Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Особенности феодализма в Англии и Германии





Английское феодальное королевство возникло в IX в. Однако феодальные отношения в Англии развивались медленно. Окончательно феодальное хозяйство здесь сложилось после завоевания Англии в 1066 г. герцогом Нормандии Вильгельмом. Массовая конфискация земель в пользу пришедших с ним нормандских и французских феодалов привела к росту крупного землевладения и закрепощению крестьян. В конце XI в. была проведена земельная перепись, которая показала, что основной хозяйственной единицей к тому времени в Англии стал манор - поместье с крепостным трудом. В XII–XIII вв. манориальной системой было охвачено не менее 80% территории страны.

Маноры обслуживались феодально зависимым крестьянством, среди которого постепенно выделяется 2 основные группы: вилланыкрепостные члены сельских общин с земельным наделом до 30 акров (в среднем 15 акров, или 6 га), с собственным инвентарем и рабочим скотом; и коттерыкрестьяне с маленькими участками земли (огородами) до 2–5 акров или совсем без земли (их доля составляла 35 % общего числа крестьян). Вилланы, подобно французским сервам, платили свадебную пошлину, не могли покидать манор, подчинялись судебной власти лордов, обязаны были нести повинности в пользу лордов. Коттеры работали на барщине, пользуясь господским инвентарем и скотом (пашенные работы считались безусловными), занимались огородничеством, ремеслом, иногда работали по найму. Однако в Англии сохранилось и свободное крестьянство (фригольдеры). Но оно было малочисленно и не играло существенной роли.

Королевские законы 1235 и 1285 гг. санкционировали захват и огораживание общинных пастбищ лордами. Только фригольдерам гарантировалось сохранение достаточных участков.

Хозяйство манориальной системы было натуральным, торговые связи между манорами развивались слабо, агротехнический уровень был как и в феодальных поместьях других стран того времени. Во многих местах сохранялось двуполье. Постепенно доминирующей стала трехпольная система, земля обрабатывалась легким плугом, с упряжкой пары волов или коня. Но урожаи оставались низкими, обычно «сам-четыре».



В XIV–XV вв. в Англии, как и во Франции, происходит изменение феодальных отношений (аграрный переворот). Это связано с развитием внутреннего рынка в стране. Роль торговли в этом процессе оказалась значительнее, чем во Франции и Германии. Под воздействием возросшего спроса на шерсть со стороны городов Фландрии, становившихся центрами производства шерстяных тканей в средневековой Европе, в Англии быстро развивается овцеводство, как в поместьях феодалов, так и в крестьянских хозяйствах. Это приводило к так называемой «коммутации барщины»: вилланы переводились на положение копигольдеров (держателей земли по копии, документу, находившемуся в местной церкви), которые освобождались от некоторых элементов крепостной зависимости и переводились с барщины на оброк: натуральный, выплачиваемый обычно овечьей шерстью, и денежный. В XV в. копигольдер стал основной фигурой английской деревни. Однако крестьянин по-прежнему оставался объектом эксплуатации, монополия лордов на землю оставалась прочной. Королевские суды не принимали исков от копигольдеров.

Возросшие оброки и налоги абсолютистского государства привели, как и во Франции, к восстаниям крестьян. В 1381 г. в Англии вспыхнуло восстание крестьян под руководством Уота Тайлера. Хотя восстание потерпело поражение, оно имело важные социально-экономические последствия. В течение XV в. почти все английские крестьяне становятся лично свободными, а сельское хозяйство страны приобретает преимущественно товарный характер. Многие английские дворяне начинают вести хозяйство, основанное на наемном труде, появляется новое, обуржуазившееся дворянство (джентри). Это означает зарождение в Англии капиталистических отношений.

В средневековой Германииразвитие феодальных отношений происходило медленнее, чем во Франции и Англии. Это связано с длительной политической раздробленностью Германии и отсутствием единого централизованного государства. Тем не менее в начале XII в. немецкая деревня стала в целом феодальной. На церковных и монастырских землях жили крепостные, подчинявшиеся фогтам - светским феодалам. Существовала монополия феодалов на землю.

Крепостные, как и в Англии и во Франции, платили свадебную пошлину, натуральные оброки, поместные поборы, посмертную пошлину с наследства, отрабатывали барщину, служили в качестве дворовых. Крестьяне имели земельные наделы, находившиеся в собственности господина, вели самостоятельное хозяйство, работали одновременно на господском поле со своим инвентарем и скотом. Большое распространение получило холопство. Холопы обычно не имели собственного хозяйства, использовались в качестве дворовых, их можно было купить и продать. Кое-где существовали полусвободные оброчники, платившие оброк воском «духовным феодалам». Марка (община) сохранялась преимущественно в сфере землепользования, что проявилось в чересполосице, принудительном севообороте, общинных пастбищах и нераздельных землях (леса, луга, озера).

Состояние сельского хозяйства было примерно таким же, как Франции и Англии. Существенно расширилась культурная земельная площадь (в основном за счет корчевания лесов), стали выращиваться технические культуры (лен, пенька), улучшился уход за посевами зерновых, огородами, садами, стал более высоким уровень развития животноводства. Хозяйство немецких баронов было натуральным, крестьяне платили оброки не только сельскохозяйственными и лесными продуктами, но и промышленными изделиями (бочки, котлы, ножи, стулья, сукно, салфетки, топоры, косы, тарелки, обувь и т. п.).

В немецком феодализме важную роль играла агрессия германских фогтов, направленная на восточные от р. Эльбы земли западных славян с целью приобретения новых владений и крепостных.

Агрессия баронов несла смерть, рабство, крепостничество. На захваченных землях, в том числе прибалтийских, литовских, было создано несколько феодальных рыцарских княжеств. Возникло государство Пруссия. Но продвижение на восток было остановлено Александром Невским в 1242 г. на льду Чудского озера («Ледовое побоище»).

Аграрный переворот начался в Германии в конце XIII в., но в меньшей степени, чем в Англии и Франции. Под влиянием усилившихся товарных отношений между городом и деревней в ряде районов Германии ликвидируется барщинная система и господская запашка, устраняется ряд элементов личного крепостничества, осуществляется переход к оброчным формам эксплуатации. Домениальные земли сдавались на откуп мейерам (староста дробились и мелкими участками раздавались зависимым крестьянам. Возникла так называемая «мейерская аренда» имений, которая, по сути, была оброчной системой феодальной эксплуатации. В восточной Германии в результате ее колонизации немецкими феодалами в XV в. в широких масштабах происходит закрепощение крестьян (второе издание крепостничества), что приводит к росту сопротивления и подготовило почву для всеобщего восстания крестьян в XVI в. «Великой крестьянской войны».

 

 

Вопрос 3. Хозяйство средневекового города. Функции городов. Цеховое ремесло. Купеческие гильдии

Материальной основой возникновения западноевропейских феодальных городов явился объективный процесс отделения ремесла от сельского хозяйства.

