Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Психодинамическое направление




Читайте также:
  1. Антикоррупционное обучение как направление противодействия коррупции в ОВД.
  2. Бихевиористское направление: процессный, системный и ситуационный подходы
  3. Вокруг которой группируются точки корреляционного поля и которая указывает основное направление, основную тенденцию связи.
  4. Вопрос 29. Описательное направление изучения социальных стереотипов.
  5. Второе начало термодинамики (устанавливает определённое направление течения процессов в природе – стрела времени).
  6. Вычисление углового ускорения, если направление и модуль углового ускорения тела или звена неизвестно.
  7. Главная дорога меняет направление
  8. Главное направление выхода системы образования из кризиса
  9. ГУМАНИСТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ПСИХОЛОГИИ
  10. Демократическое направление в педагогике.
  11. Динамическое направление в психотерапии 1 страница
  12. Динамическое направление в психотерапии 2 страница

Теория влечений, инстинктов (психоэнергетическая модель)

Одним из основоположников этой теории, без сомнения, является 3. Фрейд. Он считал, что в человеке существует два наиболее мощных инстинкта: сексуальный (либидо) и инстинкт смерти. Первый рассматривался как стремления, связанные с созида­тельными тенденциями в поведении человека: любовью, заботой, близостью. Второй несет в себе энергию разрушения, его задачей является «приводить все органически живущее к состоянию без­жизненности» — это злоба, ненависть, деструктивность.

Возникновение и дальнейшее становление агрессивности по 3. Фрейду связывались со стадиями детского развития. Он отмечал, что агрессивность появляется уже на первой стадии либидногоразвития - оральной (каннибалической).Исходя из этого выделяется такое психоаналитическое «но­вообразование» как оральный садизм. Это удовольствие от причинения кому-либо боли укусами. В этом случае удовольст­вие достигается если не напрямую, то в фантазиях о кусании и деструктивном поглощении, поедании (каннибализме).

Важную роль в онтогенетическом развитии агрессии играет фиксация - процесс, посредством которого человек становится или остается амбивалентно привязанным к объекту, способу и условиям удовлетворения инстинктов, уместным на более ран­ней стадии развития.

Фиксация на оральной стадии развития может привести к формированию орального характера и таких агрессивных черт, как наклонность к сарказму и сплетням, а также требовательности, нетерпеливости, завистливости, алчности, ревнивости, мсти­тельности.

Агрессивность присутствует и на следующей стадии либидозного развития — анальной.На этой стадии «новообразованием» может стать анальный са­дизм, который проявляется в садистских фантазиях, подразуме­вающих жестокость, «пачкание», «обливание грязью» и т. д.

Фиксация на анальной стадии может привести к формирова­нию анального характера, отличительной особенностью которого является упрямство, иногда переходящее в упорство, к которому легко присоединяется наклонность к гневу и мстительность. Кро­ме того для анального характера присущи стремление к власти и контролю, сильный внутриличностный конфликт «подчиняться - бунтовать».

Схожие механизмы реализации агрессии наблюдаются ина уретральнойстадии либидозного развития. Уретральный садизм проявляется в фантазиях, которые спо­собствуют созданию образа пениса как орудия насилия. М. Кляйн писала, что: «В процессе психоанализа взрослых и детей я по­стоянно сталкивалась с фантазиями, в которых моча представала как сжигающая, растворяющая, губительная жидкость, как таин­ственный и опасный яд». Фиксация на этой стадии развития может привести к форми­рованию уретрального характера и таких агрессивных черт, как честолюбие и склонность к соперничеству.



Особенности переживания мальчиками «кастрационного комплекса» и девочками «зависти к пенису» на фаллической стадии либидного развития определяют базовые черты характе­ра, формирующегося в результате фиксации: агрессивность и провоцирующее поведение как предвосхищение нападок на себя. Кроме того, это властолюбие, хвастовство, зазнайство, де-монстративность, конкурентность, стремление к успеху, в пове­дении — упор на мужскую потенцию, мужественность.

