Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Игры патриотов 30 страница

Читайте также:
  1. A) +Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 1 страница
  2. A) +Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 2 страница
  3. A) 100 мм 1 страница
  4. A) 100 мм 2 страница
  5. A) 100 мм 3 страница
  6. A) Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 1 страница
  7. A) Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 2 страница
  8. A) Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 3 страница
  9. A.Меридиан торы. 1 страница
  10. A.Меридиан торы. 2 страница
  11. A.Меридиан торы. 3 страница
  12. A.Меридиан торы. 4 страница



Электрик появился через сорок минут. Он постоял с минуту, принюхиваясь, потом сказал:

- Судя по запаху, загорелась проводка. Вам повезло, сэр. Это частенько кончается пожаром.

- Большая работа?

- Придется менять всю проводку. Это надо было бы сделать еще года два назад. Это старый дом... Проводку тут делали, когда меня еще и на свете не было, - улыбнулся он.

Кули провел электрика в заднюю комнату, где был щиток с пробками, и он приступил к работе. Прежде всего он посмотрел на дату последней проверки электросети. Там значился 1919 год. Монтер покачал головой. Почти семьдесят лет! Надо было где-то расковырять стену, чтобы добраться до проводки. Он осмотрел кусок стены возле щитка и удивился, увидев в одном месте, что там штукатурка была недавнего происхождения. Ему было все равно откуда начинать. Почему бы и не отсюда? Ударив молотком несколько раз по долоту, он, врубившись в штукатурку, дошел до провода... Но это был не тот провод, который он искал. Этот был с изоляцией из пластика, а не из гуттаперчи, какими пользовались во времена его дедушки. Кроме того, провод вообще был не совсем там, где следовало. "Странно", - подумал он и потянул провод на себя, и тот легко поддался.

- Мистер Кули! - крикнул он. Владелец магазина показался в двери. - Вы в курсе, что это такое?

-Черт побери! - ругнулся детектив, сидевший в комнате наверху. - Вот блядство! - он обернулся к своему напарнику. - Звони Оуинсу!

- Я никогда такого не видел, - сказал монтер. Отрезав кусок провода, он протянул его Кули. Тот побледнел.

Кули тоже никогда такого не видел, но он знал, что это. Провод этот никуда не вел, но на конце его была какая-то крошечная штучка, и Кули понял, что это микрофон. Кули собрал все силы, чтобы скрыть смятение.

- Я не знаю, что это такое, - сказал он хриплым голосом. - Продолжайте.

- 0'кей.

Монтер опять приступи" к работе, а Кули бросился к телефону.

- Беатриса?

- Доброе утро, мистер Дэннис. Как дела?

- Скажите, не могли бы вы сегодня поработать в магазине? У меня тут одно срочное дельце...

- Конечно. Буду минут через пятнадцать.

- Спасибо, Беатриса. Вы просто прелесть.

Голова Купи лихорадочно работала. Ни в магазине, ни дома не было ничего, что можно было бы предъявить в качестве улики. Он было снова взялся за телефон, но заколебался. Согласно инструкции, он в таком случае должен был позвонить по одному номеру. Но если в магазине оказался микрофон, то его телефон... Да и домашний телефон... Кули покрылся холодным потом. Секунду-другую подумав, он велел себе успокоиться. Он ведь никогда ничего такого по телефону не говорил. Несмотря на многолетнюю работу, Кули никогда еще не попадал в такую переделку. Он сосредоточился, припоминая все детали инструкции. Вроде бы он ни разу ее не нарушил. Ни в чем. Ни разу. Он был уверен в этом. К тому моменту, когда он окончательно взял себя в руки, в дверях звякнул колокольчик. Это пришла Беатриса. Кули схватил с вешалки пальто.



- Вы вернетесь сегодня? - спросила она.

- Не знаю. Я вам позвоню, - сказал он на бегу. Беатриса удивленно посмотрела ему вслед.