В период раннего средневековья вся хозяйственная жизнь была сосредоточена в деревне. Ремесленный труд еще не отделился от сельскохозяйственного. Правда, крупные населенные пункты, укрепленные стенами, уже существовали, но в экономическом отношении не отличались от деревень и выполняли функции административных и религиозных центров. Но в XI в. в связи с общим экономическим подъемом появляются города как центры ремесленной и торговой деятельности. Вотчинное ремесло исчерпало свои возможности, т. к. исключало широкую специализацию, повышение мастерства, давало изделия низкого качества, бедного ассортимента, в ограниченном объеме. Причиной отделения ремесла от сельского хозяйства стало развитие производительных сил, расширение площади сельского хозяйства в результате развития феодализма, увеличение производства сырья и продовольствия. Стало возможным существование городского населения, не занимающегося сельским хозяйством.



С развитием общественного разделения труда оживают старые города, сохранившиеся еще со времен Рима (Генуя, Милан, Флоренция, Неаполь, Марсель, Париж, Лион, Кельн, Лондон), и возникают новые (на перекрестках дорог, у рек, у стен замков и монастырей). Именно в городах стала сосредотачиваться экономическая и политическая жизнь централизованных государств. Город становится носителем экономического и культурного прогресса.

Античность знала свободные города, эллинские города-государства, доступные обитателям окружающих деревень, открытые их присутствию и их деятельности. Город же средневекового Запада, напротив, был замкнут в себе, укрыт за своими стенами. Город Европы – это замкнутый мирок, защищенный своими привилегиями. Но без городов западноевропейской цивилизации не было бы. Именно город, более или менее оживленный в зависимости от места и времени, обеспечивал общий подъем Европы, подобно закваске в обильном тесте.

По своим размерам, уровню благосостояния и численности населения города средневековой Западной Европы уступали городским центрам Востока, Византии, Арабского халифата. В лучшие времена в городах жило не более 10% европейцев, города, в котором обитало 10–15 тыс. человек считался крупным. Конечно, были стотысячный Париж, цветущие итальянские города-государства Венеция, Генуя, Милан, были члены северогерманской Ганзы, торговые гиганты, державшие в своих руках торговлю в Северном и Балтийском морях – Любек, Гамбург, Бремен.

Средневековый город не знал благоустройства. Улицы были узкие, кривые, немощеные и не освещались, здания строились деревянные и подвергались частым пожарам.

Ремесла и торговля, сосредоточенные в городах, формировали тот сектор средневековой экономики, который в отличие от натурального аграрного производства был средоточием товарного хозяйства, теснейшим образом связанный рынком и формировавшим его. В этом смысле городская экономика была более подвижна, она давала стимулы для многих изменений, происходивших деревне.

«Экономическая жизнь, особенно начиная с XIII в., обгоняет старинный аграрный облик хозяйства городов». И на обширных пространствах совершается решающий переход от домашней экономики к экономике рыночной. Но мог ли существовать рост, если бы не прогрессировало все примерно в одно и то же время? Необходимо было, чтобы одновременно росло число населения, чтобы совершенствовалась земледельческая техника, чтобы возродилась торговля и чтобы промышленность узнала свой первый ремесленный взлет, для того чтобы в конечном счете на всем европейском пространстве создалась сеть городов, городская надстройка, чтобы сложились связи города с городом. Такая рыночная экономика, еще незначительная по своей пропускной способности, повлечет за собой также энергетическую революцию, широкое распространение мельницы, используемой в промышленных целях, а в конечном счете завершится формирование мира-экономики (один из смыслов немецкого слова Weltwirtschaft) в масштабе Европы. Интенсивность обменов, их множественность работали на экономическое единство этого обширного пространства. Города – это значило деньги – главное в так называемой торговой революции. (Бродель Ф. Время мира. Материальная цивилизация, экономика и капитализм. XV–XVI вв. Т. 3. М.: Прогресс, 1992. С. 91 – 92).

Города являлись центрами денежного обращения и финансовой деятельности. Уже в XIII–XIV вв. Европа знала такие понятия, как банк, вексель, кредит, страхование имущества, двойная бухгалтерия и пр.

Велико было и политическое значение городов. Средневековые города основывались обычно на территориях, принадлежащих феодалам, и потому находились в зависимости от них. А в самих городах первоначально наряду со свободными ремесленниками жили также крепостные крестьяне. Углубление общественного разделения труда, рост производительных сил приводили к тому, что ведущая роль в развитии производительных сил постепенно переходила от земледельческой деревни к ремесленно-торговым городам. Особенностью же в отношениях города и деревни было то, что политически деревня господствовала над городом, т. к. государственная власть принадлежала помещикам, а экономически город эксплуатировал деревню «монопольными ценами, системой налогов, цеховым строем, купеческим обманом и ростовщичеством» (Маркс К., Энгельс Ф., Соч., т.25, ч. II, с. 365).

В XI–XIII вв. городское население развернуло борьбу за освобождение от всех форм сеньориальной зависимости (ведь города возникали на земле, принадлежавшей сеньору, который подчас не делал различий между своими деревенскими владениями и городами) и за самоуправление. Коммунальное движение (от слова «коммуна» – орган самоуправления) в отдельных регионах завершилась созданием городов-коммун, фактически явившихся городами-государствами, свободными от феодальной зависимости и пользующиеся государственным суверенитетом (Северная Италия, Южная Франция, некоторые районы Германии). В Германии получило признание правило, согласно которому «городской воздух делает человека свободным» (через год и 1 день). Возникло городское право, отличное от феодального. Получившее признание рыночное право давало гарантии купеческой собственности.

Большинству городов удалось добиться самоуправления, ограниченного органами королевской администрации (Северная Франция, Англия). Важнейшим результатом коммунального движения стало формирование в XII–XIII вв. особого городского сословия, бюргерства (от нем. – город).

Его юридический статус определялся нормами личной свободы, прав на движимое и недвижимое имущество, участие в органах городского самоуправления, подсудности городскому суду. По существу город – это государство в миниатюре. В нем смешались представители всех сословий. Большую часть его населения составляли ремесленники, потомки крестьян, а также были представители знати и духовенства. Но все они приобрели в городе новое качество – горожан. В самом широком смысле в сознании средневекового человека общество распадалось на 3 сословия: «тех, кто молится» – духовенство, «тех, кто воюет» – рыцарство и «тех, кто трудится» – крестьянство, ремесленники. Внутри города, конечно, шла борьба знати против купечества, богатых против бедных, но при внешней опасности все мгновенно сплачивались и выступали единым фронтом.