В дальнейшем агрессивность проявляется на генитальной ста­дии развития в виде асоциального и деструктивного поведения, т. е. нарушения общественных норм.

Взгляды 3. Фрейда во многом разделялись и другими психо­логами непсихоаналитического направления того времени, рас­сматривающими агрессивный компонент мотивации как один из основополагающих в поведении человека.

Тема обусловленности человеческой агрессии, главным образом, биологическими факторами получила в «психогидравлической модели» К. Лоренца. Он утверждал, что агрессивный инстинкт много значил в процессе эволюции, вы­живания и адаптации человека. Стремительное же развитие научно-технической мысли и прогресс обогнали естественно текущее биологическое и психологическое созревание человека, привели к замедлению развития тормозных механизмов агрессии, что неиз­бежно влечет периодическое внешнее выражение агрессии. Иначе внутреннее напряжение будет накапливаться и создавать «давление» внутри организма, пока не приведет к вспышке неконтролируемо­го поведения (принцип выпускания пара из паровозного котла). Следует отметить, что «психогидравлическая мо­дель» К. Лоренца в основном базировалась на часто неоправдан­ном переносе результатов исследований, полученных на живот­ных, на человеческое поведение.

Одним из слабых мест теории инстинктов являлась предопре­деленность способов управления агрессией. Считалось, что чело­век никогда не сможет справиться со своей агрессивностью. И поскольку накапливающаяся агрессия непременно должна быть отреагирована, то единственной надеждой остается напра­вить ее по нужному руслу. Сторонники теории инстинктов счита­ют, что наиболее цивилизованной формой разрядки агрессии для человека являются конкуренция, различного рода состязания, за­нятия физическими упражнениями и участие в спортивных со­ревнованиях.

Вместе с тем многие психоаналитики отошли от жестких схем фрейдовской концепции и стали рассматривать не только био­логическую, но и социальную сторону агрессии.

Теория агрессивности в индивидуальной психологии.Одним из первых, кто стал придерживаться этой точки зрения, был А. Адлер, который по­стулировал существование агрессивного мотива в психоанализе на 15 лет раньше 3. Фрейда. А. Адлер признавал, что агрессив­ность является неотъемлемым качеством психической жизни, ор­ганизующей деятельность человека.

Возникновение агрессивного мотива обусловлено трудностью получения органического удовлетворения. Агрессивный мотив является суммой ощущений, возбуждений и их разрядок (освобож­дения), органический и функциональный носитель которых — врожденный. Неустойчивое психологическое равновесие всегда восстанавливается тем, что первичные мотивы удовлетворяются через возбуждение и разрядку агрессивного мотива.

Агрессивный мотив господствует над моторным поведением и это его моторное воплощение наиболее часто проявляется в дет­стве. Плач, крик, беспокойство, бросание предметов на пол, кусание и щипание — простейшие формы агрессии, которые неред­ко встречаются и в дальнейшей жизни. Агрессивный мотив господствует также и над сознанием (например, в гневе). Он управляет вниманием, интересами, чувст­вами, восприятием, памятью и воспроизведением, фантазией, направляя их по пути реализации в виде явной или измененной агрессии.

Агрессивный мотив может быть направлен вовне и проявлять­ся в явной, открытой форме: драка, бой, жесткость, дуэли, вой­на, жажда власти, религиозная, социальная, национальная, ра­совая борьба, спортивные единоборства. Когда агрессивный мотив направляется вовнутрь, обращается против себя самого, он воплощается в таких чертах как покорность, подчинение, сми­рение, преданность, приспособленчество и мазохизм. Заметим также, что с этим преобразованием агрессивного мотива связа­ны и некоторые черты культурного развития человека, такие как способность к обучению и вера в авторитет, а также внушаемость и гипнабельность. Крайняя степень этого — склонность к само­убийству.

А. Адлер отмечал несколько путей реализации агрессивного мотива.

