Каролина назвала этот паштет «Паштет Кэпвеллов» или еще что-нибудь в этом роде — короче, поступит так, как поступила Джина с печеньем. Когда отец узнал, что Джина изготавливает печенье с его фамилией, он пришел в бешенство, он буквально метался по дому».

Тэд вспомнил, как злился отец и вспомнил, что он и его отец очень похожи, что сейчас Тэд понемногу превращается в настоящего Кэпвелла.

Тэд услышал, что дверь его кабинета кто-то пытается открыть.

«Неужели Каролина?»

Но потом он догадался, услышав грохот в кухне, кто это может быть. Он поднялся из-за стола, открыл дверь, и в кабинет вбежал пес. Тэд опустился на колени, обнял его за шею и погладил по шелковистой шее.



«О Бенни, в этом доме один ты понимаешь меня и слушаешься. Ну что, пришел, тебе не дали паштета, да? Это знаешь, почему? — пес вместо ответа тявкнул. — Это потому, что я против того, чтобы Каролина занималась его изготовлением. Поэтому ты ничего и не получил. А вот кота она, наверное, кормит этим паштетом. Ну правильно, Бенни, не ешь его, не ешь, я лучше дам тебе конфету».

Тэд взял с комода вазу с конфетами, выбрал самую вкусную, развернул и подал псу. Тот радостно завилял хвостом и, ловко схватив конфету, улегся на ковер у ног хозяина. Тэд удивился сам тому, каким он беззащитным себя чувствует. Он не может даже справиться с собственной женой.

Тэд устало присел рядом с псом на ковер.

— Бенни, Бенни, — приговаривал он, почесывая пса за ухом.

Тот крутил головой и, громко чавкая, ел конфету. Окончив с этим занятием, Бенни преданно заглянул в глаза хозяину и принялся стучать хвостом по ковру.

— Не расстраивайся, Бенни, — произнес Тэд Кэпвелл, — мне тоже не дают этого печеночного паштета. Мы поступим хитрее: ночью спустимся на кухню, откроем холодильник, и я позволю тебе есть печеночный паштет прямо из пластмассовой формочки, в которой он застывает. Ты съешь его сколько угодно.

Пес словно бы понял слова хозяина и дружелюбно тявкнул. Тэд обнял пса за шею и потерся щекой о его шелковистую шерсть. Пес преданно лизнул хозяина в щеку.

— Вот видишь, какие мы с тобой счастливые! — произнес Тэд. — Мы с тобой пойдем, разорим весь холодильник, а потом все свалим на нашего кота, на Китти. Ведь правда, Бенни, ты же не любишь эту гнусную кошку? Не понимаю, почему Каролина с ней так носится? Эта кошка уже до того разъелась, что не может лежать на стуле, она прямо-таки стекает с него.

Тэд с тоской вспомнил, что у него масса неоконченных дел, но сидеть на ковре рядом с преданным псом было очень приятно, и невыносимо было прервать эту идиллию. Но его раздражал грохот, доносившийся из кухни.

«Чем можно так греметь? — недоумевал Тэд. — Можно же работать тихо. Вот сейчас пойду и скажу Каролине, что она мешает мне работать. Ну вот, Тэд, ты стал сварливым и недовольным жизнью. Неужели ты сейчас работаешь? Ведь ты занимаешься чепухой — сидишь и разговариваешь с собакой, как будто бы она может тебя понять. Пусть Каролина занимается своим паштетом, если ей так приятно. Пусть она будет счастлива. Неужели ты не хочешь счастья для своей жены?»

— Да, — задумчиво произнес Тэд, на этот раз уже вслух, — но я хочу счастья и для самого себя. Поэтому завтра я приведу в дом прислугу. А теперь, Бенни, пойдем прогуляемся. Пусть в доме все гремит и разваливается, а нам на это ровным счетом наплевать, каждый из нас должен делать свое дело.

Тэд поднялся. Собака, почувствовав, что хозяин берет ее с собой на улицу, радостно залаяла и бросилась в коридор.

Спускаясь по лестнице, Тэд услышал доносившийся из кухни грозный крик Каролины:

— Бенни, ты куда лезешь? Почему ты обижаешь Китти? А ну пошел вот отсюда! Ничего ты от меня не получишь!

«Ну вот, она уже начала кричать и на Бенни» — подумал Тэд.

