Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Москва, 2008 12 страница. — Вы каждый день выезжаете на прогулку?




Читайте также:
  1. A) +Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 1 страница
  2. A) +Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 2 страница
  3. A) 100 мм 1 страница
  4. A) 100 мм 2 страница
  5. A) 100 мм 3 страница
  6. A) Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 1 страница
  7. A) Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 2 страница
  8. A) Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 3 страница
  9. A.Меридиан торы. 1 страница
  10. A.Меридиан торы. 2 страница
  11. A.Меридиан торы. 3 страница
  12. A.Меридиан торы. 4 страница

— Вы каждый день выезжаете на прогулку? — по­интересовался он.

— Да, сэр.

— Могу я завтра сопровождать вас?

Она опустила глаза, затем на мгновение подняла их на Травиллу и густо покраснела. Казалось, что она де­лает на собой огромное усилие, чтобы ответить. Слова слетали с ее уст медленно и неуверенно:

— Я... была бы рада, чтобы вы поехали с нами, сэр. Вы же знаете, что я всегда ценила ваше общество, но... мистер Эджертон в последнее время всегда ездит с нами—с Лотти Кинг и со мной — и... и я думаю, что вы вряд ли согласитесь находиться в обществе друг друга.

— Это так, Элси. Но каким, на твой взгляд, было бы желание твоего отца?

— Он был бы рад, чтобы я находилась под вашим присмотром. Но не будет ли это вам затруднительно?

— Дорогая моя, я с радостью выдержу любые труд­ности, чтобы присматривать за ребенком моего друга. Ты же не допустишь, чтобы эти неприятные обстоя­тельства настроили тебя против твоего старого друга? Я едва ли перенесу это, Элси, — и он нежно привлек ее к себе.

— О, нет! Думаю, ничто не поссорит нас. Вы всегда были так добры ко мне — почти как второй отец.

Он отпустил ее руку с легким вздохом, поскольку в этот момент в комнату вошла мисс Стэнхоп. Они сто­яли возле рояля: чтобы подойти поближе к Элси, мис­тер Травилла встал с одного из выложенных подушка­ми стульев. Мисс Стэнхоп подбежала к стулу и приня­лась взбивать подушку, а потом двумя или тремя легкими шлепками восстановила ее прежнюю округлую форму. Мистер Травилла наблюдал за ней с удивлени­ем и недоумением.

— Я сделал что-то не так, Элси? — спросил он вполголоса.

— О, нет! — ответила она с вялой улыбкой.— Тетя всегда так делает.

Их гость ушел, и Элси повернулась к тете, чтобы пожелать ей спокойной ночи.

— С тобой что-то не так, дитя мое. Ты не расска­жешь своей старенькой тете, что тебя беспокоит? Мо­жет, ей удастся тебя утешить? — спросила мисс Стэн­хоп, обнимая Элси за талию и вопросительно загляды­вая ей в лицо — обычно такое радостное и румяное, а сейчас бледное и взволнованное.

Запинаясь и всхлипывая, Элси пересказала непри­ятную историю. Она была уверена в сердечном сочув­ствии тети Уэлти, к которой нежно привязалась. Пока Элси говорила, одна или две горячие слезы скатились по ее пылающей щеке.

Мисс Стэнхоп верила Бромли Эджертону почти так же, как и сама Элси. Какое утешение! Кроме того, тетя напомнила Элси, что «любящим Бога все содействует ко благу» и что Он слышит молитвы и отвечает на них. Она предложила возложить свое бремя на Господа и предоставить решение Ему. И, конечно же, обнадежи­ла Элси, уверив ее, что Бромли сможет доказать ее от­цу неправоту мистера Травиллы.



 

Глава 17

 

И сердце мое было, как чистая лазурь

Небес безбрежных летнею порою.

Но как печально, что покровы бурь

Нередко застилают небо мглою.

 

Миссис Л.П. Смит

 

Дела Уолтера Динсмора в колледже шли хорошо. Он прилежно учился и держался в стороне от плохих компаний. В последнем ему не без успеха помогал брат. Несмотря на то, что Артур выбирал се­бе распутных и отвратительных друзей, он страстно боролся за то, чтобы оградить своего младшего брата от подобной грязи. «Мне достаточно своих грехов. За них я и буду отвечать, Уол, — говорил он почти что с яростью. — И я не хочу обременять себя еще и твоими грехами. Никто не сможет сказать, что я втянул тебя в плохую компанию или сбил тебя с пути».

