Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Объектные отношения и базисный дефект





Первоначальный интерес М. Балинта к психоаналитическим идеям был обусловлен его знакомством с представлениями 3. Фрейда об инфан­тильном развитии, нашедшими свое отражение в работе «Три очерка по теории сексуальности» (1905). Однако по мере освоения азов психоана­лиза и идейного наследия венгерского психоаналитика Ш. Ференци, он пришел к мысли, что психоаналитический подход к человеку с неизбеж­ностью приводит к обнаружению объектных отношений, которые имеют


ОБЪЕКТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БАЗИСНЫЙ ДЕФЕКТ

место в человеческой жизни вообще и восходят к тем первичным объек­там, с которыми встречается ребенок уже на самых ранних этапах своего существования.

Обратив внимание на примитивные формы поведения и переживания человека, М. Балинт воспользовался идеей Ш. Ференци о так называемой «пассивной объектной любви». Эта идея состояла в признании цели сек­суальной деятельности, относящейся к жизненно важной потребности ребенка и взрослого человека быть любимым. Отсюда возникала необхо­димость в учете и рассмотрении самых примитивных отношений к объек­ту любви. Однако в клинической деятельности приходилось сталкиваться с такими ситуациями, когда у пациентов в той или иной форме проявля­лись не только спокойные ожидания любви со стороны окружения, спо­собные привести к соответствующему удовлетворению, но и активные поиски контакта с другими людьми, включая психоаналитика.

Для М. Балинта стало очевидным, что идея Ш. Ференци о «пассивной объектной любви» не объясняет того многообразия поведения челове­ка, с которым приходится сталкиваться как в реальной жизни, так и в анали­тической ситуации. Поэтому вместо ранее принятого им термина «пассив­ная объектная любовь» он стал использовать понятие «первичная объектная любовь», которое во второй половине 30-х гг. XX столетия стало восприни­маться им в плане признания «первичных объектных отношений» [1, с. 181].

Кроме того, феномен переноса, как он был рассмотрен 3. Фрейдом, с необходимостью предполагал понимание того, что осуществляемое на пациента влияние в аналитическом процессе возможно только бла­годаря имеющим место объектным отношениям. Психоаналитическая техника, ранее имевшая целью преодоление сопротивлений пациента и осознание им его бессознательных процессов, претерпела определен­ные изменения, когда в центре внимания аналитика оказалось понимание и интерпретация деталей переноса пациента в виде объектных отноше­ний. И тем не менее, как считал М. Балинт, между предложенной 3. Фрей­дом психоаналитической теорией и осуществляемой психоаналитика­ми клинической практикой имеет место существенный разрыв, когда в концептуальном плане внимание акцентируется на влечениях человека, а в терапевтической деятельности речь идет об объектных отношениях. Исходя из данного парадокса, он призвал к пересмотру психоаналити­ческой теории под углом зрения уделения большего внимания развитию объектных отношений.



По мнению М. Балинта, описание событий и процессов исключитель­но с точки зрения индивида, т. е. в плане использования психоаналити­ками таких понятий, как вытеснение, регрессия, интроекция, проекция и аналогичных им, в принципе является необходимым и корректным,


ПСИХОЛОГИЯ ОБЪЕКТНЫХ ОТНОШЕНИЙ (М. БАЛИНТ и др.)

но тем не менее неполным, поскольку «любой невротический симптом означает также нарушение объектных отношений, а индивидуальные изменения — это только один из аспектов этого процесса» [2, с. 137]. Поэтому требуется разработка новой теории, дающей достоверное опи­сание объектных отношений.

