Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Да пайдётъ Бохъ па всей зьмле 3 страница




Читайте также:
  1. A BELLEVILLE 1 страница
  2. A BELLEVILLE 2 страница
  3. A BELLEVILLE 3 страница
  4. A BELLEVILLE 4 страница
  5. Accounting Terms for Small Business Owners 1 страница
  6. Accounting Terms for Small Business Owners 1 страница
  7. Accounting Terms for Small Business Owners 2 страница
  8. Accounting Terms for Small Business Owners 2 страница
  9. Accounting Terms for Small Business Owners 3 страница
  10. Accounting Terms for Small Business Owners 3 страница
  11. ActeII, se. V. 1 страница
  12. ActeII, se. V. 2 страница

Заросила часта раса,

Загрьмело, затрьщало,

Настала чорна година.

Да вспорхнула Жыва Доля,

Какъ вспорхнула на вышыну,

Дьвчата песню ей паютъ:»

«Ой, Доля, млада Багиня!

Какъ вспархнёшъ ты жэ на неба,

Да вазьми ты бьлой вьнокъ,

Тотъ што ты носишъ на главе,

Да прысни жаркаю вадой,

Тьбя мы ждёмъ всю годину,

Да ты Багиня на зьмле -

Лишъ тотъ, кто мальбой молитца,

Жыть будьтъ онъ за тысячу,

Здаровья будьтъ да чорта.»

Жыва Доля ущэдрилась,

Взяла ана бьлой вьнокъ,

Бьлой вьнокъ са галавы,

Съ вьнка вадой папрыснула,

Жаркой вадою огньннай,

Какъ прысньтъ жаркаю вадой.

Дьвчата все пасвьтлеютъ:

Атъ ихъ лица заря взашла,

Да эта нь заря взашла,

Ихъ косы залатистые,

Да ходятъ ани по даму.

Жывая Доля на ньбе,

На небе, толька при Боге.

Сива Бохъ тутъ разгневался,

Разгневался, рассердился,

Патпаясалъ люту змию,

Увился съ галавы да нохъ,

Въ руке иво люта сабля,

Люта сабля, да лютый громъ,

Въ нагахъ иво тёмные мглы,

Стемнелася въ иво дварцэ,

Стьмнелась, патьмнелася,

Идётъ ли чорна година.

Какъ видьла Жыва Доля,

Клацньтъ зубамъ, аскалитца,

Убралась, нарядилася,

Дадутъ чорный махровый платъ,

Накиньтъ иво на главу.

И всё сидитъ ужъ ва дварцэ,

Да въ озьре купаитца.

Минётца чорна година,

Да лишъ Сива атвернётца,

Распаяшътъ люта змея,

Да броситъ иво на землю;

Где упадётъ лютой тотъ змей,

Тамъ и паестъ всю пшэницу,

Всю пшэницу и все гроздья,

Патомъ вльтитъ и въ гарада,

Да въ гарада, да ва сёла,

Да люта тутъ заклялся онъ,

Што патравитъ малыхъ дьтей.

Лишъ змей тотъ приазлобился,

Да Бохъ тожэ разгневался,

Да паслалъ святова Ярла*

Съ тяшкой булавай ва руке,

Съ тяшкой булавай, лютъ саблей.

Святой Ярёлъ да на рьке,

На речке, на белъ кладьнцэ,

Тачытъ студёную ваду,

Где точатъ и дьвчоначки;

Святой Ярёлъ съ белымъ канёмъ.

Всемъ малатцамъ онъ маладецъ,

Да спрыгньтъ онъ съ бьла каня,

Да ихъ пытаитъ, спрашъваитъ:»

«Дьвчата, маи сестрицы,

Слышалъ, девы, сказали мне,

Што выльзъ лютый змеищэ,

Паелъ у васъ всю пшэницу,

Вльтелъ къ вамъ да ва гарада,

Ва гарада, да ва сёла,

Да што люта заклялся онъ,

Штобъ патравить малыхъ дьтей.»

Какъ слышали то девицы,

Заплакали, закликали,

Едва слова выгаварятъ:»

«Младецъ, ньведамый витязъ,

Внизу тутъ да лютой тотъ змей.

Внизу тутъ, пряма на рьке,

Днесь онъ прилезъ жэ въ нашъ горадъ,

Тайкомъ взялъ девять онъ дьвицъ,

Па утру рана аташолъ;

Да вьдь ищо ихъ требуитъ:

Три ньдели въ нашэмъ граде

Тайкомъ жэ онъ девять дьвицъ,

Да девушъкъ жэ умыкнулъ!