Однако в последние несколько месяцев поведение Артура сильно изменилось. Частые приступы уныния, сменявшиеся неестественной веселостью, удивляли Уолтера и вызывали в нем сочувствие.

«Никогда в жизни я не видел, чтобы брат так беспо­коился», — говорил он себе снова и снова. Но Артур категорически отказывался открыть секрет своего уныния.

В таком состоянии он находился почти непрестан­но с того времени, как получил последнее послание от Эджертона. Уолтер уже раздумывал над тем, должен ли он рассказать обо всем происходящем матери, когда будет писать ей следующее письмо. Однажды ночью он проснулся от того, что Артур задел его рукой. Вскочив, он увидел, что его старший брат мечется, разма­хивая руками, и что-то бессвязно бормочет, словно в горячечном бреду.

Так началось очень серьезное заболевание. Об этом сказал врач, которого рано утром вызвал Уолтер. И па­рень с тяжелым сердцем сел писать письмо родителям, чтобы сообщить им печальную весть.

И тут Уолтер услышал, как Артур произнес имя Эл­си и при этом добавил несколько фраз, из которых можно было предположить о том, что ей угрожает опасность. Уолтер встал из-за стола, подошел к крова­ти Артура и спросил:

— Что случилось с Элси, Арт?

— Я сказал тебе, Том Джексон, что она никогда не будет твоей! Хорас не даст своего согласия.

— Этого не может быть! — прошептал Уолтер. За­тем, склонившись над братом, он попытался его рас­тормошить:

— Арт! Это я, Арт! Что происходит? Том Джексон поехал в Лэндсдэйл, чтобы увидеться с Элси?

В ответ он услышал лишь невнятное бормотание, которое могло означать как «да», так и «нет».

Доктор пообещал прислать медсестру. Осмотрев комнату, Уолтер подумал, что женщине может быть неприятно увидеть такой беспорядок. Одежда Артура лежала кучей на спинке кресла.

«Нужно, по крайней мере, повесить одежду в шкаф», — подумал Уолтер и взял в руки куртку Артура. Из кармана куртки выпало письмо.

— Похоже на почерк Джексона! — воскликнул он, подняв письмо. Оно было без конверта, написано чет­ким разборчивым почерком. Взгляд Уолтера случайно упал на дату в конце письма: «Лэндсдэйл, Огайо, Ав­густ, 1851», — а ниже на странице — несколько фраз о семье «Д»: «все увидят, что изменить уже ничего нель­зя... Девчонка любит меня и верит мне...».

Он посмотрел на кровать. Артур лежал с закрытыми глазами. Уолтер опять взглянул на письмо. Оно было подписано как «Т.Д. по прозвищу Б.Э.».

— Это тайный сговор. Они задумали что-то недоб­рое. Думаю, мне следует прочитать письмо, — про­шептал он, и, повернувшись спиной к кровати, вни­мательно прочитал каждое слово этого письма.

Даже то немногое, что было написано, рассказало Уолтеру, в чем суть дела. В своих последних письмах Элси очень часто упоминала о мистере Бромли Эджер-тоне. Значит, этот человек и был автором письма — «Т.Д. по прозвищу Б.Э.», тем, кто разорял Артура!

— Негодяй! Коварный, подлый, лицемерный мер­завец! — процедил Уолтер сквозь зубы, глядя на кро­вать. Но эпитеты эти предназначались, конечно же, Джексону, а не Артуру. — Что сделать, чтобы расстро­ить его планы? Написать Хорасу! Предупредить его об угрожающей Элси опасности!

Уолтер, обычно нерешительный, в данном случае действовал быстро. Он рассказал в письме о своем от­крытии отцу Элси, который вместе с Розой, семьей Аллизон и маленьким Хорасом находился сейчас в Кэйп Мэй.