Он спустился в холл и позвал собаку.

Бенни, виляя хвостом, подбежал и не дожидаясь команды уселся возле ног Тэда. Тот распахнул дверь и они покинули дом.

Каролина посмотрела в окно на беззаботно шагающего Тэда и на весело резвящегося возле мужа Бенни.

«Ну вот, у него невпроворот работы, а он нашел себе занятие, пошел гулять с собакой. Я понимаю, все его разговоры о занятости — ерунда. Вот у меня — настоящее дело» — и Каролина снова принялась за свой паштет.

Кошка Китти подошла к своей хозяйке и потерлась о ногу. Каролина взяла со стола кусок печенки и положила его перед кошкой. Та, радостно урча, принялась за еду. Каролина тыльной стороной ладони погладила зверька по спине.

«Ну что, моя хорошая, Бенни тебя не очень сильно обидел?»

Кошка урчала, радуясь жизни, а Каролина сидела возле нее на корточках и не переставая гладила по голове.

«Я знаю, что Тэд тебя не любит, но не бойся, в обиду я тебя не дам ни Тэду, ни Бенни. Ну как ты можешь кому-то не нравится? Эти мужчины такие жестокосердечные, ничего не понимают в тонкостях жизни. Ведь ты такая пушистая и такая теплая! Без тебя наш дом был бы пустым, абсолютно пустым».

Каролина расчувствовалась до того, что у нее на глазах навернулись слезы. Она принялась вытирать их платком и приговаривать:

— Китти, Китти...

Но почему-то от этих слов ей становилось все более жаль и жаль саму себя.

«Может, не нужно мне было быть такой настойчивой с Тэдом? — подумала Каролина. — Ведь все-таки, он желает мне добра. Но с другой стороны, почему я должна слушать его во всем? Почему? Это он должен слушать меня».

Каролина на минутку оставила Китти, доедающую третий кусок печенки, присела на стул возле стола. Перед ней лежала груда мелко нарезанной печенки. От нее по разделочной тарелке растекался кроваво-красный след. Каролина провела пальцем по пластику и за ним потянулся кровавый след.

«Все-таки, страшные существа, эти люди, — подумала Каролина. — Все люди — убийцы. Может, они и не убивают друг друга, но убивают других живых существ, которые им могли быть дороги. Ведь в сущности, нет никакой разницы между свиньей, кошкой и собакой. Это такие же живые существа: они думают, чувствуют боль. А мы убиваем их, если не ради удовольствия, то ради необходимости. И так происходит в жизни с людьми. Ты не хочешь никому сделать больно, не хочешь никому причинять зло. Это жизнь заставляет поступать таким образом. Ведь неужели я хотела причинить неприятность Тэду, сказав ему о покупке новой машины, о желании заняться бизнесом. Нет, конечно же я хотела, чтобы было лучше, но получилось...»

Каролина растерянно развела руки.

На ее пальцах была липкая кровь.

«Может, в самом деле, не стоит мне заниматься паштетом? Это может повредить, наверное, Тэду, но... Нет, может на самом первом этапе, но потом он сам начнет гордиться мной, и я буду чувствовать себя независимой и мне будет чем ответить ему, когда разговор зайдет о деньгах».

Каролина поднялась, прошлась по кухне. Кошка, покончив с очередным куском печенки, выпросила еще один, но есть его уже не стала. Она сидела и внимательно рассматривала кусок сырой печени, поддев его на коготь. Потом она принялась гонять его по полу.

— Ах ты бесстыдница! — закричала Каролина, но не очень зло. — Ты что делаешь? А ну, отдай сейчас же!

Кошка остановилась и испуганно отпрыгнула в сторону. Она без сожаления позволила забрать Каролине кусочек добычи и выбежала в коридор. Из темноты на женщину смотрели два ярко-зеленых глаза.

«Интересно, а будь кошка побольше, — подумала Каролина, — бросилась ли бы она на меня? Позволила бы так спокойно забрать мне еду? Наверное, она бы перегрызла мне горло, просто из-за удовольствия, из-за желания защитить свою самостоятельность. А так она чувствует себя беспомощной передо мной и поэтому беспомощно подчиняется. Разве что затаит злобу и когда-нибудь выместит ее, поцарапав мне руку. Я-то забуду уже, за какую провинность, за какую обиду она решила расправиться со мной, а Китти будет помнить. Может, Тэд тоже запомнил сегодняшний разговор надолго и пусть потом все у нас будет хорошо, мы не будем ссориться. Но в глубине души остался первый осадок неудовольствия.