Понадобилось десять минут, чтобы разыскать Оуинса. Тот распорядился следовать за Кули по пятам, и арестовать его, если выяснится, что он намерен покинуть страну. Двое агентов уже расположились неподалеку от машины Кули, готовые повсюду следовать за ней, еще двое были посланы к его магазину и подъехали к нему как раз в тот момент, когда Кули вышел на улицу. Один агент, выскочив из машины, устремился за ним, полагая, что Кули направляется в свое бюро путешествий и потому свернет на Беркли-стрит. Однако Кули нырнул в метро, а тут навстречу агенту высыпала толпа из только что прибывшего поезда, и пока он сквозь нее продирался. Кули и след простыл.

Выскочив на улицу, агент по радио связался со своим начальством, чтобы оно предупредило полицию аэропорта Хитроу, где заканчивалась эта линия метро, а также направило машины ко всем станциям метро этой линии. Вот для последнего-то времени как раз и не было.

Кули поступил согласно инструкции - вышел на следующей остановке. Там, взяв такси, он поехал на станцию Ватерлоо. Но прежде чем сесть в поезд, он позвонил по телефону.

- Пять-пять-два-девять, - ответил ему мужской голос.

- Ах, простите, я набирал шесть-шесть-три-ноль. Извините. На том конце провода на секунду воцарилось молчание, затем Кули услышал: "Ага... Ничего, все в порядке". Однако, судя по тону, слова Кули посеяли на том конце провода замешательство.

Повесив трубку. Кули зашагал к поезду, с трудом подавляя в себе желание оглянуться.

- Джеффри Уоткинс слушает.

- Ах, прошу прощения, - сказал мужской голос. - Мне нужен мистер Титус. Это шесть-два-девять-один?

Это значило: "Все контакты прекращены до последующего оповещения. Не исключено, что вы в опасности. Буду вас информировать по мере возможности".

- Нет. Это шесть-два-один-девять, - ответил Уоткинс. Положив трубку, он выглянул в окно. В желудке появилось ощущение, словно там оказался холодный кусок свинца. До самого ленча он все никак не мог сосредоточиться на бумагах Иностранного отдела, которые ему надлежало изучить. Только за ленчем, выпив несколько порций виски, он отчасти пришел в себя.

В полдень Кули был уже в Дувре. Сидя в углу на верхней палубе парома, он поглядывал из-за газеты по сторонам, выискивая что-нибудь подозрительное. Он было сел на паром, направлявшийся в Кале, но в последний момент передумал. До Кале было Дороже, чем до Дюнкерка, а наличных у него было в обрез - пришлось бы давать чек и, следовательно, оставлять за собой какой-то след. Плыть в конце концов нужно было всего два часа с четвертью. Во Франции он мог добраться поездом до Парижа, а уж там можно и самолетом воспользоваться. На минуту в него вселилось чувство безопасности, но это было коварное чувство, и он тут же подавил его. Кули такого страха прежде никогда не испытывал, и теперь, когда чуть-чуть отпустило, его начала снедать копившаяся годами ненависть. Они вынудили его бежать. Они шпионили за ним! Он всегда был предельно осторожен, всегда пунктуально соблюдал все инструкции, а потому всерьез как-то не представлял себе, что однажды его могут нащупать. Он считал себя слишком искусным, чтобы попасться. То, что он оказался не прав, разъярило его, и впервые в жизни он принялся поносить себя последними словами. Теперь пропало любимое дело, пропали все его книги - и все из-за этих проклятых британцев! Паром уже вышел в воды Ла-Манша. Кули аккуратно свернул газету, положил ее себе на колени и принялся смотреть на игру волн за бортом. Лицо его напоминало лицо человека, умиротворенно созерцающего красоты своего сада, на самом же деле в голове его вихрем проносились кровавые сцены.

В состоянии такой ярости Оуинса никто прежде не видел. Слежка за Кули была делом легким, но это вовсе не оправдание, заявил он своим людям. Этот такой безвредный с виду маленький "педрила", как называл его Эшли, ускользнул от филеров с ловкостью матерого агента, прошедшего обучение где-нибудь в самой Москве. Во всех международных аэропортах уже находились агенты с фотокарточкой Кули в руках. Если бы он воспользовался своей кредитной карточкой для покупки любого билета, компьютеры тут же передали бы эти данные в Скотленд-Ярд... Но Оуинсом владело тошнотворное предчувствие, что этот "педрила" уже за пределами страны. Отпустив своих людей, начальник Си-13 и Эшли, тоже бывший тут, обменялись взглядами, в которых были гнев и отчаяние.