Што Богъ на насъ разгневался,

Такую бьду сатварилъ,

Штопъ патравить малыхъ дьтей,

Запусташыть нашы града?»

Святой Ярёлъ расплакался.



Да имъ слова и гаваритъ:

«Идёмъ, девы, пакажыте,

Где тутъ лютой жэ этатъ змей -

Самъ Богъ мьня сюда паслалъ,

Штобъ иво рассечъ на куски,

Штобъ защытить вашы града.»

Девушки иму гаварятъ:

«Ай, моладецъ, ай, ну, витязь,

Да какъ бьда палучытца,

Згиньшъ маладымъ, въ юнасти,

Съестъ тьбя, атравитъ тьбя!

Святой Ярёлъ нь баялся,

А толька тронулъ белъ каня,

Да тотъ атъехалъ на рьку.

Лютой змей онъ ка солнышку,

Павытянулъ дьсну нагу,

Дрёма иво абуяла,

Люта змея трёхглавава.

Святой Ярёлъ прикрикнулъ тутъ:

«Эй, ты , змею, Щуръ Ломищэ,

Бросилъ Бохъ тьбя на землю,

Скора утоньшъ ты въ рьке,

За то што выпалзъ на пале,

Да паидаешъ пшэницу;

Какой жэ врахъ тьбя принёсъ,

Штобъ вашолъ ты въ крьпкой горатъ,

Где льтала Жыва Доля,

Да прыскала жаркой вадой,

Лишъ тотъ, кто пьётъ жарку ваду,

Жыть будьтъ тотъ за тысячу,

Здаровья будьтъ да чорта:

Богъ на тьбя разгневался,

А мне такой приказъ давалъ:

Рассечъ тьбя, молъ, на куски.

Лютой змей тутъ атветъ дьржытъ:

«Вльтелъ азъ да ва крепкий гратъ,

Где хадила Жыва Доля,

Прыскала всё жаркай вадой,

Азъ нь хадилъ и нь хажу,

Лишъ хажу атъ двара къ двару

Тамъ, где Доля нь хадила,

Где ей даровъ нь дарили,

Вьнкомъ главу нь адели.»

Святой Ярёлъ нь слушаитъ,

Лишъ поднялъ тяшку булаву,

Да три главы иму снасилъ,

Аттуда вышли три рьки:

Пьрва рька зельна вина,

Втара рька белъ пшэницы,

А третья свежа малака.

Какъ увидали девушки,

Хватали белава каня,

Хватали иво падъ устцы,

Да мальбой иму молятца,

Штопъ къ нимъ зашолъ онъ въ крепкий гратъ,

Въ крьпкой гратъ, толька ка царю,

И царь иму даръ падаритъ.

Святой Ярёлъ атветъ дьржытъ:»

«Нь зайду, девы, въ крепкий гратъ,

Ва крепкий градъ, да ка царю,

Лишъ ухажу я на неба,

Бога приказъ исполнею.

Вашъ царь мне дарамъ аддаритъ,

Кагда прийдётъ мой красный - день,

Да красный - день, Ярилавъ - день,

Закольтъ святова ягня,

Свята ягня пазлачъна.»

Ищо словъ нь дагаварилъ,

Тронулъ каня, да и ищщэсъ,

Лишъ васпархнулъ онъ на неба.

Дьвчоначки жэ ва дварецъ,

Да ва дварецъ, да ка царю,

Да иму слова гаварятъ:

«Ой, ушъ ты царь, ты баяринъ,

Слышалъ ли царь, ты видьлъ ли,

Што сашолъ младецъ на землю?

Маладецъ онъ жэ со ньба,

И ехалъ на беламъ кане,

Съ сабою тяшка булава,

Да пасьчотъ люта змея,

Што истькли жэ три рьки:

Пьрва рька зельна вина,

Втара рька белъ пшэницы,

А третья свежа малака,

Защытилъ твой онъ крепкий гратъ.

Хватали мы бьла каня,

Хватали иво падъ устцы,

Штопъ пришолъ къ тьбе ва дварецъ,

Штобъ дарамъ, царь, иво дарилъ.

Онъ намъ паведалъ, атвьчалъ:

Нь дайду азъ ведь въ крепкий гратъ,

Ва крепкий градъ, да ка царю,

Лишъ пайду азъ да въ ньбьса,

Да Бога приказъ исполню.

Вашъ царь мне дарамъ аддаритъ,

Кагда прийдётъ мой красный - день,

Да красный - день, Ярилинъ - день*,

Закольтъ мне свята ягня,

Свята ягня пазлачъна.

Речъ младецъ нь успелъ сказать,

Какъ васпархнулъ жэ на неба.