Специфическое положение городов в средневековом обществе определялось, прежде всего, тем, что они возникли как центры торговли и ремесла. Это определило особые условия жизни в них и формирование новых ценностей. В городском сообществе торжествовал корпоративный дух. Крестьянство существовало как часть общины; рыцарство само по себе выступало военной корпорацией, принадлежать к которой мог лишь тот, кто имел землю, коня и вооружение, и был охвачен системой вассально-ленных отношений. На корпоративных началах оформлялось и городское сословие бюргерства. Сам город мыслился замкнутым сообществом, которое отделено от остального мира неприступной стеной крепостных сооружений, и обладает специфическим комплексом прав и привилегий. Ремесленные цехи, купеческие гильдии, союзы подмастерьев – все они составляли корпорации, типично средневековые по духу и сути.

Корпоративное деление лежало в основе социальной структуры европейского общества. Оформление сословий и постепенное возвышение королевской власти породили новые формы средневековой государственности. В Англии, Франции, христианских государствах Пиренейского полуострова, в германских княжествах, Польше возникли так называемые сословно-представительные монархии. Утвердились органы сословного представительства: парламент в Англии, Генеральные штаты во Франции, кортесы в Испании, рейхстаг и ландтаги в германских княжествах, сейм в Польше. В них приглашались или избирались представители крупной знати, духовенства, рыцарства, горожан, иногда – свободного крестьянства. Различавшиеся по составу, структуре и функциям, эти органы имели общую черту. Они служили важнейшим каналом взаимодействия королевской власти и сословий, добившихся права на участие в принятии общегосударственных решений

Главными занятиями городского населения становятся ремесло и торговля.

Наиболее распространенные отрасли городского ремесла – текстильное производство (выработка шерстяных, льняных и шелковых тканей), плавка и обработка металлов.

Среди отраслей текстильного производств доминирующее значение имела выработка сукна и грубых шерстяных тканей Основными центрами шерстяного производства были район Фландрии и Флоренция. Шелковое производство, заимствованное из стран Востока, развивалось в североитальянских городах и некоторых городах Франции (Лион).

Большое развитие в связи с непрерывными войнами получило производство оружия и металлических доспехов (кольчуги, панцири, щиты, шлемы). Спрос на металл обусловил быстрое развитие металлургии. От открытых горнов стали переходить к закрытым печам, которые имели более высокий температурный режим. В XV в. доменные печи имелись почти во всех западноевропейских странах. В обработке металла важное значение получило литейное дело.

Городское ремесло было организовано по цеховому признаку. Цехи возникли в период «коммунальных революций» как боевые организации ремесленников в борьбе с феодальным режимом. Они объединяли главную массу городского населения, регулировали экономическую жизнь, участвовали в политической борьбе. Расцвет цехового строя относится к XIII–XV вв. В Париже уже в 1268 г. существовало около сотни ремесленных корпораций.

Цех объединял мастеров одной специальности, подчинявшихся действию особых уставов. Уставы строжайшим образом регламентировали членство в цехе, процесс закупки сырья, производства и продажи изделий, карали за недоброкачественную продукцию и одновременно защищали своих членов от посягательств феодалов. Строго преследовались ремесленники, не являвшиеся членами цеха. Цеховые уложения регламентировали все стороны жизни до мельчайших подробностей. Кроме вопросов производства, сюда входили указания о порядке крещения, проведения свадеб, видах одежды, заботе о нищих и даже перечень запрещенных ругательств с указанием размеров штрафа за каждое из них. Регламентация была, таким образом, формой принуждения, осуществлявшегося внеэкономическим способом. Узость рынка требовала ограничить конкуренцию – цеховое принуждение, в тех условиях необходимое, сковывало свободу хозяйственной деятельности.

Чтобы приспособиться к потребностям ограниченного местного рынка, а также не допустить конкуренцию между цеховыми мастерами и их имущественную дифференциацию, цех строго регламентировал технологию и объем производства. Цехи стремились полнее использовать местный рынок, монополизировать его, изгнав иногородних конкурентов. Поэтому запрещались «фальшивые изделия», устанавливались технологические нормы, фиксировались сроки обучения учеников, подмастерьев. Цехи сами заготовляли сырье, распределяли его уравнительно, запрещали рекламу, разносную торговлю, с тем, чтобы исключить конкуренцию друг другом.

Цеховая структура ремесла позволяла осуществлять, как правило, лишь простое воспроизводство, т. е. производство в неизменных масштабах. Целью хозяйственной деятельности мастера были не столько погоня деньгами и обогащение, сколько достижение установленного цехом «приличного» его положению существования.

Ремесленное производство было ручным и мелким. Более высокое положение мастера по отношению к подмастерьям и ученикам определялось не столько собственностью на средства производства, сколько его профессиональным мастерством. Разделения труда в мастерской почти не существовало. В таких условиях овладение профессиональным мастерством требовало длительного времени, а искусство ремесленника имело первостепенное значение.

Именно в цеховой среде вырабатывалось принципиально новое отношение к труду. Ремесленник рассматривал труд как источник не только существования, но морального удовлетворения. Создавая яркое, неповторимое изделие, мастер одновременно утверждался в мысли о собственной значимости и неповторимости. Таким образом, в городах рождалась необычная для средневековья мысль, что человек – не только часть какого-то сообщества, но и индивидуальность, ценная не знатностью или святостью, а своим талантом, проявляющимся в повседневном труде. Возникло принципиально новое представление о труде как о заслуге перед Богом.

Кроме того, ремесленник, как и крестьянин, не имел представления о прибыли. Все его усилия были направлены на то, чтобы обеспечить содержание семьи, мастерской, выполнение функций, связанных с его социальным положением. Средневековое ремесло, таким образом, не было формой свободной предпринимательской деятельности.

На ранних этапах развития городского ремесла, хотя эксплуатация учеников и подмастерьев имела место, отношения между мастером и его подчиненными были преимущественно патриархальными. С развитием товарно-денежных отношений растет разрыв в имущественном и производственном положении цеховых мастеров, с одной стороны, и учеников и подмастерьев, с другой: первые обогащались за счет эксплуатации вторых.

Чтобы заниматься ремесленным производством и стать мастером (хозяином мастерской), нужно было быть полноправным гражданином, принадлежать к городскому сословию. Собственность мастера, подобно земельной собственности сеньора, носила поэтому сословный характер, являясь одной из привилегий данного сословия. Все это полностью соответствовало принципам, которыми определялась социальная структура средневековья. Она представала системой личных (наследственных) и сословных (определявшихся набором тех или иных прав и привилегий) статусов и состояний. Не экономические различия, а юридические, правовые перегородки имели решающее значение.

Цеховая организация в целом в начале своего существования имела прогрессивное значение, т. к. защищала ремесленников. Но постепенно цехи превращаются в тормоз развития общественного производства, т. к. цеховая регламентация задерживала технический прогресс, сковывала конкуренцию, инициативу ремесленников, искусственно сдерживала рост производительных сил.