Письмо вручили мистеру Динсмору вместе с тремя письмами из Лэндсдэйла. Первым он открыл письмо Элси. Ее послание удивило и взволновало его. Оно содержало лишь несколько наспех написанных строк о том, чтобы он не сердился на нее и простил за то, что она отдала свое сердце тому, о ком он ничего не знает и кому она позволила говорить ей о любви. Она также просила не верить, если об этом человеке будут гово­рить плохо, и позволить ему высказаться в свою защиту.

Прошептав: «Мое бедное дитя! Ты слишком долго была вдали от своего отца», — мистер Динсмор отло­жил письмо Элси и открыл следующее, написанное незнакомым почерком. Он не без оснований предположил, что оно — от человека, о котором сообщала ему дочь.

Эджертон в восторженных словах писал о характе­ре и очаровании Элси, о той пылкой любви, которая загорелась в его сердце. Не забыл он и скромно упо­мянуть о своих достоинствах. Не поднимая тему бо­гатства Элси, он написал, что не очень богат, но имеет процветающее предприятие, благодаря чему в состоя­нии обеспечить ее комфорт и привычную для нее изысканную и роскошную обстановку. Рассказал он и о глубокой признательности, которую питает к Элси за то, что через нее обрел надежду на вечную жизнь. Он утверждал, что Элси взаимно любит его, и просил ее руки.

Прочитав это послание, мистер Динсмор отложил его в сторону и открыл письмо мистера Травиллы.

Роза была в комнате, она помогала маленькому Хо­расу подготовиться ко сну. Выслушав его короткую молитву, она поцеловала малыша, пожелала ему спо­койной ночи, и мальчик подбежал за поцелуем к отцу.

Мистер Динсмор механически поцеловал сына и снова вернулся к письму. Ребенок задержался на мгно­вение, с серьезным видом заглядывая отцу в глаза. Его обеспокоила бледность и нахмуренные брови отца.

— Папа, — тихо окликнул он, склонившись к нему на колени. — Папочка, ты сердишься на меня? Я сего­дня был непослушным мальчиком?

— Нет, сынок, просто я читаю. Пожалуйста, не ме­шай мне сейчас.

Мистер Динсмор нежно погладил курчавую голову сына. Довольный мальчик ушел. Но Роза была взвол­нована. Она нежно положила руку на плечо мужа:

— Что случилось, дорогой? Что-то с нашей девоч­кой, или дома неблагополучно?

— Боюсь, Роза, Элси попала в беду. Прочитай, — ответил он с чувством и передал ей письма Элси, Эджертона и Травиллы. Сам он только что вскрыл пись­мо Уолтера.

— Травилла прав! Этот человек — мерзавец! — вос­кликнул он и в сильном волнении вскочил на ноги. — Роза, я должен уехать ближайшим поездом. Он отправляется через полчаса. Я поеду один и возьму с со­бой только один чемодан. Его успеют собрать?

— Да, дорогой. Я сложу его сама. Но что случилось? Куда ты едешь? Как долго будешь отсутствовать?

— Сначала — к брату. Артур серьезно заболел. И мне нужно подтверждение, которое способен дать только Уолтер. Затем я отправлюсь в Лэндсдэйл, что­бы спасти Элси от коварного игрока, мошенника и охотника за богатыми невестами.

На следующий день ранним утром Уолтер Динсмор был пробужден от снов стуком в дверь.

— Кто там? — спросил он, вскакивая в постели.

— Это я, Уолтер, — ответил ему хорошо знакомый голос. С радостным восклицанием мальчик спрыгнул с кровати, подбежал к двери и открыл ее.

— Хорас! Как я рад тебя видеть! Я и не надеялся, что ты приедешь так быстро.

— Вести, наподобие тех, которые я получил от тебя, заставляют людей действовать быстро, — ответил мис­тер Динсмор, сжимая с братской теплотой руку Уолте­ра. — Как у тебя дела? Как чувствует себя Артур?

— Все так же. Слышишь? Он стонет и что-то бор­мочет. Это наш кабинет. Я перетащил свою койку сю­да, а спальню отвел для него и медсестры. Хотя я тоже много времени провожу возле него.

— Полагаю, ты нашел хорошую медсестру и самого лучшего врача?

— Да.

— Обеспечь ему хороший уход, Уолтер. Не скупись. Нужно сделать все, чтобы облегчить его страдания и ускорить выздоровление. Что думает доктор?