Но если быть честной перед собой, то стоит признаться, что все это недовольство накапливалось давно. Тэд вообще какой-то странный, и не настолько уж он мне нравится, чтобы я могла прощать ему все, что он творит. Не всегда он себя ведет так, как следовало бы вести. И вообще, мне кажется, он меня не ценит, что я стала для него обузой».

Каролина подошла, налила из графина холодной воды и сделала несколько глотков.

«Да, именно так, он считает, что я для него обуза и вот это, а ничто другое, побудило меня заняться бизнесом. Пусть поначалу у меня не все будет получаться, но я думаю, что у меня хватит энергии для того, чтобы доказать Тэду, что я тоже кое-что стою в этой жизни и что такую, как я, ему найти будет не так просто».

Китти вернулась на кухню и принялась тереться о ногу хозяйки.

— Хорошая моя, хорошая моя кошечка, — опустив руки, женщина погладила выгнутую спину зверька, — хорошая моя, хорошая, — прошептала она и поднялась из-за стола, услышав, как отворилась дверь в холле.

 

ГЛАВА 7

 

Каролина может только сказать «нет». Незаменимый человек в доме Кэпвеллов. Свой бизнес прежде всего. Тэд не понимает языка Бенни. Дорогой галстук. Печеночный паштет снова на столе.

 

На утро Тэд Кэпвелл, как и обещал, привел в дом пожилую женщину. Он усадил ее в гостиной на диван и попытался успокоить.

— Я думаю, вы сразу понравитесь моей жене, я сейчас пойду приглашу ее.

— Хорошо, — женщина кивнула, и Тэд поднялся наверх.

Каролина только что закончила приводить в порядок спальню.

— Ты не передумал, Тэд? Ты и в самом деле считаешь, что мне нужно с ней поговорить?

— А кому же еще с ней нужно разговаривать?

— Ты ее привел — ты с ней и говори.

— Так нельзя, Каролина, спустись к ней.

— Мне не о чем с ней говорить, разве что сказать «нет».

— Но я же пообещал, мы с тобой вчера договорились...

— Нет, Тэд, говори ты.

— Но ты слушала, ты соглашалась...

— Я тебе сразу возразила. Я сказала, что появление чужого человека в доме не принесет ничего хорошего, я перестану чувствовать себя хозяйкой.

— Каролина, наоборот, ты почувствуешь себя полновластной хозяйкой в этом доме.

— Не знаю, Тэд, мне хотелось бы тебе верить.

— Так верь, иди поговори и сама во всем убедишься. Каролина замешкалась.

— А как ее зовут?

— Сьюзен, — радостно подхватил Тэд, ему показалось, что Каролина, наконец, соглашается с ним.

Но та не спешила выходить.

— Пусть немного подождет, — сказала она, — пусть почувствует, кто в доме хозяйка.

— Но это же первая встреча, — возразил Тэд, — мне немного неудобно. Я обещал, что ты сейчас спустишься.

— Если ты обещал, ты и иди.

— Но она ждет тебя, Каролина.

— Ничего, пусть немного посидит, подумает. Еще неизвестно, что я скажу: да или нет.

Тэд, разозлившись, хлопнул дверью и ушел в свой кабинет.

«Ну и черт с ней, пусть делает, что хочет. Я стараюсь облегчить ей жизнь, а она еще противится, создает ненужные проблемы».

Он прислушался. Каролина до сих пор еще не покинула спальню.

«Ну сколько еще можно собираться!» — подумал Тэд и, приоткрыв дверь, выглянул в коридор.

В этот же момент из спальни вышла Каролина. На ней было легкое светлое платье, волосы были собраны сзади в аккуратный хвост.

«Слава богу, — подумал Тэд, — наконец-то она решилась, лишь бы не передумала».

Он проводил жену взглядом. Каролина не спеша спустилась в холл.

Полная пожилая женщина тут же попыталась встать с дивана, но Каролина движением руки остановила ее.

— Сидите, сидите, доброе утро.