1) Возбужденный, но сдерживаемый агрессивный мотив ве­дет к созданию жестких образов в искусстве и фантазиях, описа­нию ужасов истории и индивидуальной жизни. Особенности психической жизни художника, скульптора и особенно трагического актера или поэта, которые своим творчеством хотят пробудить «страх и жалость», определяются слиянием сильных актуальных мотивов «увидеть, услышать, дотронуться». Их деятельность представляет собой хорошую иллюстрацию трансформации этих мотивов.

2) Сильный агрессивный мотив детерминирует и предпочте­ния в выборе занятий. Не считая преступников, героев-револю­ционеров и авантюристов — это профессии судьи, полицейского, учителя, министра, врача и многие другие, которые выбираются людьми именно с высоким агрессивным мотивом. Эти предпоч­тения хорошо заметны в детских играх. Некоторые сказки, саги и сказания о различных героях и поклонение им созданы агрес­сивным мотивом и для агрессивного мотива.

3) Еще одно воплощение агрессивного мотива — политика с ее бесчисленными возможностями для активности и логиче­ским объяснением любого нападения.

4) Интерес к похоронам и внимание к смерти, суеверия, страх болезни и инфекции, боязнь быть похороненным заживо, инте­рес к кладбищам часто раскрывает секрет похотливой жестоко­сти, хотя агрессивный мотив может и подавляться.

5) Агрессивный мотив может превращаться в свою противо­положность. Благотворительность, симпатия, альтруизм и скупердяйство представляют собой новые виды удовлетворения

А. Адлер считал, что агрессия — это реактивная форма поведения, а не основанный на врожденной склонности психологический феномен, независи­мый от опыта индивида и его отношения к жизни.

А. Адлер придерживался точки зрения, что чувство неполно­ценности, возникающее в результате дефектов, слабости и беспо­мощности, преодолевается за счет возникновения и укрепления чувства превосходства. Вначале борьбу за превосходство он рас­сматривал как проявление агрессивности (инициативу к преодо­лению препятствия, борьбу за выживание, самосовершенствова­ние, самоутверждение). Позднее он обратил сяк идее стремления к власти как возможности проявления агрессивных устремлений человека.

Вместе с тем он считал, что модальность агрессии зависит от уровня развития социального интереса. Если цель превосходства включает социальный интерес, то развитие личности и поведения носит конструктивный характер. Если не включает — формиру­ется невроз и поведение приобретает враждебную окраску. Со­гласно этой точке зрения, агрессивность является ненормальной формой поведения, проявляющейся в тех случаях, когда соци­альный интерес развивается неправильно.

Агрессивное или, выражаясь словами А. Адлера, «агонизи­рующее» сознание может порождать различные формы агрессивно­го поведения от открытого до символического. Таким, например, является хвастовство, цель которого состоит в символической реализации собственного могущества и превосходства. Это свя­зано с тем, что агрессивный инстинкт включает в себя женский нарциссический компонент, требующий признания и прекло­нения. Агрессивность, вплетаясь в контекст культуры, приобре­тает и другие символические формы (ритуалы, обряды), а также иные виды социальной активности. Более того, по А. Адлеру, всякое контрпринуждение, т. е. ответная агрессия, является естественной сознательной или бессознательной реакцией чело­века на принуждение, вытекающей из стремления каждого ин­дивида ощущать себя субъектом, а не объектом.

А. Адлер даже описал тип людей с ярко выраженной агрес­сивностью — «управляющий тип». Это человек, поведение кото­рого не предполагает заботы о благополучии других людей. Для него характерна установка превосходства над внешним миром. Он действует агрессивно, самоуверенно и напористо, в крайне враждебной и антисоциальной манере.

 

Социодинамическая теория.Другой представитель психоана­лиза К. Xорни отмечала, что агрессивность у ребенка воз­никает, когда он признает и принимает как должное враждеб­ность окружающих и сознательно или бессознательно решается на борьбу с целью собственной защиты и мести. Агрессивность, стремление причинить боль трактуются К. Хорни как невро­тическая защитная реакция человека, который чувствует угрозу удовлетворению своих нужд и потребностей, своим ценностям, своему достоинству, видит себя отвергнутым, униженным, обма­нутым. Постоянный источник такой угрозы — конкурентный характер социальных отношений в сексуальной, семейной, про­фессиональной и других сферах жизнедеятельности.