— Он мне говорит немногое. Может, с тобой он бу­дет разговорчивее. Ты останешься, чтобы повидаться с ним?

— Который час? Мне нужно уехать ближайшим по­ездом. Я хочу завтра быть в Лэндсдэйле.

— Ты успеешь. Доктор приходит очень рано.

— Проводи меня к Артуру, а потом покажи то пись­мо и расскажи все, что ты можешь, об этом деле.

— А что говорит Элси? — спросил Уолтер с нескры­ваемым интересом. — Думаешь, она неравнодушна к этому парню?

— Боюсь, что да, — и мистер Динсмор печально по­качал головой.

— Ну и дела! Но ты же не допустишь, чтобы...

— Конечно же, нет. Это будет означать для нее жизнь в страданиях.

— Совершенно очевидно, что его интересуют день­ги. И на твоем месте я поспешил бы в Лэндсдэйл, пока им не пришло в голову сбежать вместе. Как у него хва­тило совести так поступить с ней?

— Я не боюсь, что Элси может утратить чувство до­чернего долга. И уверен, что ты того же мнения, Уол­тер, — спокойно ответил мистер Динсмор.

— Конечно, Хорас. И больше всего меня сейчас утешает то, что она любит тебя и искренне тебе по­слушна.

Хорас Динсмор сделал все возможное, чтобы по­мочь братьям. Из разговора с доктором он узнал: есть все основания надеяться на то, что природная кре­пость Артура позволит ему перемочь болезнь. Затем мистер Динсмор исследовал вещественное доказатель­ство, которое навело Уолтера на мысль о том, что Бромли Эджертон и Том Джексон — это один и тот же человек, исполненный всеми видами порока. Он на­шел время расспросить Уолтера об учебе и его свобод­ном времени. Теперь он готов был отправиться дальше.

Джексон не побеспокоился о том, чтобы изменить почерк, ни когда писал Артуру, ни когда писал мисте­ру Динсмору. Сопоставив два письма, можно было с полной уверенностью сказать: они написаны одним и тем же человеком. Отрывки фраз, которые время от времени слетали в бреду с губ Артура, были еще одним доказательством. Кроме того, Уолтер нашел прекрас­ную фотографию Джексона. Мистер Динсмор взял ее с собой. Он тщательно изучил лицо Джексона и был уверен, что сразу же сможет его узнать.

После стычки с мистером Травиллой Бромли Эджертон не сомкнул глаз большую часть ночи. Он раз­мышлял о сложившейся ситуации и о том, что ему предпринять, чтобы достичь заветной цели. Он очень хорошо помнил: Артур Динсмор сказал, как сложно обмануть или перехитрить его брата и как нелегко принудить Элси к непослушанию. Что касается по­следнего, то он имел возможность убедиться в вернос­ти слов Артура: она решительно отказалась связать се­бя брачными обязательствами без согласия отца. Раз­мышляя над этим, Эджертон пришел к выводу: если бездействовать до прибытия мистера Динсмора, то его шансы на успех упадут. По сути дела, единственной его надеждой было убежать вместе с Элси и тайно вступить с ней в брак.

Верховая прогулка была намечена на после завтра­ка. Элси предполагала, что мистер Эджертон собира­ется, как всегда, сопровождать молодых леди. Однако не успела она выйти из своей комнаты, как пришла с известием Хлоя:

— Мистер Эджертон в гостиной, дорогая. Он спра­шивает, может ли прямо сейчас переговорить с моей молодой госпожой.

Элси спустилась вниз. Мистер Эджертон стоял спиной к двери и внимательно изучал одну из выши­вок прапрабабушки Элси. Услышав ее легкие шаги, он сразу же обернулся и устремился к ней с вытянутой вперед рукой.

— Прошу прощения за столь ранний визит, доро­гая, но... Ах! Как вы красивы в это утро! — и наклонив голову, он привлек ее к себе.

Но она отступила назад, избегая его поцелуя. Густая краска залила ее лицо и шею. Опустив глаза, она про­говорила:

— Мы еще не помолвлены, мистер Эджертон. И пока папа не даст своего согласия, помолвки не будет.

— Приношу тысячи извинений, — сказал он, тоже сильно краснея. Он чувствовал, что надежда его ста­новится все слабее.