В феодальную эпоху города были не только центрами ремесла, но и торговли. В торговле участвовали крестьяне, ремесленники, господские старосты, приказчики. В XI–XV вв. в ходе развития производительных сил стала расширяться как внутренняя, так и внешняя (главным образом с Востоком) торговля.

Оживление торговли началось с конца XI в. Значительный толчок этому дали крестовые походы. Они проложили для итальянских купцов пути на Ближний Восток. Оплачивать восточные товары (пряности, сушеные фрукты, парчу, шелковые ткани, ювелирные изделия, оружие и др.) Западной Европе приходилось вывозом серебра и золота. Ее промышленность стояла на низкой ступени развития и не давала нужных восточным странам изделий.

Торговый капитал в условиях феодализма выступал посредником в обмене прибавочного продукта, присвоенного феодалами, на предметы роскоши и другие редкие предметы потребления, а также в обмене продуктов феодального крестьянина и цехового ремесленника.

Развитию торговли препятствовали бездорожье, отсутствие мостов, разбой, невероятное обилие пошлин и всякого рода сборов. На одной лишь реке Луаре (Франция) в XIV в. пошлины взимались 74 раза.

С XI в. все больше появлялось профессиональных торговцев. Наиболее богатую часть городского населения составляли купцы и ростовщики. Торговые люди также стараются объединяться «по интересам» – в кумпанства, товарищества, гильдии. Купцы были организованы в купеческие гильдиии оспаривали политическое первенство в городах у дворян, церковников, цехов. Городское право гарантировало неприкосновенность товаров купца, защиту его собственности. Функции купеческой гильдии аналогичны функциям цеха, это: защита и охрана собственности; ограничение внутренней конкуренции; создание монопольных условий во внешней торговле; упорядочение мер и весов; политическое влияние – внутреннее и внешнее; борьба против феодалов и ремесленников.

В экономической политике самих городов сказывались тенденции натурального хозяйства. Так, ограничивалась реклама, конкуренция, свобода выбора покупателя. Ценное сырье купец обязан был делить среди ремесленников. Проезжий купец должен был заезжать в город и на 3 дня выставлять свои товары, даже если это было невыгодным. Развитию торговли мешал и хаос в денежном обращении.

В этих условиях наиболее характерной формой средневековой торговли стали ярмарки. Некоторые из них приобрели международное значение. Особенно известны были ярмарки в Шампани (на востоке Франции). В шести ее городах поочередно устраивались в течение всего года ярмарки, длившиеся по 2 месяца каждая, образуя тем самым «постоянный рынок», не имевший тогда соперников. Сюда стекались купцы из разных стран мира.

С конца XII в. важное значение приобрела торговля Северной Европы. Основные торговые пути пролегали по Северному и Балтийскому морям, а также по рекам – Рейну, Темзе, Эльбе, Одеру, Висле, Неману, Западной Двине. В оборот здесь вовлекались такие товары, как хлеб, скот, соль, рыба, воск, мед, кожи, пенька, лен, лес, холст, металлические изделия, сукно, свинец, меха. Крупную роль в этой торговле играли города Лондон, Гамбург, Бремен, Любек, Гданьск, Рига, Новгород. Для защиты купцов и ремесленников от грабежей и своеволия крупных феодалов города объединялись в особые союзы (международные купеческие гильдии), среди которых наиболее известен был Ганзейский союз (Ганза), сложившийся к середине XIV в. и раскинувший сеть своих филиалов и контор по всей Северной Европе – от Новгорода до Лондона (Слово «ганза» – готское Напsа - означает "группа купцов"). В Ганзу входило в разное время от 70 до 100 городов, преимущественно немецких.

Следует отметить, что объединение европейской экономики вокруг какого-то центра происходило путем борьбы между несколькими центрами. Ярмарки Шампани, начиная с XIII в. связывают имевшиеся в Европе полюса Севера и Юга, Нидерландов и Италии, Северного моря вместе с Балтийским и Средиземноморья. Эта биполярность просуществовала века. При этом Север был более промышленным, Юг – более торговым.

Своеобразие ярмарок Шампани заключалось не столько в разнообразии и сверхизобилии товаров, сколько в торговле деньгами и ранних играх кредита. Взаимное погашение продаж и закупок, репорты платежей с одной ярмарки на другую, займы сеньорам и государям, оплата векселей и их составление, - все проходило через руки итальянских менял.

Столетие ярмарок Шампани - это был первый и последний раз, когда Франция являлась экономическим центром Запада. После того как Париж вплоть до XV в. стал крупным торговым центром, ярмарки Шампани отошли на второй план. На долгие годы Французское королевство было исключено из торгового кругооборота и развития капитализма. Центр международной торговли переместился в Венецию. Италия одерживала верх до XVI в. Но к 1600 г. центр тяжести перемещается на Север Европы, в Голландию (Бродель Ф. Время мира. Материальная цивилизация, экономика и капитализм. XV–XVI вв. Т. 3. М.: Прогресс, 1992. С. 108, 112, 114).

Развитие товарно-денежных отношений в Европе в XI–XV вв. привело к возникновению первых банков и кредитных операций. При их помощи отдельные предприниматели и купцы получали денежные ссуды у банкиров-ростовщиков. Банковско-кредитные операции и учреждения раньше всех начали развиваться в североитальянских городах.

Сам термин «банк» происходит от итальянского слова «банка», что означает меняльный стол ростовщика.

Подводя итоги, отметим: средневековое общество Европы являлось обществомтрадиционным. Его основные черты: преобладание аграрных занятий и интересов; производство основано на ручном труде и непосредственной передаче накопленных производственных навыков из поколения в поколение; обычай возведен в высший нравственный закон; система ценностей устойчива и малоподвижна, основана на христианских заповедях; в обществе преобладает корпоративная замкнутость сословий и социальных групп, дорожащих закрепленными за ними свободами и привилегиями.

Традиционный тип цивилизации не исключал ее способности к развитию и изменениям: эволюционировала сеньория, менялись формы крестьянской зависимости, росли города, развивалась торговля, усложнялись финансовые операции, утверждались новые религиозные догматы, менялись, пусть медленно, духовные ценности и нормы жизни. Средневековая Европа в конце XV в. подошла к определенному рубежу, за которым начинались стремительные перемены.

Вопрос 4. Особенности феодальной экономики России

Первые признаки феодализации Руси появляются в XI в. До этого владение землей не играло большой роли в обеспечении могущества властителей. Основными источниками их богатства были поступления от торговли и военная добыча.

В ХI в. параллельно происходили 2 процесса:

1) князья и старшие дружинники размещали на контролировавшихся ими землях своих рабов (обращение пленных в рабство было обычной практикой у восточных славян, однако рабов чаще всего продавали в Византии или на Востоке; условий для массового применения рабского труда в сельском хозяйстве лесной и лесостепной зон или в городском ремесле на Руси не было);

2) происходило закабаление некогда свободных крестьян, вынужденных в неурожайные годы залезать в долги (брать ссуду, купу), заключать договор (ряд) об исполнении каких-либо работ, отдаваться под покровительство князя, способного защитить общины земледельцев от набегов кочевников или попросту подчиняться грубой вооруженной силе.