Попытки подобного рода были предприняты М. Кляйн, которая удели­ла значительное внимание развитию объектных отношений, в частности, рассмотрению эмоционального развития ребенка с точки зрения воспри­ятия им частичных объектов, будь то «хорошая» или «плохая» материн­ская грудь. Однако, как считал М. Балинт, новая теория должна принимать во внимание не только специфику объектных отношений на ранних ста­диях развития ребенка, но и изменение объектных отношений в психоанали­тической ситуации, что предполагает обращение внимания как на перенос, так и на контрперенос. Она обязана учитывать то обстоятельство, что исследуемые психоаналитиком процессы происходят во взаимоотноше­ниях между двумя индивидами, т. е. при постоянно развивающихся и изме­няющихся объектных отношениях. Словом, новая теория объектных отно­шений должна быть нацелена на понимание психологии двоих (пациента и ана­литика), а не психологии одного человека (патологических форм у пациента), как это имело место в рамках классической психоаналитической теории.

М. Балинт исходил из того, что даже в классическом варианте «отполи­рованного зеркала» психоанализ имеет дело с объектными отношениями. Осуществляемые в ходе терапии изменения в психике пациента так или иначе инициируются событиями в сфере отношений между двумя персо­нами (пациентом и аналитиком), а не внутри одного из них. Другое дело, что описанные 3. Фрейдом случаи из его практики касались пациентов, обладающих сильной структурой Я, в результате чего они могли как-то справляться с напряжениями, вызванными интерпретацией со стороны психоаналитика.

Признание объектных отношений в качестве существенного элемента аналитического процесса вело к переосмыслению тех дискуссий, которые велись среди психоаналитиков по поводу исключительной важности эди-пальной или доэдипальных стадий развития ребенка и соответствующей проработке в аналитической терапии. 3. Фрейд акцентировал основное внимание на эдиповом комплексе, в то время как М. Кляйн и ее сторон­ники сосредоточились в своих исследованиях и терапевтических разра­ботках на доэдипальных отношениях. М. Балинт предложил сохранить термины «эдипов период» и «эдипов конфликт», но при этом заметил, что эдипальные и доэдипальные переживания происходят в рамках трой­ственных отношений, когда наряду с субъектом существуют два парал­лельных объекта. Поэтому более целесообразно, на его взгляд, говорить


ОБЪЕКТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БАЗИСНЫЙ ДЕФЕКТ

не о доэдиповом уровне, а о более примитивном уровне базисного дефекта, который характеризуется именно как дефект, а не как позиция, ситуация, конфликт, комплекс или расщепление.

Базисный дефект — это «дефект базальной структуры личности, нечто похожее на изъян или шрам» [3, с. 120]. Большинство пациентов неспо­собны рассказать о своем изъяне или дефекте, который находится в них самих. Однако они могут выразить это в своих фантазиях о совершенном партнере, совершенной гармонии с окружением, безмятежном счастье, удовлетворенности самим собой и своим миром или, напротив, в утвер­ждениях о чувствах разочарования в других людях и мире в целом.

В процессе аналитической терапии подчас приходится иметь дело, по выражению М.Балинта, с «ребенком в пациенте» в возрасте базисно­го дефекта, что приводит к возникновению пропасти между аналитиком и пациентом, не способным говорить на языке взрослых людей. Одной из задач терапии как раз и является преодоление данной пропасти, раз­деляющей аналитика и пациента, регрессировавшего на уровень базис­ного дефекта.

В понимании М. Балинта уровень базисного дефекта связан со следую­щими особенностями:

• на этом уровне отсутствует третья персона, и все происходящее на нем
осуществляется в рамках отношений между двумя персонами;

• соответствующие двухсторонние отношения существенно отличаются
от человеческих отношений эдипова уровня;

• природа действующего на этом уровне динамического фактора отли­
чается от природы конфликта, свойственного эдиповой стадии разви­
тия;

• тот язык (язык взрослых людей), который использовался при описа­
нии эдипальных и доэдипальных конфликтов, на уровне базисного
дефекта оказывается или бесполезным при описании соответствую­
щих процессов, или приводит к неверному пониманию их;

• складывающиеся на данном уровне примитивные отношения между
двумя персонами являются первичными объектными отношениями;

• вмешивающаяся в эти отношения любая третья сторона оказывается
не чем иным, как бременем, вызывающим невыносимое напряжение.
В процессе аналитической терапии приходится иметь дело не толь­
ко с переживаниями пациента, обусловленными его эдиповым комплек­
сом, но и с базисным дефектом, не связанным ни с влечением, ни с кон­
фликтом. С точки зрения М. Балинта, базисный дефект — это своего рода
изъян, нарушение в психическом аппарате, некий дефицит, который
должен быть восполнен. «Инстинктивная потребность может быть удов­
летворена, конфликт может быть разрешен, базисный же дефект может


ПСИХОЛОГИЯ ОБЪЕКТНЫХ ОТНОШЕНИЙ (М. БАЛИНТ и др.)