Основу такой позиции К. Хорни составляет убеждение, что для детства характерны две потребности: потребность в удовле­творении и потребность в безопасности. Удовлетворение обеих этих потребностей полностью зависит от родителей ребенка или лиц, осуществляющих уход за ним. Поэтому многое в их пове­дении может фрустрировать указанные потребности ребенка: несвоевременное кормление, нарушение режима сна и отдыха, неустойчивое поведение, невыполнение обещаний, насмешки и наказания, чрезмерная опека и др. Результатом такого ненадле­жащего поведения является формирование у ребенка базальной враждебности.

Если ребенок испытывает любовь, заботу и принятие себя ро­дителями, он ощущает себя в безопасности и, скорее всего, будет развиваться нормально. Если же он не ощущает этой безопасно­сти, у ребенка развивается враждебность по отношению к роди­телям, которая затем, трансформировавшись в базальную тре­вогу, будет направляться на всех окружающих людей.

Исходя из этого К. Хорни описала агрессивный тип человека с «направленностью против людей». Основное убеждение этого человека состоит в том, что жизнь есть борьба за выживание, а все окружающие люди агрессивны и жестоки. Поэтому, чтобы почувствовать себя в безопасности, необходимо занять домини­рующую позицию. Его девиз: «Если у меня есть власть, меня ни­кто не тронет!». В связи с этим основной отличительной чертой человека с такой направленностью является гипертрофирован­ное стремление управлять другими людьми. Оно определяется избыточной потребностью во власти, которая проявляется в по­ведении в виде доминирования и контроля над другими и пре­зрительного отношения к слабости. Кроме того, для него характерна и потребность в эксплуатировании других, основу которой составляет страх быть использованным другими и боязнь выглядеть глупым в их глазах.

Ощущение безопасности достигается посредством эксплуа­тации других людей через получение общественного признания и восхищения. Это проявляется в желании быть объектом восхи­щения со стороны других, в стремлении иметь высокий общест­венный статус, в действиях, направленных на создание приукра­шенного образа себя, лишенного недостатков, в благосклонном отношении к комплиментам и лести со стороны окружающих.

 

Теория человеческой деструктивности.Э. Фромм рассматри­вал два совершенно разных вида агрессии. Это оборонительная, «доброкачественная» агрессия, которая служит делу выживания человека. Она имеет биологические корни и затухает, как только исчезает опасность или угроза жизни. Другой вид представляет «злокачественная» агрессия — это деструктивность и жестокость, которые свойственны только человеку и определяются различны­ми психологическими и социальными факторами.

С этой точки зрения Э. Фромм рассматривал восемь разно­видностей агрессивного поведения.

1. Наиболее нормальной и наименее патологической формой агрессии является игровое насилие. Оно используется человеком в целях демонстрации своей силы и ловкости, а не в целях разру­шения, и не мотивировано ненавистью или деструктивностью. Сюда относятся различного рода военные и спортивные игры, соревнования.

Конечно, когда утверждается, что при игровом насилии не может иметь места воля к разрушению, то имеется в виду идеаль­ный тип подобных «ристалищ», а также жесткая регламентация агрессии правилами или условиями проведения игр и соревнова­ний. Но тем не менее на практике даже при четко установленных правилах зачастую можно обнаружить неосознанную агрессию и деструктивность. Но даже в этом случае основной мотивацией является то, что человек демонстрирует свою силу и ловкость, а не стремление к разрушению.

2. Гораздо более распространенным является реактивное насилие.Это агрессия, которая проявляется при защите жизни, сво­боды, достоинства, а также собственного или чужого имущества. Она базируется на страхе утраты или потери чего-то ценного и значимого для человека. Этот тип насилия стоит на службе жизни, а не смерти и его конечной целью является все же сохра­нение, а не разрушение.