Сила - царь, какъ услышали,

Иму мы нь паверили,

Но тронулъ онъ барза каня,

Да атъижжалъ онъ на рьку.

И нетъ иво ужъ у рьки!

Ищо тькутъ тамъ три рьки:

Перва рька зельна вина,

Втара рька белъ пшэницы,

А третья свежа малака.

Тагда лишъ, царь паверили,

Да вернулися ва дварецъ,

Да ва дварецъ, къ сьбе дамой.

Да ажыдаемъ красный - день,

Да красный - день, Ярилинъ - день.

Да какъ наступитъ красный - день,

Всё красный - день, Ярилинъ - день,

Мы, царь, пайдёмъ все на гару,

Где папасёмъ сиво стада,

Избьрёмъ мы, павыбьримъ,

Три дня ищы свято ягня,

Ягнёнка жэ ты тамъ найдёшъ,

Туда жэ ты тьперь иди,

Явилася Жыва Доля,

Жыва Доля самародица,

Прикрикньтъ ана, закричитъ:

«Эй, слушай, царь, въ крепкамъ граде,

Да атыщи свята ягня,

Да атвьди иво въ дварецъ,

Златамъ иво пазалати,

Да иво въ жэртву закали,

Што наступаитъ красный - день,

Што красный - день, Ярилинъ - день,

Святой Ярёлъ градъ защытилъ,

Пагубилъ лютава змея.

Но штобы зналъ ты, сила - царь:

Да если бъ нь вашла ва градъ,

Тьбя паить жаркай вадой,

Лютъ змей тьбя бы затравилъ,

Нь паявись святой Ярёлъ,

Запусташылъ бы крепкий гратъ!

Но ты вазьми девять авновъ,

Да девять овнавъ рагатыхъ,

И для мьня въ жэртву кали,

Если мне ихъ нь закольшъ,

Рассержуся, разгневаюсь,

На Сварохъ къ тьбе нь прийду,

Нь напаю жаркай вадой.»

Речъ Доля лишъ прамолвила,

Да и ищщэзла са гары.

Да пашолъ царь въ сиво стада,

Павыбрать всё, папьрьбрать,

Нашолъ онъ тамъ девять авновъ,

Девять авновъ да рагатыхъ,

И атвёлъ къ сьбе ва дварецъ,

Да ва дварецъ , къ сьбе дамой.

Святу Ярлу жэртву калоть,

Жэртву калоть, девять авновъ,

Девять авновъ да рагатыхъ,

И иё мальбою малитъ:

"Доля Жыва самародица,

Сьводня, Доля, красный - день,

Всё красный - день, да Сварогъ - день,

Какъ ты Богу службу служышъ,

Жаркой вадой въ златомъ карцэ,

Пайди, Доля, ка мне, сайди,

Да въ мой горадъ, да въ мой дварецъ,

Штобъ прыснуть жаркаю вадой,

Жыть буду азъ за тысячу,

Здаровья мне, жэ да чорта.

Да жэртву царь вьдь всё кольтъ

На красный - день, Ярилинъ - день,

Святу Ярлу, Жывой Доле.

Жыва Доля жэртву видитъ,

Да пашла на златъ кладьнецъ,

Да натачить жаркай вады,

Жаркай вады въ златой карецъ,

Взяла ана злату чашу.

Минулися три ньдели,

Да вотъ насталъ всё красный - день,

Всё красный - день, да Сварогъ - день,

Убралась, нарядилася,

Златы адежды до низу,

Но нетъ лишъ вьнка у ниё.

Да Сива Богъ онъ въ вышыне,

Онъ въ вышыне, да на гаре,

Да на гаре падъ дерьвамъ,

Где онъ сидитъ - агонь гаритъ,

Агонь гаритъ да до неба,

Сильный агонь, сильно пламя.

Никто да на гару нь йдётъ,

А кто пайдётъ, такъ тотъ сгаритъ -

А въ томъ агне Жыва Доля,

Ана Богу службу служытъ,

Даётъ иму злату чашу,

А въ чашэ жаркая вада,

Три дня вьть службу служыла.

Дьвчоначки да на пале,

Да набьрутъ бьлы вьнки,

Да золатамъ ыхъ папавьютъ,

Да будутъ ждать Жыву Долю.

Жыва Доля Бога малитъ,

Штопъ пайти, выйти на пале,

Да сайти жэ ва крепкий гратъ,

Ва крепкий градъ, да ка царю,

Да чашэю службу служыть,

Да если онъ жэртву кольтъ,

То Богъ иму дабро даётъ.

Да сашла ана на пале,

Да на пале, да къ девицамъ;

Всяка дева златымъ вьнкомъ

Да Долю принарядила,

Да ей главу пазлатили,

Багине этай на зьмле.