быть, по-видимому, просто исцелен при условии, что будут найдены недос­тающие ингредиенты; и даже в этом случае мы можем говорить только о том, что рана затянулась, а на ее месте образовался небольшой безбо­лезненный шрам» [4, с. 36].

Базисный дефект невозможно уничтожить, разрешить или отменить. Его можно исцелить, после чего остается, по выражению М. Балинта, шрам. Это означает, что всегда можно отыскать свидетельство факта суще­ствования базисного дефекта в прошлом. Отголоском подобного положе­ния является чувство скорби, связанное с отказом человека от надежды достичь совершенного идеала самого себя. Успешное лечение пациента предполагает принятие им наличия базисного дефекта и реалистическое отношение к данному факту.

Для описания процессов, приводящих к формированию базисного дефекта, М. Балинт использовал термины теории объектных отношений и считал, что эти процессы разворачиваются в рамках примитивных объ­ектных отношений. При этом он исходил из того, что в аналитической ситуации имеют место отношения между двумя персонами и, следователь­но, проявляется часть области базисного дефекта.

Что касается понимания психики человека вообще, то она рассматри­валась им как состоящая из трех областей:

область эдипова конфликта (область номер 3, в которой задействованы
три персоны и типичная структура которой представлена трехсторон­
ними отношениями, вовлеченностью субъекта и двух объектов);

область базисного дефекта (область номер 2, в которой наличествуют
только две персоны, превалирующей структурой являются отношения
между ними, представляющиеся более примитивными, чем отноше­
ния, устанавливающиеся между взрослыми людьми);

область созидания (область номер 1, в которой нет внешних объектов
и объектных отношений, субъект предоставлен самому себе, и его глав­
ная забота состоит в том, чтобы создать нечто вне себя самого).
Апелляция к объектным отношениям с необходимостью подводила

М. Балинта к осмыслению представлений 3. Фрейда о первичном и вто­ричном нарциссизме.

В разделе, посвященном расхождению между классическим психоана­лизом и аналитической психологией К. Г. Юнга уже отмечалось то обстоя­тельство, как и почему основателю психоанализа пришлось вносить кор­рективы в первоначально выдвинутую им теорию влечений (сексуальные влечения и влечение Я), сопровождавшиеся его размышлениями о «Я-либидо» и «объект-либидо», о выборе объекта по «нарциссическому типу» и по «опорному типу», что нашло свое отражение в его работе «О нар­циссизме» (1914). Подобные коррективы привели З.Фрейда к последую-


ОБЪЕКТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И БАЗИСНЫЙ ДЕФЕКТ

щему проведению различий между первичным и вторичным нарциссизмом, что воспринималось многими психоаналитиками в плане понимания объ­ектных отношений как таких, которым предшествует некое первичное состояние абсолютного нарциссизма младенца.

В противоположность подобному пониманию М. Балинт выдвинул предположение, в соответствии с которым, во-первых, теория первично­го нарциссизма является внутренне противоречивой, непродуктивной и, следовательно, нет никакой необходимости цепляться за нее, и, во-вторых, вместо данной теории следует придерживаться новой теории, отвечаю­щей клинической работе с пациентами и соответствующей первичным отношениям с окружением. По сути дела, речь шла о выдвинутой М. Балин-том теории «первичной любви», основанной на утверждении, что имею­щие место в жизни человека такие явления, как ненависть и садизм, пред­ставляют собой вторичные феномены, являющиеся следствием его фрустрации.