Очень важно, что довольно часто ощущение опасности и вы­текающее из него реактивное насилие покоятся не на объектив­ной, реальной данности, а на манипуляциях мышления. Примером может служить тактика поведения многих полити­ческих и религиозных вождей, которые убеждают своих сторон­ников, что им угрожает некий враг, возбуждая, таким образом, субъективное чувство реактивной враждебности.

Можно выделить две основные причины возникновения ре­активного насилия. Первая — когда люди чувствуют угрозу и го­товы убивать и разрушать ради собственной защиты. Вторая - в результате фрустрации. Агрессивное поведение наблюдается и у животных, и у человека, когда остаются неудовлетворенными их желания или потребности. Такое агрессивное поведение пред­ставляет собой попытку, зачастую напрасную, приобрести силой то, чего некто был лишен.

3. Враждебность, возникающая из зависти и ревности.Как рев­ность, так и зависть являются специфическими видами фрустрации. С одной стороны, их основу может составлять конфликт обладания, когда один человек владеет чем-то таким, что хотел бы иметь другой. Или, в другом случае — межличностный конф­ликт, яркой иллюстрацией которого является «любовный тре­угольник». И в том и в другом случае у «лишенца» просыпается ненависть и враждебность по отношению к «владельцу» того, что хотел бы, но не может получить первый. Зависть и ревность мо­жет обостряться у него еще и тем, что он не только не получает желаемого, но при этом осознает, что кто-то другой пользуется этим вместо него.

4.Мстительное насилие отличается от реактивного тем, что ущерб уже нанесен и применение силы больше не является функ­цией защиты. Мотив мести, как правило, обратно пропорциона­лен силе и продуктивности человека или группы. Беспомощный человек не имеет другой возможности восстановить разрушен­ное самоуважение, кроме как отомстить обидчику. Напротив, продуктивный человек совсем или почти совсем не имеет в этом потребности. Даже если его ущемляют, оскорбляют или унижа­ют, он как раз благодаря продуктивности своей жизни «забыва­ет» о том, что было сделано ему в прошлом.

5. Деструктивность, мотивированная потрясением веры.Воз­никает, как правило, в результате нарушения доверительных от­ношений между детьми и родителями. Ребенок начинает свою жизнь, веря в любовь, добро и спра­ведливость. Грудной ребенок доверяет материнской груди, в том, что всегда и вовремя будет накормлен; он полагается на то, что мать готова накрыть его, когда он мерзнет, и ухаживать за ним, когда он болен. Это доверие может распространяться на всех лю­дей, осуществляющих уход за ребенком: отца, бабушку, дедушку или какое-либо другое близкое лицо.

У многих детей эта вера испытывает потрясение уже в раннем детстве. Ребенок не получает привычного или должного ухода, слышит как родители лгут, оставляют его в одиночестве или несправедливо наказывают. Он несчастен и запуган, но ни мать, ни отец, которые якобы так озабочены его благополучием, не за­мечают этого. Они совершенно не слушают его, когда он гово­рит о своих страхах и страданиях. Так раз за разом и происходит потрясение этой первоначальной веры в любовь, в правдивость и справедливость родителей.

Реакция на подобные переживания бывает разной.

а) Формирование самостоятельности и независимости. Кто-то становится независимым от лица, разочаровавшего его, и в состоя­нии искать новых друзей, учителей и возлюбленных, которым он доверяет, в надежность которых верит. Это является наиболее желательной реакцией на прежние разочарования.

б) Формирование скептицизма. Во многих других случаях по­трясение веры приводит к тому, что человек становится скепти­ком. Он надеется на чудо, которое вернет ему веру. Он точно так же проявляет межличностную поисковую активность, но каждый новый объект привязанности он подвергает испытаниям. И, разочаровавшись в нем, снова ищет и испытывает других людей. Этот феномен называется «замкнутым невротическим кругом». Замкнутым он является потому, что не дает взаимоотношениям развиваться. А уровень нейротизма определяет частоту, качество и силу испытаний, которым подвергается партнер.