— Доброе утро, мэм, — негромко сказала женщина. Ее голос звучал спокойно, ровно, чувствовалось, что она уже привыкла к своему положению.

— Меня зовут Сьюзен, — представилась женщина.

— Я знаю, муж мне уже сказал об этом. А меня — Каролина.

— Мистер Кэпвелл сказал, что мы поговорим и вы решите... — женщина замялась.

Но Каролина не стала поддерживать это направление разговора, она начала издалека.

— Я привыкла сама все делать, я привыкла быть единственной хозяйкой в этом доме.

— Да, я заметила, у вас в доме полный порядок. Вы, мэм, чудесно управляетесь с хозяйством одна.

Каролина не без гордости осмотрелась вокруг. Она не нашла в интерьере гостиной ни одного изъяна и поэтому спокойно продолжила.

— Так что, Сьюзен, согласитесь, мне будет довольно непривычно и неудобно, когда в доме появится еще один человек. Тем более, как я понимаю, вы намерены не только приходить к нам время от времени...

Сьюзен настороженно молчала, она ждала, что же ей еще скажет Каролина. Но молчала и хозяйка. Она демонстративно принялась протирать и без того блестящую поверхность стола.

Первой не выдержала Каролина.

— Я думаю, Сьюзен, у вас есть какие-то веские причины, почему вы решили избрать именно наш дом?

— Да, мэм, я хотела бы немного заработать и к тому же мне негде жить, — Сьюзен пытливо посмотрела на Каролину, но лицо той было непроницаемо и спокойно.

— Я слушаю вас, — сказала хозяйка.

— Да, я хотела бы здесь жить. И к тому же я хожу на вечерние курсы — это совсем недалеко отсюда...

Каролина вскинула удивленные брови.

— Нет-нет, я много времени на них не провожу, это не помешает исполнению моих обязанностей.

— Нет, я удивляюсь другому, — сказала Каролина.

— Чему же?

— Нет, не вам, — поспешила успокоить Сьюзен хозяйка, — я удивляюсь самой себе. Если бы мне еще неделю назад сказали, что я решусь взять в дом прислугу, то я бы удивилась. Вернее, я бы удивилась не тому, что у меня будет прислуга, а тому, что в доме будет посторонний человек и он будет жить здесь. Согласитесь, к этому тяжело привыкнуть — постоянно ощущать присутствие постороннего.

Сьюзен почувствовала себя неудобно. Ей захотелось встать и уйти, но она постаралась сдержать себя.

— Я не буду вам в тягость. Наоборот, буду помогать, чем могу.

— Я со всем справлюсь сама, — довольно холодно сказала Каролина.

Сьюзен недоумевала: мистер Кэпвелл пригласил ее в дом, и она думала, разговор с хозяйкой — пустая формальность, думала, что все здесь решает сам мистер Кэпвелл. Но, как поняла Сьюзен, она ошибалась. Может, Тэд Кэпвелл и решал многое в других вопросах, но все что касалось дома, его благоустройство лежало на плечах его жены, а та не хотела делиться этим грузом ни с кем.

— Ну что ж, извините за беспокойство, я пойду, — сказала Сьюзен.

— Куда?

— Я думаю, наш разговор окончен.

— Нет, я еще окончательно не решила. Я просто высказываю вам некоторые свои мысли и вы можете соглашаться с ними или спорить. Я просто хочу предупредить будущие недоразумения, хочу, чтобы вы поняли, в какой дом пришли.

— Но как я понимаю вас, работы для меня, мэм, здесь не предвидится.

— А что вы можете делать и чем вы можете мне помочь?

Сьюзен замялась: ей не хотелось обидеть хозяйку, сказав ей что-нибудь лишнее и в то же время молчать было неудобно. И поэтому Сьюзен осмотрелась по сторонам.

— Я могу вам помогать с уборкой, могу готовить еду. В общем, я могу делать все, что делали до этого вы.

Но увидев настороженное выражение лица хозяйки, Сьюзен спохватилась.

— Нет, конечно, у меня не будет получаться так хорошо как у вас... — Каролина расплылась в довольной улыбке. — Еще я могу ходить в магазин и приносить продукты. Я постараюсь быть в этом доме незаменимой.

Но Сьюзен тут же пожалела об этих словах. Незаменимой здесь себя считала только Каролина. Она могла представить себе дом без кого угодно — даже без Китти, но незаменимой была только она сама. Поэтому Сьюзен пришлось выслушать еще одну длинную тираду хозяйки.