Княжеская вотчина (домен) начала складываться еще во второй половине X в. – в это время уже известны княжеские села и охотничьи угодья. В XI в. появляется земельная собственность у дружинников и церкви. Но вотчинная форма собственности не играла еще существенной роли - ее удельный вес был незначителен, основная часть территорий находилась в корпоративной (государственной собственности военно-дружинной знати, реализуемой через систему даней-налогов)

В XI в. возникают, по-видимому, первые вотчины (крупные хозяйства феодального типа), но достоверные данные об их распространении отсутствуют, как и сведения о вассальных отношениях, обусловленных поземельной зависимостью. Можно предположить, что на просторах восточно-европейской равнины с малочисленным пашенным населением земля еще не воспринималась как основная ценность.

В X, а в особенности в XI в. происходит интенсивный рост княжеского землевладения за счет захваченных общинных земель, а также разных «пустошей», еще никем не занятых угодий. Образовывались целые села, принадлежавшие князьям, боярам, церкви. Одновременно росло землевладение княжеских дружинников и местной знати, не входившей в состав княжеской дружины. После принятия христианства появилось церковное и монастырское землевладение.

Уже в период Киевской Руси стали оформляться и основные привилегии феодальной верхушки: право владеть землями – вотчинами, право на эксплуатацию труда населения, сидевшего на этих местах, право судить и карать подданных, право на охрану жизни, здоровья, чести и имущества. Все это было закреплено в сборнике норм древнерусского права «Русская правда».

В период Киевской Руси земледелие, давно уже ставшее у восточных славян основной отраслью хозяйства, заметно продвинулось вперед.

Теперь господствующим стало пашенное земледелие, характерной особенностью которого являлось применение взрыхляющего почву орудия, приводимого в движение главным образом силой животного. При пашенном земледелии резко повышается производительность труда и появляется возможность обрабатывать обширные участки земли – поля (пашни). Подсека хотя и сохранилась в северных и северо-западных районах, заметно потеряла свое значение. Главным орудием земледельцев в северных и северо-западных районах являлась трехзубая соха. Совершенствуясь постепенно, она эволюционизировала в двухзубую, а затем в однозубую соху; при этом зуб превратился в лемех. На юге, как и раньше применялся плуг, а также более примитивное орудие - рало (для разрыхления вспаханной почвы).

Развитие земледелия вместе с ростом населения приводило и к лучшему использованию земель, уже бывших в обработке. Получает развитие двупольная система севооборота. В центральных районах, населенных гуще других, начинает распространяться трехполье. У знати - князей и бояр, а также в монастырских владениях скапливались значительные запасы зерна. Развивались также огородничество и садоводство.

С ростом потребности в тягловой силе в земледелии развивалось скотоводство, увеличивались запасы кормов.

Скотоводство, а также коневодство успешно развивались в хозяйствах феодалов. Смерды, наоборот, были плохо обеспечены скотом и лошадьми.

Вспомогательную, хотя и очень важную, роль играли различные промыслы.

На первом плане стояли охота и звероловство (особенно в северных, северо-западных и северо-восточных местностях). Немалое значение имело бортничество. Мед и воск, как и пушнина, были важными предметами дани и экспорта. Видное место принадлежало и рыболовству.

Развитие земледелия и промыслов было неразрывно связано с определенными формами организации хозяйства – с феодальной вотчиной и мелким хозяйством смерда.

Крупная феодальная вотчина состояла из разных хозяйственных угодий: полей, сенокосов, бортных участков. Центром вотчины был феодальный двор, где находились господские хоромы, жилища управителя и челяди, а также хозяйственные постройки – сараи, амбары, гумна. Во главе такого хозяйства стоял управитель. Под его началом находились конюший, тиун, распорядители сельскохозяйственных работ (старосты). Рабочую силу вотчины составляла челядь. Княжеская вотчина по сравнению с мелким хозяйством смерда имела большие возможности для производства разной продукции. Вместе с тем в вотчине нельзя было произвести всех необходимых предметов, например, дорогого оружия, высококачественных тканей, драгоценных украшений. Все эти предметы нужно было приобретать на рынке. А для этого требовалось произвести не только необходимый, но и прибавочный продукт для продажи. Однако последний составлял очень небольшую часть. Вотчинное хозяйство было натуральным, замкнутым.

Наряду с княжескими вотчинами в XI в. начинают создаваться боярские вотчины. Складывание боярского землевладения шло тремя путями:

1) князь жаловал своего дружинника определенной территорией для сбора дани, т. е. «прокорма», и она впоследствии превращалась в наследственное владение;

2) князь жаловал за службу дружинника землями из государственных ресурсов;

3) дружинник получал земли за службу из княжеской вотчины.

В хозяйстве смерда производство почти целиком было рассчитано на удовлетворение несложных потребностей крестьянской семьи, а также на изготовление той части продукции, которая отдавалась феодалу в форме ренты или выплачивалась в форме подати в пользу государства.

Главной формой эксплуатации земледельческого населения на Руси в конце X–сер. XII в. оставалась государственная дань – налог, а формами эксплуатации зависимого населения вотчин были натуральный оброк и отработка в господском хозяйстве. Эти ренты сочетались, их соотношение зависело от местных условий.

Система политической взаимозависимости и соподчиненности князей в XI в. мало напоминала западноевропейскую иерархию королей, герцогов, графов, баронов, рыцарей. В XI и в первой трети XII в. сохранялось государственное единство всех или почти всех земель, некогда подчиненных Олегу и Игорю. Система "лествичного восхождения" (В.О.Ключевский), когда старшинство после киевского князя переходило к его братьям, после их смерти - к их старшим сыновьям, была очень далека от совершенства и порождала постоянные распри между братьями и детьми князя (старший сын великого князя мог занять престол только после смерти всех его дядьев) вплоть до XV в. Схема оказалась нежизнеспособной; запутанный порядок наследования был поводом для частых усобиц, а недовольство князей, исключенных из очереди за властью (князья-изгои), - постоянным источником смут.

Лишь после долгих разорительных усобиц, после успешного, но кратковременного восстановления реального единства русских земель при Владимире Мономахе (1113–1125) и его сыне Мстиславе (1125–1132) на Руси сложились формы государственной власти близкие к западноевропейским. Страна вступила в период феодальной раздробленности. Князья, передававшие теперь свои владения по наследству (порядок наследования мог быть различным), больше пеклись о благополучии городов и вотчин. Сама государственная власть стала обретать более отчетливые очертания, получила возможность своевременно реагировать на кризисные ситуации (вражеские набеги, грабежи, неурожаи и т.п.). Власть стала более эффективной, чем в те времена, когда управление некоторыми землями сводилось к периодическому «кормлению» князей и дружинников или к полюдью.