Необходимо отметить, что описанный феномен не такое уж редкое явление. Достаточно вспомнить русские народные сказки, где сплошь и рядом «огонь, вода и медные трубы», три желания и пр. Апофеозом является невротическое требование: «Пойди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что!». Но и в реальной жизни межличностный скептицизм достаточно распро­странен, особенно у людей, у которых не сложилась семейная жизнь, которые испытали потерю любимого человека (развод, измену), которые пережили предательство родных и близких. Во всяком случае большинство людей, испытавших «крах люб­ви», считают, что «Все мужчины одинаковы! Их главная цель за­тащить женщину в постель», «Все женщины одинаковы! Их глав­ная цель затащить мужчину в ЗАГС».

в) Формирование иллюзии защищенности. Чтобы вновь обрес­ти свою веру, человек бросается в объятия могущественного ав­торитета. Такого рода реакции имеют явно регрессивную направ­ленность. Неуверенный и испуганный ребенок повисает на шее матери, где он чувствует себя в комфорте и безопасности. Он уверен, что мама — его самый надежный оплот, она не даст в обиду, а в случае опасности защитит.

г) Формирование накопительства. Нередко свое отчаяние, по­терю веры в жизнь человек преодолевает посредством судорож­ной погони за мирскими ценностями — деньгами, властью, пре­стижем.

д) Формирование циничной ненависти. Человек глубоко ра­зочарованный, который чувствует себя обманутым, может начать ненавидеть жизнь. Если ни на что и ни на кого нельзя положиться, если вера человека в добро и справедливость оказывается только глупой иллюзией, тогда жизнь действительно достойна ненависти, и боль последующих разочарований становится бо­лее невыносимой. Именно в этом случае хочется доказать, что жизнь зла, люди злы и сам ты зол. Разочарование в вере и любви к жизни делают человека циником и разрушителем. Речь, таким образом, идет о деструктивности отчаяния; разочарование в жиз­ни ведет к ненависти к жизни.

6. Компенсаторное насилие. Это насилие служит импотентно­му человеку в качестве замены продуктивной деятельности. Э. Фромм отмечал, что человек чуть ли не с самого рождения обладает волей, способностью и свободой преобразовывать и изменять мир. Решающим при этом является не сила его воли и размеры свободы, а тот факт, что человек не выносит

абсолютной пассивности. Это заставляет его, преобразовывая и изменяя мир, самому становиться преобразованным и изме­ненным.

Вся эта деятельность возникает из способности человека на­правлять свою волю на определенную цель и работать до тех пор, пока цель не будет достигнута."Его способность применять свои силы подобным образом называется потенцией. Если человек из-за слабости, страха, некомпетентности не в состоянии действовать — он ощущает себя импотентным и от этого страдает. Именно страдание от ощущения импотенции приводит к нарушению внутреннего равновесия. Человек не может принять состояния-полной беспомощности без того, чтобы не попытаться восста­новить свою способность к действию.

Одна возможность заключается в том, чтобы подчинить себя некой личности или группе, которая располагает властью, и иден­тифицировать себя с ней. Посредством такой символической причастности к жизни другого этот человек обретает иллюзию самостоятельного действия, в то время как на самом деле он лишь подчиняет себя тем, кто действует, и становится их частью. Другая возможность — это когда импотентный человек в сво­ей бессильной злобе использует способность разрушать.

Совершенно очевидно, что созидание жизни требует извест­ных свойств, которые отсутствуют у импотентного человека. Раз­рушение жизни требует только одного: применения насилия — человек мстит жизни и окружающим людям за то, что они его обделили. Поэтому в этом случае насилие есть не что иное, как кореня­щаяся в импотенции и компенсирующая ее агрессия. Человек, который не может создавать, хочет разрушать.