Доля имъ службу служыла,

Службу да жаркаю вадой.

И аташла ва крепкий гратъ,

Ва крепкий градъ, да ва дварецъ,

Прикрикньтъ ана, закричитъ:»

«Паслушай, царь, сильной кароль,

Павыйди, царь, да ка двьрямъ.

Если мне жэртву закольшъ,

Да тьбя дарамъ адарю,

Тьбе я службу саслужу:

Павыйди царь, да нь льнись,

Утрамъ рана жэ чорный готъ,

Да ухажу я на ньба,

Купаюся, да моюся.»

Павышэлъ царь жэ ка двьрямъ,

Какъ увидалъ Жыву Долю

Зъ бьлымъ вьнкомъ на галаве,

Въ златой адежде до низу,

Клянётца ей всю дань аддать -

Да ей мальбою молитца,

Штобъ зашла къ ньму ва дварецъ,

Што угащеньемъ угаститъ,

Доля мальбу нь слушаитъ,

Да падаётъ злату чашу,

Папить иму жаркай вады:

Жыви, царю, за тысячу.

Здаровья, царю, да чорта!

Пайди, царь, жэртву закали,

Девять авновъ всё пятнистыхъ,

Сьводня ужэ красный - день,

Ушъ красный - день, всё Сварогъ - день.»

И слова нь прамолвила,

Какъ васпархнула на неба.

 

IV. КРАСНЫЙ - ДЕНЬ ВОЛАСАВЪ - ДЕНЬ*.

 

На 10 лютня, въ адно время, въ сьле празднавали валовий Воласавъ - день, такъ какъ верили, што Воласъ былъ Богамъ - пакравитьльмъ валовъ, и калоли жэртву въ каждамъ сьле па три лучшыхъ тьльца.Три девушки шли па сьлу и извьщали а празднике, да пели следующую песню:

 

Песня 1.

 

Умнъ царь жэ въ нашэмъ гораде,

Въ нашэмъ граде, въ нашэмъ сьле,

Садился онъ у старасты.

Да старасте речь гаваритъ:

"Паслушай, старикъ стараста,

Па утру будьтъ красный - день,

Да красный - день, Воласавъ - день.

Мьня Богъ Воласъ научылъ,

Учылъ Богъ мьня на ньбе,

Да какъ пасти мне техъ валовъ,

Да вьдь валовъ, да вьть каровъ,

Да какъ пасти сиво стада;

Учылъ мьня, да научылъ,

Да какъ мне оратъ волами,

Да какъ каровъ павыдаить,

Атъ каровъ свежа малака;

Воласъ Богъ благадетьльный,

Да мне кашару наполнилъ -

Азъ раздавалъ, да прадавалъ,

Да па зьмле жэ техъ валовъ,

Да всё валовъ, да всё каровъ.

Но мне Бохъ такой зарокъ далъ:

Лишъ кто иму жэртву кольтъ,

Справляитъ иво красный - день,

Да красный - день, Воласавъ - день,

Таво кашара полнитца:

Девять валовъ ва кашаре,

Девять валовъ, девять каровъ,

А черьзъ годъ ищо девять;

Кто иму жэртву нь кольтъ,

Да нь справляитъ красный - день,

Всё красный - день, Воласавъ - день,

Въ кашаре двьннатцать валовъ,

Двьннатцать волавъ, да каровъ,

А черьзъ годъ нь аднаво!

Ой, ты стараста, старый кметъ,

Да сазывай дьвчоначъкъ,

Дьвчоначъкъ, да девушъкъ,

Убьрутца, нарядятца,

Пашли гулять па гораду,

Известие штобъ разньсли,

Што по утру ушъ красный - день,

Да красный - день, Воласавъ - день.

У каво есть лишъ два вала,

Лишъ два вала, две каровы,

Штобъ нь хадили на пале,

На поле, ани на пашню,

Но быть жэ имъ ва кашаре -

Сльтитъ къ ньму ли Воласъ Бохъ,

Да вайдётъ ли ва кашару,

Тагда валовъ дьсятачъкъ -

Да чьрьзъ годъ расплодятца,

Штопъ кашара наполнилась.

Паслалъ онъ старца старасту,

Иди, иди утрамъ рана,

Па утру рана красный - день,

Да красный - день, Воласавъ - день.

Валы жэ всё па кашарамъ,

Младцы на пале нь йдутъ,

Да нь пасутъ ани валовъ,

Да нь пасутъ, нь ораютъ.