Феодализация государственных структур происходила одновременно со становлением феодального, вотчинного землевладения. Сельскохозяйственное производство постепенно получило большее значение для благополучия государства, чем военно-торговые экспедиции в Византию или в Поволжье.

Обилие свободных земель в тех районах, которые начали быстро развиваться в период феодализации общественной жизни (особенно на Северо-Востоке), повлияло на относительно мягкие формы крестьянской зависимости и неразвитость феодальных отношений на Руси (по сравнению с Западной Европой). На Северо-Востоке (как и в окраинных новгородских владениях) параллельно с появлением феодального держания земли и вотчинного хозяйства шла крестьянская и монастырская колонизация (освоение пустынных, малолюдных районов часто начиналось с основания монастыря, где окрестные крестьяне искали защиты и помощи). Земледельческое население многочисленных удельных владений могло беспрепятственно перемещаться из вотчины в вотчину, из города в город, из одного удела в другой. В таких условиях князь был не столько правителем, сколько хозяином земли, а его права были близки к правам частных землевладельцев. Эти факторы – наряду с другими – обусловили гибкость феодальных структур, отсутствие строгой иерархической организации феодалов и жесткого сословного обособления аристократии.

Сохранение следов патриархального (общинного и рабовладельческого) быта, сложный этнический и социальный состав населения (например, подчинение финноязычных племен Севера Новгородскому или Владимиро-Суздальскому государствам) также наложили отпечаток на развитие феодализма, ограничили его.

Политическое дробление Киевской Руси не повлекло за собой культурной разобщенности. Общее религиозное сознание и единство церковной организации замедляли процессы обособления и создавали предпосылки для возможного будущего воссоединения русских княжеств.

В XIV в. стало происходить постепенное, хотя и медленное, усиление дворянства одновременно с изменением его социального статуса. Помещики перестали селиться непосредственно при князьях и начали получать небольшие наделы на условиях несения воинской службы. Помещики изначально были лишены боярских свобод, прежде всего свободы перемещения.

Основная масса русского населения, как сельского, так и городского, не находилась в какой-либо форме личной зависимости. Исключение составляли так называемые дворовые люди, холопы. Однако их было незначительное меньшинство. Существовала реальная зависимость крестьян, ремесленников и купцов от сельских и городских общин. Деятельность этих социальных институтов вносила в социальный организм Руси достаточно сильный элемент консерватизма. Ни князья, ни бояре не считали необходимым вмешиваться в функционирование общин, вполне удовлетворяясь регулярным поступлением с них ренты-налога.

Положение крестьян в XIV в. почти не изменилось. Они имели практически те же вольности и права, что и в предыдущем столетии. Основные стороны их жизни по-прежнему регулировала община, хотя она уже ослабевала и теряла монолитность. В связи с этим князья пытались вмешиваться в деятельность общины. Это выразилось, прежде всего, в попытках ограничения свободного перемещения крестьян. В ряде духовных грамот, заключаемых обычно после военных конфликтов, появились формулировки о взаимных ограничениях переходов крестьян из одного удела в другой и переходов тягловых (пашенных) крестьян в надворные слуги.

Преобладающее место в хозяйственной жизни принадлежало крупной вотчине, которую обычно окружали поместья зависимых от вотчинников-вассалов. Усадьба вотчины господствовала над селами и деревнями, разбросанными на значительном пространстве вотчинных владений. Хозяйство вотчины и поместья носило натуральный характер и основывалось на труде холопов и крестьян. При этом холопов часто сажали на отведенные участки, позволяя обзавестись хозяйством. Они назывались «страдниками». Положение их в таких случаях мало отличалось от крестьян, с которыми они постепенно сливались.

Крестьянство делилось на несколько групп.

1) Старожильцыкрестьяне, которые в течение нескольких поколений жили на принадлежавшей феодалу земле и были прочно связаны с ним экономическими узами.

2) Новоприходцыкрестьяне, недавно пришедшие из других мест в данную вотчину или поместье.

Новоприходцы часто привлекались разными обещаниями со стороны владельца и пользовались известными льготами: освобождались на ряд лет (10, 20, иногда и больше) от выполнения повинностей в пользу владельца. Но владельцы, стараясь закрепить за собой крестьян, часто давал крестьянам "подмогу" в виде скота, семян, леса на постройки, а также денег. Получившие такого рода "подмогу" уже не могли уйти от владельца до полного расчета с ним, попадали в зависимость от него.

3) Среди задолжавших крестьян заметную группу образовывали серебренникикрестьяне, взявшие в долг известную сумму денег. В одних случаях серебренники должны были отрабатывать долг в хозяйстве заимодавца, в других – погашать деньгами.

Были и другие группы крестьян.

Таким образом, у феодалов было множество способов внеэкономического и экономического закабаления сельского населения. Однако крестьяне продолжали пользоваться правом перехода. Это объясняется слабым развитием городов, ремесленно-торговой жизни.

Феодал в это время мог продать на рынке лишь небольшую часть полученной им сельхозпродукции, чтобы приобрести на вырученные деньги изделия городской промышленности. Поэтому он мирился со «стариной», т. е. размером и формой повинностей, установленных обычаем. Усилению эксплуатации и закрепощению крестьян противодействовала и еще прочная в этот период сельская община. Кроме того, при резком усилении феодального гнета крестьяне часто уходили к другому феодалу, привлекавшему их разными льготами, причем часто в другое княжество.

Основной формой эксплуатации крестьян был натуральный оброк в виде сельхозпродуктов и домашних ремесленных изделий. Натуральный оброк (рента продуктами), предполагает наличие самостоятельного крестьянского хозяйства. Наряду с натуральным оброком существовала и барщина (отработочная рента) – «издолье». Однако издолье играло заметную роль лишь в некоторых хозяйствах, прежде всего в монастырях. Появляется в это время и денежный оброк (денежная рента), но он занимает пока небольшое место.

В отличие от Западной Европы в России шел процесс политического объединения, не подкрепленного экономической централизацией. Он совершался на феодальной основе, носителем его была великокняжеская власть, а стремление свергнуть ордынское иго ускоряло его. Немалую роль в этом играла также внешняя опасность со стороны Великого княжества Литовского и Ливонского ордена. Поэтому в России сложился и развивался иной, чем в Западной Европе, тип государства – самодержавно-крепостническое государство, всесилие и всевластие определяло и направляло общественное, экономическое, политическое и культурное развитие страны.