Оуинс уже имел магнитофонную запись телефонного звонка

Джеффри Уоткинсу, который последовал вскоре после исчезновения Кули. Теперь он дал ее прослушать Эшли. Разговор продолжался двадцать секунд. И это не был голос Кули. Будь это его голос, они бы тут же арестовали Уоткинса. Несмотря на все старания, у них до сих пор не было ни одной весомой улики против него.

- Там действительно есть некий мистер Титус. И голос назвал верный номер номер этого Титуса. Строго говоря, это вполне могла бы быть и обычная ошибка.

- Но это, конечно же, была не ошибка.

- Именно так это и делается, как вы знаете. Вы передаете кодовую фразу, внешне звучащую вполне невинно. Этих парней неплохо натаскали. А что в магазине? - спросил Эшли.

- Эта Беатриса абсолютно ничего не знает. Наши люди сейчас обыскивают магазин, но там нет ничего, кроме этих проклятых книг. То же самое и в его квартире. Монтер... - с горечью выговорил Оуинс. - Месяцы работы полетели к чертям собачьим только из-за того, что он наткнулся не на тот провод.

- Он проявится. Вряд ли он успел захватить с собой достаточно денег. Ему придется воспользоваться кредитной карточкой.

- Он уже за пределами страны. И не спорьте об этом!

- Да, - кивнул Эшли. - Не всегда выигрываешь, Джеймс.

- Приятно слышать! - огрызнулся Оуинс. - Эти ублюдки все время опережают нас на один ход. Верховный комиссар спросит меня, почему получается, что вечно мы оказываемся с носом, и мне нечего будет сказать ему в ответ.

- Так каков же наш следующий шаг?

- Как минимум, у нас есть его снимки. Надо будет обо всем поставить в известность американцев. Сегодня вечером у меня встреча с Мюрреем. Он намекнул, что у них что-то готовится, но не захотел говорить об этом по телефону. Несомненно, какая-то операция ЦРУ.

- Идет. Вы встречаетесь с ним тут или у него?

- У него. Тут... все мне тут противно, глаза бы мои не смотрели...

- Ну-ну... Успехов у вас не меньше, чем неудач, - сказал Эшли. - За многие годы у нас не было на этом посту такого толкового человека, как вы.

Оуинс что-то проворчал себе под нос. Он знал, что это правда. При нем удалось нанести ряд чувствительных ударов по ,,Временным". Но в таком деле, как и во многих других, начальство вечно задает всегда один и тот же вопрос: "А чего вы достигли сегодня?" Вчерашние успехи не идут в счет, они уходят в область преданий.

- Человек, который, как мы подозреваем, был связником Уоткинса, скрылся, сообщил он тремя часами позже.

- Что случилось? - спросил Мюррей. Пока Оуинс рассказывал, он сидел, закрыв глаза и печально покачивая головой.

- У нас такое тоже недавно стряслось, - сказал он, когда Оуинс замолчал. Один тип из ЦРУ продался Москве. Мы следили за его домом... Так наладили слежку, что это стало простым делом, совершенно необременительным, и потом раз! Он провел филеров, а неделю спустя вынырнул в Москве. Такое, Джимми, случается порой.

- Не со мной! - чуть ли не взревел Оуинс. - До этого случая со мной такого не было.

- Как он выглядит?

Оуинс выложил на стол пачку фотографий. Мюррей перебрал их одну. за другой.

- Этакий маленький мерзкий мышонок... Почти лысый, - заметил он и, подняв телефонную трубку, набрал четыре цифры: - Фред? Это Дэн. Не зайдете ли ко мне на минутку?

Минуту спустя в кабинет его вошел Фред. Мюррей не сказал Оуинсу, что он из ЦРУ, да Оуинс и не спрашивал, он и без того все понял. Мюррей протянул Фреду по два экземпляра каждой фотографии Кули.

- Кто это такой? - спросил Фред.

Вкратце объяснив, что и как, Оуинс заключил словами:

- Он, вероятно, уже за границей.