Стараста, кметъ жэртву кольтъ,

Каво при жэртве нь будьтъ,

Въ таво дваре дабру нь быть,

Таму стараста кару дастъ,

Иво въ тьмницу пусть швырнётъ,

Што Бога нь приветствавалъ.

Тьперь все эта слышали:

Што по утру жэ красный - день,

Всё красный день, Воласавъ - день.

Умнъ царь да ва нашъмъ сьле,

Старасте речъ онъ гаварилъ.

 

Кагда прапьвали эту песню и апавьщали сьло, старьцъ стараста выбиралъ девять юнашъй съ трьмя девушками и атхадилъ на места, где паслись купльнные каровы; пака шли да места, девушки пели следующую песню:

 

Песня 2.

 

Да васпархнулъ тутъ Умнъ* царь,

Да са зьмли онъ на ньба,

Да са Богамъ паладитца.

Да Воласъ Богъ иму слова,

Да думу, слова гаваритъ:

«Ой, царю, царь, Умнъ жэ царю,

Да ты сайди, царь, да пайди,

Да пайди ты толька на долъ,

Толька на долъ, да въ вольну степь,

Да где пасутца волы-та,

Да волы всё, да каровы.

Да ты вазьми девять каровъ,

Девять каровъ, атборныихъ,

Да пригани ихъ ва дварецъ,

Да мне жэртву ты закольшъ,

Днесь у меня жэ красный - день,

Всё красный - день, Воласавъ - день.

Да тьбя, царь, азъ научу,

Штобъ ты пастроилъ кашары;

Да дамъ тьбе триста валовъ,

Триста валовъ, триста каровъ,

Да ихъ пагонишъ на землю,

На землю ты, да ва свой гратъ:

Валами будьшъ ты арать,

А каровъ будьшъ ты даить.»

Да Воласъ Богъ иму думу,

Да думу, слова гаваритъ,

Умнъ царь жэ, да нь знаитъ онъ,

Куда итти, да што делать,

Што какъ пашолъ на паздбищэ -

Да увидалъ онъ тутъ валовъ,

Да всё валовъ, да всё каровъ,

Ну ихъ хватать - нь дадутца,

Да штобъ швырнуть ихъ въ высату.

"Ну, што ты, царь, задумался?

Пайди сайди на паздбищэ,

Да вазьми тамъ девять каровъ."

"Ой, Божэ ли, ой, Воласъ ли!

Какъ жэ ты, Божэ, думаишъ,

Да какъ жэ взять девять каровъ,

Какъ бросить, Божэ, запустить,

Да въ вышыну ихъ, на ньба,

Да штобъ идти, наставь мьня."

Далъ иму Богъ ясну книгу,

Ясну книгу, злату чыдбу,

Да учылъ иво пению,

Учылъ иво и научылъ.

Да сашолъ онъ на паздбищэ,

Да вытащылъ злату чыдбу,

Да запелъ онъ ясну песню,

Да успакоилъ онъ валовъ,

Да техъ валовъ, да техъ каровъ.

Да нь льтетъ имъ высако,

Ни высако, ни далько;

Да бралъ онъ девять техъ каровъ,

Девять каровъ, всехъ атборныхъ,

Да атагналъ их ва дварецъ -

Да ихъ онъ жэртваю кольтъ,

Жэртву кольтъ Влесу Богу,

Да што иво вьть красный - день,

Всё красный - день, Воласавъ - день.

 

Кагда дастигали места, где были валы и каровы, стараста даставалъ некую книгу, а девушки запьвали следующую песню:

 

Песня 3.

 

Ой, Божэ ли, ой, Жывый* ли,

Руки пратяни,

Разажги у жэртвьнника,

Втащы ихъ.

Изъ техъ, што привёлъ

Старый, старый вьдунъ

Ялава вола нетьля,

Нительну ищо волицу,

Што жэ стаите,

Што нь льтите.»

Ясну песню девы пели,

Девять каровъ нь порхаютъ;

Младъ удальцы вожжы ньсли,

Вязали каровъ путали;

Три каровы да збьжали,

Три каровы тутъ стаяли,

Да ихъ вяжутъ вьдь вожжами;

Старикъ кметъ удивляитца,

Што те каровы бегаютъ,

Да бегаютъ, а нь льтятъ.»

Ой, Божэ ли, ой, Воласъ ли,

Тьперь жэ, Божэ, што делать,

Да што делать, што сатварить?

Какъ жэ тьбе жэртву калоть?

Девять каровъ жэ нь сабралъ,

Девять каровакъ нетьлей.»