Теория «первичной любви» М. Балинта включала в себя представле­ния об окнофилической и филобатической структурах мира. В рамках пер­вой структуры младенец хотя и испытывает тревогу, но он прочно свя­зан с появляющимися в его жизни объектами, воспринимаемыми им как комфортные и безопасные. В рамках второй структуры объекты полны угроз и вероломства, однако воспринимаются младенцем в качестве безо­пасных и благорасположенных.

Окнофил чувствует себя потерянным и подвергающимся опасности, когда нет соответствующих объектов, и тут же цепляется за них, когда они появляются. Филобат стремится поддержать самого себя и не рассчитыва­ет на соответствующие объекты, которые или вообще не оказывают ему никакой помощи, или их помощь является незначительной.

Словом, М. Балинт выделил два типа примитивных объектных отно­шений:

окнофилию, предполагающую наличие объекта в качестве жизненно
необходимой поддержки;

филобатизм, когда объекты представляются безличными и ненадежными,
в результате чего предпочтение отдается безобъектному пространству.
Общей же чертой этих примитивных форм объектных отношений

является то, что объект принимается в качестве чего-то само собой разу­меющегося.

К этому следует добавить, что М. Балинт признавал еще один тип объект­ных отношений, характеризующихся наиболее примитивной гармонической взаи­мосвязью между индивидом и окружением. Этот тип объектных отношений является первичным по сравнению с нарциссизмом, представляющим собой результат трений между индивидом и его окружением. Можно ска­зать, что последний тип объектных отношений соответствует тому, что


ПСИХОЛОГИЯ ОБЪЕКТНЫХ ОТНОШЕНИЙ (М. БАЛИНТ и др.)

в представлении М. Балинта является миром первичной любви, в котором не должно и не может быть никакого конфликта интересов между субъ­ектом и окружением.

Объекты могут быть безразличными, фрустрирующими или приносящи­ми удовлетворение. Важное значение для младенца имеют те объекты, кото­рые М. Балинт назвал первичными. Отношения с первичными объектами или с их производными в более поздние периоды жизни представляют собой нечто более примитивное, чем отношение к чему-либо еще в мире. Хотя первичным объектом является прежде всего мать младенца, тем не менее подобные объекты могут представлять собой символы архаической матери в виде земли, воздуха или воды. При психоаналитическом лечении анали­тик тоже может выступать для пациента в качестве первичного объекта.

Первичный объект и базисный дефект приобретают свою значимость в терапевтическом процессе тогда, когда психоаналитик сталкивается с регрессией пациента. С клинической точки зрения последняя может выступать в качестве защитного механизма, фактора патогенеза, силь­ной формы сопротивления или необходимого элемента аналитической терапии. Осмысливая подобное понимание регрессии, М. Балинт пред­ложил концепцию нового начала, основанную на клинических признаках того, что он назвал доброкачественной регрессией в аналитической ситуации, в отличие от злокачественной регрессии, не способствующей изменениям пациента к лучшему.

Соответствующие представления о доброкачественной агрессии осно­вывались на признании М. Балинтом следующих положений:

• предшествующий удовлетворению импульса рост- напряжения ведет
к появлению ярких симптомов, а достижение удовлетворения сопро­
вождается переменой, когда возникает чувство успокоения, умиротво­
рения, благополучия;

• имеет место фаза нового начала, где интенсивность удовлетворения
не достигает уровня конечного удовольствия;

• происходящее в переносе, т. е. в объектных отношениях, новое начало
приводит к изменению отношений между пациентом и объектами его
любви или ненависти, что снижает уровень тревоги;

• новое начало приводит к изменению характера, а не к изменению Я,
как это принято считать в классическом психоанализе;

• новое начало означает обратное движение к чему-то примитивно­
му, к тому, что предшествовало нарушениям в развитии (регресс),
но в то же время оно представляет собой открытие чего-то нового,
способствует отысканию нового пути (прогресс).

В работе «Нервное возбуждение и регрессия» данное явление было названо М. Балинтом регрессией ради прогресса.





Дата добавления: 2015-06-04; Просмотров: 1707; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2020) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.005 сек.