- Если он окажется в поле зрения наших людей, мы дадим вам знать, пообещал Фред и вышел из кабинета.

- Вы в курсе: что они там замышляют? - спросил Оуинс.

- Нет. Я знаю только, что что-то готовится. ФБР и ЦРУ создали объединенную оперативную группу, но они действуют втайне, и мне ни к чему знать их дела.

- Ваши парни участвовали в рейде на лагерь "Action-Directe"?

- Понятия не имею, о чем вы говорите, - удивился Мюррей и внутренне преисполнился особого уважения к Оуинсу. "Как, черт побери, вы разнюхали это, Джимми?"

- Догадываюсь, что "да", - сказал Оуинс, чертыхнувшись про себя: "Ох уж эта секретность!" - Дэн, мы озабочены вопросом личной безопасности некоторых...

Мюррей всплеснул руками.

- Я знаю, знаю. И вы правы. Мы должны ввести ваших людей в это дело. Я сам позвоню директору. - Тут зазвонил телефон.

Мюррей поднял трубку. - Это вас, - сказал он.

- Да? - какое-то время начальник Си-13 слушал молча, потом, сказав: "Спасибо", - положил трубку. "Дэн, - вздохнул он, - этот Кули уже на материке. Три часа назад он купил по кредитной карточке билет на поезд Дюнкерк - Париж.

- Французы сцапали его?

- Слишком поздно. Поезд пришел двадцать минут назад. А кроме того, на каком основании мы его арестуем?

- И Уоткинс, как вы говорите, уже предупрежден.

- Если только это и вправду не был звонок по ошибке. Я в этом сильно сомневаюсь, но для суда это не доказательство.

- Это точно.

Судьи не признают за кем-либо право на чутье. Только за собой.

- И не говорите мне, что невозможно все время одерживать победы! Именно за это мне и платят - сказал Оуинс, уставясь на пол. Потом, секунду спустя, он добавил: - Простите меня, Дэн.

- Да ладно вам! - отмахнулся Мюррей. - Вам ведь и раньше случалось переживать тяжкие времена. Мне тоже. Это часть нашей работы. В такие моменты человек более всего нуждается в кружке пива. Пойдемте вниз - я ставлю.

- Когда вы позвоните своему директору?

- Сейчас там время ленча. У него во время ленча всегда какие-нибудь деловые встречи. Позвоню часа через два.

В этот день Райан завтракал вместе с Кэнтором в кафетерии ЦРУ. Кафетерий этот ничем не отличался от подобного рода заведений в любом правительственном учреждении. Еда тоже была так себе. Джек взял лазанью, а Марти - фруктовый салат и пирожное. Прежде чем приступить к еде, Марти проглотил какую-то таблетку, запив ее молоком.

- Язва, Марти?

- Как вы догадались?

- У меня жена - врач. И кроме того, вы только что проглотили "тагамет". Так что...

- Тут поработаешь, неизбежно получишь язву, - сказал Кэнтор. - Мой желудок забарахлил в прошлом году. У нас в семье рано или поздно все обзаводятся язвой. Плохая наследственность, наверное. Лекарства помогают, но не очень. Врачи говорят, что надо сменить обстановку. Поменьше стрессов, мол... - улыбнулся он.

- Вы и в самом деле работаете допоздна, - заметил Райан.

- Так или иначе, моей жене предложили работу в Техасском университете. Она математик. И чтобы она согласилась, мне тоже предложили место на кафедре политологии. И жалованье, кстати, повыше, чем здесь. Я ведь тут уже двенадцать лет, - сказал он тихо. - Немало.

- Так что же тут плохого? Преподавать - отличное дело. Я это очень люблю. И у вас это прекрасно будет получаться. Да и время, чтобы смотреть футбол, появится.

- Гм, ну да... Жена уже уехала, а я вслед за ней - через несколько недель. Я буду скучать по этой работе.

- Пройдет со временем. Вообразите, как приятно появляться на работе и при этом не получать на то специальное разрешение от компьютера. Кстати, я ведь ушел со своей работы в Академии.

- И каковы ваши планы на будущее?

