Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Этико-правовой синтез в концепции возрождённого естественного права П. И. Новгородцева




Читайте также:
  1. Cодержание гражданского правоотношения составляют субъективные гражданские права и субъективные гражданские обязанности их участников.
  2. CОЦИОЛОГИЯ ПРАВА КАК ТЕОРИЯ СРЕДНЕГО УРОВНЯ
  3. D) синтез
  4. E. Права и обязанности.
  5. I. Основные права граждан
  6. III. Права и обязанности Коллектива (бригады) и Работодателя
  7. IV. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ КЛУБА
  8. YIII.5.1.Анализ и синтез
  9. А28. Государственное право — это отрасль права
  10. А29. Нормы уголовного права применяются, если
  11. Абстрактность концепции совершенной конкуренции
  12. Адмена прыгоннага права

 

Русская традиция философии права является во многом парадоксальной и противоречивой. С одной стороны, религиозно-философская мысль начала XX века не отличалась особым вниманием к проблемам права и правового обоснования общественного бытия. Поиск некого абсолютного добра, абсолютного синтеза «правды – истины» и особой «правды-справедливости», стремление к религиозному переосмыслению реальности затмевали собой поиск практических путей воплощения нравственных идеалов. С другой стороны, для русской философии права в начале XX века было присуще рассмотрение в различных плоскостях проблемы соотношения права и нравственности, придав ей метафизическую основательность, социальную и индивидуально-субъективную конкретность. Синтез идей морали и права, (при безусловном примате морали) позволял по-новому рассмотреть вопросы правосознания и осмысления субъектом своих действий. Современные исследователи отмечают, что теоретический потенциал исследования нравственности, столь характерный для этико-правовых учений второй половины XIX в., был дополнен высоким философским уровнем, а также конкретным социально-психологическим анализом нравственности[111].

Одним из наиболее ярких представителей этической философии права в России конца XIX - начала XX века был Павел Иванович П. И. Новгородцев. Именно он был учителем И.А. Ильина, Б.П. Вышеславцева, Г.В. Флоровского и других, чьи труды составляют гордость русской философской и правовой мысли. В своих работах «Право и нравственность» (1899), «Нравственная проблема в философии Канта» (1901), «Мораль и познание» (1902), «Нравственный идеализм в философии права» (1902) и др. П. И. Новгородцев развивает идею некой особой «самостоятельности этического начала» и «самоочевидной абсолютности» нравственного сознания. Философ в своих трудах раскрывает естественное право в этическом ключе, показывая приоритет нравственного начала для становления правосознания. Вопрос взаимоотношения морального поиска отдельной личности и правовых запросов общества является одним из важнейших вопросов теории видного русского юриста и философа.

Раскрывая характер наметившегося к тому времени общего кризиса правосознания, П. И. Новгородцев пытался наметить пути его разрешения, неоднократно акцентируя внимание на необходимости создания особой философии права, которая могла бы определить дальнейший путь развития юриспруденции. Кризис правосознания показал несостоятельность веры, которая питала политическую мысль XIX века: веры в абсолютное воплощение правового государства в практическом действительном выражении. Именно ее крушение угнетало сознание и будила потребность нового осмысления проблемы. П. И. Новгородцев об этом говорил следующее: «Общее значение происходящего кризиса я выразил в форме крушения идеи земного рая»[112]. Мыслитель утверждает, что человечество не только возвращалось к пониманию рая «неземного», но и освобождалось от утопической веры в возможность эффективного сочетания свободы и равенства в рамках государства. Главным проповедником прежнего мировооззрения Новгородцев считал юридический позитивизм, поэтому данное направление было подвергнуто мыслителем жёсткой критике. Противостояние демократической и либеральной идеи, которые содержат эти два противоположных начала, является проявлением переживаемого кризиса. Провозгласив необходимость обращения к философско-правовому идеализму в целом ряде работ, вызвавших широкий интерес к этой проблеме, П. И. Новгородцев стал признанным главой школы «возрожденного естественного права» в России. Целью данной статьи является рассмотрение основных составляющих концепции П. И. Новгородцева, в философско-правовом и нравственном контексте.