— Вы, Сьюзен, должны понять: нанять прислугу предложил муж. И я не хотела бы с ним ссориться и спорить по этому поводу. Но представьте: я сама вырастила ребенка, мне никто не помогал, я привыкла все делать сама и это мне не в тягость. Я ощущаю радость от того, что забочусь о доме. Но сейчас я решила заняться собственным бизнесом. Нет, Сьюзен, не подумайте, что я из тех женщин, которые, выйдя замуж за богатого человека, начинают чувствовать себя лишней и не знают, куда приложить руки. Сперва им нравится, что все у них есть и они как можно скорее стараются избавиться от хлопот, наняв прислугу. А потом уже начинают заниматься абсолютно бесполезными делами: открывают галерею, работают дизайнерами... Нет, Сьюзен, я абсолютно другая.

— Я это заметила, — немного невпопад добавила Сьюзен, но Каролина даже не обратила внимания на ее слова.

— Дело в том, что все что находится вокруг вас и внутри дома — дело моих рук. Вы не подумайте, что муж был очень богатым, он был бедным, когда мы поженились. Это все я, — Каролина прикоснулась ладонью к своей груди, — вернее, не я, а благодаря мне он все это имеет Это я толкала его на работу и заставляла быть активным. И вот сейчас он достиг всего этого, и мы можем позволить себе иметь прислугу. Но меня, честно признаюсь, все это тяготит, я хочу быть независимой по-настоящему, независимой даже от своего преуспевающего мужа, я хочу быть преуспевающей сама и я этого добьюсь. Вот именно поэтому, Сьюзен, вы сейчас сидите здесь передо мной и выслушиваете мои слова. Я хочу быть независимой...

— Я понимаю вас, мэм, я тоже хочу быть независимой.

— Хотеть — это одно, Сьюзен, — наставительно проговорила Каролина, — а быть независимой — совсем другое. Это очень тяжело и непросто, могу вам признаться.

— Разумеется, разумеется, — закивала женщина, ее щеки затряслись, на лице появилась доброжелательная улыбка, — я вас понимаю, но...

— Не надо, не надо мне ничего сейчас говорить. Вы немного поживете у нас, присмотритесь, а потом решите окончательно.

— Так вы меня оставляете! — воскликнула Сьюзен.

— А почему бы, собственно, и нет? Ведь я решила открыть свое дело и мне будет довольно сложно управляться с домом, готовить обед, ужин, завтрак, принимать гостей. Я должна буду посвящать очень много времени непосредственно своему делу, а за домом ведь тоже надо присматривать.

— Конечно, конечно, — вмешалась в монолог Каролины Сьюзен, — за домом обязательно нужно присматривать, все должно быть убрано, вовремя подана на стол еда, она должна быть вкусно приготовлена.

— Вот именно, — остановила разговорчивую женщину Каролина, — вы прекрасно все поняли и желательно, чтобы вы меньше разговаривали. Тогда у нас все будет хорошо.

— Я понимаю вас, мэм, — кивнула в ответ Сьюзен. — А сейчас я покажу вам вашу комнату. Давайте пройдем. Вы увидите наш дом, я вам все объясню и покажу и вы убедитесь, что все у нас в полном порядке. Может, вам показалось, что у нас не все ладно в отношениях с мужем или вообще, так знайте: у нас все замечательно и прекрасно, — не без гордости произнесла Каролина.

После того, как Сьюзен осмотрела свою комнату и познакомилась с домом, Каролина взяла ее за руку.

— А теперь можете быть свободны. Приходите завтра и с завтрашнего дня можете приступать к работе. Обо всем мы с вами договоримся завтра, я расскажу что и где вы будете делать.

— Хорошо, мэм, я согласна, — обрадованная удачей быстро заговорила Сьюзен. — Когда я должна прийти?

— Приходите не слишком рано, потому что... короче, приходите к одиннадцати.

— Я обязательно приду, мэм.