- Спросите меня об этом после того, как у нас родится ребенок, - уклонился от ответа Райан.

- Управлению нужны такие люди, как вы, Джек. У вас есть необходимое в таком деле чутье. Вы думаете и действуете, как надо. Не как бюрократ. И говорите то, что думаете. Не все тут способны на это, и потому адмирал вас любит.

- Черт побери, я ведь не виделся с ним с...

- Он знает, чем вы занимаетесь, - улыбнулся Кэнтор.

- Ага, вот оно что?

- Именно. Старик в самом деле хочет заполучить вас, Джек. Вы ведь до сих пор не понимаете, насколько важной оказалась для нас та ваша догадка - с фотографией.

- Все, что я сделал, это показал ее вам, Марти, - запротестовал Райан. Это именно вы пришли к верному выводу.

- Да, но вы сделали как раз то, что нужно, что и положено делать аналитику. У вас талант к такого рода делам. Если вы этого не понимаете, то я-то понимаю. - Кэнтор глянул на лазанью и состроил кислую мину: - Как можно поглощать эту жирную отраву?.. Года через два вы могли бы занять мой пост.

- Не все сразу, Марти.

Больше они к этой теме не возвращались. Но час спустя, когда Райан сидел в своем кабинете, к нему опять пришел Кэнтор.

- Что-нибудь новенькое? - спросил Джек.

- Вот снимок одного типа. Подозревается в членстве в АОО. Снимок сделан всего неделю "назад. Мы его получили из Лондона пару часов назад.

- Деннис Кули, - прочитал Райан и, посмотрев на фотографию, рассмеялся. С виду - прямо какой-то слизняк. Что за история?

Кэнтор рассказал, заключив:

- Британцам не повезло, но, может, это обернется удачей для нас. Гляньте на снимок и скажите мне что-то этакое весомое.

- Вы имеете в виду?.. Ага, он же почти лысый! Если он появится в одном из лагерей, мы сумеем опознать его. Там ведь других лысых нет.

- Вы правы. И босс только что дал вам допуск к кое-чему. Готовится операция. И цель ее - лагерь номер восемнадцать.

- Какого рода операция?

- Того же, что и французы недавно провернули. Вас все еще это тревожит?

- Уже нет. Точнее - не очень. - И подумал: "Скорее меня тревожит то, что меня это уже более не тревожит. Может, это плохо..."

- Во всяком случае, не по поводу этих ублюдков, - сказал он. - А когда?

- Этого я сказать вам не могу. Но - скоро.

- Так зачем же тогда вы вообще мне сказали об этом? Не слишком тонко это, Марти... Адмирал хочет, чтобы я все еще занимался этим лагерем?

- Само собой.

Через час к нему пришел эксперт по дешифровке аэрофотоснимков. Еще один спутник пролетел над изучаемым лагерем в 22.08 по местному времени. На снимке были зафиксированы восемь человек на стрельбище. Это были ночные учения. Итак, их там теперь восемь человек.

- Что стряслось? - спросил 0'Доннелл. Он встретил Кули в аэропорту. Связник сообщил ему, что Кули бежал, но причина этого еще не была известна.

- В моем магазине была подслушка.

- Точно?

Кули достал из кармана кусок провода. 0'Доннелл, съехав на обочину, остановил машину. Так и сяк повертев в руках провод, он сказал: "Ясно. Очень чувствительная штука. Сколько времени, думаете, это было у вас?"

Кули не мог припомнить, чтобы кто-то заходил в заднюю комнату его магазина.

- Понятия не имею, - признался он. 0'Доннел дал газ. Проехав с милю, он свернул в сторону пустыни. Что-то пошло в их деле наперекосяк. Но где?..

- Замечали ли вы за собой когда-нибудь слежку?

- Никогда.

- Вы уверены?

Кули заколебался, и 0'Доннелл расценил это как ответ на свой вопрос.

- Как ваш бизнес? Никаких незаконных сделок?

- Нет, Кевин, Ни в коем случае. Не верю, чтобы они засекли Уоткинса. Я ведь уже несколько недель не пересекался с ним.

- С последней вашей поездки в Корк, - сказал 0'Доннелл, щурясь, - солнце так и било в глаза.