— Не желаете присесть? — спросила Элси, мягко извлекая свою руку из его руки.

— Спасибо, нет. Я зашел на минуту, чтобы спро­сить: не могли бы мы хотя бы раз отправиться на про­гулку вдвоем? Мисс Лотти очень приятная девушка, но мне хотелось бы посвятить сегодняшний день толь­ко вам, дорогая.

— Я бы тоже этого хотела. Очень хотела. Но папа приказал мне всегда выезжать в сопровождении одной из подруг и кроме того... кроме того, — добавила она нерешительно и покраснела еще сильнее, — друг папы, мистер Травилла, собирается поехать с нами. Я пообещала, что он будет сегодня сопровождать меня.

Бромли Эджертон пришел в ярость, скрыть кото­рую ему удалось лишь огромным усилием воли. Он чуть было не выругался, что, без сомнения, навсегда разрушило бы его надежды. Прикусив губу, он молчал. Однако Элси поняла, что он разгневан.

— Не обижайтесь, — сказала она. — Не думайте, что я согласилась по собственному желанию. Я посту­пила так из чувства долга. Я знала, что папа принял бы такое решение, будь он здесь.

— Вы ставите его желания выше моих? Полагаю, вы любите его больше, чем меня.

— Он мой отец. Он имеет право ожидать от меня послушания, независимо от того, рядом он или нет.

— Насколько же строги вы в этом вопросе! Вы дей­ствительно считаете, что повиноваться его желаниям и приказам — ваш долг?

— Да. Послушанию меня научил он. Послушанию учит Библия. Моя любовь к отцу тоже побуждает меня к послушанию. Я люблю своего папу очень сильно, мистер Эджертон.

— Я понимаю. Простите меня за то, что в данный момент меня так волнует ваша любовь ко мне, — сказал он, натянуто рассмеявшись. — Что же касается этого Травиллы, то я вряд ли смогу относиться к нему спо­койно после его вчерашних нападок. Честно призна­юсь, я не стану сильно печалиться, узнав, что внезапная болезнь или непредвиденные обстоятельства помеша­ли ему испортить нашу сегодняшнюю прогулку.

— Я вполне понимаю ваши чувства. Но, поверьте, у мистера Травиллы доброе сердце. Когда он убедится в своей ошибке, он сделает все, что в его силах, чтобы стать вашим другом. Может, вы останетесь и позавтра­каете с нами? — спросила она, потому что как раз в этот момент позвонили к завтраку.

— Нет, спасибо, — ответил Эджертон, направляясь к двери. — Но пообещайте мне, Элси, что я смогу со­провождать вас на прогулки до прибытия вашего отца. Не сомневаюсь, что долг может сделать столь незна­чительную уступку любви.

Элси не смогла противиться его взгляду и тону, и, покраснев, с улыбкой пообещала ему.

Выбрав самую лучшую лошадь из тех, что ему пред­ложил хозяин гостиницы, мистер Травилла подъехал к усадьбе мисс Стэнхоп. Спешившись у ворот, он про­шел к дому.

На передней веранде хозяйка обрывала сухие лис­тья с виноградных лоз. Чтобы дотянуться до самых верхних листьев, она пользовалась лестницей-стре­мянкой. Услышав звук приближающихся шагов, она обернулась:

— Доброе утро, сэр. Помните, как Закхею при­шлось влезть на смоковницу? Низкий рост иногда причиняет неудобства. Ох, ну и ну! — воскликнула она, когда, спускаясь вниз, не смогла попасть ногой на последнюю ступеньку лестницы и тяжело соскользну­ла вниз. — Меня тряхнуло от макушки ног до подош­вы головы. Эй, Симон, убери стремянку. В следующий раз лучше обойдусь без нее. Я уже слишком стара и не­уклюжа. Проходите, садитесь, мистер Торвилл. Или, может, нам сесть здесь? Здесь приятнее, чем в доме.

— Согласен, — сказал он, принимая ее любезное приглашение. Ее обращение вызвало у него улыбку. — Отсюда открывается прекрасный вид.