7. Садизм, Это понятие трактуется Э.Фроммом в более широ­ком, чем принято в обыденном обращении, контексте, как по­буждение полностью и абсолютно поставить под свой контроль любое живое существо, будь то животное или человек. При этом желание причинить другому боль не является существенным и определяющим. Основу садизма составляет импульс полностью подчинить другого человека своей власти, сделать его беспомощным объектом собственной воли, стать его богом и иметь возможность делать с ним что угодно. Стремление унизить и поработить — лишь средство достижения этой цели. Психологическая суть садизма состоит в том, чтобы:

— заставить человека страдать;

— принудить его терпеть эти страдания;

— лишить его возможности защититься или уйти от этой си­туации;

— испытать радость и удовольствие от полного господства над другим человеком.

Необходимо отметить, что и компенсаторное насилие и са­дизм являются результатом прожитой искалеченной жизни, ее неизбежным результатом. Они могут подавляться посредством страха, боязни наказания или направляться в другое русло, суб­лимируясь в социально приемлемых рамках общественной жизни. Однако они могут существовать и в латентном состоя­нии как потенциал и становятся очевидными, когда ослабевают подавляющие их силы. Единственное средство против этого — развитие способности человека продуктивно использовать свои силы. Только это может помочь человеку перестать быть беспо­мощным импотентом, садистом и разрушителем, и только отно­шения, способствующие приобретению человеком интереса к жизни, могут привести к исчезновению агрессивных импульсов.

8. Архаическая жажда крови. Отражает биологическую связь человека и природы: убийство из пристрастия и страха собствен­ного развития, очеловечивания. Характерна для человека, пы­тающегося найти ответ на жизнь посредством деградации к до-индивидуальному состоянию своего существования, в котором он становится животным и, таким образом, освобождает себя от бремени разума. Кровь становится эссенцией жизни. Пролитие крови означает ощущение себя живым, сильным, неповторимым, превосходящим всех остальных.

Э. Фромм выделял агрессивный тип человека с «эксплуата­торской ориентацией», который пытается все получить от людей с помощью силы и хитрости. Отличительной его чертой является «кусающий рот», обычно обнаруживающий себя в наклонности к саркастическим, язвительным замечаниям о людях. Для этого ти­па свойственны подозрительность, цинизм, зависть и ревность.

Как и последователи 3. Фрейда, так и большинство совре­менных психоаналитиков не разделяют его фатального взгляда на человеческое поведение. Во-первых, хотя ими и не отрицает­ся, что человеческая агрессивность имеет свои эволюционные и физиологические корни, вместе с тем осуждается ограниченность представлений о природе человека как о чем-то неизменном. Во-вторых, расходятся мнения и в отношении того, является ли агрессия инстинктом или же она лишь поставляет энергию, по­зволяющую «Я» эффективно осуществлять «принцип реаль­ности», преодолевать препятствия на пути к удовлетворению других влечений. Поэтому в рамках современного психоанали­тического направления считается, что агрессивность— это сила, с которой человек выражает свою любовь и ненависть к окружаю­щим или самому себе. Благодаря ей он пытается удовлетворить свои инстинкты. Агрессия является механизмом, с помощью ко­торого эти инстинктивные тенденции направляются на другие объекты и, в первую очередь, на людей в основном с целью их покорения или завоевания.





Дата добавления: 2014-12-27; Просмотров: 223; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:

  1. Антикоррупционное обучение как направление противодействия коррупции в ОВД.
  2. Бихевиористское направление: процессный, системный и ситуационный подходы
  3. Вокруг которой группируются точки корреляционного поля и которая указывает основное направление, основную тенденцию связи.
  4. Вопрос 29. Описательное направление изучения социальных стереотипов.
  5. Второе начало термодинамики (устанавливает определённое направление течения процессов в природе – стрела времени).
  6. Вычисление углового ускорения, если направление и модуль углового ускорения тела или звена неизвестно.
  7. Главная дорога меняет направление
  8. Главное направление выхода системы образования из кризиса
  9. ГУМАНИСТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ПСИХОЛОГИИ
  10. Демократическое направление в педагогике.
  11. Динамическое направление в психотерапии 1 страница
  12. Динамическое направление в психотерапии 2 страница




studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.163.209.109
Генерация страницы за: 0.01 сек.