Ищо речъ нь успелъ сказать,

Льтитъ Доля самародица,

Да иму слова гаваритъ:

«Эй, ты жэ, старецъ, стараста,

Ушъ ты пастой, да абажди,

Да лишъ толька Солнцэ взайдётъ,

Да Воласъ Бохъ тутъ сальтитъ,

Да сальтитъ Бохъ са неба,

Да са неба онъ на гару,

Да на гару ва пьщэру.

Да ты пашли дьвчоначъкъ,

Дьвчоначъкъ, да девушъкъ,

Штопъ савить белые вьнки,

Белы вьнки пазлачоны,

Да украсить свьтлу главу,

Туда, где ему жэртвъ колютъ,

Да ты иди, да пасматри;

Дьсна рука ва кашаре,

Атъ аднаво жэ тысяча,

Чьрьзъ готъ, чьрьзъ девять летъ:

Да адбьри девять каровъ,

Да ихъ мне въ жэртву закали,

Нь швыряютъ ихъ въ вышыну,

Нь высако, нь далько.

 

Пьрьтъ темъ, какъ загнать каровъ, старьцъ кметъ скрывался въ пьщэре, а девушки брали цвьты и вили вьнки, патомъ шли въ пьщэру и украшали иму голаву, и пели следующую песню:

 

Песня 4.

 

Ой, Божэ ли, ой, Воласъ ли,

Сагласие ты, Божэ, далъ,

Да што сайдёшъ жэ са ньба,

Да са ньба, да на землю,

Да садьшъ жэ ва пьщэру;

Сайди жэ, да ищо сагласье дай,

Штобъ украсили девушки,

Тьбе жэ светлую главу,

Да прийдёшъ ты въ нашэ сьло.

Да старый кметъ жэртву кольтъ,

Жэртву кольтъ, девять каровъ,

Да угащэниемъ гаститъ,

Иди, Божэ,ка трапьзе.

Кто прийдётъ съ тьбой свидьтца,

Таму ты дашъ бьлой вьнокъ,

Да штобъ нарядилъ кашару,

Штобы пладилися валы,

Да всё валы, да каровы,

Атъ аднаво жэ тысяча,

Атъ тысячы три тысячы.»

А Богъ ымъ слова гаваритъ:

«Красно мьня украсьте вы,

Па утру рана ва сьле

На трапьзь усядуся,

Мьня, гостя, кметъ угаститъ -

Лишъ кто прийдётъ на трапьзу,

Таво я дарамъ дарую,

Дарю иво бьлымъ вьнкомъ,

Штобъ украсилъ кашару имъ,

Да распладятца тамъ валы,

Да всё валы, да каровы,

Атъ аднаво жэ тысяча,

Атъ тысячы три тысячы;

Кто кашару нь украситъ,

Въ кашаре таво ничъво!"

Намъ абьщался Умнъ царь,

Што выучытъ, научытца,

Да какъ жэртву Богу калоть,

Да угащэньемъ угащать,

Да трапьзу какъ накрывать.

 

Наряжэнный стараста астававлся въ пьщэре, а юнашы и девушки зганяли каровъ и атганяли ихъ въ сьло; калоли жэртву и пели следующую песню:

 

Песня 5.

 

Ой, жэртву кольтъ Умнъ царь,

Онъ жэртву кольтъ для неба,

Жэртву кольтъ саму маласть,

Саму маласть девять каровъ,

Ка Богу мальбою малитъ:

Ой, Божэ ли, ой, Воласъ ли,

Жыва Доля вьдь учыла,

Да какъ петь ясну жэ книгу,

Да какъ петь жэ, да всё писать,

Учыла, Божэ, выучыла;

И ты, Божэ, мьня учышъ.

Да какъ править кашараю.

Да мне даёшъ триста валовъ,

Триста валовъ, триста каровъ,

Да ихъ сганю толька на долъ,

Толка на долъ, да на землю;

Ищо млатцы нь видьли,

Ищо ани ихъ нь пасли,

Ищо каровъ нь даили,

Ищо паля нь орали,

Нь орали, нь сеяли,

Какъ орьтъ толька твой слуга

На поле онъ, да ва стьпи,

Да сеитъ белу пшэницу;

Какъ научыть младъ удальцовъ,

Да петь жэ ясную песню,

Да петь жэ иё, да писать,

Какъ научить жэ ихъ арать,

Да всё арать, да всё сеять,

Да управляться съ кашарой.»

А Богъ иму вьдь атвьчалъ:

«Эй, ты, царю жэ, Умнъ царю,

Мьня зьмля нь славила,

Красный - день жэ нь справляли,

Красный - день, да Воласавъ - день,

Да жэртву мне нь калоли,

Кагда, царь, иё закольшъ."