Идею естественного права П. И. Новгородцев рассматривает как исторический факт и как результат философского осмысления человеком своего бытия. В рамках исторического анализа идеи естественного права философ показывает возможное моральное начало естественно-правового сознания, а также раскрывает основные этапы эволюции естественного права, выделяя наиболее существенные стороны его развития и существования как необходимого элемента естественно-правового мышления. П. И. Новгородцев в своих трудах утверждал, что идея естественного права возникла не в Новое время, как утверждали многие мыслители, она существовала также в античную эпоху, и в Средневековье. Данное положение подчёркивают большинство современных исследователей творчества П. И. Новгородцева, такие как И. А. Кацапова, Я. А. Глухих, А. В. Скоробогатько и др.

Для утверждения естественно-правового начала, как универсальной причины юридического бытия общества П. И. Новгородцев обращается к философии И. Канта и Г. Ф. В. Гегеля. До Канта в истории философско-политической мысли речь шла, подчеркивает П. И. Новгородцев, преимущественно лишь об основаниях естественного права, о его значении как объективного закона жизни.[113] Субъективная же сторона права оставалась не раскрытой, то есть обсуждение вопроса об отношении естественного закона к потребностям личности, оставались без рассмотрения. Естественно-правовое направление, которое являлось по существу защитником личностной тенденции права, выдвигала личную свободу граждан универсальным критерием правового и государственного начала. Но то, как осмыслить границы и цели этой свободы для многих мыслителей оставалось нерешенной задачей. Ведь свобода, как универсальная этическая категория может проявляться как в самоограничении, так и в самоутверждении[114]. Поэтому, П. И. Новгородцев считает, что анализ категории свободы представляет трудности, и они проявляются в изучении как естественного, так и положительного права.

В пределах естественно-правовой школы совершившийся поворот к новому осмыслению правового начала произошел, по мнению П. И. Новгородцева, под влиянием именно кантовской философии. Мыслитель указывает на два недостатка, которые были распространены в старой философии права: первый заключался в том, что, понятие общества выводилось из случайной деятельности индивидов, философия права отрицала внутреннюю и обособленную ценность общества. Другой недостаток виделся в отрицании самостоятельного достоинства индивида, значения отдельных личностей и провозглашение общества некой конструкцией, которая стоит над личностью, как единственно возможное воплощение его главной идеи. В этом отношении кантовское учение об автономии воли сразу устранило оба недостатка.

Ставя в основу этики волю, не субъективную, содержащую случайный и временный характер ее проявления, а волю в ее совокупном морально-разумном воплощении, И. Кант, подчеркивает П.И. Новгородцев, подводит основание для формирования новой социально-философской теории. В рамках теоретического анализа идеи естественного права П.И.Новгородцев, сначала, стремится выявить соотношение исторического и философско-теоретического методов исследования воплощений идей, что в свою очередь предоставляет возможность определить задачи и перспективы этого анализа. П.И.Новгородцев считает, что свойство идеи как универсального начала заключено по существу в стремлении за пределами своего времени объединять в себе различные впечатления, т. е. воскрешая прошлое, предсказывать будущее и поэтому переживать настоящее. Соглашаясь со всеми требованиями исторического метода анализа явлений общественной жизни, П.И.Новгородцев настаивает на расширении возможностей при изучении исторической действительности.

Наряду с исторической задачей возникают другие проблемы, которые не укладываются в пределы собственно исторического метода изучения и имеют самостоятельное значение: например вопросы. Параллельно с историческим, существует особое философское изучение идей, которое не касается вопроса их исторического происхождения и значения, а рассматривает их внутреннюю и собственную ценность.

Исследуя политическую мысль XVII-XVIII вв. П.И.Новгородцев отмечает, что образование наилучшего государственного строя зависит не только от желания объединения людей в сообщество для поиска порядка и власти, но и от «добровольного согласия всех свободных людей перейти из естественного состояния в гражданское, в государственное»[115]. Возможность идеи объединения усилий для перехода в новое состояние мыслилось как стремление практическим образом перестроить сознание личности в новое, правовое состояние. Понимание иллюзий первоначальных замыслов и надежд мыслителей утвердить на земле некое совершенное «государство разума», воплощающего в себе принципы свободы, равенства и братства, строго регламентированные законом, переросло к концу XIX века в кризис правосознания.