- Именно. Ваш человек ведь подстраховывал меня там... Заметил ли он слежку?

- Если там и был филер, он был дьявольски хитер... И близко к вам он не мог бы подойти.

0'Доннелл не мог исключить и другой возможности - того, что Кули стал предателем. "Но будь это так, он бы сюда не явился, не так ли? - рассуждал глава АОО. - Он знает меня, знает, где я живу, знает Маккини, знает Сина Миллера, знает насчет рыболовной флотилии в Дандолке. Нет, - решил 0'Доннелл, стань он стукачом, он бы сюда не явился. - На лбу Кули выступили капли пота. И 0'Доннелл подумал: Для таких рискованных ситуаций, кишка у него тонковата".

- Так как нам теперь быть с тобой, Дэннис? Сердце Кули забилось с усиленной частотой, однако голос его был исполнен решимости:

- Я хочу участвовать в следующей операции.

- Что? - удивился 0'Доннелл, поворачиваясь к нему.

- Эти ебаные британцы!.. Они, Кевин, охотятся за мной!

- Но это требует мастерства. И - дело рискованное...

- Я говорю серьезно, - настаивал Кули. "Лишний человек нам не помешает..." - подумал 0'Доннелл. Он уже принял решение:

- Тогда приступайте к тренировкам прямо сегодня же.

- А что я должен делать? 0'Доннелл объяснил.

- Похоже, доктор Райан, ваше предположение подтверждается, - сказал на следующий день сослуживец Райана. - Гляньте-ка на этот снимок.

Возле одного из строений стоял маленький человечек - лысина его ярко сияла на солнце. Это был лагерь номер 18.

- Отлично, - заметил Кэнтор. - Наши британские друзья хоть на этом выиграли. Спасибо, - поблагодарил он эксперта.

- Когда операция? - спросил Райан, после того как за экспертом закрылась дверь.

- Послезавтра, рано утром. По нашему времени, это в восемь вечера.

- Смогу я наблюдать за ее ходом?

- Может быть.

- Это тайна, которую трудно держать в секрете, - сказал Джек.

- Так оно почти со всеми настоящими тайнами, - согласился Марти. - Но...

- Да, я знаю, - сказал Джек, заперев ящик с папками и надевая пиджак. Скажите адмиралу, что я его должник.

По дороге домой Райан все пытался представить, как будут развиваться события. Он поймал себя на том, что предвкушает этот момент, как... наступления Рождества? Нет, это сравнение не годилось. Он раздумывал о том, что чувствовал его отец в канун ареста преступника, за которым долго охотился. Он его об этом никогда не спрашивал. Уже на подъезде к дому Райан приказал себе выбросить все это из головы, как это и положено было по инструкциям - забыть обо всем, что он видел и слышал в Лэнгли.

Возле котлована для бассейна стояла какая-то машина. Он пригляделся - у нее был дипломатический номер. Райан вошел в дом - там трое неизвестных разговаривали с его женой. Правда, один из них показался Джеку знакомым, но имени его он вспомнить не мог.

- Здравствуйте, доктор Райан. Я - Джеффри Беннет из британского посольства. Мы с вами встречались в...

- Да, да. Я помню. Чем мы можем быть полезны?

- Через несколько недель Их королевские высочества посетят с визитом Америку. Насколько я понимаю, вы в свое время предложили им свое гостеприимство, и они хотят знать, остается ли в силе ваше приглашение.

- Вы шутите?

- Они не шутят, Джек, - сказала Кэти. - И я уже сказала "Да".

- Конечно. Пожалуйста, передайте им, что мы сочтем за честь... Они останутся тут на ночь?

- Вероятнее всего, что нет. Они надеются посетить вас вечером.

- Чудесно. Когда?

- В пятницу, тридцатого июля.

- Договорились.

- Чудесно. Надеюсь, вы не будете возражать, если наши люди из службы безопасности - вместе с вашими, из секретной службы - побывают тут на следующей неделе?

- Мне надо быть для этого дома?

- Я ведь буду дома, Джек. Ты забыл, что я теперь в отпуске?