"Прийди жэ, Божэ, прихади,

Къ таму, кто лишъ сагласье дастъ,

Штопъ справить тьбе красный - день,

Да тьбе жэртву закольтъ,

Девять каровъ атборныихъ,

Лишъ научы жэ, какъ арать;

И дай ищо девять валовъ,

Девять валовъ, девять каровъ,

Дай ыхъ иму ты какъ приплотъ,

Штопъ палучылъ ыхъ въ кашаре;-

Но кто сагласия нь дастъ,

Нь будьтъ справлять красный - день,

Да жэртву нь будьтъ калоть,

Таво ты нь учы арать,

Нь давай и девять валовъ,

Дьвять валовъ, дьвять каровъ -

Кто, Божэ, на абманъ пайдётъ,

Таво кашару запусти,

Таво кашары нь каснись,»-

Тутъ Воласъ Бохъ сагласье далъ,

Давалъ ему триста валовъ,

Триста валовъ, триста каровъ.

Да слуге приказъ аддавалъ,

Да штопъ сашолъ онъ ва стьпи,

Да иво учылъ. какъ арать,

Какъ управлятца съ кашарай,

Учылъ слуга и научылъ -

Да тьперь Умнъ царь орьтъ жэ,

И орьтъ онъ, и сеитъ онъ,

Заправляитъ кашараю.

Да забралъ онъ триста валовъ,

Триста валовъ, триста каровъ.

Да сашолъ жэ онъ на землю.

Да Богу онъ жэртву кольтъ,

Жэртву кольтъ девять каровъ,

Справляетъ иму красный - день,

Всё красный день, Воласавъ - день -

Да Богъ у ньво въ кашаре,

Да стаду благадействуитъ,-

Вдоваль стада пладилася,

Три тысячы иму валовъ,

Три тысячы иму каровъ,

Каровы бьлашэрстые,

Кто видьлъ, тотъ съ ума схадилъ -

Царя мальбою онъ малилъ,

Штобъ далъ иму, или прадалъ,

Штобъ атагнать ихъ ва дварецъ.-

Но царь иму ихъ нь давалъ,

Шатался съ ними па зьмле.

Кто жэ сагласие давалъ,

Да штобы жэртву закалоть,

Штобы жэ справить красный - день,

Да красный - день, Воласавъ - день,

И кто клятваю ручался,

Девять валовъ таму давалъ,

Девять валовъ, девять каровъ,

Да учылъ иво какъ арать,

Да какъ арать, да какъ сеять.

Да волы распладилися,

Всё па зьмле, па пусташы.

Кагда жэ падашла пара,

Сабрались семьдьсятъ кралей,

Семьдьсятъ каралей, пановъ,

Справляли ани красный - день,

Всё красный - день, Воласавъ - день,

Для Бога жэртву калоли,

Жэртву калоли девять кравъ -

Да Воласъ Богъ ва кашаре,

Да иво стаду благадать,

Да иво стада плодитца,

Атъ аднаво жэ тысяча,

Атъ тысячы три тысячы.

 

Кагда угащались, къ трапьзе присажывался стараста, украшънный вьнками; после еды, кто- нибуть адинъ снималъ вьнки, а девушки пели следующую песню:

 

Песня 6.

 

Ой, угащаитъ Умнъ царь,

Потчуитъ семьдьсятъ кралей,

Семьдьсятъ каралей, пановъ,

Да вотъ ужэ и красный - день,

Ушъ красный - день, Воласавъ - день,

Жэртву бьютъ Воласу Богу.

Закалолъ двьннатцать валовъ,

Двьннатцать валовъ, да каровъ.

Златую трапьзу накрылъ,

На трапьзе дьвчоначки.

Да службу девушки служатъ.

Какъ видьлъ эта Воласъ Бохъ,

Какъ видьлъ, да усмьхнулся,

Да сахадилъ онъ са гары,

Да садился ка трапьзе.

Но пытаетъ Умна царя:

«Эй, ты, царю, Умнъ царю,

Да ты, царю мне пакажы,

Кто справляитъ мой красный - день,

Да красный - день, Воласавъ - день,

Да кто жэ мне жэртву кольтъ,

Азъ таво дарамъ падарю,

Дарю иво бьлымъ вьнкомъ,

Штобъ иво атнёсъ въ кашару,

Штобъ пладилась тьльцовъ стада,

Тьльцовъ стада, всё валовье,

Валовье, да всё каровье,

Атъ аднаво жэ тысяча,

Атъ тысячы три тысячы;

А кто жэртву мне нь калолъ,

Дарамъ таво нь падарю,

Нь дамъ таму бьла вьнка,

У каво нетъ бьла вьнка,

Въ кашаре таво пустата,

Въ кашаре таво ничъво!»