С течением исторического времени стала очевидна невозможность через государство воплотить идеальную мечту человечества - гармонию права. Человечество не смогло создать идеальную, или наиболее к ней приближенную правовую конструкцию, которая смогла бы позволить реализовать людям их интересы и потребности в полной мере. Осознание этой неспособности привело к кризису философско-правовой мысли XIX века. Позитивное понимание права, с которым П.И. Новгородцев связывает кризис правосознания, дало возможность возрождения естественного права, ибо положительным результатом кризиса является новое понимание общественного идеала как особой бесконечной абстрактной задачи, имеющей смысл морального требования и предполагающей бесконечное действие при приближении к нему.[116] Гармония свободы и справедливости, представляемая как идеальный образ, оказывается императивом нравственного действия, внутреннего морального совершенствования каждой личности в отдельности а не планом государственного устройства.

Возможность преодоления кризиса правосознания П.И.Новгородцев, прежде всего, связывает с возрождением концепции естественного права.[117] Он писал: «Общим выходом из этого кризиса я признал неизбежную замену конечного совершенства началом бесконечного совершенствования».[118] Другими словами, открытия перспективы дальнейшего правового совершенствования возможно, через обращение к истокам внутреннего морально-регулятивного чувства, которое, подразумевается, присуще индивиду изначально.

Это вынужденное преодоление веры в построение рая на земле путём усовершенствования позитивной правовой регламентации, однако, не отменяет реальной ценности права и государства. Наоборот, только освобождение от заблуждения, что улучшение жизни, возможно только через ее внешние формы, усиления нормативной регламентации, без обращения к внутреннему моральному чувству приводит к подлинному историческому признанию права, ибо показывает его высшее призвание и нахождение его истоков в глубинах духовной жизни личности.

Анализируя философские доктрины И. Канта и Г. Гегеля, П. И. Новгородцев приходит к выводу о возрождении идеи естественного права как воплощения идеи всеобщего императива по отношению к положительному праву, к его содержанию. Кроме того, заинтересовавшись судьбой идеи естественного права, философ-правовед пришел к мысли о возрождении сущности естественного права, через формулирование нрвственного императива, его воплощения в реальных действиях личности как права на свободу волеизъявления, творческого проявления и автономию существования.

Естественно-правовая теория у П.И. Новгородцева не была простым продолжением теории XVII-XVIII веков, в которой естественный закон и естественное право понимались как первоначальные нормы, закрепленные в результате общественного договора. Она понималась им как вечное неотъемлемое право личности, имеющей нравственную основу и руководствующейся абсолютными ценностями. Естественное право он определял как «совокупность моральных (нравственных) представлений о праве (не положительном, а которое должно быть изначально)», как «идеальное построение будущего и нравственный критерий для оценки существующей независимо от фактических условий правообразования».[119] П.И. Новгородцев был убежден, и это признаётся современными исследователями, что жизнь человека должна определяться высшими нравственными законами, иначе она подлежит суду и осуждению.[120]

Отстаивая самостоятельное нравственное и духовно-культурное значение права, не сводимое к категориям силы и расчета к закону, как таковому, возрожденная естественно-правовая доктрина должна была, сменив позитивистские парадигмы, утвердить нравственное достоинство человека, наделенного свободой и ответственностью. Итак, по П.И. Новгородцеву, формальный характер кантовского учения о морали обозначает «личность как абсолютную цель» абстрактным идеалом нравственного волевого действия. В этом случае необходимо обратить внимание на: «…осуществление нравственности в жизни и ее связь деятельными силами истории».[121]

Сила морального чувства проявляется в обосновании действий личности. Поэтому в центре теории П.И. Новгородцева находится понятие автономной нравственной личности.[122] Личность эта автономна, она морально осмысливает свои действия и поступает в соответствии со своими нравственными постулатами.

Моральная идея личности - абсолютная основа естественного права, но раскрывает себя при только при метафизическом осмыслении. Это некий идеальный образ психологически индивидуальное переживание, внутренняя временная дизгармония. Реализовывая себя через нравственное действие, человек преодолевает это переживание становясь социально значимым и полезным. Личность, как «нравственная основа общественности», придает в таком понимании новое осмысление функционирования и генезиса общественной жизни. Мыслитель утверждает, что: «Общество по своему существу есть неограничение личности, а ее расширение и восполнение».[123] Именно морально-волевая регламентация мыслей и действий личности признаются П.И. Новгородцевым безусловными началами норм правотворчества и бытия государства.