- О, да. Конечно, - сказал Беннет - Когда вы ждете ребенка?

- В первую неделю августа... Да, это может испортить наши планы - с опозданием сообразила Кэти.

- Если случится что-то непредвиденное, можете быть уверены, что Их высочества поймут это. И еще одно. Это - частный визит, он не предназначен для общественного внимания. Мы просим вас держать это в полной тайне.

- Конечно. Я понимаю, - сказал Райан.

- Если они будут обедать у нас, есть ли нечто такое, что не следует подавать к столу? - спросила Кэти.

- Что вы имеет в виду? - спросил Беннет.

- Ну, знаете, у некоторых людей, например, аллергия к рыбе.

- А, понятно. Нет, вроде ничего такого нет.

- 0'кей, значит - обычный обед семьи Райанов. - Но... э-э-э...

- В чем дело? - спросил Беннет.

- Но у нас приглашены гости на этот день.

- Да, - кивнула Кэти. - Робби и Сисси.

- Это нельзя отменить?

- Нет, это прощальный вечер. Робби - летчик-истребитель. Мы с ним вместе преподавали в Академии. А сейчас он возвращается во флот. Он морской летчик. Как они на это смотрят?

- Доктор Райан, Его высочества...

- Его высочество - отличный парень, И Робби - тоже. Он мой друг. Я не могу сказать ему, что, мол, не приходи. И уверяю вас, что Его высочеству он понравится. Он ведь тоже летал на истребителях, не так ли?

- Да, но...

- Вы помните тот вечер в больнице? Без Робби я бы, возможно, не перенес всего этого. Послушайте, он - лейтенант ВМС США, он летает на истребителе, который стоит сорок миллионов долларов. С точки зрения службы безопасности, он вне подозрений. Его жена - пианистка, - частил Райан, видя, что его доводы не убеждают Беннета. - Мистер Беннет, проверьте Робби по своим каналам и спросите Его высочество, не возражает ли он.

- А если он будет возражать?

- Он не будет. Я же встречался с ним. Возможно, что он куда лучше, чем вы думаете.

"Не будет он возражать, дурак ты этакий... Это охрана будет возражать, а не он".

- Хорошо, - неожиданно сдался Беннет. - Я не могу требовать от вас отказа от дружбы. Я передам вашу просьбу Его высочеству. Но я все же настаиваю, чтобы вы ничего не говорили мистеру Джексону.

- Даю слово, - сказал Джек, едва не расхохотавшись: он вообразил, какая физия будет у Робби в тот вечер. Вот тогда-то он с ним и посчитается за проигрыш в кендо.

- Схватки усиливаются, - сказал Джек - В ожидании дня родов Кэти училась правильно дышать. Это было делом серьезным, как бы смешно это ни выглядело со стороны. Кэти делала вдохи-выдохи, а Джек проверял число их по часам. - Схватки кончились. Глубокий, очищающий выдох. Я думаю, мы подадим стейки, печеный картофель, кукурузу и салат.

- Это слишком уж просто, - запротестовала Кэти.

- Тут везде, где они появятся, их будут пичкать этой французской ерундой. Кто-то ведь должен накормить их обычной американской едой. Я сделаю отличный стейк, а твой салат из шпината... Ты же славишься своими салатами!

- 0'кей, - рассмеялась Кэти. - Но учти, что через несколько минут у плиты меня начнет тошнить.

- Да, видно, трудная это штука - беременность.

- Тебе бы самому попробовать, знал бы.

- Это трудная штука, конечно, - продолжал Джек, - но это единственная трудная вещь в жизни женщины.

- Что?! - вытаращила глаза Кэти.

- Ты историю знаешь? Кто должен был охотиться на бизонов? Мужчина. Кто тащил бизона домой? Мужчина. Кто отгонял от пещеры медведя? Мужчина. На нашу долю выпадает все самое трудное. И еще я каждый вечер должен выносить мусор. Разве я жалуюсь на это?

Она опять рассмеялась.

- Я бы врезала тебе бейсбольной клюшкой по голове, но жалко клюшку.

- А кроме того, - продолжал Райан, - я ведь присутствовал при первых родах, и мне это не показалось таким уж трудным.