Атветъ дьржытъ да Умнъ царь,

Да иму слова гаваритъ:

«Ой, Божэ ли, ой, Воласъ ли,

Хвала тьбе да на зьмле,

Па всей зьмле жэ красный - день,

Всё красный - день, Воласавъ - день!

Семьдьсятъ кралей жэртву бьютъ,

Семьдьсятъ каралей, пановъ,

Въ жэртву колютъ двьннатцать кравъ,

Тьбя угащать, потчывать,

Накрыты златы трапьзы:

Давай, Божэ, бьлы вьнки,

Штопъ пладилась тьльцовъ стада,

Тьльцовъ стада жэ валовье,

Атъ аднаво жэ тысяча,

Атъ тысячы три тысячы -

Да орать штобы на пале,

Да всё арать, да всё сеять,

Да даить свежэ малако

Свьжо малако каровье,

Кто где-либа тьбя хвалитъ"-

Царь иму думу гаваритъ,

Но Бохъ на то засмиялся,

Да светлай галавой кивнулъ,

Дарилъ семьдьсятъ каралей,

Семьдьсятъ каралей, пановъ.

Дарилъ каждаму белъ вьнокъ,

Да штобъ украсилъ кашару.

 

Каждый бралъ па вьнку, каторыми былъ украшънъ кметъ; патомъ адна изъ девушъкъ ухадила туда, где нахадился скотъ, украшала кашару и пела следующую песню:

 

Песня 7.

 

Ой, три Доли да ва стьпи.

Три Доли самародицы,

Пасвили белые вьнки,

Пасвили ихъ, пазлатили,

Влеса Бога украсили,

Свьтлу главу бьлымъ вьнкомъ,

Да иму слова гаварятъ:»

«Ой, ты, Божэ, радной братьцъ!

Па утру жэ твой красный - день,

Да красный - день, Воласавъ - день.

Зьмля тьбе жэртву кольтъ,

Жэртву кольтъ двьнатцать кравъ,

Двьнатцать кравъ атборныихъ,

Слава тьбе жэ на зьмле!

Вьнкомъ тьбя, братъ, украсимъ,

Украсимъ тьбя белъ вьнкомъ -

Сльти-ка, братьцъ, ушъ сльти,

Сльти-ка, братьцъ, на землю,

Садись-ка, братьцъ, ушъ садись,

Садись-ка, братьцъ, къ казану,

Где маладые воины,

Младъ воины, млатъ карали,

Кто вастаргнётца белъ вьнкомъ,

Таму иво ты и аддашъ,

Да паньсётъ къ сьбе дамой,

Штобы украсить волицу:

Тьперь будьтъ девять валовъ,

Девять валовъ, девять каровъ,

Да за годъ иму двьнатцать;

Вьдь рукой благадать тваришъ

Ты съ неба да на волицу,

Валица жэ всё выпалнитъ,

Атъ аднаво жэ тысяча,

Атъ тысячы три тысячы;

А какъ нь дашъ бьла вьнка,

Бьла вьнка пазлачъна,

Валица адинёшънька!

Да нь паорьтъ на пале,

Нь паарать, нь пасеять,

Иво поле запущъна.

Двары таво ащэрились;

Малы дети иво плачутъ,

Да плачутъ дети, хныкаютъ,

Да што и хлеба нь идятъ -

Двухъ валовъ нь асталася.

Валица - бьзупряжная.

 

Другая хараводная песня.

 

Песня 8.

 

Ой, Божэ ли, ой, Жывый ли,

Въ нашъмъ сьле да красный - день,

Всё красный - день, Воласавъ - день.

Да жэртву ушъ ты, царь, кали,

Жэртву кали, девять каровъ,

Девять каровъ, девять валовъ,

Мальбою тьбе молимся:

Дьсной рукой ты волицу,

Да вола благадатствуишъ,

Да на годъ, да на три года,

Да атъ ста ихъ жэ тысяча,

Атъ тысячы три тысячы -

Ой, ты Божэ жэ, да ты Жывый,

Услышъ, Божэ нашу мальбу!

Пусть тьбе весь готъ - красный - день,

Всё красный - день, Воласавъ - день,

Да тьбе жэртву мы кольмъ,

Кольмъ тьбе девять каровъ,

Девять каровъ атборныихъ -

Хуй, хуй*, Божэ ли,

Ой, Божэ ли, ой, Жывый ли.

 

V. КРАСНЫЙ - ДЕНЬ ЛАСТАЧКИНЪ - ДЕНЬ.





Дата добавления: 2015-06-28; Просмотров: 61; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.242.205.33
Генерация страницы за: 0.083 сек.