Личность, воплощающаяся в своих поступках выдвигается как исходный пункт общественной реальности. Перед ней встаёт грандиозная задача раскрытие в себе и дальнейшее осуществление нравственного закона, а затем воплощение его в жизни общества. Поиск содержания, соответствующего моральной норме, требует постоянного морального творчества. Творчество же, преобразующее общественное бытие, не противопоставлено ему, но осуществляется лишь внутри его, в сознании реальности, независимой от человеческой воли. Проблемы «свободного творчества» права, противоположности государства и личности, общего закона и индивидуальной свободы явились преломлением важнейших вопросов, поставленных русской философией начала XX века в области философии права.

Таким образом, личность ставилась в связь с обществом, что является важным условием для ее нравственного развития. При этом сохранялась безусловная ценность кантовского принципа рассмотрения действительности с точки зрения главной идеи, но гегелевское наполнение нравственности живым содержанием действительности было «очень важным восполнением к индивидуализму кантовской морали»[124]. Вопрос об осуществлении нравственного закона в мире выявил необходимость осмысления высшего синтеза сущего и должного, никогда не реализуемого до конца в эмпирической реальности. Черты такого синтеза доступны лишь метафизическому взору в области сверхопытного, трансцендентного. Тем самым философия естественного права П.И. Новгородцева утверждала связь доступных научному анализу областей с миром абсолютных ценностей и начал.

Следуя такой связи, П.И. Новгородцев отстаивает независимость идеи должного от данных внешнего и внутреннего опыта. Необходимо, по его мнению, преодолеть дуализм этических норм и теоретических суждений о действительности, нравственности и науки. Мыслитель подчёркивал, что: «Наука характеризуется точностью своих заключений, а этика (или мораль) безусловностью своих перспектив»[125]. Стремление П.И. Новгородцева к синтезу сущего и должного подтолкнуло его к поиску трансцендентных, сверх опытных начал. Эту проблему в русской философии пытался решать В.С. Соловьев, а П.И. Новгородцев вслед за ним занялся разработкой аксиологических проблем.

Определив идеал личности, как исходный принцип. П.И. Новгородцев рассматривает исторически известные примеры организации общественной жизни. В каждой из этих попыток он обнаруживает недостаток, коренящийся в не учете природы человека. Всякая попытка объединиться на началах свободы, равенства, справедливости и братства с неизбежностью приводит к принуждению, игнорированию индивидуальной свободы. П.И.Новгородцев в своих трудах ссылается на Платона и Фихте, как тех мыслителей, у которых предусматривались меры по поддержанию и сохранению, установившегося порядка вещей в идеальном сообществе.[126]

Этический идеал П.И. Новгородцева позволяет по-новому посмотреть на процесс правотворчества. Следуя идеалистическому осмыслению социальных процессов стало возможно преодоление тупика историзма и вульгарного социологизма превративших в служанку действующее законодательство. П.И. Новгородцев выступил против формально-юридической позитивной науки, поклоняющейся позитивному праву. Он настаивает на особом матафизически осмысленном праве, которое имеет в своей основе моральную философию.[127]

Кантовские постулаты практического разума помогли П.И. Новгородцеву обосновать значимость нравственности как закона личной и общественной жизни. Идея естественного права позволила выработать критическую позицию по отношению к социальной жизни. Естественное право П.И. Новгородцева противопоставило себя существующему праворегулированию и устремилось в будущее юридической науки. Будущее право, считал он, может быть только идеальным. «Когда наше сознание обращается к будущему, оно ожидает не каких бы то ни было форм, а идеальных и лучших».[128]

П.И.Новгородцев считает, что включение естественного права в существующую правовую практику необходимо, поскольку только таким образом можно преодолеть засилье государства в правовом регулировании. Он настаивал на том, что над государством стоят некоторые высшие нормы, которым оно должно подчиняться, из которых оно черпает и свое оправдание, и свои «руководящие начала». Естественное право предполагает этическую норму, которая должна стоять над государством и не является таким образом продуктом его воли. Однако чёткого определения воли государства мыслитель не даёт, также как нет в его учении механизма осуществления и регламентации волевого принуждения государства. Такой постановкой вопроса П.И.Новгородцев настаивает лишь на некой нравственной обязанности власти перед обществом и личностью, но ставит тем самым власть в сложное положение, поскольку цели государства не всегда совпадают с целями всего общества и отдельной личности.