Сьюзен покинула дом, а Каролина еще долго расхаживала по своему огромному дому, чувствуя себя немного посторонней. Она смотрела на все что было вокруг несколько другим взглядом. Она замечала, что некоторые вещи стоят не на своих местах, ее руки уже тянулись к работе, но она тут же сама себя одергивала:

«Не надо, не надо ничего сейчас делать, Каролина, будь спокойна, завтра придет домработница и все прекрасно сделает. Только надо ей все толково объяснить и показать, чтобы не было никаких досадных сбоев и оплошностей. А вот это я ей прекрасно объясню, объяснять я умею».

Она еще долго расхаживала по дому, заглядывая во все углы, как будто что-то искала. Но потом решительно развернулась и направилась на кухню. Там она завязала фартук и остановилась у большого холодильника.

«Собственно, для чего я наняла домработницу? Конечно, я наняла ее для того, чтобы спокойно заниматься бизнесом, чтобы освободить часть времени для своей финансовой независимости. Поэтому сейчас надо заняться приготовлением паштета».

Каролина открыла дверь холодильника и принялась доставать замороженную печенку, раскладывая ее на разделочном столе.

Кот и собака, почувствовав, что хозяйка возится на кухне с пищей, тут же появились. Кошка, как любимица Каролины, вскочила на стул и улеглась у разделочного стола. Собака уселась посреди кухни и следила своими маслянисто-коричневыми глазами за малейшими движениями женщины, ожидая, когда же та, наконец, даст ей что-нибудь.

А Каролина уже орудовала большим кухонным ножом, разрезая печенку на мелкие кусочки. Кошка, сидя на стуле, довольно урчала.

— Ну что, Китти, дадим Бенни кусочек печенки? — зло бросив взгляд на собаку, застывшую в ожидании, проговорила Каролина.

Кошка в ответ мяукнула. Каролина взяла маленький, с наперсток, кусочек влажно поблескивающей печенки, замахнулась и сделала вид, что бросила ее собаке. Пес сорвался с места и принялся искать у стены печенку, а в это время Каролина отдала ее кошке. Та ловко схватила ее и тут же проглотила. Бенни недоуменно обнюхивал угол кухни. Ему казалось, что печенка должна быть где-то здесь, совсем близко, ведь он слышал ее запах. Но запахом была пропитана вся кухня. Он прекрасно видел, как хозяйка бросала кусочек именно в этот угол, но там было пусто. Собаке никогда не приходило в голову, что человек может обмануть, ведь хозяин никогда его не обманывал. Виновато поджав хвост, Бенни уселся напротив Каролины, пытаясь выманить у нее еще один кусочек.

Каролина подмигнула кошке.

— Ну что, Китти, обманем его еще раз, этого дурака?

Каролине показалось, что Китти ей подмигнула в ответ.

Она отрезала еще один кусочек печенки и, широко размахнувшись, сделала обманное движение. Бенни сорвался с места, боясь пропустить тот момент, когда печенка шмякнется на пол. Но кусочек печенки оказался зажатым в руках Каролины. Бенни вновь старательно обнюхивал угол, засовывал голову под шкафчик, тянулся лапой в темноту, но так ничего и не достал. А когда он повернул голову, то увидел как Китти слизывает с ладони хозяйки кровь. И вот здесь Бенни все понял: он больше уже не пытался разжалобить хозяйку, потому что знал, что та обманет его и в следующий раз. Он поджал хвост и выскочил из кухни. Он побежал к тому, кто его никогда не обманывал — к Тэду, а Каролина рассмеялась и погладила Китти по напряженно-подрагивающей спине.

— Ну как, Китти, мы его обманули. По-моему, он туповат, не то что ты. Ведь мы с тобой хитрые и умные.

Кошка довольно урчала и жмурила глаза. Каролина тоже прикрыла веки.

— Китти, хочешь еще кусочек?

Но кошка больше не хотела, а Каролина все равно положила перед ней на блюдечке небольшой кусочек.

— Съешь, когда захочешь, — приговаривала женщина, опустившись на корточки, — только смотри, не давай Бенни. А если он у тебя отберет, то обязательно пожалуйся, я его накажу, мерзавца.

Каролина принялась крошить печенку дальше и раскладывать на большие противни.

Бенни уже больше не обманывался запахом печенки, он знал, что она предназначена не ему. Он скулил возле двери сауны на первом этаже, скреб по дубовой двери когтями.

Но Тэд его не слышал — он принимал душ после сухого пара. Шумела вода и подвывания Бенни не достигали ушей хозяина.