Они присели и некоторое время беседовали. Мис­тер Травилла нашел свою собеседницу очаровательной и забавной. Ей же он нравился с каждой минутой все больше и больше. Когда Элси наконец спустилась вниз, она выглядела на удивление прекрасной в своей кокетливой шляпке и костюме для верховой езды. Те­тя сообщила ей, что уговорила «мистера Ваниллу» по­жить у них, пока он в городе. Мистер Травилла согла­сился и сразу же отправил Симона за чемоданом.

— Если только мой маленький друг согласится, чтобы я жил здесь, — сказал мистер Травилла, взяв Эл­си за руку с отцовской любовью, которая ей всегда бы­ла так приятна.

Она чуть покраснела, но ответила без малейшего колебания. Она будет рада, если он переедет к ним.

Лошади ждали у ворот. Эджертон уже шел к ним че­рез улицу, а Лотти входила в боковую калитку. Она много слышала от Элси о мистере Травилле, и, похо­же, была чрезвычайно рада познакомиться с ним.

Подошел Эджертон. Он и мистер Травилла обменя­лись холодными и сухими приветствиями. Компания отправилась в путь. Мистер Травилла ехал рядом с Эл­си, а Эджертон и Лотти следовали на небольшом рас­стоянии позади.

Поняв, что во время прогулки ему придется полно­стью посвятить себя мисс Кинг, Эджертон вдруг ре­шил доверить ей свой секрет в надежде получить силь­ного союзника. Он рассказал ей о состоянии дел меж­ду ним и Элси, о «нападках на него» мистера Травиллы, который «очень ошибается». Он объяснил, как, на его взгляд, случилась эта «ошибка», и рассказал Лотти историю о похожем на него двоюродном брате — об­ладателе скверного характера. Он признался в страст­ной и преданной любви к Элси, рассказал об ужасных страхах — вдруг ее отец, приписав ему пороки его дво­юродного брата, запретит брак и разрушит все его на­дежды.

Добросердечная, невинная девушка верила каждо­му его слову. По возвращении домой она бросилась в комнату свой подруги, обвила ее руками и сказала, что знает обо всем, что ей жаль Элси и бедного Эджертона. Она умоляла Элси, чтобы та не позволила прину­дить себя отказать Эджертону, чтобы не разбивала ему сердце.

Элси обняла Лотти, уронила несколько слез, но не ответила ни слова.

— Ты же веришь ему? Ты не откажешь ему, ведь так? — настаивала Лотти.

— Я верю ему, и не откажу ему, если... если папа даст свое согласие, — сдавленным голосом проговори­ла Элси.

— Я бы так не смогла! — воскликнула Лотти.

— «Дети, повинуйтесь своим родителям» (Еф6:1), — про­цитировала Элси, и ее глаза наполнились слезами. — Это Божья заповедь.

— Но ты уже не ребенок.

— Я — дочь моего папы. И всегда ею буду. Если бы он вдруг отрекся от меня, сказал бы мне: «Ты больше не моя дочь», — то это разбило бы мне сердце.

— Как же ты его любишь!

— Больше жизни!

Мистер Травилла уже обосновался у мисс Стэнхоп и был этому очень рад. Теперь он мог постоянно при­сматривать за Элси и опекать своего «маленького дру­га». Он был полностью уверен в порочности негодяя, завоевавшего ее доверчивое сердце. Мысль о том, что­бы оставить ее наедине с Эджертоном, что он будет рядом с ней, будет прикасаться к ее руке, заглядывать в ее нежные, искрящиеся чистотой и невинностью глаза, казалась ему невыносимой. Однако запретить встречи с Эджертоном мог только ее отец. Мистер Травилла старался оставить Элси одну, когда видел или чувствовал, что ее тяготит его общество. Влюб­ленные часто оставались наедине в гостиной или на веранде. Но мистер Травилла не оставлял их своим дружеским присмотром. Он сам не понимал, чего опа­сается, но все же старался всегда быть поблизости.

Элси сильно ждала приезда отца, но и страшилась его. Она знала, что, получив письма из Лэндсдэйла, он не задержится ни на минуту больше необходимого. Но приехал он почти на день раньше, чем она ожидала.

Элси сидела одна в своей комнате и вдруг услышала на первом этаже в холле голос и шаги отца. Она броси­лась ему навстречу.

— Папа, дорогой папочка!

— Моя дорогая, драгоценная доченька!