Централизованное государство играло активную роль в развитии сословного строя в России. Сословия стали формироваться вместе с развитием феодальных отношений, еще до монголо-татарского ига. Особые права имели князья, их дружинники и советники - бояре, крестьяне, горожане. Но четкого разделения прав и обязанностей сословий, законодательного и договорного закрепления сословных прав, как в Европе, на Руси не было. В Европе централизация государственной власти вела к ограничению власти феодалов и росту влияния городов, на которые опиралась центральная власть, к развитию частной собственности и гражданского права, росту индивидуализма. В России централизация государства вела к ограничению прав всех сословий и дальнейшему росту коллективных ценностей.

Если в средневековой Европе земельная собственность была привилегией феодалов, ремесло – ремесленников, торговля – купцов, то русский крестьянин не знал этих ограничений. Он мог иметь землю и рабов-холопов, мог заниматься ремеслом и промыслами, вступая для этого в артели, вел торговлю на местных ярмарках, а не в городе. В сущности, крестьяне жили ценностями родоплеменного общества.

Особенностью феодального строя в России было преобладание государственного феодализма над частновладельческим. Главной формой феодальной собственности оставалась, как и прежде, собственность князя или царя. Однако в централизованном государстве она укрепилась, распространяясь не только на крестьян и горожан, но и на привилегированные сословия. Это диктовалось возросшей ролью государства как единственного гаранта национальной независимости в условиях непрекращающейся внешней агрессии.

Земское самоуправление и Земские соборы Ивана IV принципиально отличались от учреждений западных сословно-представительных монархий. На Западе парламенты были местом поиска правового компромисса между различными субъектами власти: королем, феодалами, духовенством, городами. В России это были совещания царя с людьми, связанными с ним клятвой и имущественной ответственностью. Они не могли ограничить царскую власть. Если на Западе участие в деятельности городских советов было почетным и доходным, то в России "целовальник" чувствовал себя заложником центральной власти. (Целовальник отвечал перед царем лишь за сбор налогов).

Основу хозяйственного развития России продолжало составлять сельское хозяйство. В нем было занято абсолютное большинство населения страны.

С XVI в. совершенствуется техника земледелия. Главным орудием обработки почвы становится двузубая соха. На концы зубьев обычно насаживались железные лемехи. Новый вид сохи имел нож для нарезывания вспахиваемого пласта земли, а также отвал или полицу. В отдельных частях страны в зависимости от местных условий возникли разные виды сох. Соха представляла собой подвижное орудие, в которое впрягалась одна лошадь.

В XVII в. основными орудиями труда по-прежнему были соха, борона, серп, коса, медленно вводился плуг, в основном в образцовых монастырских хозяйствах. В сельхозработах применялись косы-литовки, серпы, цепы, грабли, лопаты. В течение веков этот набор оставался неизменным. Постоянной сохранялась урожайность полей: примерно «сам-три», т. е. урожай лишь втрое превышал по весу посеянное зерно.

Основными культурами были озимая рожь, ячмень, овес. Сеяли также, но реже, просо, гречиху, горох, пшеницу (поэтому белый хлеб считался лакомством). В Новгородско-Псковской и Смоленской землях большие площади занимали посевы льна, культуры, требовавшей мало солнца, но много влаги, а также посевы конопли.

Изменения происходили и в самой системе земледелия. В наиболее развитых, центральных земледельческих районах все более распространялось трехполье. Но все же повсюду находятся большие, сравнительно с «живущей» пашней, пространства «перелога», который однако использовался только при обработке новых земель. С XIV в. в практику входит удобрение навозом. Применение органических удобрений становится необходимой составляющей сельскохозяйственных работ.

Пашенное земледелие соединялось с домашним скотоводством, огородничеством, добычей соли, болотных руд, бортничеством. Активно развивалось садоводство. Повышение производительности труда в сельском хозяйстве привело к увеличению городского населения, что в свою очередь способствовало росту ремесла и торговли.

Возникновение, а затем развитие централизованного государства сопровождалось изменениями в формах землевладения. Естественной опорой царей в процессе образования государства были средние и мелкие феодалы-помещики. Правительство стремилось всемерно расширить поместное землевладение за счет удельного, вотчинного, а также крестьянского землевладения и тем самым укрепить экономическое положение средних и мелких феодалов. Поместье явилось как бы формой вознаграждения помещика за несение им государственной службы.

Уже при Иване III. а в особенности при Иване IV (1533–1584) «испомещение», т. е. наделение этих групп феодалов землей, проводилось в огромных размерах. Так, Иван III вывел с новгородской земли тамошних землевладельцев и раздавал им поместья в Нижнем Новгороде, Владимире, Муроме, Переяславле, Юрьеве, Ростове, Костроме, а в новгородскую землю переводил «детей боярских» с московской земли и там раздавал им поместья.

После смерти служилого человека поместье передавалось его сыновьям, если они оказывались способными нести службу. Помещики стремились получить как больше дохода от своих подданных. Этому способствовали заметные сдвиги в хозяйственной жизни страны, а также увеличение власти помещиков над крестьянами.

Первоначально поместья своим условным, личным, временным характером существенно отличались от вотчин, составлявших полную наследственную собственность своих владельцев, но с течением времени различия между этими двумя видами земельного владения начинают стираться. С одной стороны, вотчинники с середины XVI в., как и помещики, обязаны были нести военную службу, с другой, поместья постепенно закрепляются за своими владельцами и их потомками. В XVII в. правительство разрешает мену поместий между служилыми людьми и допускает завещание поместий. Наконец, некоторую часть поместий правительство само жалует служилым людям за их заслуги из поместья в вотчину.

Таким образом, XV–XVI вв. были временем активного роста помещичьего землевладения и постепенного оттеснения им боярского. Со второй половины XV в. начинается процесс активного распространения и юридического оформления поместной системы. Расширение социального слоя помещиков способствовало усилению централизованного московского государства.

Изменения в феодальное землевладение внесла знаменитая «опричнина» Ивана Грозного. В январе 1565 г. Иван IV поделил все государство на 2 части: опричнину (от слова "опричь" – кроме), выделяемую лично ему в особый удел, и земщину. На содержание своего нового двора (до 6000 человек) царь забрал в «опричнину» около 20 городов с уездами и отдельных волостей, преимущественно в центральных и северных областях государства и несколько улиц в самой Москве, а также несколько подмосковных слобод. Впоследствии он расширял свою «опричную» территорию. В опричнину царь включил наиболее экономически развитые районы страны: торговые города вдоль судоходных рек, основные центры солеварения и стратегически важные форпосты на западных и юго-западных границах. В тех уездах, которые он забирал в опричнину, он отбирал поместья и вотчины у прежних владельцев и раздавал их своим опричникам, а старым помещикам и вотчинникам давал земли в иных уездах, производя полную ломку и перетасовку землевладельческих отношений в «опричных» областях.

В первые десятилетия XVII в. возросла роль крупного феодального землевладения.

Четверо бояр И. Н. Романов, Ф. И. Шереметев, И. Б. Черкасский, Д. М. Пожарский владели от 1 до 3 тыс. дворов. Крупными землевладельцами были Троице-Сергиев и Кирилло-Белозерский монастыри.