- Если бы я могла двигаться, я бы убила тебя за эти слова, Джек!

- Ладно, сдаюсь, - сказал он, придвигаясь к ней. - Я хочу, чтобы ты представила себе картину.

- Картину чего?

- Каково будет лицо у Робби, когда он явится к нам на обед.

- Спорим, Сисси справится с этим сюрпризом куда лучше, чем Робби.

- На сколько?

- На двадцадку.

- Идет.

Он взглянул на часы.

- Итак, начинаются схватки. Глубокий вдох. Джек и не заметил, как какое-то время спустя начал дышать в унисон с Кэти. Они зашлись хохотом.

Глава 24

СВЯЗИ

В день рейда на восемнадцатый лагерь снимков со спутника получить не удалось. В тот момент, когда он пролетал над ним, там бушевала гроза. Райан нервничал в ожидании новостей. Тщательный анализ имевшихся у него фотографий показал, что в лагере было, не считая охраны, от двенадцати до шестнадцати человек. Если их там было действительно человек шестнадцать, то это составляло более половины общей численности АОО - при условии, опять же, что эти сведения были верными. Шестнадцать... Если французы отправили туда всего восемь десантников... Но потом ему вспомнились времена пребывания в морской пехоте. Они нападут в три часа утра. На их стороне будет преимущество внезапности. А те будут спать. Отборные коммандос, плюс элемент внезапности - это, как торнадо, все сокрушающий на своем пути.

"Сейчас они в вертолетах, - думал Райан, и ему вспоминалось, как он чувствовал себя в этих ненадежных хлипких сооружениях. - Сидишь там, все упаковано, смазано-вычищено, оружие наготове, и все равно ты беззащитен, как дитя во чреве матери. Интересно, - подумал он, - что за парни эти парашютисты? Вряд ли они чем-то особенно отличаются от морских пехотинцев. Тоже, конечно, добровольцы. Они идут туда частично из-за добавочного жалованья, частично из-за возможности гордиться принадлежностью к отборным силам, но более всего из-за понимания особой важности того, что им предстоит делать в составе этого подразделения. Профессиональный солдат презирает террористов и мечтает о том, чтобы встретиться с ними в открытом бою. Мечта о рыцарском поединке никогда не покидает подлинного профессионала. Именно там торжествует доблесть, мастерство и мужество. В сущности настоящий профессиональный солдат - всегда романтик, человек, искренне верящий в игру по правилам. Некоторые нервничают, ерзают на сиденьях, но стыдятся этого. Другие демонстративно осматривают оружие. Третьи острят. Лица склонившихся над картой офицера и сержанта спокойны - им надо подавать пример. Но все они нервничают, и все тайно ненавидят этот вертолет, эту ловушку... - На какой-то момент Джек почувствовал себя вместе с ними. Удачи вам, ребята", - прошептал он обращаясь к стене.

Время ползло медленно. Райану казалось, что стрелки на часах вообще разучились двигаться. Ему было не до работы сегодня - мысли то и дело убегали не в ту сторону. Рука его время от времени непроизвольно тянулась к снимкам лагеря, глаза все пересчитывали фигурки людей, и он прикидывал, как лучше всего подкрасться к лагерю. "Интересно, - думал он, - а что если они получили приказ захватить террористов живьем? С точки зрения законности, это вряд ли имело какое-либо значение. Поскольку терроризм - современное проявление пиратства, АОО могла стать добычей вооруженных сил любой страны. С другой стороны, захватив их, можно было устроить открытый суд. Психологическое воздействие такого суда на аналогичные группы могло бы оказаться существенным. Если это и не внушит им страх перед Богом, то, как минимум, заставит бояться суда людей, ибо они поймут, что даже самые надежные их убежища не так уж и надежны. Кое-кто из них, возможно, отойдет от терроризма, а кое-кто, глядишь, расколется". Теперь-то Райан понимал, что это не такая уж сложная работа - накрыть их. Все, что для этого нужно, - это узнать, где расположен лагерь. В кабинет вошел Марти.





Дата добавления: 2015-06-04; Просмотров: 66; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.162.139.105
Генерация страницы за: 0.058 сек.