Она обвила его руками за шею и прижалась к его груди. Но уже в следующий миг она подняла лицо. В ее взгляде застыли мольба и вопрос. Отец провел ее в гостиную. Мисс Стэнхоп закрыла за ними дверь, оста­вив отца с дочерью наедине.

— Дорогая моя, — сказал он, — ты должна отказать ему. Он не достоин тебя.

— Папа! Ты хочешь разбить мне сердце?

— Драгоценная моя, я хочу только одного: спасти тебя от страданий.

— Ах, папа! Ты бы не говорил так, если бы знал, как я люблю его, — прошептала Элси, залившись краской.

— Замолчи! Мне страшно слышать подобные слова об этом негодяе, мошеннике и распутнике, который пьет, сквернословит и играет в карты. Я выяснил, что он замешан и в гораздо худших делах.

— Папа, это неправда! Я не желаю слышать такие слова о нем даже от тебя! — воскликнула Элси. Ее ли­цо и шея пылали, нежные глаза горели негодованием.

Он закрыл ей губы пальцем.

— Моя доченька забыла, с кем она разговаривает, — сказал он с оттенком былой строгости, хотя голос его был полон нежного сочувствия.

— Ох, папа, я такая негодная! — зарыдала Элси, спрятав лицо у него на груди. — Прошу, не верь тому, что говорят об Эджертоне. Это неправда. Это не может быть правдой.

Он молча погладил ее по голове. Затем, достав из кармана фотографию, спросил:

— Ты узнаешь того, кто на этой фотографии?

— Да, это он.

— Я знаю. Это лицо принадлежит человеку, харак­тер которого я только что описал.

— О, нет, папа! — И Элси с жаром пересказала ис­торию, которой Эджертон развеял все ее сомнения.

Но в лице отца сквозило недоверие. — Ты не веришь, папа?

— Нет, доченька. Так же, как не верю в то, что чер­ное — это белое. Взгляни! — и он достал полученное им письмо Эджертона, и второе письмо, которое Эд­жертон написал Артуру. Элси прочла оба письма и сравнила почерк. Затем отец предъявил ей и осталь­ные доказательства, предоставленные Уолтером.

Она мертвенно побледнела, но еще не была готова поверить своим глазам.

— Папа, это какая-то ужасная ошибка! Я не могу поверить, что он повинен в подобных делах. Наверное, его двоюродный брат подделал письмо, чтобы выдать себя за него. И на фотографии, наверное, его брат.

— Ты сейчас слишком возбуждена, чтобы мыслить здраво, Элси. Но мне этих доказательств вполне хвата­ет. Этот человек — всего лишь охотник за богатыми невестами. Ему нужно твое состояние, а не ты. Он — порочный мерзавец, не достойный находиться в при­личном обществе. Мне невыносима сама мысль о том, что вы знакомы, что он смел говорить с тобой. Этого больше не должно повториться.

— Я должна отказать ему? — спросила Элси блед­ными, дрожащими губами.

— Должна, доченька. Раз и навсегда.

На ее лице отразилось страдание. Но вдруг она вскочила, вспыхнула и задрожала, услышав на веранде чей-то голос и шаги.

— Это он? — спросил отец. Ее взгляд ответил: «Да». Мистер Динсмор поднялся с дивана. Элси тоже вскочила, схватила его руку и умоляюще посмотрела ему в лицо:

— Папа, ты позволишь мне увидеть его в последний раз? Поговорить с ним в последний раз? Всего лишь несколько слов в твоем присутствии. Пожалуйста, па­па! — проговорила она хриплым шепотом.

— Нет, дорогая. Его прикосновение, его дыхание — это грязь. Сам взгляд его оскверняет. Я постараюсь сде­лать так, чтобы он больше не увидел тебя. Запомни, ни­когда больше ты не должна иметь с ним никаких контак­тов — ни устных, ни письменных, ни каких-либо других. Я запрещаю это. Ты не должна видеть его, не должна позволять ему видеть тебя. А сейчас я должен пойти и выпроводить его отсюда. — Говоря все это, он прижимал ее к своему сердцу. Отец говорил с любовью, но твердо и решительно. Два или три раза он нежно поцеловал Элси и усадил в мягкое кресло:

— Оставайся здесь до моего возвращения, — и вы­шел из комнаты.