Но собака умела ждать. Бенни улегся напротив двери и положил свою тяжелую голову на передние лапы. Он с тоской глядел на застекленное окошко двери, пытаясь различить сквозь пар и струи воды лицо хозяина.

А Тэд все стоял под душем, ему казалось, что он никак не может смыть с себя усталость, возникшую после разговора с женой. Ему казалось, что его тело сделалось липким и противным. Он все время проводил рукой по плечам и лицу и пытался ловить губами струи, вырывающиеся из душа.

Наконец Тэд Кэпвелл закрутил краны и в наступившей тишине различил тихое поскуливание Бенни. Он набросил на плечи халат и приоткрыл дверь. В образовавшуюся щель тут же всунулся нос пса. Бенни не спешил переступать порог сауны, он ждал, что ему скажет хозяин. И Тэд почувствовал тоску, охватившую Бенни. Он нагнулся, потрепал его по холке, потом подергал за ухо.

— Бенни, привет. Ну что, ты заждался меня?

А Бенни, заглядывая в глаза Тэду, жалобно тявкал, жалуясь на своем собачьем языке хозяину на Каролину и Китти, которые совершенно его не ценят и наглым образом обманывают. Но разве мог понять Тэд Кэпвелл, что говорит собака и что пытается ему объяснить? У него и самого на душе была сумятица и неприятный осадок от разговора с Каролиной. Он присел на корточки, обнял еще влажными ладонями пса, погладил его по бокам и круглой голове.

— Бенни, ты очень хороший пес, ты единственный в этом доме, кто меня не обманывает. Но ведь и я тебя не обманываю.

Пес привстал на задние лапы и лизнул Тэда.

— Хороший ты мой, хорошая собачка. Пойдем, я тебя чем-нибудь угощу.

Тэд старался говорить как можно громче и очень радостным и беззаботным тоном. Он старался говорить так, чтобы Каролина услышала его голос и чтобы ей стало немного досадно.

— Бенни, ты единственный, кто у меня никогда и ничего не просит. Ты единственный, кто не причиняет мне никаких беспокойств и хлопот. Единственное, что мне приходится — это прогуливать тебя иногда по вечерам. А так ты просто замечательный друг, самый лучший, самый честный из всех, кто есть в этом доме.

В ответ на свои слова Тэд услышал грохот кастрюль из кухни и такой же как у него ласковый голос, которым Каролина предлагала Китти кусочек печени.

— Съешь, съешь, кошечка, не обращай ни на кого внимания, ведь в этом доме только два честных и преданных человека: ты и я. Мы две хозяйки в доме, и все должны нас слушаться...

Тэд не слышал, что происходило дальше. Он вместе с Бенни поднялся к себе в кабинет, подошел к вазе с конфетами, выбрал целую горсть и дал псу.

Тот немного недовольный посмотрел на хозяина, но от лакомства не отказался, хотя ему очень хотелось совсем не конфет, но сейчас пришлось есть сладости.

Выбирать не приходилось.

Тэд, как обычно перед ужином, тщательно оделся, повязал галстук и спустился в столовую. Эту привычку он взял у своего отца. СиСи никогда не позволял себе появиться в доме без галстука, и Тэд старался во всем походить на отца. Даже галстук у него был такого же фасона, как и у Кэпвелла-старшего, только чуть дороже.

Тэд медленно спустился на первый этаж. Каролина, ждала его уже в столовой.

— Тэд, ты же знаешь, что время ужина уже пришло, неужели ты хочешь, чтобы я ходила и звала тебя?

— Ты же видишь, я пришел, у меня, как всегда, было много работы.

— Вот именно, как всегда, — возразила женщина.

— А чем ты, собственно говоря, недовольна?

— Я недовольна тем, что ужин скоро остынет.

Тэд уселся в торце стола спиной к камину, а Каролина устроилась в противоположном конце. Между ними лежало огромное, как бейсбольное поле, пространство стола. Посередине стоял большой графин, настолько далеко и от Тэда и от Каролины, что никто из них не мог бы дотянуться до него рукой. Стол был явно рассчитан на дом с прислугой. Но Сьюзен уже ушла на свои занятия и должна была вернуться поздно, поэтому супруги ужинали вдвоем.





Дата добавления: 2015-06-04; Просмотров: 121; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2019) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.022 сек.