Заметным явлением этого периода была земледельческая колонизация обширных южных и юго-восточных степей Среднего и Нижнего Поволжья. Это было связано отчасти со строительством тут системы укреплений, так называемой засечной черты, а также с присоединением Казанского (1552) и Астраханского (1556) ханств. С 1581–1582 гг. началось освоение русскими (отряд Ермака) необъятных просторов Сибири.

Развитие сельского хозяйства было тесно связано с ростом городов, с расширением внутреннего рынка. Феодальное хозяйство постепенно вовлекается в растущие товарно-денежные и рыночные связи. Получив большую возможность сбывать на рынок свою продукцию, помещики усилили эксплуатацию крестьян. Барщина – это наиболее тяжелый для крестьян вид феодальной ренты – стала местами достигать 4-х дней в неделю. Кроме того, помещики взимали с крестьян многочисленные натуральные, а также денежные оброки.

С XVI в. началось массовое бегство крестьян в незаселенные окраинные области страны (на Дон, Волгу, Яик и т.д.). В этих условиях помещики, нуждавшиеся в рабочих руках, стали добиваться от царской власти юридического оформления зависимости крестьян от владельцев поместий. Еще в 1497 г. правительство установило единый для всего государства срок крестьянских переходов: неделю до и неделю после Юрьева дня (26 ноября), т. е. время, когда оканчивались все полевые работы и обе стороны могли свести взаимные счеты. «Судебник» 1497 г. устанавливал для уходящего крестьянина обязательную уплату «пожилого» за пользование двором. Закон о Юрьевом дне стал важным этапом в деле закрепощения крестьян.

Крестьяне-серебренники, за которыми числились денежные долги господину, должны были, уходя, расплатиться с долгами, но это было не для всех возможно. Так, в XVI в. заемный процент составлял 20 %, т. е. занятая сумма через 5 лет удваивалась. Таким образом, с течением времени все крепче привязывала крестьянина-должника к своему землевладельцу.

Положение крестьян с 70-х годов XVI в. резко ухудшилось в результате Ливонской войны (1558–1583), опричнины (1565–1572). Началась хозяйственная разруха, пришли в запустение целые местности, преимущественно в центре страны. Массовое бегство крестьян поставило под угрозу хозяйство мелких и средних феодалов-помещиков, которые настойчиво требовали покончить с правом перехода крестьян.

В 1580 г. был издан указ, установивший так называемые «заповедные лета» (заповедь – запрещение). Этот указ отменял закон о Юрьевом дне. В 1592–1594 гг. была проведена перепись населения и составлены «писцовые книги», которые превратились в основной юридический документ при решении вопроса о принадлежности крестьян тому или иному владельцу. Указ 1597 г. повелевал разыскивать и возвращать старым хозяевам всех крестьян, бежавших после 1592 г. Почти одновременно с этим был издан закон о кабальном холопстве: свободный человек, взявший взаймы (часто фиктивно) определенную сумму денег у феодала и выдавший при этом «кабалу» (специальную расписку), попадал в зависимость.

Когда свободный переход крестьян стал весьма затруднительным и редким явлением, ему на смену явился крестьянский вывоз или своз. Богатые и сильные землевладельцы или их уполномоченные являлись перед Юрьевым днем в чужие имения, уплачивали за тамошних крестьян ссуду и пожилое и вывозили их на свои земли. Конечно, вывезенные крестьяне не меняли своего юридического положения, а лишь переходили от одного господина к другому. Свозы крестьян чрезвычайно усилились в продолжение XVI в. и особенно к его концу.

В первые десятилетия XVII в. практиковавшиеся широкие пожалования земель увеличили численность закрепощенного населения и степень крепостной зависимости крестьян.

Последним актом, юридически оформившим закрепощение крестьян, было Соборное уложение 1649 г., которое установило полное и бессрочное прикрепление крестьян к тем поместьям и вотчинам, к которым они были приписаны.

В XVII в. существовали все формы ренты – отработочная – барщина, натуральная и денежная – оброк. Повинности крестьян были весьма многообразны, что соответствовало натуральной природе феодального хозяйства.

Крестьяне пахали, сеяли, убирали урожай на господских полях, вывозили на них удобрения, косили сено, работали в огородах и садах господина, ловили рыбу, строили плотины и запруды, доставляли на господскую потребу сено, дрова, самые различные сельхозпродукты, приносили ягоды и грибы, варили варенье для феодала, строили ему хоромы, перевозили его продукты на продажу, ткали холсты, делали хомуты и дуги, ковали лошадей и т.д. В некоторых случаях к этим повинностям стали прибавляться работы на предприятиях, заведенных феодалами.

В ходе дальнейшего усиления феодального гнета лишь на севере страны (по берегам белого моря, Онеги, Северной Двины, Печоры) почти не было феодального землевладения. Земля находилась в распоряжении черносошного крестьянства, для которого носителем феодального гнета было только государство. По данным 1678 г. черносошные крестьяне платили налоги с земель и промыслов, поставляли хлебные запасы, выполняли тяжелую ямскую повинность, а также разные выборные службы, за которые отвечали своим имуществом. Черносошное крестьянство пользовалось значительно большей хозяйственной самостоятельностью, чем основная масса феодально зависимых крестьян.

Крепостные крестьяне к концу XVII в. в своем социальном и юридическом положении постепенно приближаются к состоянию холопов. В то же время значительная часть холопов, которых господа сажали на пашню, в своем экономическом положении сблизились с крестьянами. Этот двойной процесс подготавливал то полное слияние крестьян с холопами в один класс помещичьих «подданных» которое произошло в XVIII в.

Положение крестьян государевых было гораздо более благоприятным, чем положение владельческих крестьян. Прежде всего они несли только одно, государево тягло, а не двойное тягло как крестьяне помещичьи. Они сохраняли свое самоуправление и все свои гражданские права. Правда крестьяне-дворохозяева, составлявшие тяглые крестьянские общества и записанные в податные списки, не могли покидать свои дворы и земельные участки, не найдя себе заместителей. Но это была чисто фискальная мера, не имевшая ничего общего с крепостным правом, и связывала она только тяглых крестьян-дворохозяев, не распространяясь на младших родственников.

Среднее положение между государевыми и владельческими крестьянами занимали крестьяне дворцовые, обслуживающие хозяйственные нужды царского дворца и его многочисленных отделений. Основной обязанностью дворцовых крестьян было снабжение царского двора продовольствием. Дворцовых крестьян раздавали служилым людям. Дворцовые крестьяне управлялись дворцовыми приказчиками, но сохраняли своих выборных старост и свое самоуправление. По своему положению они были ближе к государевым, нежели к помещичьим крестьянам.





Дата добавления: 2014-01-03; Просмотров: 4935; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2022) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление




Генерация страницы за: 0.078 сек.