На мгновение Элси откинулась на подушки, как бы оглушенная сильным ударом. Затем, будто пробудив­шись от звука голосов двух самых любимых на земле лю­дей, она вздрогнула и наклонилась вперед, прислушива­ясь, пытаясь уловить, о чем идет речь. До ее слуха долете­ло несколько слов. Голос отца звучал холодно и заносчи­во. В голосе Эджертона вначале звучали просительные нотки, но потом он заговорил громко, зло и дерзко.

Потом Эджертон ушел. Элси услышала затухаю­щий звук его шагов. И вот над ней снова склонился отец. На лице его было написано нежное сочувствие. Он приподнял ее печальное лицо. И увидел на нем то самое выражение, которое преследовало его годами, которое он не мог вспомнить без боли, сожаления и раскаяния — умоляющий, скорбный взгляд, которым она провожала его во время их отчуждения.

Этот взгляд почти лишил его мужества, едва не раз­бил ему сердце.

— О нет, дорогая, не смотри на меня так, — сказал он тихим, растроганным голосом, сжимая в ладонях ее холодные руки. — Ты не представляешь, золото мое, как хотел бы твой отец принять эту боль на себя, если бы смог.

Элси прильнула к его груди, он нежно гладил ее по волосам и что-то ласково говорил ей.

Какое-то время Элси не двигалась. Но потом вдруг подняла голову, горячо обняла отца, высвободилась из его рук и выбежала из комнаты.

Он позволил ей уйти. Не стал задавать ей никаких вопросов. Он знал, что она пошла искать утешения и поддержки у Того, Кто ей ближе и дороже всех, Кто сможет дать ей то, что ей нужно. Мистер Динсмор встал и прошелся по комнате. Вид у него был печаль­ный и обеспокоенный. Сердце было преисполнено печалью о своем ребенке, но вспыхивало гневом и не­годованием, стоило ему подумать о негодяе, разру­шившем счастье его дочери.

Мисс Стэнхоп открыла дверь и заглянула в комнату.

— Ты еще не обедал, Хорас. Все будет готово через несколько минут.

— Спасибо, тетя. Но вначале я поднимусь к себе в комнату и попытаюсь избавиться от пыли и грязи, ко­торую привез с собой.

— Задержись на минуту, племянничек. Я очень бес­покоюсь за Элси. Ты не одобряешь ее выбор?

— Абсолютно не одобряю. Я запретил этому чело­веку приближаться к ней.

— Но ты ведь не будешь с ней суров?

— Суров, тетя Уэлти? Суров и жесток с моей девоч­кой, которую я люблю больше жизни? Конечно, нет. Но если бы я допустил этот брак, то это действительно было бы в высшей степени жестоко. Эджертон — низ­кий негодяй, изведавший все виды порока. Он хотел заполучить моего ребенка не ради нее самой, а ради ее богатства. Я запретил ей встречаться с ним или хоть как-то контактировать.

— Что ж, если твое мнение о нем верное, то ты со­вершенно прав. Я думаю, что она вряд ли будет тебе непокорна.

— Я выработал у своей дочери привычку к строгому и безусловном повиновению, тетя Уэлти, — сказал он. — Я думаю, что в данном случае эта привычка оказала ей большую услугу. Я не боюсь, что она взбунтуется.

Полчаса, проведенные с лучшим Другом, утешили и успокоили нашу милую Элси. Она возложила свое бремя на Господа, и Он поддержал ее. Элси знала, что никакие испытания не приходят к ней без Его воли. Он допускает испытания ради ее же блага, и Он изба­вит ее от испытаний в назначенное Им время и лишь Ему известным способом. Она готова была возложить все свои заботы на Господа — всезнающего, всемогу­щего, исполненного к ней самой нежной любви и со­страдания.

Кроме того, она от всего сердца верила в любовь и мудрость своего земного отца. Она не сомневалась в правильности его поступков. Мистер Динсмор ис­кренне верил: то, что он делает, необходимо для счас­тья дочери, и боль, которую она сейчас переживает, необходима, чтобы не допустить более страшного и продолжительного страдания в будущем.





Дата добавления: 2015-06-26; Просмотров: 64; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.227.51.103
Генерация страницы за: 0.026 сек.