П.И. Новгородцев пытается преодолеть утвердившуюся в философии мысль о первичности общественного начала над личностным: «Общество реально только в лицах и в отношениях лиц, и хотя в обществе отдельные лица находят новое свое проявление, неведомое им по личному обособленному опыту, и в этом общественном проявлении своем реальность отношения, а не субстанции».[129]

Кроме того, П.И. Новгородцев считал, что нельзя связывать и отожествлять общественный идеал с национальной миссией какого-либо отдельно взятого народа. «Идея избранничества и высшего предназначения, ставящего данный народ выше всех других, идея преимущественных прав на абсолютное царство духа есть только особая форма абсолютизации исторических явлений, и в этом смысле не имеет своего философского оправдания».[130] На том же основании отвергает он и такие отдельные начала общественной жизни как народовластие, парламентаризм, социализм и т.п. Мыслитель полагает, что временные и конкретные средства осуществления общественного идеала, подсказанные затруднениями и нуждами общественной жизни, принимать за абсолютный идеал.

Концепция естественного права П.И. Новгородцева предполагает рассматривать личность как «нравственную основу общественности». Такой подход совпал с общим направлением русской социальной философии того времени, определившей для себя направление развития условно обозначаемый как путь «от марксизма к идеализму».

Оценивая значение позитивизма и марксизма для понимания общественно-правовых явлений, П.И. Новгородцев полагал, что теория К. Маркса, также как и Г. Спенсера, основывается на эволюционизме. Эта вера предполагает, что имманентные законы развития капиталистического общества с неотвратимой неизбежностью приводят человечество к своему идеалу - коммунизму, осуществит прыжок «из царства необходимости в царство свободы». Развенчанию этого идеала и посвятил П.И. Новгородцев большую часть своих трудов. Мыслитель полагает, что идея земного рая возникала и на более ранних этапах человеческой истории, но свое обоснование и подкрепление успехами в области научной и практической деятельности она получила с конца XVIII столетия. Это проявилось в распространении парламентаризма и других элементов общественного волеизъявления.

Обосновывая приоритет личностного начала в общественной жизни П.И. Новгородцеву пришлось решать сложную теоретическую задачу состоящую в необходимости сочетания и синтеза моральной воли личности и объективной этики общественности. Для разрешения этой проблемы он обратился к философии И. Канта и Г. Гегеля и попытался соединить этическую теорию первого с логикой философии права второго. Эта попытка удалась ему лишь отчасти, поскольку принципы, заложенные в концепциях немецких философов не допускают абсолютного синтеза. Индивидуализм кантовской морали не был дополнен гегелевской идеей действительного и остался главным критерием построения правовой теории П.И. Новгородцева.[131]

Обобщая взгляды П.И. Новгородцева на сущность естественного права и необходимость возрождения естественно-правового мышления, необходимо отметить, что естественное право, по его мнению, представляет собой необходимую нравственную основу права положительного, так как всякая норма положительного права нуждается в нравственном оправдании. Поэтому нравственное начало является также необходимым фактором усовершенствования, прогрессивного развития положительного права.

Таким образом, П.И. Новгородцев переосмысляет естественное право в этическом ключе, определяя его как «совокупность нравственных представлений о праве» и как «идеальное построение будущего и нравственный критерий для оценки, существующий независимо от фактических условий правообразования». Нравственный приоритет проявляется в мотивированных действиях личности, волевом проявлении для воплощения правового идеала. Главным элементом правового идеала моральное творчество личности направленное на торжество справедливости в обществе. В целом концепция П.И. Новгородцева сводится к идее осуществления кантовского категорического императива в социальной жизни, возможности его развития через исторический процесс. Перспектива такого осуществления мыслится П.И. Новгородцевым в форме правового идеала, воплощающего в себе высшее устремление нравственного сознания, синтеза нравственного абсолюта и социальной нормы.





Дата добавления: 2014-12-27; Просмотров: 385; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2019) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.004 сек.